Передний план и закулисье

Минувшая неделя показала: профессиональным нефтяникам (а не вьющимся вокруг ТЭК интриганам) некогда судиться да рядиться друг с другом. Им дело надо делать. Так, «Роснефть», не желая тратить время на суды, заявила об отказе от иска к консорциуму «Сахалин-1», что ранее обосновывалось т.н. перетоками нефти с северной оконечности залива Чайво. И вот теперь, перестав считаться ответчиками, Exxon Neftegaz Ltd и другие звенья проекта, включая ONGC (Индия), довольны этим урегулированием. И Eni поладила с ЛУКОЙЛом на мексиканском мелководье, где согласовано взаимное приобретение долей участия в блоках 10,12 и 14 в бассейне Sureste. Россияне переуступили итальянцам 40% в блоке 12, являясь оператором проекта с долей 60%. А Eni переуступает ЛУКОЙЛу 20% в блоке 10 и 20% в блоке 14, оставаясь оператором этих проектов. Одобрение — за Национальной комиссией по углеводородам. В общем, выходит так, что на юге Мексиканского залива российские инвесторы чувствуют себя лучше, чем в его северных водах, относящихся к Соединенным Штатам, которые не очень-то желают видеть у себя наших отраслевых игроков. Впрочем, там, в США, в последние дни больше всего привлекали иностранных наблюдателей не события в офшорном апстриме, а процессы совсем иного свойства.     Continue reading

Углеводороды и экология: дуэлянты – к барьеру!

Павел Богомолов

Снегопады и ливни, обрушившиеся на юг Европы в разгар тамошнего бархатного сезона, шокируют своей ужасающей статистикой. Уж если в одной лишь Италии насчитывается 11 погибших, во Франции отрезано сугробами свыше тысячи водителей и лишено света 200 тыс. жилых домов, в Швейцарии и Хорватии изолированы заносами целые города, а в Испании считают провальными свой отпуск более 250 тыс. зарубежных туристов, то привычному для нас климатическому балансу в Старом Свете и впрямь «настала труба». Но связаны ли с этим идущие веерами трубы нефтяных и газовых магистралей, размягчение вечной мерзлоты мириадами скважин, отход паковых торосов от шельфовых платформ, загрязнение отходами Персидского, Гвинейского и Мексиканского заливов, факелы над промыслами Ирана, Ирака и десятков других стран? О том, действительно ли неотвратим «парниковый эффект», — пусть спорят экологи. Но и политологам нефти — самое время подискутировать об отношении «сильных мира сего» как к справедливой критике в адрес ТЭК, так и к злым нападкам на этот локомотив мировой экономики. Уж как резко отрицал причастность энергетики к глобальному потеплению Дональд Трамп чуть ли не целый год после избрания! Но вот, наконец, он расплатился со своим шахтерским, нефтехимическим, трубопроводным, нефтегазовым, сервисным и электроэнергетическим электоратом — и вдруг увидел, что большинство населения страны имеет с топливно-сырьевыми гигантами очень мало общего. Президентское прозрение наступило аккурат в канун ноябрьских выборов в конгресс США — чудно, не правда ли?! И теперь о  любви Трампа к ТЭК ничего уже не слышно. К тому же покупать сланцевый СПГ из Америки не хотят теперь ни обиженный торговой войной Китай, ни многие страны Европы. Пресловутая «новая энергетическая стратегия» правящих республиканцев рушится прямо-таки на глазах, и природоохранное лобби играет в этом далеко не последнюю скрипку.   

Continue reading

ТЭК на острие распрей и в русле договоренностей

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин
© Евгений Разумный / Ведомости

Символичное место на карте Соединенных Штатов избрал Дональд Трамп, чтобы назвать себя — перед соотечественниками — «старомодным словом националист». Он выступил 23 октября в техасском Хьюстоне — столице американской нефтянки. А за пять дней до этого предвыборного митинга правящей в США республиканской партии послышалось нечто созвучное совсем на другом краю света, а именно в Сочи. Там назвал себя «самым настоящим националистом» Владимир Путин. Разница же в том, что в его устах эти слова прозвучали как синоним патриотизма, а в устах Трампа — как заявка на глобальное доминирование. Доминирование, между прочим, все менее приемлемое не только для мировой экономики в целом, но и, особенно, для энергетики, ее углеводородного сектора. Люди непосвященные думают, как правило, о ТЭК России, репрессированном секторальным прессом. Но это не так — от Ирана до Венесуэлы тянется цепь блокированных экспортеров «черного золота» и «голубого топлива». «Односторонним ограничениям, — заявил 25 октября глава «Роснефти» Игорь Сечин с трибуны Евразийского экономического форума в Вероне, — подверглось около трети мировых запасов и пятая часть мировой добычи нефти! Это безусловный антирекорд». Чудовищно то, что санкции, по словам Сечина, превратились в рутинный инструмент, находящийся, увы, в руках у всего одной страны, а не мирового сообщества в целом. Continue reading

Осень – время парадоксов, добрых и не очень…

Москва не будет уговаривать Запад отменить рестрикции против РФ (отнявшие у самого же ЕС около 100 млрд евро), заявил на минувшей неделе глава кабинета Дмитрий Медведев. По его словам, переданным агентством ТАСС, санкции для нашей страны — «не вопрос жизни и смерти»; СССР жил под ними десятилетиями — «и ничего». Таково одно из важнейших кремлевских признаний за последнее время. Собственно, в эти дни прозвучало два смысловых акцента, отразивших представления российского руководства о войне и мире. Владимир Путин, сказав об отсутствии у Москвы планов превентивного ядерного удара и заявив, что он может быть лишь встречно-ответным, воздержался от уточнения: станет ли наш контрудар реакцией только на атомное нападение, или, возможно, реакцией на войну обычными средствами против России? Тем самым президент РФ заставил оппонентов задуматься над разгадкой этой дилеммы. Зато в экономическом плане Дмитрий Медведев не стал умалчивать: мы, в крайнем случае, и впрямь готовы свести стандарты своего быта к «неосоветской» планке. Что ж, Запад и без того знал о массовых опросах нашего населения, давшего предпочтительную оценку брежневской эпохе по сравнению со всеми остальными. Однако тот же Запад не мог и представить себе: с какой готовностью наш премьер сошлется на былые годы, не имея в виду системно-идеологических и иных моментов, но наверняка имея в виду общеэкономическую и социальную стабильность… Увы, отправляясь в автомобильную поездку из Москвы в те времена, мы прихватывали с собой пару заполненных канистр в багажнике, сомневаясь в регулярности завоза топлива на областные АЗС. И ведь это — при полумиллиардном (в тоннах) объеме годовой добычи! Мирились и еще со многим, но «вопросами жизни и смерти» все это не было. Да и не хочется, чтобы стало. Хотя, даже при нашем солнечном «бабьем лете», глобальный политический климат радует все меньше. Continue reading

Череда ненужных предсказаний

Глава Федерального резервного банка Далласа Роберт Каплан объявил 9 октября, что добыча сланцев в США не сможет насытить рост мирового спроса на нефть. То есть из-за океана не будет адекватного ответа не то что на сам спрос (об этом уже не помышляют даже восторженные почитатели американского ТЭК), а даже на прирост этого спроса! А он-то видится в скромных пределах всего 1,5% в год. Более того, чтобы теснить РФ в Европе, как сказал 9 октября советник президента США Ларри Кудлоу, Соединенным Штатам нужен не только газ (его пока достаточно), а еще и инфраструктура, которой нет. Но ее, г-н Кудлоу, нет и в Европе — вот ведь «закавыка»! Да что там каналы непокрытого спроса на топливо, если США проиграют еще и общеторговую войну с КНР, как заявил 10 октября на конференции в Куала-Лумпуре основатель и глава коммерческого мега-конгломерата Alibaba Джек Ма. Сегодня энергоимпортным инструкциям из Вашингтона не желает следовать не только Пекин, способный, по Александру Новаку, «переориентироваться на другие источники без проблем». Сопротивляется диктату и Индия, где министр нефти Дхармендра Прадхан сказал 9 октября, что Дели продолжит закупки жидких углеводородов из блокируемого с 4 ноября Ирана вопреки санкциям Белого дома. В общем, отнюдь не на Америку нынче вся надежда на поддержание здорового энергобаланса в мире. Надежда на ОПЕК+, которую исполнительный директор парижской штаб-квартиры Международного энергетического агентства (а ведь МЭА не заподозришь в антиамериканизме) Фатих Бироль призвал любым способом нарастить добычу, чтобы не выйти в «красную зону»… Если что-то и звучит диссонансом в столь недвусмысленной международной хронике, то это — необдуманные прогнозы и предсказания, сбыться которым не суждено, во всяком случае, в их чрезмерно траурном ключе. Continue reading

Призыв продлить углеводородный век

Переход Москвы к открытому продвижению и отстаиванию приоритета традиционной энергетики как минимум на ближайшие два-три десятилетия успешно завершен. Выступление Владимира Путина на пленарном заседании Российской энергетической недели, да и ответы президента на серию острых вопросов, окончательно подтвердили: в анализе злободневных проблем ТЭК руководство РФ откровенно и само с собой, и с внешним миром. Откровенно хотя бы в том, что «ведущую роль в ближайшие 20-25 лет будут играть углеводороды». Да что там углеводороды, если и углю — в топливной стратегии Кремля и большого российского бизнеса — возвращен его авторитетный статус. «Еще 10 лет назад мало кто верил в перспективы этого энергоносителя, но спрос на него растет», по оценке Путина, особенно в азиатско-тихоокеанском регионе. Иными словами, стартовавшая осенью 2016 года на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле реставрация сбалансированного подхода к основным — на сегодня — энергоносителям, пройдя заметные вехи на Петербургских форумах, кемеровском заседании Президентской комиссии по ТЭК и на других мероприятиях, увенчалась ныне своим бесспорным смысловым пиком. Не отрицая, а, наоборот, подчеркивая и приветствуя прогресс альтернативно-чистой энергетики, особенно возобновляемых источников энергии, тепла и света, Москва, тем не менее, призывает не торопиться с этим процессом искусственно — не форсировать его в ущерб нефти, газу и углю. Спрашивается, почему?     Continue reading

Взлет, способный стать… обвалом

«Нефтянка», следует не без гордости отметить, давно предвидела в своих материалах повышение цен «черного золота» на мировом рынке нынешней осенью. При этом, конечно, мы не хотим бросить тень на тех коллег, которые предполагали противоположное и писали, что текущий ценовой взлет — ненадолго. Но факт остается фактом: уже сейчас такие крупные нефтетрейдеры, как Trafigura и Mercuria Energy Group, уверены, что котировки станут трехзначными уже в 2019-м, так что на ближайшие месяцы тенденция почти наверняка продолжится. Дональд Трамп винит страны ОПЕК, которые, «как всегда, обкрадывают весь остальной мир», и которым надо-де «прекратить повышать цены». Но разве ОПЕК их устанавливает? В картеле удивлены столь вульгарным подходом, и министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш остужает дискурс Белого дома: «В конце концов, все мы знаем, что цены на нефть обусловлены рынком — спросом и предложением». Сама же Америка, пытаясь сбить торговой войной темпы экономического роста Китая, ведет к спаду спроса, но безуспешно! То есть это у нее никак не выходит, — оттого и ярость Трампа. Но означает ли сказанное, что Россия, как ведущий производитель нефти, стремится к сверхвысоким ценам? Нет, и министр Новак заявил, что стодолларовая планка не отразит баланса между спросом и предложением. При астрономических котировках потребители наверняка станут снижать закупки нефти. Вот тогда и случится обвал, о чем предупреждают аналитики Bank of America Merrill Lynch, ссылаясь на недавнее прошлое: в 2008-м резкий взлет углеводородов как раз и закончился падением. Действительно, стоит только дойти до 120-долларовой отметки, — и послышится грохот небывалого спада.   Continue reading

Закономерные случайности

Нынешней осенью споры об источниках дальнейшего экономического роста в РФ идут вокруг двух оценочных полюсов, в равной мере солидных и обоснованных. Один из них обозначен в статье для журнала «Вопросы экономики». Ее авторами выступили сотрудники Института Гайдара и РАНХиГС. Выделив три компоненты увеличения отечественного ВВП (структурный, внешнеторговый и конъюнктурный), они пишут: лишь последний из этих факторов все еще дает некоторый рост,ставший поэтому случайным(!). А внешнеторговый фактор, напротив, тормозит развитие экономики, излагает статью РБК. Т.е. внешняя торговля дает рост негативный — стоимость экспортируемых товаров (в основном нефти) ежегодно «снижается и остается ниже средних за последние годы». По-иному выступил на заседании Кабмина РФ Дмитрий Медведев. Он позитивно очертил предпосылки к выходу на 3-процентный рост ВВП уже в 2021-м как раз за счет не топливных, а перерабатывающих отраслей с высокой добавленной стоимостью. Что же касается внешней торговли, то такой сравнительно новый тренд, как импортозамещение, отнюдь не всегда подрывает кооперационно-коммерческие товарообмены как таковые. Да и «старые добрые» газ и нефть вместе с углем выбрались из полосы низких цен и  не могут более считаться довеском, срывающим хозяйственный рост или снижающим его темпы. Ну а говоря о столь импонирующем ученым конъюнктурном факторе, — можно ли называть его источником одного лишь позитива? Почему бы не включить в шкалу переменчивой конъюнктуры такие рычаги понижающего воздействия, как санкции, таможенные пошлины и тарифы, торговые войны и ломки интеграционных альянсов, в частности, Евросоюза? Быть может, с пьедестала новейшей истории все эти зигзаги тоже иногда видятся как случайности. Но случайности в какой-то степени закономерные.

Великое переселение бизнеса

Покидающая ЕС Британия, без преувеличений, потрясена решением дирекции автомобилестроительного гиганта Landrover о возможности перевода производственных мощностей и офисов компании из Англии в Словакию. Конечно, возможность такого шага еще не означает его реализации. Быть может, вся эта история — сплошная случайность? Continue reading

Глобальный ТЭК: проверка на прочность

Ураган «Флоренс», ударивший по восточным берегам США, сначала взметнул цены почти на все виды топлива. Это потому, что оказались парализованными не только нефтяные порты и построенный недавно СПГ-терминал, но и крупнейшие в стране причалы для углевозов. Отняв жизни  у 17 человек и оставив без света миллион их соотечественников, циклон выродился в затяжной ливень со страшными наводнениями. Едва выяснилось, что худшее для тамошнего ТЭК и его экспортного сегмента уже позади, как рынок «черного золота», наоборот,  упал к концу недели на 2,5% и у потребителей горючего отлегло от сердца. Помогла же та самая ОПЕК, которой в Белом доме часто приписывают «гальванизацию устаревшей идеи картельных сговоров». Оказалось, что ведущий альянс экспортеров, подняв в августе добычу на 420 тыс. баррелей в день, дает уже по 32,63 млн баррелей в сутки!.. Проводив «Флоренс», американцы услышали взрывы газа в десятках (!) домов Массачусетса. Почему? Трубы коммунального энергоснабжения были проложены там более сотни лет назад совсем для другого газа — угольного. Вот вам, казалось бы, экономика и «социалка» постиндустриального типа. Что уж говорить о циклоне на Филиппинах с их более ветхим жилым фондом! И кому только пришло в голову в эпоху глобального потепления и погодных бед, что на бытовом уровне энергоснабжения может быть что-либо надежнее канистры с бензином или генератора во дворе! Никто, конечно, не станет в здравом уме очернять возобновляемые энергоисточники, но заранее заслонять ими привычное топливо в целом — это, извините, уж слишком. Минувшая неделя как раз и показала, что в дни ураганов ветряные мельницы вам не помогут. От тайфунов не спасут солнечные батареи, от штормов — турбины на прибое, от торнадо — ТЭС на биомассе, а от тектоники — ставка на кое-как состыкованные в ХIХ веке трубы для фонарного газа. Continue reading

Баррели по осени считают

Половина текста поздравления с профессиональным праздником, адресованного Владимиром Путиным нефтяникам и газовикам страны, имеет международное измерение. Это показательный факт, говорящий о многом. И прежде всего — о том, что ТЭК России не прогибается под санкциями США, хотя они и нарастают буквально на глазах. Топливно-сырьевой сектор РФ не только отстоял на азиатском, европейском и, в целом, на глобальном рынке национальные интересы, но и «вносит огромный вклад в обеспечение мировой энергобезопасности». На планете найдется не так уж много стран, вовлеченных недругами в жесткую защиту традиционных экспортных маршрутов (для Москвы это в основном трубопроводные сети), причем эти же страны одновременно, и вопреки всем блокадным рестрикциям, раскрыли бы в рекордные сроки еще и потенциал качественно новых для себя энергоносителей. А вот Россия справилась с этой двойной задачей. Сравнительная новинка для нас — сжиженный природный газ. На его примере лучше всего видно, как топливная отрасль РФ, якобы обреченная, по одиозной метафоре Барака Обамы, быть «разорванной в клочья», на деле открывает, по кремлевской оценке, «возможности для развития рынка СПГ, транспортировки сырья внутри страны и на перспективные зарубежные направления».

Цифры, говорящие сами за себя

В определенном смысле поздравительное послание из Кремля стало концентрированным продолжением вводных слов главы государства на недавнем заседании Комиссии по ТЭК в Кемерове. Это там было сказано, что на долю данного сектора экономики РФ «приходится около 22% ВВП страны, почти 60% экспорта и 40% дохода федерального бюджета». Continue reading