Трамп, нефть и мировая экономика


Интервью со Стином Якобсеном, старшим экономистом и директором по инвестициям в Saxo Bank

– Господин Якобсен, как Вы оцениваете результаты президентских выборов в США для мировой экономики? Как они могут повлиять на нефтегазовую промышленность в Соединенных Штатах и темпы перехода к возобновляемой энергетике в этой стране? Смогут ли США нарастить разработку сланцевых нефти и газа и увеличить экспорт на мировые рынки? 

 

– Вопрос очень серьезный. Главное здесь никто победил, а кто проиграл: не Трамп победил, а проиграла Клинтон, представлявшая американский истеблишмент. Американцы захотели изменений, они их получили. Наконец-то мандат на эти изменения передан американскому президенту. Не факт, что Трамп идеальный президент, но эту неприятную пилюлю всем придется проглотить и осознать, что необходимы изменения, которые должны со временем пойти в правильном направлении.

Однако глобальные тренды так быстро не изменятся. Если доллар укрепится, то темпы развития экономики будут еще меньше. Миру нужен слабый доллар. Если он ослабнет, это поддержит темпы роста спроса, в том числе и на сырьевые товары: нефть, газ и другие природные ископаемые.

Предполагаю, что в 2017 г. предложение нефти будет ниже на фоне недостатка инвестиций в нефтегазовые проекты в предыдущий период. Компании, в том числе в России, сократили капиталовложения в создание новых мощностей. Этот фактор будет способствовать волатильности и поиску нового баланса между спросом и предложением. Трамп должен будет увеличить расходы на экономику, а на фоне этого спрос на энергоносители вырастет. Цена на нефть в следующем году будет колебаться в широком коридоре 30-70 долларов за баррель.

Я не думаю, что приход Трамп в Белый дом будет способствовать переходу на возобновляемую энергетику в США. Тогда как в европейских странах, в частности, в моей родной Дании, власти способствуют развитию ВИЭ и росту парка электромобилей. Происходят изменения в использовании нефти: она все больше идет на нужды нефтехимии, а не на переработку для производства топлива для транспорта. Пока электромобили составляют порядка 1% в глобальном автопарке, но, конечно, он будет быстро расти. Представьте, что будет, когда доля электромобилей достигнет 20%. Это долгосрочный тренд: возможно, переход к возобновляемой энергетике и электромобильному транспорту составит четверть века.

Нефть серьезно влияла на экономику, но в перспективе ее влияние будет слабеть. Что касается России, прежде всего, вам нужно добиться отмены санкций и интегрироваться в международное сообщество. Я говорю о необходимости обмена научными знаниями, прежде всего. Очень сложно изолированной стране создавать новые технологии. Чем сильнее будет интеграция, тем выше уровень технологического развития.

– Как будет развиваться ситуация с Brexit в Великобритании? Как это повлияет на европейскую экономику? С какими другими проблемами сталкивается сейчас экономическое развитие в европейских странах? Как Вы думаете, будет ли расти энергопотребление в Европе? Как будет строиться в дальнейшем энергетическая стратегия ЕС? 

– Brexit – это не столько экономическая, а политическая история. Профицит британского бюджета последний раз наблюдался в 1992 г., с тех пор Британия тратила деньги, которых у нее нет. Для роста экономики нужно было, чтобы фунт стерлинговослаб. Сейчас Великобритании нужно задуматься над своим политическим и экономическим будущим, в том числе демографическим и социальным. А Европе нельзя забывать о том, что в мире живет 6,5 млрд людей и многие из них захотят торговать с Великобританией. ЕС должен не замыкаться, а обсуждать и с Великобританией, и со всем остальным миром их политические, экономические предпочтения и устремления. Думаю, Европа пересмотрит свой путь развития.

Тем не менее, за исключением различных проблем в Греции, Франции и Германии, которые мы наблюдали в последнее время, во всей остальной Европе все в порядке. У всех новых членов ЕС, в частности в восточноевропейских государствах наблюдается экономический рост. Португалия стала конкурентоспособной, Испания оправилась от кризиса, в Ирландии рост ВВП – 6-7%. Да, в Германии, которая сейчас один из лидеров в ЕС, наблюдается замедление темпов экономического развития. Но ФРГ – это еще не вся Европа. Но в целом в европейских странах и ВВП растет, и энергопотребление увеличивается.

В скандинавских странах сейчас способствуют развитию возобновляемой энергетики. Это делается не только на словах, но и на деле. В Дании, например, рост использования ВИЭ стимулируют налоговые стимулы и вычеты. Тогда как потребление традиционных источников энергии в Европе будет сокращаться. Как заявил глава компании Shell, пик спроса на нефть будет пройден в ближайшие два-три года. Да, это долгосрочная перспектива. Сейчас, как я уже говорил, мы наблюдаем недостаток инвестиций в новые мощности по добыче нефти. Но в долгосрочной перспективе изменения в структуре потребления энергоносителей будут существенными. Что касается ВИЭ в Европе, мы сейчас проходим через этап низкой базы. В той же Германии процентная доля возобновляемых источников в структуре энергопотребления сейчас маленькая. Да, моя родная Дания преуспела в возобновляемой энергетике: мы уже сейчас ставим задачу 100% перехода в электроэнергетике на ВИЭ. Но многим европейским странам еще очень далеко до таких цифр.

– Во время нашей встречи в прошлом году Вы положительно оценивали тенденции на китайском рынке? Как  сейчас проходит формирование международного  финансового центра в Китае? Что ждать в дальнейшем от экономического развития этой страны? Не станет ли Китай тем самым черным лебедем для мировой экономики, пользуясь терминологией Насима Талеба?

– Нет, Китай будет не черным, а белым лебедем для мировой экономики. Эта страна удивляет своим ростом. Сейчас в китайской экономике наблюдается инфляционное давление: никто не ожидал таких темпов инфляции (1,7%) от КНР в этом году. В следующем четырехлетнем экономическом цикле, определяемом коммунистической партией Китая, сохранится ориентир на открытие внутреннего рынка капитала. Да, они продолжают делать то, что им предписывают экономисты-коммунисты. Но в стране сокращается доля государственных предприятий, увеличение конкурентоспособности, открытие доступа к рынку капитала. Мы, в Saxo Bank, положительно рассматриваем прогресс, которого добился Китай. Никогда еще развитие в этой стране не было таким активным: за последние шесть месяцев КНР достигла больше чем за предшествующие десять лет.

Да, в стране наблюдается замедление темпов экономического развития. Но Китай – это большой корабль. Это не будет жесткой посадкой, скорее она будет мягкой и длинной. Роль Китая для мировой экономики в 2017 г. – это позитивная партия белого лебедя. Но с остальным миром все далеко не так. Главный риск для мировой экономики – это то, что у нас теперь новый американский президент Дональд Трамп. Ему потребуется шесть-семь месяцев, чтобы подготовить свою новую экономическую программу и начать ее реализацию. Он обещал сокращение фискальной нагрузки, поэтому, скорее всего, мы увидим укрепление доллара, что ограничит экономический рост, снизит спрос.

– Как Вы оцениваете возможности достижения соглашения в ОПЕК о сокращении производства нефти? Какова возможная динамика на рынках нефти и других энергоресурсов в конце 2016 и 2017 г.?

– Положительно, если уж мы говорим теоретически в терминологии белых и черных лебедей. Стратегически, что может заставить страны-члены ОПЕК сотрудничать? Только цель повышения цен на сырье. Ближневосточные страны (также как и Россия, которая пыталась договориться с картелем) испытывают сейчас острую нужду в бюджетных средствах. Кризис создает изменения. Возможно, какое-то соглашение будет достигнуто. Но проблема ОПЕК в следовании тому курсу, который они пытаются сейчас определить. Иран собирается довести производства до того уровня добычи, который был в стране до введения санкций. Есть еще и Ирак с растущей добычей. Россия достигла пика производства нефти. Рынок не верит в то, что ОПЕК сможет договориться в таких условиях.

– Согласно Вашим прогнозам, что ожидает российскую экономику в ближайшей перспективе? Есть ли у Вас прогнозы для российского рубля?  

– В России очень легко сейчас делать экономические прогнозы: большой жирный ноль у роста экономики. По рублю прогноз порядка 50-60 за доллар. Он будет держаться на этом уровне, если цены на нефть будут колебаться в существующем сейчас коридоре. Иностранные инвесторы пока не спешат в Россию. Но странная роль прихода Трампа в качестве американского президента: он сможет способствовать улучшению ситуации с решением вопроса санкций в отношении Российской Федерации, их снятию, если не полностью, то хотя бы частичному. Это будет знак положительных изменений.Фундаментально Россия будет чувствовать себя лучше, чем в последние годы.

Мария Кутузова