Прощание с угольком

Фото: Vyacheslav Svetlichnyy / Shutterstock.com

Как уже известно читателям «Нефтянки», на прошлой неделе рынок «черного золота» бойко отреагировал на ударное заявление почти уже 78-летнего демократа Джо Байдена о своей победе на президентских выборах в США. Сразу же заметно поднялись котировки и североморской смеси Brent, и техасского сорта WTI. И ведь это не только потому, что глобальная энергетика, пусть даже сильно подкошенная пандемией и сомнительно-зигзагообразным спросом, любит определенность и стабильность хотя бы в основных хозяйственных эпицентрах планеты. Биржевики и те, кто за ними стоит, наверняка рассудили просто: при власти Байдена правовое наступление на буксующую (и без того — Авт.) «сланцевую революцию» в Соединенных Штатах теперь уже точно начнется. Оно станет сложным и неоднозначным, но в целом не будет отменено ни за что. Словом, американской нефти со временем станет все-таки меньше. Или, по крайней мере, пропорционально меньше при условии отраслевого подъема в ряде проблемных стран «третьего мира». 

Continue reading

Санкционный зуд крепчает

В предыдущем Международном обозрении «Нефтянки» говорилось о вероятном витке новых рестрикций США против российской экономики при весьма возможном приходе демократов к власти. Поток тревожно-санкционных прогнозов на сей счет, увы, нарастает. Не молчит, конечно, и одно из ведущих агентств деловых новостей — Bloomberg. «В течение своей более чем 10-летней карьеры в качестве министра финансов РФ, — отмечено на этой новостной ленте, — Алексей Кудрин стал одним из тех экономистов, которым президент Владимир Путин доверяет больше всего. Это Кудрину удалось благодаря снижению бюджетных расходов и переводу сотен миллиардов долларов в «фонд черного дня», помогающий Кремлю в уверенном преодолении экономических кризисов. Но ныне тот же фискальный консерватор, напротив, говорит, что России следует увеличить свои расходы. Кремль, однако, глух к сказанному вопреки 40-процентному росту Фонда национального благосостояния РФ в 2020 году. Путину не хочется рисковать сокращением сбережений, хотя это и означает ресурсное истощение экономики во время пандемии. Вызвано это тем, что, по истечении более чем 5 лет эскалации напряженности в отношениях с США и Европой, включая бесчисленные витки санкций, Кремль теперь окапывается в ожидании новых рестрикций».

Continue reading

Выбор меньшего из зол

Фото: YES Market Media / Shutterstock.com

В первой своей командировке в Соединенных Штатах автору этих строк довелось побывать в 1977 году. Позади была изнурительная война во Вьетнаме; и полмиллиона вернувшихся оттуда раненых американских парней пока еще долечивались на родине. Но в целом общественная атмосфера была бодро-оптимистичной: дескать, все самое худшее — уже позади. Никто тогда и не думал, что не пройдет и полувека, и граждане единственной сверхдержавы на планете разделятся на два не просто разных, а непримиримых лагеря, вцепившись друг другу в горло из-за совершенно противоположных взглядов на дальнейшее развитие страны и эволюцию ее имперской роли в значительной части мира. 

Continue reading

Там, где нефть и газ сродни боеприпасам

Вести с рынка нефти и газа все чаще напоминают фронтовые сводки, даже когда речь не идет об убитых и раненых. Стратегия и тактика топливных компаний — под крепчающими ударами COVID-19, снижения спроса и, к тому же, общеэкономического спада. Рождается гремучая смесь приемов окопной войны с резкими, отчаянными контратаками. Ну а уж если те или иные холдинги попали в окружение, то им ничего иного не остается, как соединять поредевшие отряды в попытках избежать разгрома. Поднялась волна корпоративных слияний, девизом которых (во всяком случае, для менее крупных игроков) часто является одно и то же: уцелеть любой ценой! Так, решили соединиться Devon Energy Corp. и WPX Energy Inc., что делает их заметным фактором в сфере сланцевого апстрима. Капитализация достигнет 6 млрд долл — это свидетельство выхода на 8-е место в отраслевой табели о рангах. The Wall Street Journal пишет: «Сделка может помочь двум компаниям выбраться из рыночной пропасти в условиях, когда пандемия подорвала спрос, заставляя лидеров США в области гидроразрыва пласта сильно срезать расходы»… Далее, в минувшую пятницу, акционеры известной Noble Energy проголосовали за свое вхождение в Chevron Corp. «Растворяясь» в этом гиганте, Noble превращает его своим «довеском» (а он равен 4,1 млрд долл) во вторую по величине сланцевую корпорацию. Единый «титан добычи» уступит лишь одной структуре, работающей на нетрадиционных залежах, — EOG Resources. Во всяком случае, аналитики Rystad Energy в этом убеждены. Другое дело, что всего 60% акционеров Noble одобрили, по случаю этой «системной ломки», еще и премии топ-менеджерам. Словом, хотя со слиянием согласны 89% владельцев ценных бумаг, но около половины были против огромных выплат «жирным котам» (!). «Вошедшие» в Chevron получили за каждую свою акцию 0,1191 «большой акции» из портфеля поглотившей их компании. Все это подтверждает: как бы не затягивали «мейджоры» те или иные слияния, но в итоге их не избежать. Chevron в последний момент отказалась в 2019-м от покупки буксующей Anadarko и даже заработала на штрафной выплате благодаря удешевлению ее недр ввиду снижения цен. Но сам-то по себе вопрос все еще стоит! Вот и на сей раз, имея дело с Noble, тот же «мейджор» заплатил бы еще в июле с.г. за слияние 5 млрд долл; а теперь, на дне отраслевого спада, он потратит чуть больше четырех миллиардов; но суть не меняется… Впрочем, все эти зигзаги, будь то пандемийные или биржевые, можно квалифицировать как не зависящие от воли людей либо их действий. Беда в том, что по белу свету множатся искусственные — рукотворные кризисы, инспирированные хорошо известными политическими силами и несущие прямой урон мировому ТЭК. О них-то мы сегодня и поговорим. 

Continue reading

На рынке безвременье. Все подавлено политикой

Международное Энергетическое Агентство (МЭА) выдало емкий, хотя и неофициальный, рыночный прогноз на осень и зиму. Предчувствия довольно скромных подвижек нефтяной конъюнктуры на сей раз пришли в виде интервью для Reuters. Дал его директор МЭА по энергетическим рынкам и безопасности Кейсуке Садамори. Суть его слов недвусмысленна. Как бы тревожно мы ни отзывались о переживаемом отраслью моменте (будь то затягивание первой волны пандемии коронавируса или смутное ощущение прихода ее второй волны), — МЭА все равно не паникует. Оно «не ждет в эти месяцы сколь-либо серьезного замедления» в динамике потребления углеводородного сырья, как и в мировой экономике в целом. «Хотя рынок и не надеется увидеть скорый возврат бурного роста, — наш взгляд на (завтрашний день спроса — Авт.) более стабилен, чем 3 месяца назад». Во многом это обусловлено «досрочным оживлением в Китае» и активизацией импорта сырья в КНР, что как раз и внушает экспертам больше спокойствия, чем ожидалось. «И все же касательно Поднебесной и ее связей с индустриальными странами, включая США и даже Европу, бытует так много неопределенности, — посетовал Садамори. — Так что ситуация не очень оптимистична — это и бросает тень на наш прогноз роста». Тень, по мнению МЭА, бросает еще и долгое равнодушие рынка к топливу для реактивных лайнеров, что снизило мировой спрос на нефть на 8,1 млн баррелей в день. И, наконец, конъюнктуре придали мрака вести из США в прошлый (нерабочий) понедельник, когда День труда совпал с финалом сезона активного автовождения. Так вот, фьючерс заокеанской WTI упал на 3% до планки 38,70 долл за баррель — в унисон со вспышкой пандемии в 22 из 50 штатов. Плохи дела с ценами «черного золота» и в Британии, Индии… А возвращаясь к Соединенным Штатам, — напомню, что там вот-вот начнется осенний сезон профилактического ремонта и закрытия НПЗ, что еще сильнее собьет спрос на нефть. Собьет на полтора-два миллиона баррелей в сутки. Но, спрашивается, есть ли во все этом что-либо трагичное для углеводородного ТЭК России? 

Continue reading

Энергетика абсурда вышла на авансцену

На первый взгляд, устойчивая и в целом верная версия политологов о роли США как лидера глобального прессинга на Россию по всем азимутам стала недостаточной, не полностью отвечающей реальности. Евросоюз, который мы привыкли рассматривать в качестве жертвы попыток возрождения «железного занавеса», все активнее лоббирует инициативы, «усложняющие жизнь» Москве. Так, с 2025 года ЕС введет углеродный налог. Новый фискальный пресс покарает — на фоне борьбы с выбросами СО2 — не только производственные циклы в промышленных отраслях глубинных регионов Евразии. Главное — этот налог «зажмет» еще и торговлю сырьем, полуфабрикатами. Речь пойдет даже о тех поставках, которые, казалось бы, заранее «очищены» от претензий, поскольку на «породивших» их скважинах, шахтах, карьерах и т.д. вовсю выполняется и без того сверхтребовательное Парижское соглашение о климате. По-разному можно относиться к подходам экс-президента и экс-премьера РФ Дмитрия Медведева, но на днях он провел совещание именно на эту тему. «Этот налог, — сказал зампред Совбеза, — может резко увеличить конкурентоспособность товаров из европейских стран по отношению к другим государствам… Для нашей экономики это тоже будет иметь весьма серьезные последствия. Могут пострадать… базовые отрасли, такие как черная, цветная металлургия, химическая промышленность, энергетика». Пошатнется рамочная конвенция ООН, не позволяющая «использовать меры борьбы с изменением климата для ограничения… конкурентоспособности». Предположим: голландцы захотят купить СПГ из России, болгары — наш бензин, а бельгийцы — пластмассу откуда-нибудь с Урала, платя за это меньше, чем за потоки из иных источников. Но что скажет ЕС? «Да, привозная продукция дешевле — она выпущена по низкозатратным технологиям с высокими (хотя — признаем — упорно сокращаемыми россиянами) выбросами СО2. Но вот вам эти же товары подороже, ибо они появились на свет в Западной Европе с минимальным парниковым эффектом». Каков же вывод? На партиях импорта, прежде всего топливного, поставят столь же высокие ценники, как и на товарах самой Европы. Хотите СПГ с Ямала? Пусть он стоит так же, как и газ с умирающего нидерландского месторождения Гронинген. Или желаете волжские трубы для нефтепроводов? Увы, продать их на Пиренеях или Апеннинах можно будет никак не дешевле, чем изделия местного проката. И ведь все это будет называться… справедливой конкуренцией! 

Continue reading

Турецкий гамбит и персидская вязь

Питер Деббинс

В международной хронике бывают моменты, когда, казалось бы, второстепенный эпизод неожиданно подсказывает нам очень многое. Прокуратура Вирджинии обвинила на днях в шпионаже — в пользу России — бывшего спецназовца Питера Деббинса. Говорится, что этот ветеран «зеленых беретов» работал на ГРУ с 1996-го. Но важно не только это. Важно, где он служил. А служил г-н Деббинс, в частности, в Грузии и Азербайджане. Мы, россияне, по привычке сразу же проецируем происки подобных групп на традиционную стратегию противодействия США нашей стране. Думаем, что сотни таких же спецназовцев, как Деббинс, смотрят сквозь окуляры своих биноклей непременно на север. А что, если они в равной степени смотрят из Баку и Тбилиси еще и на юг? Там, к югу от Азербайджана, — ненавистный Белому дому Исламский Иран. А к югу от Грузии — вроде бы натовская, но такая непредсказуемая в последнее время для США Турция. Стоит нам хоть на минуту отойти от своего стандартно-державного эгоцентризма и задуматься над растущей многовекторностью пентагоновских прицелов, — и весь регион предстает намного разностороннее, полифоничнее и, я бы добавил, правдивее. Какое отношение это имеет к нефти и газу — тема сегодняшнего Обозрения. 

Continue reading

Реалии, которые подчас анекдотичны

Реальная жизнь извлекает на свет не меньше анекдотичных историй, чем самые искрометные фельетонисты. Это ж надо было случиться такому: в тот самый день августа, когда официальный Минск напрасно посетовал на вынужденную необходимость бегать по лесам Белоруссии, да еще в разгар косовицы, за мифическими русскими автоматчиками из ЧВК «Вагнер», — флоридская The Miami Herald ошарашила читателей сходным сообщением из местной усадьбы, принадлежащей… Дональду Трампу! Трое 15-летних подростков с АК-47 (выбор оружия, согласитесь, понятен) были схвачены на территории президентского поместья Мар-а-Лаго. Правда, о выборах в Минске они ничего не знали, но до огородов во владениях хозяина Белого дома (уж не с целью ли покушения?) парни зачем-то доползли. И это — незадолго до апогея избирательной кампании в США — вот ужас! Знаете, кто первым известил о случившемся в Мар-а-Лаго потрясенную публику? По языково-фамильному совпадению, это был Майкл Огродник, спикер полиции округа Палм-Бич. Но политические сатирики считают, что в тот ненастный день хуже всего пришлось даже не Огроднику. Не повезло… тайному мастеру внешнеполитической пропаганды, который вроде бы курировал в США премьеру сумасбродной версии киевской СБУ о мнимой охоте засланных Москвой диверсантов на должностных лиц союзного государства. «Если уж ты придумал этот сценарий про налет на санаторий «Белорусочка», — то рожай теперь нечто аналогичное и о подростках с «Калашниковым» во Флориде! — якобы поручили несчастному. — Ведь должен же был кто-то их туда заслать!». Но, увы, написать второй водевиль оказалось не под силу.

Continue reading

«Третий мир» подстраивается под санкции и кризис

Весть пришла из Джакарты. Но она затерялась в потоке новостей мирового ТЭК. И напрасно, ибо ее можно назвать если не исторической, то уж, во всяком случае, во многом переломной. Да-да, переломной хотя бы для связей Индонезии, этого бывшего члена ОПЕК, с зарубежными инвесторами. По данным Reuters, колоритный архипелаг с крупнейшим мусульманским населением в мире внес поправки в свой закон 2017 года о капиталовложениях в нефть и газ. Компаниям можно выбирать модель инвестирования в апстрим-проекты, хотя и все еще в русле соглашений о разделе продукции. До 2017 года там была принята схема Cost Recovery («Возмещение затрат»). По такому сценарию освоения и разработки, государство компенсировало инвестору издержки разведки и добычи, а инвестор перечислял больше доходов от нефти и газа в пользу властей. Но в последние три года компаниям предписали другой, суровый порядок: Gross Split («Раздел на этапы»). Теперь операторы и подрядчики целиком, без какого-либо вклада казны, несли все расходы на изучение и освоение индонезийских блоков, а в виде компенсации забирали в свой портфель повышенную долю платежей от покупателей сырья. Вопрос: что, если на запуск промысла пошли мега-ассигнования, а он себя не оправдал? Не ведет ли «тирания Минфина» к уходу капиталов из Джакарты, которая и без того теряет роль одного из локомотивов отрасли? Опасность, как уже все видят, осознана. «Правительство, — было объявлено в минувшую субботу, — действуя через Минэнерго, официально допускает гибкость в выборе формата контракта о нефтегазовом сотрудничестве». Цель — дать проектам определенность, обеспечить правовую стабилизацию и, конечно, привлечь инвестиции. Если у кого-то уже подходит к концу срок действия старого соглашения по принципу Cost Recovery, — то никто не заставит такого партнера переделывать документ по типу Gross Split… Что сказать по поводу индонезийских перемен? То, что и на Малайском архипелаге, и во всем «третьем мире» подобные коррективы следовало внедрить, как говорится, сотню лет назад. При этом раскладе компании ТЭК реже уходили бы в северные широты из Африки, Азии и Латинской Америки, а они, в свою очередь, смягчили бы для себя удары ценового спада. Поговорить же в сегодняшнем Обозрении хотелось бы не только о том, как развивающиеся страны бьются в тисках мирового кризиса, но и о том, сколь отчаянно они пытаются нейтрализовать излюбленное оружие в руках у «мирового арбитра» — секторальные санкции. 

Continue reading

Нерест трески и… глобальная энергетика

Корабль «Академик Черский» (Фото: Виталий Невар / Reuters)

Трубоукладчики, достраивающие на Балтике «Северный поток-2», не смогут возобновить работу неделями. Это выяснилось 22 июля, когда госсекретарь США Майк Помпео побывал с визитом в Дании. Это она годами уклонялась от согласования маршрута для подводного газопровода из Финского залива. Затем, правда, королевство дало зеленый свет. Более того, с учетом угрозы санкций Белого дома против швейцарской AllSeas и других фирм, имеющих технологии прокладки судами с динамическим позиционированием, Копенгаген пошел навстречу проекту еще и в другом. 6 июля ведомство DEA разрешило прокладку труб с применением менее экологичного типа судов. Казалось бы, дело — на мази. Да и летний, без штормов, сезон на Янтарном море — тоже подспорье. И вот тут-то Скандинавию посетил Помпео. Беседуя с премьером Метте Фредериксен и министром Йеппе Кофод, он заявил: «Мы будем активнее защищать свои геополитические интересы». Любопытно узнать: понравилось ли бы г-ну Помпео аналогичное заявление Москвы о защите своих интересов где-то в Карибском море?! Либо, скажем, воля Пекина: отстоять свои державные позиции на рейде… Сан-Франциско?! Так или иначе, глава дипломатии США продвинул в Дании новый тормоз на пути к финалу проекта. «Сошлитесь в диалоге с немцами хотя бы на период нереста промысловой рыбы», — нашептали, похоже, эксперты Госдепа по России. И вот уже радио NDR Info объявило: возобновление работ невозможно из-за… нереста трески. Итак, стоп как минимум до осени! Здорово, друзья мои! Это войдет в анналы дипломатии. Все знают: нерест очень важен; но кому надо было доводить бюрократическую волынку до этого момента? Впрочем, если бы не ссылка на размножение трески, — то вполне подошли… бы утиная охота или сельдяная путина! Между тем планета продолжает катиться не в путину, а в пучину обвала нефтяных котировок, кризиса спроса на топливо, хаоса в поставках газа и падения добычи. Кстати, пандемия гуляет и по нефтегазоносным штатам США, о чем мы еще упомянем. Ну прямо самое — для Трампа — время стопорить трубопроводы, подрывать производство и рубить поставки, занимаясь разве что имперскими интригами и наскоками на мировой энергоарене! 

Continue reading