Чудо на Каме

Расположенное в Пермском крае Полазненское нефтяное месторождение — возможно, самое уникальное во всей Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Сравнительно небольшое — 8 млн тонн начальных извлекаемых запасов (хотя для Прикамья это очень приличный объем) — именно Полазненское месторождение на протяжении длительного времени было настоящим полигоном по применению различных технологий нефтедобычи, зачастую не имевших аналогов в отечественной и в мировой нефтянке.

Continue reading

Большая нефть Прикамья

Главная кладовая

К концу сороковых годов прошлого века Волго-Уральская нефтегазоносная провинция — «второй Баку» — стала в СССР лидером по объемам добычи. Перспективы ее развития были блестящими — освоение девонских залежей Туймазинского месторождения в Башкирии, открытие Мухановского месторождения в Куйбышевской (ныне — Самарской) области и Ромашкинского в Татарии сулили совокупные объемы добычи, исчисляемые десятками миллионов тонн. На этом впечатляющем фоне пермяки, добывавшие всего 200 тыс. тонн нефти в год, смотрелись бледновато. 

Впрочем, вскоре праздник пришел и на пермскую улицу. При доразведке законсервированного в годы войны Полазненского нефтяного месторождения, расположенного недалеко от Перми (порядка 50 км к северу от городской окраины) разведочная скважина вскрыла два высокопродуктивных пласта и получила фонтанный приток нефти дебитом 180 тонн в сутки. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(окончание. См. часть 3)

Юбилей

В ноябре 1983 года «Пермнефтеоргсинтез» отметил четвертьвековой юбилей. К круглой дате предприятие подошло в хорошей форме — пятый по объему переработки (10 млн тонн нефти в год) советский нефтеперерабатывающий комплекс включал в себя 7 заводов — компактно расположившиеся на Осенцовской промплощадке НПЗ, ГПЗ, ЗМУ, маслозавод и нефтехимзавод (микс химического и спиртового участков), а также две отдельные локации — Краснокамское топливное производство и завод смазок и смазочно-охлаждающих жидкостей. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(продолжение. См. часть 2)

День рождения завода

Для обеспечения работы Пермского НПЗ производственные объекты строились не только в Перми. Так, специально для нужд завода был сооружен 442-километровый нефтепровод Альметьевск — Пермь. Кроме того, к НПЗ проложили трубопровод с близлежащего Лобановского промысла (юго-восточный пригород Перми) и железнодорожную ветку для доставки сырья с южных месторождений Прикамья, для чего была построена нефтеналивная эстакада в поселке Чернушка. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(Продолжение. См. часть 1)

Высотные зеки

Великая Отечественная война при всем своем трагизме послужила мощным драйвером развития советской нефтянки. В частности, сделанные в военные годы крупные открытия (Шугуровское в Татарии и Туймазинское в Башкирии) показали, что термин «второй Баку» в отношении Волго-Уральской нефтяной провинции имеет не пропагандистский, а вполне реальный характер. 

В первые послевоенные годы, на фоне открытия в районе Альметьевска гигантского Ромашкинского месторождения и ряда других крупных геологических находок, стало ясно, что переход центра советской нефтедобычи с Каспия на Волгу и Каму произойдет гораздо раньше, чем предполагали раньше. Соответственно, встал вопрос об ускоренном развитии нефтепереработки, тем более что активное восстановление разрушенного войной народного хозяйства требовало существенного увеличения производства и поставок горюче-смазочных материалов. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

О пользе авторитета

Открытие в апреле 1929 года в Верхнечусовских Городках пермской нефти (и, по сути, Волго-Уральской нефтегазоносной провинции) стало всесоюзной сенсацией. Хайп, щедро сдобренный пропагандистской шумихой и публицистическими клише о «втором Баку», подогревался и объективным, и субъективным факторами. 

Continue reading

«Республика химии»

(окончание)

Трудности роста

После триумфального пуска в июне 1932 года Березниковский химический комбинат (БХК) по-настоящему заработал только через год: освоение производства продвигалось с большим трудом. Отметим, что ровно такая же ситуация сложилась и на большинстве других «великих стройках социализма», включая Магнитку, ДнепроГЭС, ЧТЗ, ХТЗ, ГАЗ, «Уралмаш», «Ростсельмаш», Новокузнецкий меткомбинат, «Запорожсталь», Первый шарикоподшипниковый завод, и т.д. Некоторым из гигантов советской индустрии, наспех построенных на голом месте, для того, чтобы «прийти в чувство», потребовалась целая пятилетка.

Continue reading

«Республика химии»

Отцы-основатели

Эта история началась ровно 150 лет назад, в 1869 году, когда пермский купец и промышленник Иван Любимов откупил у казны Березниковские соляные промыслы, существовавшие к тому времени уже более двух веков, а также земельный участок на левом берегу красавицы Камы, на бывшем острове Березовый (Побоищный), что напротив старинного села Усолье.

Через 10 лет предприимчивый Любимов созрел для создания на базе простой солеварни полноценного химического завода, благо ресурсная база это позволяла. Иван Иванович решил создать первое в России производство кальцинированной соды по эффективному аммиачному способу, открытому и запатентованному известным бельгийским химиком и предпринимателем Эрнестом Гастоном Сольве. 

Continue reading

Служитель Эвтерпы и Каллиопы

Александр Бородин — личность уникальная. В российской и мировой истории очень мало людей, достигших высот одновременно в двух совершенно разных профессиях. Если в эпоху Возрождения такие люди еще время от времени встречались, то во второй половине ХIХ века, когда науки и искусства стали весьма специализированными и профессионализированными занятиями  — практически нет. 

Continue reading

Теоретики и практики (окончание)

Концептуалист и систематик

Кристофер Келк Ингольд родился в 1893 году в Лондоне, окончил среднюю школу в Сандауне и университетский колледж Хартли в Саутгемптоне, работал преподавателем лондонского Imperial College ихимиком-исследователем компании Kassel Cyanide в Глазго. Докторскую диссертацию защитил в Лондонском университета в 1921 году, в 1924 году стал профессором и заведующим кафедрой университете Лидса. В том же году был избран членом Лондонского королевского общества. В 1927 году Ингольд установил теоретические основы индукции и конъюгации как модели поляризации и поляризуемости, что привело к созданию новой электронной теории органических реакций. С 1930 года ученый работал профессором химии Лондонского университетского колледжа, в 1937 году стал директором университетских лабораторий, проработав на этом посту около четверти века. 

Continue reading