От Северного потока до южной Африки

Сочинская встреча Владимира Путина и Ангелы Меркель рельефно показала, для чего существует дипломатия на высшем уровне, в том числе дипломатия энергетическая. Непредвзято настроенные СМИ от предгорий Кавказа до заокеанских Аппалач увидели воочию: она должна использоваться не ради излюбленных в наше время, но не по нашей вине подтасовок, обмана, запугиваний, грубости, гегемонистских заклинаний, манипуляций и насильственного продвижения пресловутых fakenews.

Гулкое и доброе эхо Сочи

Дипломатия существует для разумных, сбалансированных международных сделок и взаимного сближения позиций хотя бы на отдельных направлениях — вот для чего. Политики действительно крупного калибра, особенно «политики от Бога», хорошо это понимают.

В данном случае от Меркель требовалось, вопреки нажиму побывавшего накануне на Шпрее заместителя госсекретаря США, поставить постройку «Северного потока-2» в разряд уже свершившихся проектов. Требовалось — и гостья это сделала с готовностью. Все будущие последствия реализации балтийской инициативы она прогнозировала… как бы в прошедшем времени(!). Прогнозировала с такой уверенностью, словно сам факт ввода артерии уже необратим и непререкаем. Вот как она начала этот ключевой раздел своего выступления на сочинской пресс-конференции 18 мая: «Мы убеждены со стороны Германии, что и после строительства «Северного потока-2»… Уже в этом речевом обороте отражено, без преувеличений, огромное достижение двустороннего диалога: подтверждение взаимной заинтересованности в прокладке трассы перевешивает все остальное!

© РИА Новости, Сергей Гунеев

Continue reading

Хочется, чтобы в мае потеплело

Павел Богомолов

Международное обозрение с Павлом Богомоловым

Не успели в Елисейском дворце осмыслить итоги завершенного президентом Эммануэлем Макроном «визита поцелуев» в Вашингтон, как пришлось направить за океан протест из высоких кабинетов Пятой Республики. Да-да, протест в адрес властей США. Озаботившийся защитой прав американских граждан на ношение огнестрельного оружия Дональд Трамп, выступая перед соотечественниками, спроецировал столь спорный вопрос на… французские реалии! Если бы у жертв не столь уж давних террористических атак в Париже, как заявил хозяин Белого дома, было бы по пистолету за поясом, то многие из них успели бы ответить бандитам встречными выстрелами. Быть может, Трамп не имел в виду ничего плохого, но французы назвали это кощунством над памятью о погибших… Да, сколь бы ни связывали прибалты, поляки и другие новички ЕС свое европейское будущее с американской опекой, но сейчас, как никогда ранее, налицо потребность как минимум в двух конкурирующих моделях современного капитализма. Капитализма — к востоку от Атлантики — хотя бы в чем-то гуманного, с человеческим лицом и восприятием лучших правовых традиций Старого Света. С другой стороны — капитализма грубой силы ковбойского кольта. Жесткой модели властных шерифов и периодических вспышек охоты на ведьм (от сенатора Маккарти до спецпрокурора Мюллера) — без этого американская система ценностей, как выясняется, и работать-то толком не может.

Трубопроводный веер России

Вслед за Эммануэлем Макроном в Вашингтоне побывала канцлер ФРГ Ангела Меркель. Вот уж кто, казалось бы, идеально подготовился к диалогу с экс-предпринимателем строительно-риэлторской сферы, обремененным огромными полномочиями. Поскольку речь идет не столько о политическом деятеле, сколько о деловом человеке, требующем повышения германских взносов в военный бюджет НАТО, — гостья с берегов Шпрее рассудила вроде бы верно.

Continue reading

Дошли до дна. Дальше нагнетать санкции уже невозможно

«Мы, без сомнения, не вышли (из сделки с «Роснефтью»), мы работаем с ними», — отметил в интервью агентству Reuters глава итальянской Eni — Клаудио Дескальци. Выдав беседу на ленту, флагман новостных СМИ, а вслед за ним и другие информисточники отметили нечто важное. Такие заявления, резюмировали они, перечеркивают ложное толкование ухода буровой платформы той же Eni из-под Новороссийска. Дескальци по-деловому, без всяких экивоков напомнил: после того, как обе компании не получили притоков нефти при бурении в Черном море, они двинутся в российскую Арктику. Пойдут  туда, откуда вынуждена была уйти под санкционным прессом ExxonMobil. Займутся, иными словами, бурением скважин в Баренцевом море — там, где советский ледокол «Красин» в 1928 году спасал остаток экспедиции легендарного летчика Умберто Нобиле. Речь шла о полярниках  с потерпевшего бедствие дирижабля «Италия», умиравших в «лагере отчаяния» под названием «Красная палатка».

Образ Энрико Маттеи взывает к правде

Понятно, что сегодня итальянскому топливно-энергетическому игроку приходится оглядываться и на интеграционный Брюссель, продливший на днях антироссийские санкции, и на Вашингтон. Но у Eni — не рефлекс слепого повиновения, а сложная, даже трагичная история отношений с высшей заокеанской инстанцией. В Белом доме изначально плохо относились к основателю этой корпорации на Апеннинах — Энрико Маттеи.

С одной стороны, будучи бывшим партизаном-антифашистом, он принадлежал не к коммунистическому, а наоборот, к христианско-демократическому крылу подполья, сражавшегося против тирана Бенито Муссолини и гитлеровской оккупации. Поэтому в 1948-м, когда под таранным натиском ЦРУ в Риме была развязана травля наиболее вероятных претендентов на победу в ходе итальянских выборов — героическую «партию расстрелянных» во главе с Пальмиро Тольятти, — бизнесмен Маттеи от этого не пострадал. Его подлинные проблемы начались, однако, лет через десять. Continue reading

Санкционные барьеры хотя и с трудом, но преодолимы

В хронике энергополитики все больше заметных событий и вех. Многие из них доказывают, что уходящее своими корнями в эпоху дуэли мировых систем деление ближайших партнеров России на хороших и «не очень хороших» уже устарело. Соседи, состоящие в ряде альянсов (от военных до таможенных), дают всплески такой непредсказуемости, что диву даешься. И наоборот: страны, не являющиеся членами Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), проявляют склонность к активному, стратегическому диалогу в сырьевой сфере. 19 апреля ЛУКОЙЛ запустил в Бухарской области Узбекистана Кандымский газоперерабатывающий комплекс. Глава компании Вагит Алекперов вместе с министром Александром Новаком и президентом центральноазиатской республики Шавкатом Мирзиеевсым подвели итог реализации капиталовложений на сумму 3,4 млрд долл и труда 10 тыс. строителей. Отмечено: вопреки сложной геологии, давно открытая группа месторождений отдает-таки, наконец, людям богатства недр из своих 77 скважин в ежегодном объеме 8 млрд кубометров. Сырье будет превращаться двумя тысячами работников в очищенный газ, стабильный газовый конденсат и товарную серу. На очереди, как полагает глава государства, — обсуждение проекта возведения в Узбекистане еще и атомной электростанции. Но чтобы эти и другие энергопрограммы шли успешно, нужна будничная, не всегда заметная проработка множества нелегких практических вопросов в самом российском ТЭК. Причем идет она в условиях нагнетания все более жестких рестрикций с Запада. Сегодня мы как раз и обсудим недавний московский форум именно с такой — самой прозаической повесткой дня.

Отсутствие первых лиц не помешало успеху

Отраслевому мероприятию, о котором пойдет речь, никто не предрекал сенсационной отдачи. Не предвиделась, честно говоря, и ключевая роль этого события в определении основных векторов развития нефтянки до конца текущего года и далее. Подкорректированный накануне уровень докладчиков и панелистов казался довольно скромным и не предвещал ничего постановочного и резонансного.

Действительно, 18-й Национальный нефтегазовый форум, ежегодно проводимый в Экспоцентре на Пресне во взаимоувязке с международной выставкой, собрался на сей раз как бы в обедненном составе. Дискуссия прошла без профильного министра и хотя бы некоторых равных ему по статусу зарубежных коллег. Без генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо и его высокопоставленных оппонентов из парижской штаб-квартиры МЭА, да и без глав ведущих отечественных ВИНК. Поэтому никто и не ждал широких, «почти кремлевских» обобщений, прорывных заявлений и «рвущихся в эфир» оценок. Не надеялись мы и на прогнозы крупного масштаба, которые спорили бы с унылой рутиной. Причины столь скромного уровня? О них официально не упоминалось. В кулуарах поговаривали, впрочем, об отъезде ряда российских топ-менеджеров на дюссельдорфский конгресс по высоким технологиям. Намекали и на отраслевые события в Центральной Азии, да и на многое другое. Но у автора этих строк — свое мнение; и вряд ли меня кто-нибудь переубедит. Санкционные удары США по нашей корпоративной «табели о рангах», особенно пресловутый «черный список» от 6 апреля, как и возможность ответа со стороны Москвы, поставили ораторов «первой лиги» в затрудненное положение. Не лучше ли — подсказывали им пиарщики и спичрайтеры — вообще свести до поры до времени к минимуму публичные высказывания о роли России в мировой энергетике на нынешнем мрачном этапе, не нанося интересам компаний и страны еще большего ущерба? Continue reading

Сырьевая война – в разгаре

Нефть, газ, сталь, алюминий… Далее – везде

В незаконной силовой акции США, Англии и Франции против Сирии не участвовал член НАТО, обладающий крупнейшими вооруженными силами в этом альянсе. Причем расположено это звено Североатлантического блока прямо на границе с многострадальной арабской республикой. Читатель, разумеется, уже понял, что речь идет о Турции.

Дистанцирование Анкары от ракетной авантюры против Дамаска  — в этом и заключен провал триумвирата Дональда Трампа, Терезы Мэй и Мануэля Макрона. Не надо было Вашингтону потворствовать два года назад попытке свержения турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана — ох, не надо! Осторожно лавируя с помощью заверений в пронатовской лояльности и, одновременно, высказываний о новой, причем многоплановой, близости с Москвой, Эрдоган публично дал на днях понять самое главное. Доверяя остаткам благоразумия даже среди необузданных любителей бомбежек чужих территорий, он не собирается пока высказываться ни за, ни против. Continue reading

Санкции – еще не повод для отчаяния

Минувшая неделя прошла под знаком реализации ряда предположений и прогнозов «Нефтянки». Мы, конечно, не хотим сказать этим, что наши мысли безгрешны, а ожидания стали пророчествами. Сказать хочется о другом:  уже сам подбор приоритетных тем для публикаций сайта, да и угол зрения, под которым мы их рассматриваем, не впервые стали оправданными. Так, заявив в Анкаре, что «Турецкий поток» может обеспечить газом Юго-Восточную Европу, Владимир Путин придал официальный характер целому ряду довольно робких гипотез о том, что балканское продление газоэкспорта в той или иной форме, несмотря на былой срыв с Болгарией, все равно еще заявит о себе. Писали мы и о том, что, призывая Москву продлить и усилить ОПЕК+, картель создает видимость монолита в своих рядах; а на деле больше опасается трещин не с российской, а с другой стороны. И вот она — уже муссируемая в СМИ «прокси-война» между Ираном и саудитами. Она-то, как и особое мнение Багдада, как раз и побуждает усомниться в том, что будет с нами на нефтяном рынке после контрольного июня 2018-го. Надеялись мы и на то, что, вопреки натиску недругов «Северного потока-2», проект на Балтике все-таки вступит в свою практическую фазу. И вот, вслед за Германией, дала согласие и Финляндия; так что умеренно-оптимистичный путинский прогноз на сей счет, озвученный в Анкаре, тоже оправдан. Имеются, несмотря на поток коварных ударов по ТЭК России, и другие добрые подвижки, о чем будет сказано ниже.

Как же долго мы этого ждали…

В экспертном сообществе нарастают споры на актуальную тему. Во многих офисах интересуются: что скрыто за обещанием правительства РФ сделать все возможное для компенсации отечественным компаниям не заслуженных ими потерь? Имеется в виду тот ущерб, который придется понести из-за все более жестких антироссийских санкций (как нынешних, так и предыдущих) со стороны США и их союзников?

Continue reading

Недруги энергоинтеграции жмут на газ

Едва ли не главной темой в показе российских нефтегазовых реалий, да и внешних перспектив ведущей отечественной отрасли, стали опасения отечественных топливно-энергетических компаний на фоне ОПЕК+. Россияне, мол, дрожат перед новостями из Эр-Рияда и из венской штаб-квартиры Организации стран-экспортеров нефти. Там якобы уже назрел переход от полугодовых продлений ограничительного формата ОПЕК+ к более длительным соглашениям такого же рода — на 10-20 лет. В Москве, однако, опасаются: продление столь жестких пут наперекор не только привычно-экстенсивному, но и интенсивному развитию ТЭК России, чревато бедой. Не дай-то Бог, оно ударит и по бизнесу, и по всей стране (хотя, по данным министра Александра Новака, казна выгадала в 2017-м 1,2 трлн рублей благодаря ценам на «черное золото», возросшим в русле ОПЕК+). Бояться, однако, не стоит. Никакой неизбежности перехода на многолетний режим ОПЕК+ не существует. Ее нет, во-первых, для всего списка стран (14 членов Организации стран-экспортеров нефти плюс 10 аутсайдеров во главе с Россией). В итоге пионеров долгосрочной реформы может стать меньше. Но даже при отходе РФ и других не входящих в картель государств (то есть при дистанцировании независимых игроков от предполагаемых блоковых мер, когда за столом переговоров остались бы лишь члены ОПЕК), — закоперщики «сокращений на четверть века» вряд ли победили бы по-настоящему. Избрание ими 10-20-летнего курса полностью не гарантировано. А реализация тем более. На зыбком пути, чреватом столькими ухабами, много не только «за», но и «против».

Доводы в пользу мега-продления режима ОПЕК+: каковы они?

Возмутителем отраслевого спокойствия стал, как известно, наследник саудовского престола. В своем интервью для Reuters Мухаммед бен Сальман сообщил о следующем: «Мы работаем над переходом от модели соглашения сроком на год к более долгосрочной схеме на 10–20 лет».   Continue reading

Что такое «противогазы» и как они воюют против Северного потока-2?

Против газа, надежного и недорогого газа из России, не подводившего Европу даже в эпоху конфронтации мировых систем, нацелен целый комплекс враждебных акций, изощренных интриг и деструктивных планов. Они не только готовятся, но и уже осуществляются недругами Москвы. Стоило Дональду Трампу (вопреки рекомендации советников «не приветствовать Владимира Путина» по случаю избрания президентом РФ) все же поздравить его, как Майк Помпео и другие члены кабинета сильно расстроились. И набросились в публичных высказываниях… нет, не столько на итоги выборов в РФ, сколько на мегапроект «Северный поток-2»! Тем временем союзники США на Ла-Манше посетовали (после сюжета с отравлением Сергея Скрипаля, его дочери и подоспевшего полицейского неведомым веществом) не на пассивность химзащиты. Посетовали, иными словами, не на отсутствие противогазов в прямом смысле этого слова, а… на мнимую гегемонию российского газа в Старом Свете(!). Мудрая Германия, которая отстаивала идею необходимого ей трубопровода все последние годы, — и та прижата англосаксонскими друзьями к стене расплаты. Прижата за мнимую податливость перед «кремлевским энергетическим агрессором». Итак, не прорезиненные, а вполне одушевленные противогазы — это уже не былые страхолюдные маски с кислородными шлангами и стеклянными глазищами со склада гражданской обороны. Это — многочисленная и напоминающая атаку зомбированных инопланетян армия топливных русофобов. И она вполне заслуживает того, чтобы посвятить ей наше обозрение.

Закрыть английский вентиль на словах легко…

Когда директор Фонда энергетической безопасности Константин Симонов, комментируя прозвучавшее на Темзе заявление главы кабинета Терезы Мэй о необходимости ликвидации энергетической и, прежде всего, газовой зависимости Альбиона от России, сказал в эфире, что такой зависимости не существует вовсе (то есть премьер-министра неверно информируют), — для многих на Западе это прозвучало парадоксально. Журналистское сообщество в Англии наверняка решило, что речь, мол, идет об очередном информационном трюке защитников российского ТЭК.

Но прошла пара дней — и недруги Москвы сами же сели в лужу. Почему? Да потому, что на сей раз уже не «ангажированный Кремлем» аналитик, а профильное министерство… самой же Британии(!) повторило практически то же самое. Да-да, лондонский департамент по вопросам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии заявил во весь голос: Соединенное Королевство «никоим образом не зависит» от российского «голубого топлива». Ибо «менее 1% газа на внутреннем рынке страны поступает из России». Стало быть, намерения и формулировки г-жи Мэй по предстоящему, так сказать, «закручиванию вентиля» не продуманы и легковесны? Вот это, согласитесь, конфуз, особенно для старой доброй Англии, гордящейся традиционной солидностью и основательностью суждений, особенно на высоком уровне. Continue reading

Поступь ТЭК и подножки недругов

Убедительная победа Владимира Путина на президентских выборах, в том числе, в ключевых нефтегазоносных регионах России, будет, конечно, многократно анализироваться, в том числе и у нас — на сайте «Нефтянка». Но один из главных выводов можно сделать уже сегодня — что называется, по горячим следам событий. Этот вывод однозначен: большинство россиян доверяет своему лидеру и дает ему полноценный мандат на очередной срок правления. Быть может, мы, в силу своего исторического менталитета, не дотягиваем (хотя это, видимо, не столь уж важно) до конституционного продления властных полномочий председателя КНР Си Цзиньпина. Однако мы (опять-таки всего лишь в порядке сравнения) не отстаем в этом же смысле от государственно-правового стандарта второго крупнейшего торгово-экономического партнера России в современном мире. Это Германия, где Ангела Меркель только что заступила в четвертый раз на пост федерального канцлера.

Пройден психологически важный этап

На российских просторах Евразии поддержан и внешнеполитический, и внутренний курс Путина. 76,6% поданных за него голосов — эта планка выше предыдущего путинского рекорда 2004 года. А ведь тогда заносчивый Запад еще не пытался окружить нас частоколом санкций и загнать в изоляцию.

Поэтому в ту далекую пору иные россияне, привыкшие верить со времен перестройки в наше беспрепятственное вхождение в «цивилизованное сообщество наций», все еще пребывали в своем ошибочном мироощущении. Оставались в иллюзорной пелене сонного спокойствия и безмятежности. Но даже тогда, в 2004-м, то есть в эпоху надежд на продолжение разрядки, мы голосовали за Путина все же не столь убедительно, как сейчас, когда вокруг, напоминая о «холодной войне», бушуют злые ветры. Итак, ныне поддержана именно решимость президента: не сгибаться и впредь под давлением Запада, которое становится не только высокомерным, но и даже… истеричным! Continue reading

Удар по свободе торговли — значит и по свободе энергетики

Отставка главного экономического советника Белого дома Гэри Кона всколыхнула деловую Америку и уронила множество биржевых индексов. Член оппозиционной демократической партии и экс-президент Goldman Sachs Group Inc., он был, однако, уважаем и в нынешних, республиканских коридорах власти. Почти в одиночестве он сдерживал аппетиты крайне правых членов кабинета — министра торговли Уилбера Росса, старшего советника Стивена Миллера, коммерческого советника Питера Наварро, шефа аппарата Джона Келли… Смягчались тем же Коном и амбиции других проводников радикальнейших и непопулярных в мире направлений политики Трампа. Перед выходом в отставку либерально настроенный Кон, известный еще и как друг ЕС, сопротивлялся жесткому тарифному протекционизму США и не одобрял атак Белого дома на иммиграцию в Соединенные Штаты. Не стало Гэри Кона — не стало и остатков курса глобализации, воспетой там же, на Потомаке. Итак, прощай, глобализм, его интеграционные модели! На Западе, да и в «третьем мире», каждый теперь сам за себя. Целые регионы планеты становятся заповедниками безраздельного господства эгоизма — экономического и политического.

В Белом доме дошло до крайностей

Подавленный Гэри Кон, объясняя кое-как причины своей отставки, был не очень многословен. Признал лишь, что он не ответил на призыв Дональда Трампа: подтвердить, что все участники обсуждения беспрецедентных заградительных пошлин — «члены одной и той же команды». Но публично не соглашаться с шефом Белого дома становится ох как опасно!..

Однажды Кон сказал, что по вопросу о введении импортных тарифов на сталь, алюминий (а теперь еще и на автомобили – авт.) он склонен одобрить борьбу только с китайской экспансией в Новый Свет. А вот Мексику, Канаду и Европу тот же мистер Кон не имел в виду и, в отличие от республиканской верхушки, не хочет с ними ссориться. С этими государствами у Соединенных Штатов нет геополитического противоборства, да и рынки у Вашингтона они тоже не отнимают. А вот контрмеры против американских товаров на своих границах обиженные европейцы, как и соседи США, могут объявить вполне, хотя министр торговли ФРГ и выразила надежду на то, что Белый дом все-таки одумается, и тогда Европе не придется предпринимать встречных акций. Continue reading