Майрон Эбелл о Трампе, энергетике, экологии и Парижском соглашении.

Ebell_Myron Final«Нефтянка» проинтервьюировала директора Центра энергетики и окружающей среды Института конкурентного предпринимательства (Center for Energy and Environment at the Competitive Enterprise Institute) и по совместительству главу команды по реформированию Агентства по охране окружающей среды США Майрона Эббела (Myron Ebell). 

 

— Мы вступаем в новую эру с Дональдом Трампом в роли президента. Какое место, по вашему мнению, займет проблема изменения климата в ближайшие четыре года?

Президент Трамп выдвинул амбициозную повестку дня на основании обещаний, сделанных им в ходе предвыборной кампании и содержащихся в его основных речах о политике в отношении энергетики, климата и окружающей среды. Думаю, им было положено хорошее начало для внедрения этой политики — путем исполнительных указов. Многие из них отменили регулирование, введенное администрацией Обамы.

Пересмотр, отмена или изменение правового акта могут занять столько же времени, сколько его создание, так что все это не произойдет немедленно. Но президент Трамп уже запустил процесс в отношении некоторых основных актов регулирования. Конгресс помог ему с помощью парламентского Закона о Пересмотре, проголосовав за резолюции об отмене нескольких основных правовых актов времен Обамы, которые были приняты в прошлом году. Например, правила «О водах в США» и некоторые другие правила, затрагивающие производство электроэнергии. Continue reading

Приближение к порядку

1470320815186818523Некоторых героев интервью приходится искать, а некоторые находятся сами. Фотография с объявлением «ищу работу» (и почему-то листовкой с какой-то шуткой про итог эволюции) мелькнула в ленте у автора текста несколько раз. Фото сопровождалось подписью «Это Октябрь Борисович (…) он инженер, технолог машиностроения. Сказал, что может проверять чертежи, писать какие-то работы (…)». 

Октябрь Борисович Кочаров родился в 33-м году и стал первым героем серии статей об инженерах. Каждый интервьюируемый — представитель не только профессии, но и своего поколения. Кому-то Октябрь Борисович покажется наивным, а кто-то позавидует такому взгляду на жизнь. Десятилетиями Кочаров наблюдал за тем, как меняется не только образ профессии, но и все вокруг. Корреспондент «Нефтянки» попробовала посмотреть на изменения его глазами. 

Октябрь Борисович с женой живут в небольшом городе к востоку от Москвы. Если ехать на общественном транспорте — сорок минут на автобусе от конечной станции метро. На остановке Октябрь Борисович ждет меня с тем самым плакатом — на всякий случай, чтобы я точно его узнала. Но я бы и так узнала, он точно такой же, как на фотографии. Пять минут — и мы оказываемся на большой, кусками отремонтированной кухне в новостройке. В углу на полу стопками стоят книги. На бетонной стене нацарапаны математические формулы. Жена Октября Борисовича Светлана Сергеевна готовит чай. Во время интервью она сидит рядом с мужем и слушает чуть ли не внимательнее меня самой.

— Почему вы стали инженером?

— Мой выбор определялся нашей жизнью. Шел 55-й год, недавно прошла война, надо было строить страну заново. Мы понимали, что нужны инженеры, технологи, строители, сварщики, электрики… На механические факультеты были огромные конкурсы. К тому же Баку, в котором я родился — промышленный город, город нефтяников. Нужно добывать нефть, нужно оборудование, нужны ремонтные заводы… Это все требовало рук.  Это требовало преданности.

Continue reading

Будущее российского сжиженного природного газа: Тьерри Брос.

1471520486104Тьерри Брос, старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований и старший аналитик по европейскому газу и СПГ в Société Générale, встретился с «Нефтянкой» и обсудил перспективы России на рынке СПГ.

Нефтянка: Вы десятилетиями работали аналитиком на рынках России и СПГ. Скажите, является ли сейчас СПГ приоритетом в энергетике России?

Государство желает быть влиятельным игроком на рынке СПГ. Оно сталкивается с проблемой – есть желание стать одним из главных игроков рынка СПГ, но спустя десять лет вы все еще незначительный игрок, и это далеко от того, что вы хотели первоначально. Достижение этой цели трудно и рискованно для частных компаний, поэтому государству нужно с ними сотрудничать тем или иным способом.

Мы сейчас живем в мире, где есть слишком много СПГ, а другие источники энергии кардинально меняют иерархию энергетической системы. Российское правительство должно ответить на один очень простой вопрос: является ли СПГ составной частью их стратегии? Оно должно адаптировать соответствующую производственную модель. Если правительство решит, что это проект не имеет стратегической ценности, тогда этим займется рынок.

Мы сейчас наблюдаем расслабленный рынок СПГ. Я считаю, что компаниям стоит подумать о том, что это все еще капиталистический мир, и подумать о том, какой тип стратегии выбрать. Если у вас есть истощаются запасы в исторических месторождениях, нужно искать новые источники. Continue reading

Вниманию потребителей

img_2680Последний месяц уходящего года проходит вокруг жарких споров о ценах на бензин в 2017 году. Нефтяники ожидают подорожания топлива, ФАС активно пресекает попытки прогнозов.

Стоит также напомнить, что в прошлом месяце специалисты отрасли спрогнозировали подорожание бензина в будущем году на 1,5 — 2,5 рубля за литр, отметив, что рост розничных цен на топливо опередит инфляцию.

«Нефтянка» опросила экспертов отрасли и выяснила, есть ли объективные причины повышения цен на бензин и какие факторы влияют на стоимость топлива.
Continue reading

Прощай, команданте!

Фидель Кастро Рус. © AP Photo/ Charles Tasnadi
Фидель Алехандро Кастро Рус © AP Photo/ Charles Tasnadi

Скорбная весть из Гаваны всколыхнула не только Латинскую Америку, но и весь мир. Поделиться своими мыслями на фоне траурной вести и посланий соболезнования со всех концов света мы попросили автора еженедельных обозрений «Нефтянки» Павла Богомолова. Работая в 1981-1987 годах собственным корреспондентом «Правды» в Республике Куба и Центральной Америке, он написал о легендарной стране книгу «Остров далекий и близкий», был отмечен почетным знаком Президиума Верховного Совета СССР «Воин-интернационалист». В числе советских и зарубежных журналистов П.В.Богомолов встречался с кубинским руководителем, задавая ему актуальные вопросы о буднях и праздниках республики, ее внутренней и внешней политике. Тема сегодняшней беседы главного редактора «Нефтянки» с международным обозревателем —наследие ушедшего лидера не только для региональной политики, но и энергетики, партнерства между Москвой и Гаваной в области нефти и газа.

— Павел Владимирович, насколько велика и, если можно так сказать, долговременна психологическая потеря, понесенная народом Кубы и ее друзьями во всем мире?

— Речь идет об огромной утрате, неизмеримой и не восстановимой, пусть даже отчасти, кем бы то ни было. Ушел не просто человек или революционер — ушел целый пласт новейшей истории. Ушла эпоха. Пройдет немало времени, прежде чем мы сможем оценить тяжесть этого удара во всей его боли и трагической полноте.

— Вы жили и работали на Кубе шесть с половиной лет. Как бы вы определили основной политический тезис Фиделя? Что это — подтверждение способности небольшой страны свергнуть жесточайшую диктатуру без чьей-либо внешней помощи? Или, быть может, способность блокированного недругами карибского острова, вопреки всем политическим травмам, ошибкам и дефицитам, стать бесспорным маяком для значительной части «Третьего мира»? Continue reading

Трамп, нефть и мировая экономика


Интервью со Стином Якобсеном, старшим экономистом и директором по инвестициям в Saxo Bank

– Господин Якобсен, как Вы оцениваете результаты президентских выборов в США для мировой экономики? Как они могут повлиять на нефтегазовую промышленность в Соединенных Штатах и темпы перехода к возобновляемой энергетике в этой стране? Смогут ли США нарастить разработку сланцевых нефти и газа и увеличить экспорт на мировые рынки? 

 

– Вопрос очень серьезный. Главное здесь никто победил, а кто проиграл: не Трамп победил, а проиграла Клинтон, представлявшая американский истеблишмент. Американцы захотели изменений, они их получили. Наконец-то мандат на эти изменения передан американскому президенту. Не факт, что Трамп идеальный президент, но эту неприятную пилюлю всем придется проглотить и осознать, что необходимы изменения, которые должны со временем пойти в правильном направлении. Continue reading

Надолго, но не навсегда

shutterstock_274836206Европейский Союз продлил действие антироссийских санкций до 31 января 2017 года. Для топливно-сырьевой и энергетической отраслей особенно болезненны меры, касающиеся высокотехнологичных сегментов ТЭК. О том, насколько действенны оказались санкции и к чему они приведут, мы беседуем с отраслевым экспертом-международником, кандидатом политических наук Павлом Богомоловым.

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, мне кажется, в Москве на «нефтегазовые» санкции сейчас реагируют очень спокойно. Почему?

— Видите ли, если бы во всех сферах российско-европейских или российско-американских отношений, кроме «нефтянки» и, может быть, «оборонки», процветало взаимопонимание, то мы наверняка возмущались бы любыми «исключениями из правил». Дескать, почему именно углеводородный ТЭК стал заложником или даже жертвой геополитических неурядиц? Но поскольку «непокорную» Россию прессингуют буквально во всех сферах, то и нефтяникам нечему удивляться. Все идет своим чередом, так называемая «мягкая», то есть невоенная сила США, Европы и их союзников используется в полном объеме. Ничего не поменялось: поставки американских, канадских, европейских, австралийских, японских и норвежских фирм оказались под запретом. В первую очередь, это касается оборудования, необходимого для разработки месторождений на шельфе, будь то заполярном или южно-незамерзающем, а также по всей Арктике (в том числе на суше), плюс месторождений тяжелой, сверхтяжелой или сланцевой нефти. Есть и другие сдерживающие факторы, более того, в каком-то смысле можно сказать, что планы по ограничениям перевыполняются.

НЕФТЯНКА: Можете привести пример?

— Если введенные по берегам Атлантики санкции, направленные против банковско-финансового сектора РФ, запрещают предоставлять займы на период свыше 30 дней, то в действительности зарубежные банкиры нередко отказывают российским заказчикам в выдаче даже более краткосрочных кредитов. Еще пример: на бумаге, как правило, российские компании нельзя кредитовать на период более 90 дней. А на деле (и опять в первую очередь это относится к шельфу) срываются любые кредитные линии.

Continue reading

Введение Евро-5 и кризис на рынке моторных топлив

Интервью со старшим консультантом компании Vygon Consulting Александром Былкиным

– Александр, с первого июля Россия переходит на Евро-5. Все ли наши компании готовы к этому? Возможен ли дефицит на рынке? Как поведут себя цены?

– Хотелось бы отметить, что не так важно какой продукт производится, важно какой продукт поставляется потребителям. Именно этого касается запрет. Изначально запрет на реализацию топлива класса ниже Евро-5 планировался с января 2016 г. Однако в начале года не все производители были готовы и выпускали продукт этого класса. Было принято решение отложить ввод запрета на реализацию бензина ниже Евро-5 до 1 июля 2016 г. На самом деле уже в конце 2015 г. 95-97% спроса на внутреннем рынке покрывалось бензином Евро-5. Наши нефтяные компании были готовы еще в декабре. Отсрочка была сделана для подстраховки, не более того. Соответственно, никаких колебаний на рынке не будет: ни ценовых, ни дефицита. Рынок полностью насыщен. Компании подготовились, никаких проблем не ожидается. Continue reading

Нефть Северного моря – чьей она будет?

shutterstock_36930979123 июня в Великобритании должен состояться референдум по вопросу о выходе Соединенного Королевства из основного интеграционного альянса в Старом Свете — Европейского Союза (ЕС). О топливно-энергетических пружинах голосования мы беседуем с независимым экспертом — кандидатом политических наук Павлом Богомоловым. Он работал на Темзе с 1993-го по 2005-й год – сначала собкором ряда российских СМИ, а затем PR-менеджером лондонских филиалов ЛУКОЙЛа. 

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, референдум порождает бесконечное количество тем для дискуссий. Есть о чем поговорить государственным деятелям, дипломатам, военным, социологам, всех и не перечислишь. Существует ли вопрос, напрямую касающийся нефтяных аналитиков?

   —  Да. Это судьба североморских запасов нефтегазового сырья и их добычи. Речь идет о перспективах все еще богатого сырьем шельфа, протянувшегося с севера на юг от Норвежского моря до Ла-Манша и с востока на запад — от входа в Балтику до «туманного Альбиона». В целом там все еще остается как минимум 24 млрд баррелей условного нефтяного эквивалента, которого должно хватить на 30-40 лет интенсивной, хотя теперь уже «фрагментарной», добычи на сравнительно небольших блоках.

НЕФТЯНКА: Но, собственно, к чему фокусироваться в канун референдума именно на этом? Разве отраслевые планы на столь масштабной акватории так уж сильно зависят от исхода голосования? 

   — Если оно выявит стремление большинства британцев к выходу из ЕС, то Шотландия, эта самая «проевропейски настроенная» часть страны, сможет потребовать повторного (вслед за плебисцитом 2014 года) референдума о своей независимости и об отделении от Соединенного Королевства.

НЕФТЯНКА: Откуда это известно?

   — Из недавних заявлений лидера Шотландской национальной партии (SNP) г-жи Никола Стерджен. Она говорит, что, даже если большинство британцев предпочтет остаться в составе Евросоюза, то все та же SNP, победившая на недавних всеобщих выборах в 56 из 59 избирательных округов в Шотландии, все равно потребует от премьер-министра королевства Дэвида Кэмерона  больше автономии, чем было до сих пор. А уж если британский референдум увенчается выходом из Единой Европы, то премьеру придется вновь ответить на требование: провести очередной региональный плебисцит в Шотландии с целью признания ее независимости. Мол, в прошлый раз, высказавшись на референдуме с небольшим перевесом за дальнейшее пребывание в составе королевства, шотландцы были уверены в том, что они голосуют (пусть и со вздохом) за свою традиционную принадлежность к Британии именно в ее нынешнем статусе – как государства-члена ЕС. А что теперь получается? «Если все-таки грядет отделение Лондона от Европы, то мы требуем прощания с Лондоном!». Об этом же писали и Times, и Guardian, и Dail Mail. Главный редактор британского журнала Politics First Маркус Пападопулос, выступая в ходе состоявшегося в МИА «Россия сегодня» видеомоста Москва – Лондон, прямо сказал, что общенациональный референдум может ускорить «правовое дистанцирование» Шотландии.

Continue reading

Россия и ОПЕК: диалог или дуэль?

фотопортрет П.В.Богомолова - 2013 год
Павел Богомолов

Ничем не закончившиеся переговоры в Дохе о заморозке добычи нефти в странах ОПЕК, РФ и ряде других государств скоро останутся в прошлом. Но они оживили интерес аудитории к непростым отношениям между нефтеэкспортным картелем и Москвой. По мнению эксперта по международному нефтяному пиару, кандидата политических наук Павла Богомолова, в основе этого глобального соперничества энергоальянсов острая и затяжная, хотя и скрытая, схватка между дипломатиями и, соответственно, производственными потенциалами ведущих нефтяных гигантов России и Саудовской Аравии. О пружинах этой «холодной войны» не только отраслевого масштаба в интервью «Нефтянке». 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: СОЗДАНИЕ НЕФТЕЭКСПОРТНОГО КАРТЕЛЯ — РЕАКЦИЯ НЕ ТОЛЬКО НА ЗАПАДНЫЙ ДИКТАТ, НО И НА СОВЕТСКИЙ ДЕМПИНГ

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, когда именно вы задумались о том, что в борьбе мировых систем ОПЕК играет двойственную, а не однозначную (как одно время было принято считать) роль?

— Очень поздно, даже недопустимо поздно. Окончив в 1974 году МГИМО, я все еще полагал, что для глобального ТЭК эта организация — примерно то же самое, что Движение неприсоединившихся государств — для стратегического соотношения сил на геополитической авансцене планеты. То есть, как было принято говорить, явно прогрессивный фактор…

 НЕФТЯНКА:  В каком смысле?

— Концепция неприсоединения, объявленная в индонезийском Бандунге в 1955 году, организационно вылилась в 1961-м в создание международного альянса в Белграде. Любое удаление от «блоков вообще» стало для развивающихся стран единственной «опцией», являясь скорее позитивом. Почти так же оценивалась в Москве и роль ОПЕК в мировой энергетике. Речь, мол, идет об эффективной прокладке между кремлевской топливной стратегией в Восточной Европе и встречной экспансией западных нефтегазовых транснационалов.

Continue reading