Полифония над Босфором

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Истекшая неделя стала для ТЭК смысловым, да и атмосферным пиком всего года. Стамбульский апогей российского курса в энергетике обернулся серией успешных мероприятий. Они, как выясняется, были вовремя спланированы, отлично подготовлены, сценарно проработаны, четко оформлены по правилам диппротокола и наполнены резонансными встречами. Налицо, без преувеличений, — модель глубокого наполнения речей и интервью, мудрого сочетания текста и подтекста. Умело использован параллельный поток позитивной информации о российских топливно-сырьевых проектах в других уголках Европы и мира. В итоге мы имеем безупречно разыгранную международную акцию не только отраслевого и политического, но и широкого общественного звучания.  

Аккорды «Турецкого марша». Все встают! 

Хотелось бы сразу признаться: автор этого обозрения — не сторонник сценического освещения крупных международных событий в вольном стиле. Но, по-моему, даже при всех оговорках мы не найдем в отечественных СМИ более яркое описание начального момента выступления президента России на ХХШ Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле, чем то, которым поделился с читателями «Коммерсанта» спецкор Андрей Колесников: 

«Когда слово дали Владимиру Путину, многое стало понятным — в темном зале (освещена была только стойка с микрофоном на сцене) стало гораздо светлее: почти каждый делегат встал и включил на запись видео в телефоне. Видимо, за время, прошедшее после сбитого российского бомбардировщика, Владимир Путин стал в Турции популярнее культового певца Сердара Ортачаи и даже, быть может, Таркана. Речь Владимира Путина оказалась концептуальной и вся могла быть посвящено доказательству того, что эра углеводородов не только не заканчивается, а в каком-то смысле только начинается. «Через 20-30 лет, — рассказывал Владимир Путин, ссылясь на экспертов, — мир останется углеводородным, а спрос будет расти…».

Добавим к приведенной только что цитате: этих слов ждали. Ради этих слов удвоилось — накануне визита — число делегатов, особенно из «третьего мира», где нефть и газ надолго останутся источниками существования в прямом смысле. Эти слова отозвались наивысшей за весь год котировкой нефти в Лондоне и Нью-Йорке. Эти слова подтвердили, что гость из Кремля не скован вспышкой международной напряженности. Он по-прежнему играет в свою масштабную геополитическую игру, а не суетится на «площадке» по чужим, навязываемым с Запада правилам.

shutterstock_291252509-2Подумать только: какую-то сотню лет назад на берегах Босфора, как мы знаем из булгаковского романа и фильма «Бег», маялись в жизненном тупике и безденежье образованнейшие люди старой России, а османы подбрасывали им «вспомоществование». Сегодня все тот же Стамбул с надеждой обращает свои взоры на северо-восток — к огромной научно-промышленной державе, готовой не только построить для страны на стыке двух континентов АЭС, но и, вдобавок к уже действующему «Голубому потоку», проложить к концу 2019 года по черноморскому дну и европейской территории республики две ветки «Турецкого потока» мощностью по 15,75 млрд кубометров газа каждый. При этом вторая ветка (которую «Газпром» может строить, а может, при негативной реакции со стороны ЕС, и не строить) не будет, по выходе со дна морского, управляться национальной энергосетью Botas. Менеджмент, как ясно из Межправсоглашения, подписанного при двух президентах Бератом Албайраком и Александром Новаком, возьмет на себя скорее всего турецко-российская компания. А газ, поступающий в создаваемый на рубежах Греции хаб, будет на том этапе уже турецким, а не российским, так что формально той же Еврокомиссии даже нечего тут возразить. Не потому ли захваченный темпом событий еврокомиссар Шефчович, беседуя с министром энергетики РФ через день после подписания, вынужден был без возражений допустить возможность использования завтрашнего хаба для газоснабжения Южной Европы. Конечно, при этом он настаивал на сохранении (после 2019-го) роли Киева как транзитера. Но вот законный вопрос: как же сохранить этот статус, если новая «сквозная» артерия на Балканы должна будет по идее наполняться тем экспортным топливом, которое иначе шло бы из РФ через Украину?

Пора признать — иллюзиям Киева, не верившего совсем еще недавно в возрождение «Турецкого потока» и убежденного в своей «транзитной исключительности», приходит конец.

Как в равной степени придет — рано или поздно — конец и международной обструкции против прокладки газопровода «Северный поток-2» на Балтике. Эту перспективу заведомо подтверждают переговоры в Вене, состоявшиеся одновременно, день в день, со Стамбульским конгрессом! Ясно, что даже при вынужденном отказе от создания — в рамках проекта — классического СП под давлением Польши и других центральноевропейских государств, найдется миллион других способов совместного финансирования столь многообещающей инвестиционной программы.

 shutterstock_241647469Ливийский след

На днях в Ливерпуле было совершено загадочное преступление, имя жертвы которого остается пока неразглашенным. А сам двадцатилетний мужчина, о котором идет речь, и который в итоге оказался в тяжелом, но стабильном положении в местной больнице под вывеской Aintree University Hospital, вряд ли подпадает под категорию «просто ограбленных». 

Он, по сообщению The Times, каким-то образом связан с влиятельными нефтяными баронами Ливии, расколотой вооруженным конфликтом со времен «арабской весны» 2011 года. Не в этой ли тайной связи с воротилами запутанного сырьевого бизнеса Северной Африки кроется интрига происшедшего? И не в этом ли скрыта причина того, что на операционный стол этот человек попал со множественными ножевыми ранениями?

Немало крови пострадавший оставил за рулем автомашины BMW, на которой он едва добрался до особняка состоятельного 48-летнего ливийца Насера Алькшаика. Это экс-директор и менеджер по танкерным перевозкам в Norlib Services International Limited, обслуживающей коммерческие линии между портами Европы, Бенгази и Триполи. Еще больше крови разлилось на пороге виллы, купленной нынешним владельцем в 2012-м за 637 тыс. фунтов стерлингов. И, наконец, целая лужа окружала неподвижное тело несчастного, когда срочно прибывшие парамедики спасли его от смерти.

Остается добавить, что среди действующих директоров шиппинговой структуры Norlib фигурируют богатейшие ливийские бизнесмены Нааман Эльбури и его дядя Хусни Бей. Их коллега, создатель крупнейшей в той же североафриканской стране танкерной компании и известный скандинавский  инвестор Бьорн Валь, тоже числится на страницах лондонского справочника Companies House в роли одного из директоров Norlib. Авторитетное деловое издание Dagens Naeringsliv характеризует его в качестве «одного из самых привычных и знакомых лиц среди наиболее могущественных людей Ливии».

«Нефтянка» вовремя и правомерно написала в одном из международных обозрений, что раздвоение былой «жемчужины Магриба» на восточную и западную части возымеет веерный характер множественных эффектов. Оно наверняка будет то и дело отзываться не только боями между регулярной армией и террористами в районе «Нефтяного полумесяца» самой Ливии, опоясанного сырьевыми терминалами и морскими портами. Дуэль между исполнительной властью в Триполи, «укомплектованной» радикалами, и гораздо более ответственным и реалистичным парламентом страны в Бенгази, неизбежно будет сопровождаться информационными вбросами и «войнами компромата» в ведущих государствах ЕС и НАТО.

Да, слишком много поставлено на карту в разгоревшейся конфронтации вокруг туманных судеб ливийского «черного золота». Роковая роль Хиллари Клинтон в трагичной «подставе» посла США в Ливии, убитого радикалами, – лишь один из таких сюжетов; и Дональд Трамп пользуется ими вовсю.

shutterstock_241642210Николя Саркози, Шукри Ганем и Халифа Хафтар

Речь, однако, идет не только об американских выборах. «Ливийскими следами» изобилует и нацеленная на март будущего года французская избирательная кампания. В ее русле, как известно, мечтает взять реванш бывший глава государства Николя Саркози. И вот на этом фоне в Париже «всплыл на поверхность» шокирующий своими откровениями дневник ливийского экс-премьера и министра нефти Шукри Ганема.

На страницах блокнота зафиксировано, что в разгар подготовки к президентским выборам 2007-го в фонд Саркози было передано эмиссарами правительства полковника Муаммара Каддафи 6,5 млн евро. Тут бы, как говорится, самое время допросить Ганема, являющегося, так сказать, первоисточником столь убийственной информации. Но вот незадача: в 2012 году тот был обнаружен утонувшим рядом с одним из дунайских мостов в Австрии.

В международном обозрении «Нефтянки» не случайно упоминался — в качестве единственного гаранта сохранения ливийского нефтеэкспортного потенциала — командующий национальными вооруженными силами маршал Халифа Хафтар. Что нового можно добавить к текущей информации об этом военачальнике, прошедшем в 70-х годах прошлого века дополнительную военную подготовку в СССР и хорошо говорящем по-русски?

В последние дни «досье на Хафтара» пополнилось свежими фактами, интересными россиянам. Оказывается, маршал направил российскому руководству послания, в которых он просит открыть поставки оружия войскам Ливии. Письма вручены российской стороне доверенным лицом Хафтара. Речь идет о ливийском после в Эр-Рияде Абдель Бассетом аль-Бадри, которого принял в Москве спецпредставитель главы РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов. Ливийцы просят Кремль не только снять эмбарго и дать им стрелковое оружие. Нужна еще и техника, в том числе самолеты. Более того, высказан призыв к Москве: начать в Ливии военную операцию против исламистов типа той, что сейчас идет в Сирии.

Не станем гадать, какова будет российская реакция на эту последнюю – наиболее рискованную и далеко идущую часть поступивших предложений. Но зато обратим внимание на те моменты, которые больше всего созвучны отраслевому профилю «Нефтянки». Давайте же вспомним, с какой настойчивостью критики нашего энергетического сотрудничества с освобожденным от санкций Ираном доказывали совсем еще недавно, что «нефтеэкспортный выброс» активизировавшегося на внешних рынках Тегерана принесет России и ее бюджету несказанный вред и ущерб.

До этого нам без устали обосновывали… мнимую глупость содействия в возрождении сырьевого потенциала в разрушенном войнами Ираке(!). А Москва и ее ТЭК как помогали пострадавшим от терроризма, блокад и эмбарго странам вставать на ноги путем вторичного обретения ниш на глобальном рынке «черного золота», так и помогают по сей день. Иными словами, мы подходим к этим вопросам не с узких и своекорыстных позиций, да и не только с ценовым калькулятором в руках. Подходим с завидным масштабом и ответственностью надежного отраслевого барометра, каковым, собственно, и является для всей планеты нефтегазовый комплекс России.

Павел Богомолов