История нефтехимии: вулканизация и трезвость

В середине 19 века Чарльз Гудиер нашёл способ получения резины из каучука. По-настоящему его изобретение оказалось востребованным в следующем веке, когда началось массовое изготовление автомобилей. Резиновые шины требовались и для других видов транспорта, от велосипеда до самолёта. С развитием крупнотоннажного производства обнаружилась странная особенность — рабочие заводов, выпускающих изделия из резины, проявляли удивительное стремление к трезвому образу жизни.

Continue reading

Даль Гвинейского залива (окончание)

Шаланды ганских рыбаков утлы и изношены, а старые подвесные моторы ненадежны. Каждое утреннее отплытие к далекой, скрывшейся за горизонтом акватории промысла пугает неизвестностью. Она, эта неизвестность, подобна непредсказуемо-предрассветному вращению некоей огромной рулетки под небосводом. В унисон с невидимой рулеткой рокочет винтом потерявший цвет от бесчисленных ремонтов подвесной трудяга-Johnson. Ставится на дряблую корму видавший виды Evinrood. Чуть поодаль, на более крупной посудине с тяжелыми мотками сетей, выпускает сизый дым Yamaha, обремененная непомерным весом лодки.

Мореходы-самоучки в линялых майках и подвернутых штанах общаются друг с другом то гортанными фразами на своем диалекте, а то распальцовкой с помощью понятных только им жестов. Мерцание выразительных глаз на угольно-черных лицах, отдающих фиолетовым отливом, отражает и надежду на полновесный улов, и, с другой стороны, извечно-африканское сомнение: получится ли? Вот и я гадаю: не отвернется ли на сей раз удача от ганцев, выходящих веками на просторы Гвинейского залива из бедных деревень, обсыпавших карту побережья неподалеку от портового города Такоради?

Ясно одно: даже в хорошую погоду дорога к акватории более или менее гарантированного лова (где рыбное поголовье обеспечено) займет несколько часов. А ведь ловить надо с раннего утра. Так что же делать? Выход один — заночевать прямо в открытом море — в десятках миль от берега. Но, в таком случае, любую шаланду перенесет за ночь куда-нибудь к экватору одно из мощных в этих краях течений. Бросить с вечера якорь, чтобы остаться на том же месте? Не стоит и пытаться: глубина там достигает подчас трех тысяч метров. Где же, в таком случае, выход – и существует ли он вообще? Continue reading

Даль Гвинейского залива (продолжение)

 

Друзья и партнеры на южной кромке Сахеля

Говоря о Гане, мы имеем в виду довольно влажную страну Сахеля, где зелень, чем южнее, становится более густой, пышной и ярко-изумрудной по мере вашего приближения к заливу. Сахель — продольный почвенно-климатический пояс, который подпирает Сахару с юга. Если взглянуть на карту, то под желтым шарфом пустыни стелется с востока на запад зеленоватая косынка Сахеля. Так что полюбившейся мне Гане, с ее не очень-то сильной засушливостью, щедрыми плантациями какао и рощами дорогих тропических деревьев, повезло в природном отношении.

Petroleum House, чтаб-квартира национальной нефтяной компании GNPC в ганском городе Тема

Как и положено PR-менеджеру, я нанес визит вежливости в главный офис партнерской компании GNPC, штат которой не превышал тогда 120 человек. Для установления прямого контакта понадобилось съездить в приморский город Тема, что к востоку от Аккры. Автотрасса широкая, асфальтированная, с разделительно-газонной полосой посередине; так что добраться можно за час, не больше. На полпути пролегает гринвичский нулевой меридиан, так что незаметно попадаешь из Западного полушария в Восточное. Как видите, осталось-таки в этой стране от времен британского владычества хоть что-то ощутимое наряду с таможенным кварталом в столичном порту и помпезным зданием Верховного Суда. А вот язык… Английский язык тоже остался, но больше всего ганцы любят говорить на 22 местных наречиях, из которых самым распространенным является, пожалуй, диалект под названием фанти. Continue reading

Даль Гвинейского залива (продолжение)

Близилось Рождество 2010 года. Под Новый Год почти все сотрудники лукойловского офиса в Аккре, достав из своих календарных загашников недоиспользованные каникулярные дни, прибавляли их в заявлениях на имя генерального директора к очередному двухнедельному отпуску, дабы как следует отметить самые любимые зимние праздники на родине.

Кабинеты один за другим пустели и закрывались. А мне очень хотелось, еще до отлета в Москву, побывать на грандиозном по ганским меркам празднике. И, что называется, отписаться о нем в корпоративной газете «Нефтяные ведомости» опять-таки перед отлетом в Москву, чтобы успеть с этим ударным материалом в новогодний номер. Республика готовилась широко отметить сам факт получения первой нефти, добытой на отечественном шельфе. И, хотя российский инвестор не имел к этому отношения, но порадоваться за друзей нам, согласитесь, просто полагалось.    

Руководство, надо добавить, высоко оценило мое неподдельно-служебное и творческое рвение. Оценило, в основном, потому, что никто из директоров (по разным, но одинаково уважительным причинам) не мог прибыть в Гану к 15 декабря (дата, на которую намечался праздник). Я и сам не надеялся на карьерный рост. Не рассчитывал на то, что, оценив мою добросовестность, интерес к событиям и тесные связи с ганскими и американскими партнерами по проекту CTPDW, начальство поощрит автора этих строк. Не думал — не гадал, что руководство хотя и оставит меня в должности PR-менеджера, но все же прибавит к этому статусу почетные, пусть и хлопотные обязанности постоянного представителя компании в стране — Country Representative. Но, с другой стороны, если в одних странах эту роль брал на себя геолог, в других — финансист, а в третьих — разработчик, то почему хотя бы по одному адресу должность Country Representative не может быть доверена пиарщику?.. Continue reading

Даль Гвинейского залива (часть вторая)

В желтой жаркой Африке,
В центральной ее части…

© Felix Lipov / Shutterstock.com

4 октября 2010 года в арендованном компанией зале московского Дома литератора состоялось мероприятие, которое можно назвать этапным в новейшей истории российско-ганских отношений. Президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и министр энергетики западноафриканского государства Джозеф Отенг Аджей подписали важный документ, подобного которому в хронике двусторонних связей еще не было.

П.В. Богомолов с ганскими стипендиатами ЛУКОЙЛа

Был заключен Меморандум об оказании российским инвестором помощи дружественной стране в одной из приоритетных для нее областей. Речь шла о взятой на себя ЛУКОЙЛом миссии по обеспечению высшего образования для десяти ганских бакалавров и магистров по специальностям, связанным с нефтяной отраслью. Вообще-то за полвека тысячи ганцев получили дипломы вузов СССР и РФ. Но, как правило, речь шла о межгосударственных обменах по линии министерств образования или других правительственных ведомств. В данном же случае свою лепту в процесс становления квалифицированных национальных кадров решила внести частная российская компания. А ведь дело это дорогостоящее и к тому же не восполняемое из госбюджета России. Иностранным студентам надо покупать авиабилеты, компенсировать вузам расходы на обучение, оплачивать гостям общежитие, выдавать стипендии… Continue reading

Даль Гвинейского залива

Отправляться в 2010-м в долгосрочную командировку в Западную Африку, причем неизвестно на сколько лет, автору этих строк было как бы не с руки. Должность PR-менеджера в каракасском офисе «ЛУКОЙЛ Оверсиз» меня вполне устраивала. Профессионально, да и просто по-человечески, я давно привязан к Латинской Америке и не скрываю этого.

Однако, начиная с 2009 года, в Венесуэле стартовала реструктуризация делового присутствия российских нефтегазовых компаний. Как дали понять в окружении президента Уго Чавеса, сотрудничество с каждым из наших отраслевых игроков по отдельности подходило к концу. Оно представлялось для Боливарианской Республики не очень удобным и целесообразным. А о том, что друзья не во всем справились с выполнением своих обязательств по предыдущим соглашениям и контрактам между национальной корпорацией PDVSA и отдельно взятыми российскими инвесторами, не говорилось. Continue reading

Saudi Aramco – от воинов пустыни до IPO

© InsectWorld / Shutterstock.com

Саудовская Аравия, как и другие арабские государства, возникшие после первой мировой войны, является детищем британского империализма.

Перед первой мировой войной эта территория, как и большинство арабских земель, находилась в составе Оттоманской империи. Во время этой войны англичане (в том числе романтизированный Лоуренс «Аравийский») вели там активную подрывную деятельность, стремясь поднять арабов на вооруженную борьбу против турок.

На Аравийском полуострове в то время самой уважаемой и влиятельной фигурой был Хусейн Аль-Хашими, Шериф Мекки и вождь Хиджаза, наиболее развитого региона Аравийского полуострова, на территории которого находятся оба священных города мусульман — Мекка и Медина. Англичане пообещали Хусейну сделать его королем объединенного арабского государства после победы над Османской империей, и в 1916 году он поднял восстание против турок.

После удачного для себя окончания войны англичане не спешили выполнять свое обещание. Во-первых, надо было поделиться завоеванным с французами — им отдали Сирию и Ливан. Во-вторых, британцы с присущим им коварством решили, что выгоднее было бы на арабских землях организовать несколько слабых марионеточных государств согласно своему вековому принципу «разделяй и властвуй». Continue reading

Шмаль Г.И. Освоение Западной Сибири

Девятый выпуск программы «Энергосреда». Генадий Иосифович Шмаль рассказывает об освоении Западной Сибири в 1960-1990-х годах. Ведет передачу Владимир Рудаков, главный редактор журнала «Историк».

Владимир Рудаков: Здравствуйте, дорогие друзья! Это программа «Энергосреда» на канале «Нефтянка». Меня зовут Владимир Рудаков. Я — главный редактор журнала «Историк».

Такова уж специфика человеческой психологии, что многие привычные вещи, которые окружают нас с детства, мы воспринимаем, как некую данность, как некую константу, которая существовала всегда. Между тем, одна из задач историка в том, чтобы уловить те узловые моменты в жизни человеческой, в жизни страны, которые предопределили её дальнейшее развитие, которые возникли и стали влиять на эту историю, на эту жизнь. Одним из таких моментов была середина 1960-х годов. Моё поколение, во многом сформировавшееся в годы перестройки, достаточно долго смотрело на этот период, как на период потерянного времени, период, как говорили тогда, застоя.

Однако, именно в это время, в середине 60-х годов, страна сделала очень важный технологический шаг, настоящий прорыв вперед, настоящий рывок в будущее, а именно — шагнула из эпохи угля в эпоху нефти и газа. Огромную роль в этом сыграл Западно-сибирский нефтегазовый регион, нефтегазовая провинция нашей страны. Приведу только несколько цифр. Если в 1960 году вся нефть и газ Советского Союза добывались только в Европейской части страны, то уже к середине 80-х годов ⅔ нефти и ⅔ газа в Советском Союзе, в СССР, добывались в Западной Сибири. То есть одновременно с технологическим рывком произошел огромный рывок в развитии территории нашей страны. Сегодня у нас в гостях человек, который к этому прорыву имеет прямое отношение.

Генадий Иосифович Шмаль — человек, который именно в середине 60-х годов приехал в Западную Сибирь и именно для того, чтобы, собственно говоря, этот прорыв и реализовывать. Поэтому мы будем говорить с ним не только о нефтяной отрасли как таковой, но и об истории страны, о людях, которые делали эту историю. Но, прежде чем перейти к традиционным для нашей программы вопросам и ответам, хотелось бы поздравить Генадия Иосифовича. Дело в том, что буквально на днях он отметил замечательный юбилей. Мы желаем ему здоровья! Мы желаем ему той же энергии, без которой человек, причастный к выработке энергии, не мог бы состояться. И мы желаем ему сил, для того, чтобы общаться, для того, чтобы передавать ту историю, к которой он имел и имеет до сих пор отношение. Continue reading

Поездка в Боготу

Павел Богомолов

Тревожный звонок позвал в дорогу

В Колумбию я прибыл из соседней Венесуэлы не в отпуск и не на экскурсию. Католическое государство, как и полагается, готовилось к празднованию Рождества 2005-го года. Однако в местном филиале компании «ЛУКОЙЛ Оверсиз» настроение было не из лучших. Апстрим-проект «Кондор», где мы продолжали буровые работы, оказался отрезанным от цивилизации. Отрезанным пикетами, митингами и даже многолюдными демонстрациями местного населения. Конечно, не всего населения, но все-таки значительной его части.

Своей дорожной блокадой активисты протестов против ненавистного капитала, а их были сотни, срывали инвестору решающий этап мобилизации. Нефтяники хорошо знают, что это такое. Автоколонны с оборудованием и запчастями нескончаемой чередой тянутся к затерянному в горах объекту апстрима. Грузовики с логотипами нефтесервисного подрядчика Nabors, покачиваясь на ухабах, везут все необходимое для смешивания бурового раствора, массивные катушки с электрокабелем и пучки арматуры. И вот вдруг, представьте себе, этот поток остановлен на полпути людской плотиной под страстными типично антиимпериалистическими лозунгами с обвинениями, которых мы, россияне, не заслуживаем. Не заслуживаем, согласитесь, ни исторически, ни в сегодняшнем контексте. Зато потери от вынужденного простоя на сотни тысяч долларов записываются на наш счет.

…Загородив грунтовый большак пестрой живой цепью, молодые хуторяне (наподобие славной актерской троицы, блокировавшей шоссе в «Кавказской пленнице», но с сердитым видом) сплетают руки в неразрывные мускулистые звенья. И это — на пути, казалось бы, неудержимых фур. Старики в мятых сомбреро грозят с обочин крючковатыми посохами. Крестьянки, оттопавшие мили по тропическому краснозему, подымают плачущих детей над головами. Если же учесть, что в любой момент над кричащей массой может на шесте взметнуться какой-либо анархистский лозунг или портрет Льва Давидовича Троцкого, закончившего в 1940-м свою ультрареволюционную карьеру именно в Латинской Америке, но все еще популярного на пылающем континенте, то вы получите полную картину маслом.

Continue reading

Единство и борьба противоположностей

Йемен — типичный пример того, что объединение двух ранее независимых стран в одну вовсе не означает создания единого государства и ожидаемой синергии. Северная и южная часть страны пока так и не смогли найти рецепта взаимовыгодного сосуществования. И неизвестно, найдут ли в будущем.

Исторически страна состоит из двух областей — собственно Йемена (с 1918 года независимого королевства, ранее находившегося под турецким контролем) и Хадрамаута (прибрежной полосы вдоль Аденского залива и Аравийского моря, до 1967 года бывшей под британским протекторатом). Для обеих вновь образованных стран была характерна слаборазвитая экономика, раздробленность на полунезависимые области, политическая нестабильность и богатый спектр повстанческих движений. Впрочем, Южный Йемен (сначала Народная Республика Южного Йемена, а затем — Народно-Демократическая Республика Йемен) располагала кое-каким наследием колонизаторов — предположительными месторождениями нефти и нефтепереработкой.

Но вернемся к истории региона.

В 1962 году умер король Йеменского Мутаваккилийского королевства, а спустя несколько дней армия произвела государственный переворот. Вскоре была провозглашена республика (естественно — под контролем военных); активную помощь стал оказывать Египет, что привело к напряженности в отношениях с Саудовской Аравией. А поскольку Южный Йемен продолжал оставаться под британским контролем, северяне начали активно поддерживать местные повстанческие движения (не без помощи все того же Египта). Continue reading