Углеводороды – целый мир, но не только материальный

 

Павел Богомолов

В прессу просочились вести о рассмотрении Вашингтоном способов дальнейшего усиления санкционного прессинга на наш углеводородный ТЭК. Эти новости не могут не беспокоить. Еще недавно министерство торговли США обходило в своей технологической блокаде те апстрим-проекты с участием компаний РФ, которые выполняются за пределами России. Поэтому нам хотя бы немного везло (правда, как выясняется, лишь до поры — до времени). Везло, иными словами, тем нашим игрокам, которые, работая на чужом глубоководье, сотрудничают в рамках таких проектов с зарубежными партнерами. А вот теперь, как явствует из некоторых (пока еще не подтвержденных) статей по итогам встречи Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона в Маниле, этому на редкость здравому подходу может настать конец. Конец и там — в третьих странах. 

«Истернизация» планеты – в самом разгаре

Столь нежелательный поворот стал бы если не фатальным, то уж, во всяком случае, еще более ощутимым. Более того, он стал бы незаконным ударом по сугубо мирным — мало отягощенным ракетно-ядерной дуэлью интересам российского топливно-энергетического бизнеса за рубежом.

Continue reading

ТЭК всегда был связан с политикой. Теперь он от нее неотделим

Автор статьи в Каракасе

Итоги первого полугодия принесли западноевропейским компаниям облегчение. Выявилось, что им есть за что бороться против зреющего за океаном энергоэкспортного диктата, который может лишить ТЭК Старого Света весомых прибылей. В отличие от двух с лишним десятков государств, продливших в мае — ради поддержания приемлемых цен — венские квоты на добычу по формуле ОПЕК+, корпорации по обе стороны Ла-Манша ничем не жертвовали, но получили ощутимый навар. Главное — они оттолкнулись от самого дна отраслевой депрессии. Так, англо-голландская Shell улучшила показатели EBITDA на 76% и снизила долги. Уменьшила задолженность на 1,8 млрд дол и французская Total. ВР, которую, правда, все чаще называют англо-американской, не сократила задолженность в целом, но все же компенсировала часть экологического ущерба от разлива нефти на блоке Макондо — компенсировала такими темпами, что подтвердилось: с 2018-го эти счета начнут сокращаться.

Рынок настроен на позитив

Если бы можно было анализировать всю эту позитивную для сектора статистику отдельно от большой политики, — углеводородный ТЭК расцвел бы пышным цветом. Но, увы, делать этого нельзя — не те сейчас времена.

Вспомним разделы учебников энергетической дипломатии: в начале 1940-х глобальная нефтянка тоже не бедствовала. Но Германия прибрала к рукам нефть Плоешти, требовала больше сырьевых поставок из СССР и готовилась прорваться к Ираку с помощью североафриканского корпуса Роммеля. Италия хозяйничала на нефтепромыслах Ливии. А Япония, уже замышлявшая ударить по Гавайям, требовала от США не только смириться с захватами в Китае, но и поставлять ей авиабензин! Не дай-то нам Бог увидеть нечто подобное с точностью наоборот, когда агрессоры нового типа станут — во избежание глобальных экономических потрясений — не прибирать к рукам отдаленные залежи углеводородов, а наоборот, изо всех сил отталкивать их от ведущих постиндустриальных регионов потребления топлива и энергии.  

Любопытный факт: в дипломатических кругах поговаривают, что творцы американской политики нервно вздрагивают всякий раз, когда сообщения с пометкой «Срочно!» идут с берегов Финского залива. И дело тут не только в раскатистом резонансе парада на Неве, подтвердившего оборонную мощь ВМФ России. Для Вашингтона плохо все то, что происходит в ненавистном для нее углу Балтики. За последние дни Финский залив так рассердил своими буднями и праздниками Белый дом, что оттуда, из Таллина, вице-президент США Майк Пенс начал вдохновенное турне по «очень атлантическому»(!) маршруту: Эстония — Грузия — Черногория(!). Да и понятно: где же еще развертывать борьбу с агрессором, как не близ его границ?

Continue reading

Им будет за это стыдно

Автор статьи в Каракасе

Когда даже опытные американские политики до конца не понимают, что своими решениями они нарушили конституцию США, это говорит о многом. Обрубая минимальные полномочия Дональда Трампа хотя бы по смягчению закона об антироссийских санкциях в будущем, они думают, что тем самым Капитолий подтвердил схему сдержек и противовесов между ветвями власти. На деле же конгрессмены и сенаторы вбивают последний гвоздь в рассыпающийся и без того фундамент президентской республики и, ничтоже сумняшеся, делают ее парламентской! А ведь единственное в тамошней иерархии должностное лицо, которое избрано всем народом Соединенных Штатов, — это президент.

Расчищают европейский энергорынок под себя 

То, что отнюдь не главе государства отдана первая скрипка в прискорбном возвращении единственной сверхдержавы к эпохе «холодной войны», — форменное беззаконие. Как и доказательство существования в тамошней элите некоей закулисы, которое всегда отрицалось.

Мы уже не говорим о том, что 419 голосов — «за» и всего три голоса — «против» в нижней палате (как и 98 из 100 голосов «за», поданных 28 июля в сенате) звучат не то что эхом единодушно-брежневской эры в СССР. Они воспринимаются скорее как идеологизированная копия автократий в Азии. Так низко Америка не падала уже давно. Занимая в 184-страничном билле «О противодействии противникам Америки посредством санкций» 98 страниц, то есть намного больше разделов об Иране и КНДР, сегодняшняя Россия сочтена главным злом. Страна, никогда не воевавшая против США в отличие от Британии, Германии и Японии, добровольно передавшая Вашингтону свои территории (Аляска) и поддерживавшая суверенитет заокеанской федерации с момента провозглашения Штатов в 1776 году, считается чуть ли не исчадием ада. Что это — безграмотность, провинциализм или нечто худшее?

Continue reading

 От конкуренции – к конфронтации

Эпоха здорового взаимодействия и конструктивно-рыночного соперничества в углеводородном ТЭК, достигшая своего апогея в Энергетическом документе Санкт-Петербургского саммита G8 в июле 2006-го, все больше уходит в небытие. Сколь бы грустно ни было констатировать, но она скатилась к подмене ключевых для нефтегазового сектора понятий. Яростная конфронтация теснит честную конкуренцию, интриги подрывают деловой успех. Вместо прозрачных конкурсных аргументов ставятся закулисные подножки, а запреты на эксплуатацию комплектов новейшего оборудования явили нам инвестиционные гетто, размашисто нанесенные на карту любителями энергодиктата. 

Да уж, концерн Siemens и впрямь отколол номер…

Демонстративная готовность энергомашиностроительного гиганта Siemens поссориться с Россией вплоть до обратного выкупа доставленных с Тамани в Крым газовых турбин с маркой ФРГ (но при значительной доработке и адаптации силами россиян), выглядит недобрым предзнаменованием.

В памяти поколений оживают полузабытые страницы некоего тайного сговора между промышленниками на Рейне и на заокеанской Миссисипи. Не стало ли это наследием альянса ультрареакционеров от индустрии по обе стороны Атлантики, который не прерывался ни в какие времена? Не может же Siemens не знать, что генерирующие мощности потребовались Крыму не ради местнического тщеславия. Cовременные геростраты обрушили на Херсонщине ведущую на полуостров ЛЭП и закрыли Днепровский водоканал. Случись это не на Украине, а в какой-нибудь иной стране, — цивилизованная Германия подняла бы страшный шум тотального возмущения подобным преступлением против человечности. Но, увы, к рассматриваемому нами случаю это, как видно, не относится.

Впечатление таково, что по закрытым дипканалам между Вашингтоном и Берлином до сведения канцлера Ангелы Меркель доведено — по итогам Гамбургского саммита G20 — настолько яростное недовольство Белого дома готовностью ФРГ сохранить хотя бы остатки энергетического диалога с РФ и спокойный нейтралитет к ее нефтегазоэкспортным планам, что никакой альтернативы отныне вообще не просматривается. И немцам, таким образом, попросту не остается ничего, кроме незавидной участи: слепо поддерживать заокеанскую антикремлевскую обструкцию — поддерживать бездумно и стопроцентно. Причем нацелено это, судя по всему, именно на сферу ТЭК.

Continue reading

Война, мир и углеводороды

Павел Богомолов

Минувшая неделя прошла по обе стороны Атлантики под знаком празднования сразу нескольких годовщин. Одна из них — вековой юбилей вступления США в Первую мировую войну. Дональд Трамп отметил знаменательную дату не где-нибудь, а в Париже. В ходе торжеств не раз отмечалось: сто лет назад в Европе впервые высадились американские войска. Вместе с ними были доставлены десятки тысяч стальных бочек с бензином и другими нефтепродуктами. Державы Антанты, отрезанные от месторождений Ближнего Востока враждебной Османской империей, вздохнули с облегчением: отныне их автоколонны, броневики и новомодные танки получили достаточно горючего. Ллойд-Джордж на Темзе и Клемансо на Сене с благодарностью назвали привозное топливо кровью земли — и удвоили свои моторизованные клинья в целях грядущей победы над кайзером.

Порою ТЭК служит примирению. Порою — конфронтации

 Прошла четверть века, и нацистские субмарины, пытаясь подорвать судоходство антигитлеровской коалиции на Атлантике, вновь, как и в 1917-м, нацелили свои ударные силы на танкеры под звездно-полосатыми флагами. Но в итоге фашистские подводники проиграли.

Сегодня на дворе иные времена. Идеология человеконенавистничества, казалось бы, давно повержена и в Берлине, и в Риме, и в Токио. Но и в иных — общедемократических и неолиберальных условиях глобализации все та же Германия расходится с США в коренном вопросе о наилучших источниках энергоснабжения Старого Света. Американцы, как это дважды случалось в ХХ веке, готовятся вновь обрушить на Европу волну своих углеводородов — теперь уже в сланцевом исполнении. Ну а немцы, умеющие подсчитывать расходы лучше многих других, справедливо полагают, что от американского сырьевого натиска опять-таки надо отбиваться изо всех сил. Ибо дешевому трубопроводному газу с востока нет сколь-либо рентабельной альтернативы. И ведь все эти разночтения сплетаются в тугой узел интриг и ожесточенной полемики на фоне, казалось бы, одной и той же знаменательной даты.

Continue reading

Нам нужны и Гамбург, и Ямбург

Автор статьи в Каракасе

Международное обозрение с Павлом Богомоловым

«Россия — надежный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира, — заявил в Гамбурге Владимир Путин. — Намерены и впредь активно участвовать в гармонизации мировых энергорынков, снижении волатильности цен, сообща с другими государствами-поставщиками и потребителями топлива обеспечивать глобальную энергетическую безопасность». И, хотя это было сказано в довольно узком составе лидеров пятерки стран БРИКС, но смысл и конструктивная нацеленность кремлевской позиции органично перешли далее в канву обсуждения повестки пленарных сессий и двусторонних переговоров в рамках G20.

Открытость в духе Ганзы и стены изоляционизма

Обращенный и даже распахнутый к Европе и всему миру Гамбург известен как один из городов-основателей средневекового-купеческой Ганзы, этого прибрежно-интеграционного альянса свободных рыночных площадок на кромке Северного и Балтийского морей.

То был исходный прототип сегодняшней ВТО. Прототип подчеркнуто-деловой и, вместе с тем, многоцветно-колоритный, на маршрутах которого соседний Любек перевозил баварское пиво и рейнский рислинг, Росток встречал торговых людей из Великого Новгорода с искристой северной пушниной, а Бремен присылал на ярмарки своих легендарных музыкантов.

Гамбург, пожалуй, — лучшая в Западной Европе трибуна для озвучивания известного кремлевского тезиса о том, что свободного состязания между экспортерами, в том числе экспортерами сырья, мы никогда не опасались и не будем опасаться. Отвечая в этом русле на вопрос СМИ о том, не станет ли экспансия американского газа в регион еще одним, и притом тревожным, источником раздоров между Москвой и Вашингтоном, российский президент был убежден в своей правоте. Он подчеркнул, что оценивает затронутый прессой феномен «в высшей степени положительно, потому что здоровый рынок и здоровая конкуренция — это то, к чему мы стремимся».

Continue reading

«Глобальное доминирование» в исполнении Трампа

Павел Богомолов

«Трамп завоюет мир главным оружием Москвы», — так отозвались новостные агентства на программное выступление президента США под сводами вашингтонского Минэнерго в рамках объявленной Белым домом Недели энергетики. В таких откликах на заокеанский манифест нет преувеличения. СССР и современная Россия старались экономически и политически привязать к себе ряд стран и регионов с помощью нефти, газа, угля и АЭС. И то, что сегодня Соединенные Штаты, свернув отжившую пропаганду «американской мечты» и  продвижение демократических ценностей, тоже решили сделать выгодную ставку на усиленный энергоэкспорт и инвестиции не только в национальный, но и  в глобальный ТЭК, — глубоко закономерно.

Герольды золотой эры ТЭК

«Нефтянка» давно уже писала, что своим решительным разворотом к нуждам и аппетитам нефтегазовой отрасли США новый президент всерьез заглядывает в будущее, а не просто благодарит нефтяников, газовиков и  угольщиков — от разнорабочих до топ-менеджеров — за поддержку на всеобщих выборах.

Хотя, впрочем, и эта материализованная признательность, говорящая о выполнении предвыборных тезисов, сама по себе характеризует наделенного властью олигарха с положительной стороны. А вот что не красит герольдов анонсированной Трампом золотой эры в истории американской энергетики, так это чрезмерно экспансивная, более того, агрессивная направленность новой политической линии заокеанской сверхдержавы.

Послевоенная Америка внесла, как известно, заявку на глобальную гегемонию через ракетно-ядерную монополию. Но на этом пути она быстро была нейтрализована Советским Союзом. Тогда США перевели конфронтацию двух миров в плоскость глобального продвижения американского образа жизни и системных ценностей через безудержную внешнеторговую экспансию и, вместе с тем, через перевороты и локальные войны типа корейской или вьетнамской. С окончанием холодной войны таких конфликтов стало больше — Панама, Ливия, Югославия, Ирак…

Но в последние годы и этот силовой курс исчерпал себя. Остались лишь электроника, информатика и массовая культура, но таких козырей маловато. В случае большой войны, по оценкам Пентагона, США теперь уже не смогут продвигаться более чем на одном крупном театре боевых действий — либо на востоке, либо на западе. А их экономическую мощь вовсю поджимает Китай. Поэтому Трамп абсолютно прав: пора избирать новую стратегию и тактику — становиться, без стеснения, заправщиком глобального мотора.

Continue reading

Логика ТЭК – против любительских импровизаций

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Минувшая неделя выдалась богатой на события в ходе нелегкой, но все же последовательной зарубежной экспансии нефтегазовых компаний РФ или аффилированных с ними игроков. Так, оффшорная дочка ЛУКОЙЛа выиграла в Мексике тендер на 12-й блок предлагаемого инвесторам мелководья, дав предельный размер роялти – 75% и выразив готовность израсходовать там на геологоразведку, начиная с 2018 года, 50 млн долл. Еще 200 млн долл ассигновано ЛУКОЙЛом на три морских проекта, предполагаемые нашим игроком к альянсу с итальянской Eni.  И это — вдобавок к уже осваиваему сообща с канадской Renaissance Capital наземному месторождению Amatitlan. Тем временем на том же мелководье Юкатана можно поздравить с тендерным успехом и консорциум местной госкорпорации Pemex с германской DEA Deutsche Erdoel, подконтрольной российскому бизнесмену Михаилу Фридману.

Отповедь недоброжелателям

Немало было и других деловых удач — больших и малых — в самых разных регионах планеты. Но основную тональность недели определило все же другое, причем тоже позитивное, событие отраслевой хроники. Европейцы впервые за долгие годы выступили, причем публично, против нового витка американских секторальных санкций, нацеленных против российского углеводородного ТЭК.

Риторический, но прочувствованный Вашингтоном залп по мастерам закручивания политических гаек был, так сказать, двуствольным. Гулким эхом в нефтегазовых кругах отозвалось совместное заявление министерств иностранных дел Австрии и ФРГ. Не менее мощно прозвучала и краткая, но красноречивая оценка происходящего из уст канцлера Ангелы Меркель.

Главы двух германоязычных дипломатий со всей жесткостью отозвались о включенных в законопроект сената США угрозы. В Капитолии обещают сурово наказывать компании стран Евросоюза, рискнувшие поучаствовать в совместных газотранспортных проектах с Россией вроде «Северного потока-2». Именно эта, по отзыву Сергея Лаврова, «русофобская одержимость» неприемлема для цивилизованного сообщества коллег и партнеров. Нависающие со стороны гаранта трансатлантического альянса репрессии «привносят новое и совершенно отрицательное качество в американо-европейские отношения», — с недовольством указано в двустороннем документе. Министры защищают в данном случае не Россию, чьи банки, судя по окрику с Потомака, не должны получать кредиты более чем на 14 суток, нефтегазовые компании — более чем на 30 дней, а строители трубопроводов — вообще не должны иметь никакой поддержки, товаров и услуг. Австрийцы и немцы заботятся теперь уже о себе. Они, наконец, разглядели на западном горизонте прямой и самодовлеющий сланцевый вызов, не оставляющий европейцам никакой свободы выбора в формировании топливных балансов.

Continue reading

Молох санкций – все ближе

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.
Павел Богомолов

Упрекая российского президента в автократии и даже в… сползании к самодержавию, американцы и сами не заметили, как подхватили излюбленный исторический анекдот полуторавековой давности. Причем именно о царе. Однажды, забыв вовремя поздравить государя с очередным праздником, испуганный и, вместе с тем, находчивый генерал-губернатор одного из регионов телеграфировал в Петербург: «Вот уже третий день, Ваше Величество, пьем за высочайшее тезоименитство!».«Пора бы и остановиться», — понятливо и сухо ответил царь своей телеграммой… И вот сейчас госсекретарь США Рекс Тиллерсон, промедлив опять-таки ровно на три дня после национального праздника России, запоздало поздравил нас от имени Соединенных Штатов. Было это уже 15 июня.

Кругом — один блеф

Говорить после подобных сбоев протокола о якобы уважительном внимании к Москве и ее интересам, согласитесь, как-то не приходится. 

Не приходится потому, что разговоры о таком уважении — скорее всего надувательство и, так сказать, хорошая мина при плохой игре. Как в равной мере выглядит блефом апломб Хиллари Клинтон, сравнившей российского лидера уже не с царем, а с… Адольфом Гитлером, что явствует из фильма Оливера Стоуна «Интервью с Путиным». Но что, если блефом является все показное миролюбие Вашингтона по отношению к России и, в частности, псевдоконструктивный подход к нашему ТЭК, рискующему оказаться под катком не столь уж страшных, но все же чувствительных санкций?

Творцы внешней политики эпохи Дональда Трампа (долговечной ли?) блефуют и в другом. Уверяют, по данным ТАСС, в своем нежелании того, «чтобы имеющиеся каналы коммуникации с Москвой закрылись». Но не желают, быть может, единицы, а желают — сотни русофобов. Правда, по словам Тиллерсона, «администрация намерена сохранить гибкость в вопросе санкций, чтобы иметь возможность как ужесточать, так и отменять их». А ведь на деле Белый дом не мог не предугадать, что на следующий же день перевес антикремлевских «ястребов», в том числе правящих республиканцев, в сенате США приведет к принятию – 97 голосами из 100 – воинственного законопроекта о новом наступлении на российский углеводородный ТЭК.

Continue reading

Облом и в Персидском заливе, и на Атлантике

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г. «Нефтянка» изначально дала в целом верный прогноз исхода британской избирательной кампании. Дала задолго до громких терактов на «Манчестерской арене» и на Лондонском мосту, которые понизили рейтинг правящих на Темзе консерваторов.

Поражение тори косвенно влияет и на ТЭК

Откликнувшись на объявление внеочередных выборов на Альбионе в своем первом майском обозрении, мы вполне обоснованно предположили: «Исход июньских выборов не во всем совпадет с ожиданиями премьер-министра Терезы Мэй». И ведь это было мягко сказано!

Исход голосования и впрямь был не в пользу амбициозной, но не очень-то дальновидной наследницы покойной Маргарет Тэтчер. Мэй самонадеянно затеяла выборы ради того, чтобы укрепить позиции тори под готическими сводами Вестминстера — дать партии абсолютное большинство. Это помогло бы главе кабинета обрести репутацию не просто удачливой выдвиженки, которая, мол, случайно перехватила лидерскую эстафету у проигравшего еврореферендум Дэвида Кэмерона. У г-жи Мэй появился бы заслуженный авторитет демократически избранного руководителя страны. А это, в свою очередь, позволило бы ей обрести едва ли не командные полномочия для всеобъемлющих переговоров с Брюсселем о конкретных условиях «брекзита». Вот что мы писали в этом раннем — гипотетическом контексте:

Continue reading