Даль Гвинейского залива (продолжение)

Близилось Рождество 2010 года. Под Новый Год почти все сотрудники лукойловского офиса в Аккре, достав из своих календарных загашников недоиспользованные каникулярные дни, прибавляли их в заявлениях на имя генерального директора к очередному двухнедельному отпуску, дабы как следует отметить самые любимые зимние праздники на родине.

Кабинеты один за другим пустели и закрывались. А мне очень хотелось, еще до отлета в Москву, побывать на грандиозном по ганским меркам празднике. И, что называется, отписаться о нем в корпоративной газете «Нефтяные ведомости» опять-таки перед отлетом в Москву, чтобы успеть с этим ударным материалом в новогодний номер. Республика готовилась широко отметить сам факт получения первой нефти, добытой на отечественном шельфе. И, хотя российский инвестор не имел к этому отношения, но порадоваться за друзей нам, согласитесь, просто полагалось.    

Руководство, надо добавить, высоко оценило мое неподдельно-служебное и творческое рвение. Оценило, в основном, потому, что никто из директоров (по разным, но одинаково уважительным причинам) не мог прибыть в Гану к 15 декабря (дата, на которую намечался праздник). Я и сам не надеялся на карьерный рост. Не рассчитывал на то, что, оценив мою добросовестность, интерес к событиям и тесные связи с ганскими и американскими партнерами по проекту CTPDW, начальство поощрит автора этих строк. Не думал — не гадал, что руководство хотя и оставит меня в должности PR-менеджера, но все же прибавит к этому статусу почетные, пусть и хлопотные обязанности постоянного представителя компании в стране — Country Representative. Но, с другой стороны, если в одних странах эту роль брал на себя геолог, в других — финансист, а в третьих — разработчик, то почему хотя бы по одному адресу должность Country Representative не может быть доверена пиарщику?.. Continue reading

Даль Гвинейского залива (часть вторая)

В желтой жаркой Африке,
В центральной ее части…

© Felix Lipov / Shutterstock.com

4 октября 2010 года в арендованном компанией зале московского Дома литератора состоялось мероприятие, которое можно назвать этапным в новейшей истории российско-ганских отношений. Президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и министр энергетики западноафриканского государства Джозеф Отенг Аджей подписали важный документ, подобного которому в хронике двусторонних связей еще не было.

П.В. Богомолов с ганскими стипендиатами ЛУКОЙЛа

Был заключен Меморандум об оказании российским инвестором помощи дружественной стране в одной из приоритетных для нее областей. Речь шла о взятой на себя ЛУКОЙЛом миссии по обеспечению высшего образования для десяти ганских бакалавров и магистров по специальностям, связанным с нефтяной отраслью. Вообще-то за полвека тысячи ганцев получили дипломы вузов СССР и РФ. Но, как правило, речь шла о межгосударственных обменах по линии министерств образования или других правительственных ведомств. В данном же случае свою лепту в процесс становления квалифицированных национальных кадров решила внести частная российская компания. А ведь дело это дорогостоящее и к тому же не восполняемое из госбюджета России. Иностранным студентам надо покупать авиабилеты, компенсировать вузам расходы на обучение, оплачивать гостям общежитие, выдавать стипендии… Continue reading

Даль Гвинейского залива

Отправляться в 2010-м в долгосрочную командировку в Западную Африку, причем неизвестно на сколько лет, автору этих строк было как бы не с руки. Должность PR-менеджера в каракасском офисе «ЛУКОЙЛ Оверсиз» меня вполне устраивала. Профессионально, да и просто по-человечески, я давно привязан к Латинской Америке и не скрываю этого.

Однако, начиная с 2009 года, в Венесуэле стартовала реструктуризация делового присутствия российских нефтегазовых компаний. Как дали понять в окружении президента Уго Чавеса, сотрудничество с каждым из наших отраслевых игроков по отдельности подходило к концу. Оно представлялось для Боливарианской Республики не очень удобным и целесообразным. А о том, что друзья не во всем справились с выполнением своих обязательств по предыдущим соглашениям и контрактам между национальной корпорацией PDVSA и отдельно взятыми российскими инвесторами, не говорилось. Continue reading

Saudi Aramco – от воинов пустыни до IPO

© InsectWorld / Shutterstock.com

Саудовская Аравия, как и другие арабские государства, возникшие после первой мировой войны, является детищем британского империализма.

Перед первой мировой войной эта территория, как и большинство арабских земель, находилась в составе Оттоманской империи. Во время этой войны англичане (в том числе романтизированный Лоуренс «Аравийский») вели там активную подрывную деятельность, стремясь поднять арабов на вооруженную борьбу против турок.

На Аравийском полуострове в то время самой уважаемой и влиятельной фигурой был Хусейн Аль-Хашими, Шериф Мекки и вождь Хиджаза, наиболее развитого региона Аравийского полуострова, на территории которого находятся оба священных города мусульман — Мекка и Медина. Англичане пообещали Хусейну сделать его королем объединенного арабского государства после победы над Османской империей, и в 1916 году он поднял восстание против турок.

После удачного для себя окончания войны англичане не спешили выполнять свое обещание. Во-первых, надо было поделиться завоеванным с французами — им отдали Сирию и Ливан. Во-вторых, британцы с присущим им коварством решили, что выгоднее было бы на арабских землях организовать несколько слабых марионеточных государств согласно своему вековому принципу «разделяй и властвуй». Continue reading

Поездка в Боготу

Павел Богомолов

Тревожный звонок позвал в дорогу

В Колумбию я прибыл из соседней Венесуэлы не в отпуск и не на экскурсию. Католическое государство, как и полагается, готовилось к празднованию Рождества 2005-го года. Однако в местном филиале компании «ЛУКОЙЛ Оверсиз» настроение было не из лучших. Апстрим-проект «Кондор», где мы продолжали буровые работы, оказался отрезанным от цивилизации. Отрезанным пикетами, митингами и даже многолюдными демонстрациями местного населения. Конечно, не всего населения, но все-таки значительной его части.

Своей дорожной блокадой активисты протестов против ненавистного капитала, а их были сотни, срывали инвестору решающий этап мобилизации. Нефтяники хорошо знают, что это такое. Автоколонны с оборудованием и запчастями нескончаемой чередой тянутся к затерянному в горах объекту апстрима. Грузовики с логотипами нефтесервисного подрядчика Nabors, покачиваясь на ухабах, везут все необходимое для смешивания бурового раствора, массивные катушки с электрокабелем и пучки арматуры. И вот вдруг, представьте себе, этот поток остановлен на полпути людской плотиной под страстными типично антиимпериалистическими лозунгами с обвинениями, которых мы, россияне, не заслуживаем. Не заслуживаем, согласитесь, ни исторически, ни в сегодняшнем контексте. Зато потери от вынужденного простоя на сотни тысяч долларов записываются на наш счет.

…Загородив грунтовый большак пестрой живой цепью, молодые хуторяне (наподобие славной актерской троицы, блокировавшей шоссе в «Кавказской пленнице», но с сердитым видом) сплетают руки в неразрывные мускулистые звенья. И это — на пути, казалось бы, неудержимых фур. Старики в мятых сомбреро грозят с обочин крючковатыми посохами. Крестьянки, оттопавшие мили по тропическому краснозему, подымают плачущих детей над головами. Если же учесть, что в любой момент над кричащей массой может на шесте взметнуться какой-либо анархистский лозунг или портрет Льва Давидовича Троцкого, закончившего в 1940-м свою ультрареволюционную карьеру именно в Латинской Америке, но все еще популярного на пылающем континенте, то вы получите полную картину маслом.

Continue reading

Единство и борьба противоположностей

Йемен — типичный пример того, что объединение двух ранее независимых стран в одну вовсе не означает создания единого государства и ожидаемой синергии. Северная и южная часть страны пока так и не смогли найти рецепта взаимовыгодного сосуществования. И неизвестно, найдут ли в будущем.

Исторически страна состоит из двух областей — собственно Йемена (с 1918 года независимого королевства, ранее находившегося под турецким контролем) и Хадрамаута (прибрежной полосы вдоль Аденского залива и Аравийского моря, до 1967 года бывшей под британским протекторатом). Для обеих вновь образованных стран была характерна слаборазвитая экономика, раздробленность на полунезависимые области, политическая нестабильность и богатый спектр повстанческих движений. Впрочем, Южный Йемен (сначала Народная Республика Южного Йемена, а затем — Народно-Демократическая Республика Йемен) располагала кое-каким наследием колонизаторов — предположительными месторождениями нефти и нефтепереработкой.

Но вернемся к истории региона.

В 1962 году умер король Йеменского Мутаваккилийского королевства, а спустя несколько дней армия произвела государственный переворот. Вскоре была провозглашена республика (естественно — под контролем военных); активную помощь стал оказывать Египет, что привело к напряженности в отношениях с Саудовской Аравией. А поскольку Южный Йемен продолжал оставаться под британским контролем, северяне начали активно поддерживать местные повстанческие движения (не без помощи все того же Египта). Continue reading

Гражданская война за нефть и алмазы

ger-ang-1989Если проанализировать войны за последние 100 лет, то, наверное, большинство из них окажется связанным с энергоносителями. Причем речь будет идти не только о войнах между государствами, но и войнах гражданских.

Типичный пример — Ангола, нефтяной фактор которой был связан и с фактором алмазным. Но нас в данном случае интересует именно нефть. Continue reading

Ближний Восток конца XIX – начала ХХ века – мало нефти, но много политики

На начало ХХ века о наличии в недрах большинства стран Персидского залива нефти и природного газа большинство ученых имело весьма смутное представление. Но бесполезных мест в большой политике не бывает, в связи с чем великие морские и сухопутные державы старались не оставлять своим вниманием и полунищие государства залива.

Было даже такое военно-морское и дипломатическое понятие – «показать флаг». Это означало, что боевые корабли державы, заинтересованной в поддержании своего влияния в том или ином регионе, должны означенный регион регулярно посещать вставая на рейды и заходя в порты. Continue reading

Нефтяная империя Центральной Европы

Именно так можно было сказать 100 лет тому назад об Австро-Венгрии, которой принадлежало немало старых и современных районов добычи «черного золота». О наиболее важных из них мы расскажем в этой статье.

ADN-ZB/Archiv Rußland 1909 Bohrtürme auf den Ölfeldern von Boryslaw in Galizien. [Scherl Bilderdienst]

К началу Первой Мировой войны в состав Дунайской монархии входили промыслы, расположенные во многих странах Центральной и Восточной Европы, включая Венгрии, Румынии, Украине, Хорватию и Словакии. В части из них активное извлечение нефти и природного газа началось уже после развала империи, в других местах – к нашему времени перестало быть главной отраслью народного хозяйства.

Главным районом добычи нефти Австро-Венгрии была Галиция, расположенная на современной Западной Украине. Уже в 1880-х годах там начали бурить глубокие, по тем временам скважины – до 600 глубины. А первая промышленная скважина Галиции была пробурена еще в 1872 году в Рунгурской слободе (современная Коломыя Ивано-Франковской области Украины), где в 1771 году нефть наполнила свежевырытый колодец. В последующие годы нефть также искали в этих местах не только бурением, но и раскапыванием… Continue reading

Война за несуществующую нефть

Председатель Верховного Совета СССР Николай Подгорный и Сиад Барре в Кисимайо во время визита Подгорного в Сомали, 3 сентября 1974 года. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости
Председатель Верховного Совета СССР Николай Подгорный и Сиад Барре в Кисимайо во время визита Подгорного в Сомали, 3 сентября 1974 года. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

В следующем году в Северо-Восточной Африке наверняка вспомнят печальный анти-юбилей – 40-летие начала Сомалийско-эфиопской войны за право обладание Огаденом. Причиной войны, помимо того, что этот регион Эфиопии как бы «вклинивается» в территорию Сомали и в значительной мере населен сомалийцами, были прогнозы нефтеносности недр.

Огаден — полупустынное плато и саванны, отличающиеся высокой засушливость; за год выпадает не более 600 мм осадков. Основное занятие населения — скотоводство, которое страдает от частой катастрофической нехватки воды.

В состав Эфиопии Огаден вошел в последней четверти XIX века в результате победоносных войны негуса (императора) Менелика Второго против местных племен. Официально переход этих территорий под власть Аддис-Абебы был оформлен в 1897 году.

Хайле Селассие I, последний император Эфиопии. Январь 1969
Хайле Селассие I, последний император Эфиопии. Январь 1969

В 1936 году, после Итало-эфиопской войны, Огаден снова меняет хозяина и присоединяется к Итальянскому Сомали, что вызвало удовлетворение части населения, но, естественно, не было признано правительством Эфиопии в изгнании. После разгрома итальянских войск, регион заняли британские войска, а в 1945 году правительство негуса Хайле Селассие начало с официальным Лондоном переговоры о возвращении провинции. На возврат земель (отметим, право Аддис-Абебы на эти территории даже не ставилось под сомнение) потребовалось 9 лет, хотя официально частью Эфиопии они были признаны уже в 1948 году… Continue reading