Трамп, нефть и мировая экономика


Интервью со Стином Якобсеном, старшим экономистом и директором по инвестициям в Saxo Bank

– Господин Якобсен, как Вы оцениваете результаты президентских выборов в США для мировой экономики? Как они могут повлиять на нефтегазовую промышленность в Соединенных Штатах и темпы перехода к возобновляемой энергетике в этой стране? Смогут ли США нарастить разработку сланцевых нефти и газа и увеличить экспорт на мировые рынки? 

 

– Вопрос очень серьезный. Главное здесь никто победил, а кто проиграл: не Трамп победил, а проиграла Клинтон, представлявшая американский истеблишмент. Американцы захотели изменений, они их получили. Наконец-то мандат на эти изменения передан американскому президенту. Не факт, что Трамп идеальный президент, но эту неприятную пилюлю всем придется проглотить и осознать, что необходимы изменения, которые должны со временем пойти в правильном направлении. Continue reading

Надолго, но не навсегда

shutterstock_274836206Европейский Союз продлил действие антироссийских санкций до 31 января 2017 года. Для топливно-сырьевой и энергетической отраслей особенно болезненны меры, касающиеся высокотехнологичных сегментов ТЭК. О том, насколько действенны оказались санкции и к чему они приведут, мы беседуем с отраслевым экспертом-международником, кандидатом политических наук Павлом Богомоловым.

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, мне кажется, в Москве на «нефтегазовые» санкции сейчас реагируют очень спокойно. Почему?

— Видите ли, если бы во всех сферах российско-европейских или российско-американских отношений, кроме «нефтянки» и, может быть, «оборонки», процветало взаимопонимание, то мы наверняка возмущались бы любыми «исключениями из правил». Дескать, почему именно углеводородный ТЭК стал заложником или даже жертвой геополитических неурядиц? Но поскольку «непокорную» Россию прессингуют буквально во всех сферах, то и нефтяникам нечему удивляться. Все идет своим чередом, так называемая «мягкая», то есть невоенная сила США, Европы и их союзников используется в полном объеме. Ничего не поменялось: поставки американских, канадских, европейских, австралийских, японских и норвежских фирм оказались под запретом. В первую очередь, это касается оборудования, необходимого для разработки месторождений на шельфе, будь то заполярном или южно-незамерзающем, а также по всей Арктике (в том числе на суше), плюс месторождений тяжелой, сверхтяжелой или сланцевой нефти. Есть и другие сдерживающие факторы, более того, в каком-то смысле можно сказать, что планы по ограничениям перевыполняются.

НЕФТЯНКА: Можете привести пример?

— Если введенные по берегам Атлантики санкции, направленные против банковско-финансового сектора РФ, запрещают предоставлять займы на период свыше 30 дней, то в действительности зарубежные банкиры нередко отказывают российским заказчикам в выдаче даже более краткосрочных кредитов. Еще пример: на бумаге, как правило, российские компании нельзя кредитовать на период более 90 дней. А на деле (и опять в первую очередь это относится к шельфу) срываются любые кредитные линии.

Continue reading

Введение Евро-5 и кризис на рынке моторных топлив

Интервью со старшим консультантом компании Vygon Consulting Александром Былкиным

– Александр, с первого июля Россия переходит на Евро-5. Все ли наши компании готовы к этому? Возможен ли дефицит на рынке? Как поведут себя цены?

– Хотелось бы отметить, что не так важно какой продукт производится, важно какой продукт поставляется потребителям. Именно этого касается запрет. Изначально запрет на реализацию топлива класса ниже Евро-5 планировался с января 2016 г. Однако в начале года не все производители были готовы и выпускали продукт этого класса. Было принято решение отложить ввод запрета на реализацию бензина ниже Евро-5 до 1 июля 2016 г. На самом деле уже в конце 2015 г. 95-97% спроса на внутреннем рынке покрывалось бензином Евро-5. Наши нефтяные компании были готовы еще в декабре. Отсрочка была сделана для подстраховки, не более того. Соответственно, никаких колебаний на рынке не будет: ни ценовых, ни дефицита. Рынок полностью насыщен. Компании подготовились, никаких проблем не ожидается. Continue reading

Нефть Северного моря – чьей она будет?

shutterstock_36930979123 июня в Великобритании должен состояться референдум по вопросу о выходе Соединенного Королевства из основного интеграционного альянса в Старом Свете — Европейского Союза (ЕС). О топливно-энергетических пружинах голосования мы беседуем с независимым экспертом — кандидатом политических наук Павлом Богомоловым. Он работал на Темзе с 1993-го по 2005-й год – сначала собкором ряда российских СМИ, а затем PR-менеджером лондонских филиалов ЛУКОЙЛа. 

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, референдум порождает бесконечное количество тем для дискуссий. Есть о чем поговорить государственным деятелям, дипломатам, военным, социологам, всех и не перечислишь. Существует ли вопрос, напрямую касающийся нефтяных аналитиков?

   —  Да. Это судьба североморских запасов нефтегазового сырья и их добычи. Речь идет о перспективах все еще богатого сырьем шельфа, протянувшегося с севера на юг от Норвежского моря до Ла-Манша и с востока на запад — от входа в Балтику до «туманного Альбиона». В целом там все еще остается как минимум 24 млрд баррелей условного нефтяного эквивалента, которого должно хватить на 30-40 лет интенсивной, хотя теперь уже «фрагментарной», добычи на сравнительно небольших блоках.

НЕФТЯНКА: Но, собственно, к чему фокусироваться в канун референдума именно на этом? Разве отраслевые планы на столь масштабной акватории так уж сильно зависят от исхода голосования? 

   — Если оно выявит стремление большинства британцев к выходу из ЕС, то Шотландия, эта самая «проевропейски настроенная» часть страны, сможет потребовать повторного (вслед за плебисцитом 2014 года) референдума о своей независимости и об отделении от Соединенного Королевства.

НЕФТЯНКА: Откуда это известно?

   — Из недавних заявлений лидера Шотландской национальной партии (SNP) г-жи Никола Стерджен. Она говорит, что, даже если большинство британцев предпочтет остаться в составе Евросоюза, то все та же SNP, победившая на недавних всеобщих выборах в 56 из 59 избирательных округов в Шотландии, все равно потребует от премьер-министра королевства Дэвида Кэмерона  больше автономии, чем было до сих пор. А уж если британский референдум увенчается выходом из Единой Европы, то премьеру придется вновь ответить на требование: провести очередной региональный плебисцит в Шотландии с целью признания ее независимости. Мол, в прошлый раз, высказавшись на референдуме с небольшим перевесом за дальнейшее пребывание в составе королевства, шотландцы были уверены в том, что они голосуют (пусть и со вздохом) за свою традиционную принадлежность к Британии именно в ее нынешнем статусе – как государства-члена ЕС. А что теперь получается? «Если все-таки грядет отделение Лондона от Европы, то мы требуем прощания с Лондоном!». Об этом же писали и Times, и Guardian, и Dail Mail. Главный редактор британского журнала Politics First Маркус Пападопулос, выступая в ходе состоявшегося в МИА «Россия сегодня» видеомоста Москва – Лондон, прямо сказал, что общенациональный референдум может ускорить «правовое дистанцирование» Шотландии.

Continue reading

Россия и ОПЕК: диалог или дуэль?

фотопортрет П.В.Богомолова - 2013 год
Павел Богомолов

Ничем не закончившиеся переговоры в Дохе о заморозке добычи нефти в странах ОПЕК, РФ и ряде других государств скоро останутся в прошлом. Но они оживили интерес аудитории к непростым отношениям между нефтеэкспортным картелем и Москвой. По мнению эксперта по международному нефтяному пиару, кандидата политических наук Павла Богомолова, в основе этого глобального соперничества энергоальянсов острая и затяжная, хотя и скрытая, схватка между дипломатиями и, соответственно, производственными потенциалами ведущих нефтяных гигантов России и Саудовской Аравии. О пружинах этой «холодной войны» не только отраслевого масштаба в интервью «Нефтянке». 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: СОЗДАНИЕ НЕФТЕЭКСПОРТНОГО КАРТЕЛЯ — РЕАКЦИЯ НЕ ТОЛЬКО НА ЗАПАДНЫЙ ДИКТАТ, НО И НА СОВЕТСКИЙ ДЕМПИНГ

НЕФТЯНКА: Павел Владимирович, когда именно вы задумались о том, что в борьбе мировых систем ОПЕК играет двойственную, а не однозначную (как одно время было принято считать) роль?

— Очень поздно, даже недопустимо поздно. Окончив в 1974 году МГИМО, я все еще полагал, что для глобального ТЭК эта организация — примерно то же самое, что Движение неприсоединившихся государств — для стратегического соотношения сил на геополитической авансцене планеты. То есть, как было принято говорить, явно прогрессивный фактор…

 НЕФТЯНКА:  В каком смысле?

— Концепция неприсоединения, объявленная в индонезийском Бандунге в 1955 году, организационно вылилась в 1961-м в создание международного альянса в Белграде. Любое удаление от «блоков вообще» стало для развивающихся стран единственной «опцией», являясь скорее позитивом. Почти так же оценивалась в Москве и роль ОПЕК в мировой энергетике. Речь, мол, идет об эффективной прокладке между кремлевской топливной стратегией в Восточной Европе и встречной экспансией западных нефтегазовых транснационалов.

Continue reading

Огромные грабли и всемогущие нефтяники

«Нефтяники осваивают новые регионы», «Продолжается экспансия российских нефтегазовых компаний»…  За такими заголовками — судьбы сотен и сотен специалистов, которые изменили свою жизнь, переехав в другую страну, а часто и на другой континент. Среди них пиарщики — люди, которые первыми должны разобраться в жизни новой страны и наладить контакт с ее жителями. Как правило, речь идет о развивающихся государствах. «Нефтянка» взяла интервью у Павла Богомолова, бывшего PR-менеджера ЛУКОЙЛа, который пять лет работал в Венесуэле и два — в Гане. Надеемся, что эта статья откроет очень интересную тему: какова специфика пиара в странах «третьего мира»? Как бороться со стереотипами? Что думают о российской нефтянке в Африке и Латинской Америке? Как расположить к себе бедняка из Каракаса и ганского студента? В конце концов, просто приятно поговорить о далеких странах с человеком, который знает их гораздо лучше, чем рядовой турист. 

О Павле Владимировиче Богомолове:

Павел Богомолов родился в 1952 году в Москве. В 1974-м окончил МГИМО по специальности «международные отношения», работал редактором и старшим редактором по социалистическим странам в Агентстве печати «Новости». С 1978 года — в редакции газеты «Правда»: старший корреспондент, специальный корреспондент, с 1981-го — собственный корреспондент на Кубе и в странах Центральной Америки и Карибского бассейна, с 1987-го — обозреватель международного отдела, заместитель редактора. С 1993-го — собственный корреспондент в Великобритании. С 1999 года — PR-менеджер «ЛУКОЙЛ-Европа» и других лондонских филиалов материнской компании, с 2005-го — PR-менеджер представительства «ЛУКОЙЛ Оверсиз» в Венесуэле, в 2010-2012 гг. — представитель компании в Гане. С 2012–го по 2013-й — главный редактор корпоративной газеты «Нефтяные ведомости» в Москве и, наконец, в 2013-2015 гг. — старший PR-менеджер филиала компании в Хьюстоне. В настоящее время — независимый эксперт по международному нефтегазовому пиару, преподаватель ряда московских вузов. Кандидат политических наук, владеет английским и испанским языками.

Павел Богомолов в офисе ЛУКОЙЛа в Каракасе
Павел Богомолов в офисе ЛУКОЙЛа в Каракасе

Договориться с малым бизнесом

— Вы приехали в Каракас прямиком из Лондона. PR в Англии и PR в Венесуэле — это наверняка «две большие разницы». К чему пришлось привыкать в первую очередь?

— В Британии работа международного пиарщика напрямую не связана с социальной помощью, там другие задачи. В странах же «третьего мира» PR и GR — это в немалой степени именно благотворительность, реальная, а не номинальная. При этом нужны не отдельные «жесты», а целенаправленная большая работа в рамках social responsibility. А в период революционных перемен, которые проходили в это время в Венесуэле, конечно, это все обретало особый – я бы сказал, беспокойный — характер.

Continue reading

Saxo Bank о нефтяных и валютных котировках.

Оле Слот Хансен, Saxo bank
Оле Слот Хансен, Saxo Bank

Специальное интервью аналитиков банка для «Нефтянки».

В начале апреля датский Saxo Bank опубликовал прогноз на второй квартал 2016 г. Эксперты банка предсказывают $35-40 за баррель  по итогам апреля-июня текущего года. В своем прогнозе Saxo Bank утверждает: «Сырьевые активы наконец-то демонстрируют признаки стабилизации после масштабной распродажи на протяжении последних двух лет, при этом лидерами роста являются золото и нефть. Прошел один квартал и настроения улучшились, мрачные дни середины января, когда нефть Brent достигла 12-летнего минимума, остались в прошлом. Наш прогнозный диапазон движения цен на нефть остается таким же, как и в первом квартале — $35-40 за баррель, но при этом мы больше не видим значительных рисков снижения». На вопросы «Нефтянки» ответили два аналитика Saxo Bank: глава отдела торговых стратегий на товарно-сырьевом рынке Оле Слот Хансен и главный валютный стратег инвестиционного банка Джон Харди. 

Нефтянка: Какие факторы влияют сегодня на ситуацию на нефтяном рынке? Какие тренды на товарно-сырьевом рынке будут преобладать во втором квартале? 

Оле Слот Хансен, глава отдела торговых стратегий на товарно-сырьевом рынке инвестиционного банка Saxo Bank: На рынке наблюдается ряд факторов, влияющих на как на рост, так и на снижение цены на нефть. Процесс балансировки идет полным ходом, особенно в Северной Америке, где производители США и Канады с высокой себестоимостью добычи вынуждены сокращать производство. Мировой спрос продолжает расти, что в сочетании со снижением объемов добычи в странах за пределами ОПЕК будет поддерживать цены в течение ближайших месяцев. В результате сокращения капитальных инвестиций на миллиарды долларов сложились условия, способные, в конечном счете, переключить внимание рынка с перепроизводства на грядущий дефицит. В краткосрочной перспективе главным фактором, поддерживающим рынок, является забастовка нефтяников в Кувейте, которая привела к сокращению объемов добычи более чем на 1,5 млн баррелей в сутки.

Continue reading

«Для всякой бочки дегтя, найдется ложка меда»…

Арктические проекты: шельф, СПГ и Севморпуть.

Интервью Марии Кутузовой для «Нефтянки» с ведущим российским нефтегазовым экспертом Михаилом Григорьевым, директором компании «Гекон».

– Михаил Николаевич, почему с таким опозданием началось освоение морских нефтегазовых проектов в нашей стране?

– Я могу лишь ответить вопросом на вопрос: почему с опозданием? Нефтегазовые проекты всегда начинались в России в свое время. В первую очередь в стране осваивались сухопутные месторождения. Начиная со времен Советского Союза, в Азербайджане сначала освоили Апшерон на суше, а потом приступили к разработке акватории Каспийского моря, освоению первого морского месторождения в стране – Нефтяные камни. В Балтийском море реализация проекта «ЛУКОЙЛа» на Кравцовском месторождении началась после падения добычи на сухопутных месторождениях. Сахалин и Северный Каспий – та же история. Начало добычи определяется тремя факторами: наличием ресурсной базы (привлекательной для ввода в освоение), технологий и транспортной системы. В России морские нефтегазовые проекты не разрабатывались по одной простой причине: не было нужды. Российская Федерация до самого последнего времени прекрасно жила за счет реализации нефтегазовых проектов на суше.

Мы начали заниматься изучением геологического строения арктического шельфа с конца 70-х годов двадцатого века. В 80-е годы прошлого столетия в стране были сделаны самые крупные открытия на шельфе Баренцева и Печорского морей. Но даже тогда речь не шла об освоении, а, прежде всего, о необходимости сформировать мощную ресурсную базу на будущее.

Я не думаю, что у нас есть отставание в освоении шельфа. У нас в конце 90-х годов началась «экспансия варягов». У норвежцев ведь ничего кроме шельфа нет. Они пришли, рассматривали Россию как перспективный рынок и всеми силами толкали нас на шельф, для того чтобы иметь хороший гарантированный рынок для сбыта своего оборудования и технологий. Но, не сложилось…

Опоздание? По сравнению с чем? С текущими потребностями или политическими лозунгами? Давайте разделять эти понятия.

– Каковы главные сдерживающие факторы на пути развития морской нефтегазодобычи в стране? 

– Ресурсный потенциал месторождений на суше очень велик. Что касается морских месторождений, основные участки на акваториях российских морей поделены между «Роснефтью» и «Газпромом». В 2008 г., когда усилиями этих двух компаний, в основном «Газпрома», был принят закон об участках недр федерального значения, в стране создан барьер для выхода частного и зарубежного капитала на шельф. Можно отметить, что «Газпром» в тот момент не был госкомпанией: доля государства в акционерном капитале «Газпрома» составляла менее 50%. Только благодаря Игорю Ивановичу Сечину, тогда руководителю «Роснефтегаза», в марте 2013 г. были докуплены искомые проценты и с тех пор государство владеет 50,005% «Газпрома». Continue reading

«Куда хотим, туда и вертим»…

shutterstock_237023866Об особенностях ручного управления российским нефтегазовым комплексом «Нефтянка» поговорила с главным экономистом VYGON Consulting Сергеем Ежовым в кулуарах круглого стола «Налогообложение нефтегазовой отрасли – большие маневры».

– Как Вы оцениваете последствия налогового маневра для нефтяной отрасли России?

– Последствия налогового маневра не так велики по сравнению с падением цен на нефть. Налоговый маневр разрабатывался, когда цены на нефть были 100 долларов за баррель. Были совершенно другие и доходы, и расходы, а также их соотношение, которое поменялось в результате падения стоимости нефти. Если проанализировать, какие могли быть результаты у отрасли без налогового маневра, стало бы понятно – с маневром они немного ухудшились. Но маловероятно, что российские власти сохранили бы те же условия, которые были до маневра, поэтому такие оценки носят виртуальный характер.

Сейчас правительство в оперативном режиме «подкручивает» бюджетные доходы. Приняты беспрецедентные меры: с 1 апреля увеличиваются акцизы на нефтепродукты. Такого не было с 1990-х – с тех пор решения о росте ставок налогов принимались до наступления бюджетного года, а не после его начала. Continue reading

Нефть, шельф и Арктика

ПриразломнаяВ ходе Международной конференции «Арктика и шельфовые проекты: перспективы, инновации и развитие регионов России» нефтегазовый журналист Мария Кутузова расспросила для «Нефтянки» эксперта в области реализации шельфовых проектов в Арктике Алексея Фадеева, кандидата экономических наук, старшего научного сотрудника Института экономических проблем им. Лузина Кольского научного центра РАН.

– Алексей Михайлович, как Вы оцениваете статус реализации существующих и перспективных шельфовых проектов (особенно в Арктике) с точки зрения текущих макроэкономических условий? Насколько цена на нефть влияет сегодня на планы операторов шельфовых проектов?

– Нефтегазовый комплекс, как и другие отрасли российской экономики, подвержен влиянию внешних макроэкономических факторов. Вне всяких сомнений реализация арктических проектов является одним из самых капиталоемких направлений в деятельности российских нефтегазовых компаний. Экономика таких проектов, предусматривающих значительные инвестиции, чувствительна к цене на нефть. Вместе с тем, важно отметить, что текущая волатильность и среднесрочные прогнозы динамики нефтяных котировок не влияют на реализацию уже запущенных в строй нефтегазовых проектов. Если же говорить о проектах, которые находятся на стадии геологоразведки, можно отметить, что запуск добычи планируется на них за пределами 2020 г. Учитывая цикличность развития мировой экономики и потребления энергоресурсов, есть основания полагать, что к моменту запуска данных проектов стоимость барреля нефти будет находиться на «справедливом» уровне и это позволит снять вопросы, касающиеся рентабельности этих проектов.

Россия является пионером в реализации проектов на арктическом шельфе: более двух лет ведется добыча в Печорском море, проводятся геологоразведочные работы в Арктике. Я считаю, что у России есть все основания для удержания этого лидерства. Кроме того, если посмотрим сегодня на нефтегазовый рынок, то можем увидеть, что на рынке значительно снизились расходы на технические средства для проведения геологоразведочных работ. Это касается как буровых установок, так и судов обеспечения, сопутствующего сервиса. Все это позволяет говорить, что на текущий момент существует благоприятная ценовая конъюнктура для организации геологоразведочных работ в Арктике. Если сегодня операторы не будут заниматься геологоразведкой, то стоимость углеводородов увеличится в среднесрочной перспективе кратно. В силу исчерпания тех ресурсов, которые эксплуатируются в настоящее время. Кроме того, из-за падения цен на нефть произошла девальвация рубля. Как ни странно это звучит, для нефтегазовых компаний – это положительный фактор, поскольку выручку они получают в валюте. Это позволяет компаниям быть гибкими при решении ряда инвестиционных вопросов.

Continue reading