Деловой интерес и череда рукопожатий

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Ведущими неплательщиками членских взносов в ООН ныне признаны три государства-нефтеэкспортера. Это Венесуэла, Ливия и Судан. Потеряв право голоса во Всемирной Организации еще на целый год, Каракас, Триполи и Хартум явили миру парадокс. У столь именитых производителей нефти нет денег на оплату  участия в многоязыком сообществе стран, добровольно сделавших нью-йоркский небоскреб на Ист-Ривер смысловым эпицентром обсуждения и координации своих курсов в международных делах. Такое обнищание членских бюджетов, увы, симптоматично. Оно рельефно показывает, какие беды могут обрушиться даже на казну признанных углеводородных игроков, когда на смену спокойно-взвешенному и подчеркнуто-деловому подходу к своей ведущей отрасли они вовлекаются в целые серии взрывоопасных политических зигзагов или всплески ресурсного национализма, будь то по своей или чужой воле.

shutterstock_375224149Ох уж эти должники!..

Боливарианская Венесуэла может, конечно, сослаться на то, что ее выдающийся лидер, покойный Уго Чавес Фриас, относился к ООН с недоверием. Он не очень-то высоко ценил плюралистично-многоплановый состав современного мирового сообщества, где зачастую доминируют сторонники ненавистной революционерам глобализации.   

Мы помним, как Чавес, едва взойдя на почетную трибуну одной из сессий Генеральной Ассамблеи, стал не по-президентски громко  шмыгать носом перед микрофоном. При этом глава региональной энергетической державы рассуждал о том, что еще не выветрился дьявольский запах адской серы, оставленный на подиуме вчерашним оратором — «чертовски агрессивным», по отзывам из Каракаса, президентом США Джорджем Бушем младшим. Однако сера – серой, низкие цены – низкими ценами, а международный престиж и деловая репутация тоже должны кое-что означать – не правда ли?

Знаем мы с вами, уважаемый читатель, и о том, что Судан перенес тяжкий территориальный распад. Он потерял преобладающую часть своей добычи сырья из-за недавнего образования на нефтеносном юге страны нового — уже не арабского, а преимущественно-христианского государства Черной Африки — Южного Судана. Так что, хотя транзит нефти по-прежнему проходит по северо-суданской территории, но его производство сосредоточено в основном за ее пределами. Но, согласитесь, даже в таких обстоятельствах невыплата членского взноса в ООН — это уже слишком!

Continue reading

Трампомания, сокращение добычи и бумажная нефть

49123805.cachedЛивия стремительно наращивает объемы нефтепроизводства. Саудовская Аравия берет на себя все риски сокращения добычи нефти. Снижение курса доллара в начале 2017 г. в целом оказало поддержку сырьевому рынку, но прогнозы в отношении некоторых секторов пересматриваются: природный газ и другие энергоресурсы идут на спад. По мере приближения дня инаугурации нового американского президента эксперты отмечают рост рисков высокой волатильности на рынках из-за ожиданий хаотичного правления Дональда Трампа.

«Добро пожаловать в 2017 г. и Трампоманию, мир, где атмосферу определяют твиты, беспорядочно появляющиеся в разных уголках США, и где новой модой становится непринятие установленных правил. Похоже, что звезда Дональда Трампа начала закатываться еще до того, как он въехал в Белый дом», — отмечают эксперты Saxo Bank. По мере приближения инаугурации, которая состоится 20 января, рынок начал пересматривать первоначальные прогнозы относительно влияния этого события на различные рынки и сектора. На последней пресс-конференции Дональд Трамп вел себя в прежней манере и большую часть времени провоцировал критиков и СМИ, нежели рассказывал о будущем пути развития страны. Это повышает вероятность того, что его правление будет экспериментальным и порой хаотичным, и обе эти характеристики обеспечат высокую волатильность на рынке в ближайшие месяцы. Пока эксперты переоценивают влияние президентства Трампа, его усиливающийся протекционистский тон способствовал распространению волнений о последствиях его правления для экономического роста и инфляции.

Continue reading

Полифония над Босфором

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Истекшая неделя стала для ТЭК смысловым, да и атмосферным пиком всего года. Стамбульский апогей российского курса в энергетике обернулся серией успешных мероприятий. Они, как выясняется, были вовремя спланированы, отлично подготовлены, сценарно проработаны, четко оформлены по правилам диппротокола и наполнены резонансными встречами. Налицо, без преувеличений, — модель глубокого наполнения речей и интервью, мудрого сочетания текста и подтекста. Умело использован параллельный поток позитивной информации о российских топливно-сырьевых проектах в других уголках Европы и мира. В итоге мы имеем безупречно разыгранную международную акцию не только отраслевого и политического, но и широкого общественного звучания.  

Аккорды «Турецкого марша». Все встают! 

Хотелось бы сразу признаться: автор этого обозрения — не сторонник сценического освещения крупных международных событий в вольном стиле. Но, по-моему, даже при всех оговорках мы не найдем в отечественных СМИ более яркое описание начального момента выступления президента России на ХХШ Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле, чем то, которым поделился с читателями «Коммерсанта» спецкор Андрей Колесников: 

«Когда слово дали Владимиру Путину, многое стало понятным — в темном зале (освещена была только стойка с микрофоном на сцене) стало гораздо светлее: почти каждый делегат встал и включил на запись видео в телефоне. Видимо, за время, прошедшее после сбитого российского бомбардировщика, Владимир Путин стал в Турции популярнее культового певца Сердара Ортачаи и даже, быть может, Таркана. Речь Владимира Путина оказалась концептуальной и вся могла быть посвящено доказательству того, что эра углеводородов не только не заканчивается, а в каком-то смысле только начинается. «Через 20-30 лет, — рассказывал Владимир Путин, ссылясь на экспертов, — мир останется углеводородным, а спрос будет расти…».

Добавим к приведенной только что цитате: этих слов ждали. Ради этих слов удвоилось — накануне визита — число делегатов, особенно из «третьего мира», где нефть и газ надолго останутся источниками существования в прямом смысле. Эти слова отозвались наивысшей за весь год котировкой нефти в Лондоне и Нью-Йорке. Эти слова подтвердили, что гость из Кремля не скован вспышкой международной напряженности. Он по-прежнему играет в свою масштабную геополитическую игру, а не суетится на «площадке» по чужим, навязываемым с Запада правилам.

Continue reading

Нефтяник ищет «заморозки»

sochinskie-avtoportrety-5-j
Павел Богомолов

«Заморозка» или, по крайней мере, стабилизация нефтедобычи не только странами ОПЕК, но и Россией, — на истекшей неделе не было темы более важной для глобального сообщества производителей и потребителей жидких углеводородов. Злободневность этого вопроса  спрессована в оценке из аналитического доклада Bank of America Merrill Lynch: «Ценовые войны, которые вели ОПЕК и США, чтобы снизить цены на сырье на мировом рынке, потеряли актуальность. Выгода от наращивания добычи для картеля слишком невелика».

Алжир оправдал надежды

Результаты встречи стран-членов ОПЕК удивили многих. Странам удалось достигнуть консенсуса о заморозке добычи нефти. Да, пусть цифры не самые значительные, а несколько стран получили «льготы» — на фоне череды абсолютно провальных попыток последних лет и такие договоренности выглядят удачей.

В первую очередь можно поздравить Венесуэлу, которая будучи, наряду с Эквадором и Кувейтом, одним из инициаторов чрезвычайной «сходки» в Алжире, надеялась на жесткие меры. Судя по словам министра нефти и горнорудной промышленности Боливарианской Республики Эулохьо дель Пино, Каракас рассчитывал на достижение договоренности о снижении добычи на 1 млн баррелей в сутки по сравнению с августом (реальный результат несколько ниже желаемого — 700 баррелей в сутки). Continue reading

Нефтеполитическое зодчество

sochinskie-avtoportrety-5-j
Павел Богомолов

Кризис — время новых партнеров, новых оценок, новой архитектуры взаимоотношений с другими игроками на мировых рынках, новых принципов работы, новой географии. И новых возможностей, как бы чудовищно банально это не звучало. 

Китайская «энергетическая агрессия»

Компании из КНР, как сообщил в Баку глава государственной нефтяной корпорации ГНКАР Ровнаг Абдуллаев, могут стать владельцами крупной доли в газоперерабатывающем и нефтехимическом комплексе Азербайджана. Инвесторы из Поднебесной способны приобрести 50% акций в проекте создания такого комплекса. В целом же эта программа оценивается в 17,1 млрд долл. Комплекс будет размещен в 60 километрах от столицы закавказской республики , а состоять он должен из трех перерабатывающих предприятий и электростанции.

Что и говорить, интересное сообщение. И пришло оно вовремя. Слишком участились нападки некоторых российских СМИ и экспертного сообщества на Пекин в связи с его экспансией в СНГ. Особенно много обвинений в адрес Китая, отбирающего, мол, у нас бизнес в экс-советских республиках, слышно по итогам успеха России в саммите G20 в Ханчжоу. В одной из телепрограмм Владимира Соловьева известный политолог-востоковед утверждал, что о стратегическом партнерстве России и КНР не может быть речи потому, что гигант с Дальнего Востока все больше инвестирует в «мягкое подбрюшье» к югу от РФ, якобы нанося нам ущерб ускоренным захватом целых отраслей. В общем, агрессивные китайцы становятся для нас противниками, да и только!

Continue reading

Ливийское крыло ИГИЛ пытается оставить страну без нефтяных доходов

Боевики местного крыла ИГИЛ пытаются ослабить позиции своих оппонентов, а страна все глубже погружается в хаос.

A fighter from Misrata shouts to his comrades as they move to fight Islamic State militants near Sirte

Серия терактов на ливийских нефтяных месторождениях, организованная боевиками тесно связанными с Исламским государством Ирака и Леванта (ИГИЛ), поставила под большое сомнение мирный процесс в стране, не первый год охваченной вооруженным конфликтом между многочисленными группами. Continue reading