Слово – энергетической дипломатии

Павел Богомолов

«Когда к увлечению большими оборонными расходами СССР добавилось снижение цен на нефть, — мы видели, к чему это привело, — заявил на днях глава Минфина Антон Силуанов. — Произошел распад государства…» Выступая с лекцией «Бюджет как инструмент экономического роста» перед студентами Финансового университета при правительстве РФ, министр финансов емко и поучительно напомнил о многом. Во-первых, — о том, что в коридорах власти существует, хотя и при всех служебных лимитах, свобода мнений, которые не обязательно нравятся руководству Минобороны и других силовых структур. А во-вторых, — о том, что, при всех разговорах о «сходе с нефтяной иглы», резкое падение цен может и впрямь повлиять на обороноспособность страны. Повлиять даже при уже объявленном Кремлем снижении военных расходов.

Рука об руку с Эр-Риядом. Но надолго ли?

«Как правило, — продолжал (в изложении РИА Новости) свою лекцию тот же Силуанов, — оборонные расходы не носят производительного характера в отличие от других отраслей экономики. Как мы говорим — произведем танк, а на нем дальше не будешь пахать и приносить добавочный продукт. Никакого дополнительного ВВП он не приносит». Так каков же вывод?

Коль скоро увлечение (будем надеяться, что пока еще не чрезмерное) оборонными расходами и впрямь может дать для России трещину при спаде глобальной нефтегазовой конъюнктуры, — вдвойне возрастает значение энергетической политики и дипломатии. Остается надеяться на то, что эта тема будет затронута на днях Владимиром Путиным в его постановочной речи для международного сообщества политических деятелей, бизнесменов и политологов. «Действительно, готовится очень важное, традиционно интересное выступление президента на Валдайском форуме», — сообщил в пятницу журналистам пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Continue reading

 От конкуренции – к конфронтации

Эпоха здорового взаимодействия и конструктивно-рыночного соперничества в углеводородном ТЭК, достигшая своего апогея в Энергетическом документе Санкт-Петербургского саммита G8 в июле 2006-го, все больше уходит в небытие. Сколь бы грустно ни было констатировать, но она скатилась к подмене ключевых для нефтегазового сектора понятий. Яростная конфронтация теснит честную конкуренцию, интриги подрывают деловой успех. Вместо прозрачных конкурсных аргументов ставятся закулисные подножки, а запреты на эксплуатацию комплектов новейшего оборудования явили нам инвестиционные гетто, размашисто нанесенные на карту любителями энергодиктата. 

Да уж, концерн Siemens и впрямь отколол номер…

Демонстративная готовность энергомашиностроительного гиганта Siemens поссориться с Россией вплоть до обратного выкупа доставленных с Тамани в Крым газовых турбин с маркой ФРГ (но при значительной доработке и адаптации силами россиян), выглядит недобрым предзнаменованием.

В памяти поколений оживают полузабытые страницы некоего тайного сговора между промышленниками на Рейне и на заокеанской Миссисипи. Не стало ли это наследием альянса ультрареакционеров от индустрии по обе стороны Атлантики, который не прерывался ни в какие времена? Не может же Siemens не знать, что генерирующие мощности потребовались Крыму не ради местнического тщеславия. Cовременные геростраты обрушили на Херсонщине ведущую на полуостров ЛЭП и закрыли Днепровский водоканал. Случись это не на Украине, а в какой-нибудь иной стране, — цивилизованная Германия подняла бы страшный шум тотального возмущения подобным преступлением против человечности. Но, увы, к рассматриваемому нами случаю это, как видно, не относится.

Впечатление таково, что по закрытым дипканалам между Вашингтоном и Берлином до сведения канцлера Ангелы Меркель доведено — по итогам Гамбургского саммита G20 — настолько яростное недовольство Белого дома готовностью ФРГ сохранить хотя бы остатки энергетического диалога с РФ и спокойный нейтралитет к ее нефтегазоэкспортным планам, что никакой альтернативы отныне вообще не просматривается. И немцам, таким образом, попросту не остается ничего, кроме незавидной участи: слепо поддерживать заокеанскую антикремлевскую обструкцию — поддерживать бездумно и стопроцентно. Причем нацелено это, судя по всему, именно на сферу ТЭК.

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть третья.

Как венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х сформировал сегодняшний день. 

Новая страница, наконец, перевернута.

Лишь в марте 1993 года был заключен новый российско-венесуэльский документ на эту тему. Но и его выполнение затормозилось. Отчеты о визитах Руцкого, в том числе крупицы содержавшегося в них позитива, были преданы ельцинским Кремлем анафеме. 

Куба находит выход

Приняв президентскую клятву в октябре 1993-го в осажденном Белом доме на Краснопресненской набережной и одновременно призвав, причем неудачно, авиацию для блокирования правительственных сил на бреющем полете, экс-пилот Руцкой поставил себя вне закона. Враждовавшим в Москве лагерям было уже не до возрождения «нефтяного треугольника». 

Однако основы понимания его важности, независимо от меняющихся в Венесуэле и России социальных систем, сохранились если не в Кремле, то в энергетическом, внешнеторговом, разведывательном и военном сообществах Москвы. Впрочем,  возродить схему не удалось и в 1996 году — в контексте успешного в целом визита министра иностранных дел РФ Е.М.Примакова в Каракас. Кстати, то латиноамериканское турне стало первой длительной зарубежной поездкой нового руководителя российской дипломатии.

Евгений Примаков

К чести Евгения Максимовича хотелось бы именно здесь добавить пару слов. Несмотря на плотную занятость и неодобрительную реакцию Кремля, ему все же удавалось бывать на праздниках родной для него «Правды». Да-да, «Правды», ставшей оппозиционной и даже опальной. На одном из таких мероприятий — газетном фестивале в Центральном парке культуры и отдыха имени М.Горького — я, среди правдистов, отважился подойти к патриарху наших международников. И, с позиций бывшего собкора на Кубе, спросил: будет ли, на его взгляд, возрожден «нефтяной треугольник»? «Конечно!», —заверил Примаков. Но, видимо, даже для него реанимация «старой доброй трассы» оказалась поначалу делом непосильным. Не помогла в этом смысле и ответная поездка главы венесуэльского МИДа М. А. Бурелли в Москву.

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть вторая.

Автор статьи в Каракасе

Как венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х сформировал сегодняшний день. 

Схема работала до распада СССР

В обмен на снабжение Гаваны топливом из Южной Америки, Советский Союз обязался поставлять углеводородное сырье на переработку в Западной Германии. Речь шла о тех заводах, где в качестве совладельца и поставщика выступала венесуэльская корпорация PDVSA.

Америка бдительно наблюдала, хотя и спотыкалась

Нефть из Сибири отныне более не надо было доставлять через океан на Кубу, а встречные грузы с Ориноко или из Маракайбо уже не требовалось везти за тысячи миль на Рейн. Как Москвой, так и Каракасом высвобождались крупные суммы уже на самой перевозке топлива партнерам. Понимая это, вашингтонские «ястребы» не раз хотел разрушить трансатлантический нефтяной мост.

Исидоро Мальмиерка

А сторонники разрядки среди трезвомыслящих американских политиков и дипломатов, напротив, пытались превратить его существование в выгодный для США козырь. Мол, пусть все видят, что могущественная сверхдержава, причем в своей сфере влияния, проявляет миролюбие, не мешая довольно дешевой подпитке кубинской экономики венесуэльским сырьем. Таким реалистом был шеф отдела интересов США при посольстве Швейцарии на Кубе д-р Уэйн Смит, интеллектуал с университетским бэкграундом. Полный, вальяжный, неторопливый, рассудительный, от природы доброжелательный, он напоминал скорее гарвардского декана, чем дипломата.

На Кубе его уважали. В комментариях к «Размышлениям» лидера страны сказано: прочитав отчет министра иностранных дел республики Исидоро Мальмиерки о встрече с Уэйном Смитом в день вашингтонского покушения на президента США Рональда Рейгана весной 1981-го, Фидель оставил на полях свое резюме о позитивной роли здравомыслящего Смита как самого убежденного сторонника нормализации связей с «жемчужиной Карибов».

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть первая.

Венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х — во что он вылился к сегодняшнему дню.

Идея глобального свопинга с эпицентром в Москве: как и когда она зарождалась

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, говоря на ХХ1 Петербургском международном экономическом форуме о пакете соглашений с Иракским Курдистаном, был в своих доводах убедителен. Быть может, он невольно, но очень кстати коснулся ретроспективных контуров полузабытого отраслевого сюжета, которому исполняется ныне четыре десятилетия. Впрочем, обо всем — по порядку.

Курдам приходится маневрировать

Дело было 2 июня нынешнего года — перед петербургской встречей президента РФ Владимира Путина и премьер-министра баснословно богатого нефтью автономного района к северу от Багдада — Иракского Курдистана — г-на Нечирвана Барзани. 

Незадолго до этого диалога в соседнем зале произошло знаменательное событие. Главный исполнительный директор ведущей российской нефтяной компании подписал ряд двусторонних документов. Торжественно заверил их и министр минеральных ресурсов в региональном правительстве курдской автономии — д-р Ашти Хаврами. Речь в достигнутых договоренностях идет о многом — и о геологоразведке, и о добыче, и о прямом допуске россиян к управлению возрожденной ныне (после злосчастной череды международных конфликтов и войн) нефтетранспортной системой. Нацелена же она на экспорт жидких углеводородов объемом до 1 млн баррелей в сутки.

Дебют «Роснефти» в Иракском Курдистане может, представьте себе, стать шагом более мудрым, чем критика этой автономии из уст ряда политических деятелей, в том числе и у нас, в России. Не всем по душе заявление властей региона от 7 июня, в соответствии с которым референдум о независимости территории пройдет 25 сентября. Доверяя не курдам, а Ирану, опасающемуся появления плацдарма США у своих границ, часть нашего партийного спектра возмущена тем, что плебисцит пройдет не только в пределах автономии, но и в местах по сути спорных. Тех, что заняты курдскими отрядами после отпора проникшим туда боевикам ИГИЛ (запрещенной в РФ). Среди дебатируемых участков — провинция Киркук, одна из крупнейших кладовых нефти в Ираке.

Continue reading

Молох санкций – все ближе

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.
Павел Богомолов

Упрекая российского президента в автократии и даже в… сползании к самодержавию, американцы и сами не заметили, как подхватили излюбленный исторический анекдот полуторавековой давности. Причем именно о царе. Однажды, забыв вовремя поздравить государя с очередным праздником, испуганный и, вместе с тем, находчивый генерал-губернатор одного из регионов телеграфировал в Петербург: «Вот уже третий день, Ваше Величество, пьем за высочайшее тезоименитство!».«Пора бы и остановиться», — понятливо и сухо ответил царь своей телеграммой… И вот сейчас госсекретарь США Рекс Тиллерсон, промедлив опять-таки ровно на три дня после национального праздника России, запоздало поздравил нас от имени Соединенных Штатов. Было это уже 15 июня.

Кругом — один блеф

Говорить после подобных сбоев протокола о якобы уважительном внимании к Москве и ее интересам, согласитесь, как-то не приходится. 

Не приходится потому, что разговоры о таком уважении — скорее всего надувательство и, так сказать, хорошая мина при плохой игре. Как в равной мере выглядит блефом апломб Хиллари Клинтон, сравнившей российского лидера уже не с царем, а с… Адольфом Гитлером, что явствует из фильма Оливера Стоуна «Интервью с Путиным». Но что, если блефом является все показное миролюбие Вашингтона по отношению к России и, в частности, псевдоконструктивный подход к нашему ТЭК, рискующему оказаться под катком не столь уж страшных, но все же чувствительных санкций?

Творцы внешней политики эпохи Дональда Трампа (долговечной ли?) блефуют и в другом. Уверяют, по данным ТАСС, в своем нежелании того, «чтобы имеющиеся каналы коммуникации с Москвой закрылись». Но не желают, быть может, единицы, а желают — сотни русофобов. Правда, по словам Тиллерсона, «администрация намерена сохранить гибкость в вопросе санкций, чтобы иметь возможность как ужесточать, так и отменять их». А ведь на деле Белый дом не мог не предугадать, что на следующий же день перевес антикремлевских «ястребов», в том числе правящих республиканцев, в сенате США приведет к принятию – 97 голосами из 100 – воинственного законопроекта о новом наступлении на российский углеводородный ТЭК.

Continue reading

Прощай, команданте!

Фидель Кастро Рус. © AP Photo/ Charles Tasnadi
Фидель Алехандро Кастро Рус © AP Photo/ Charles Tasnadi

Скорбная весть из Гаваны всколыхнула не только Латинскую Америку, но и весь мир. Поделиться своими мыслями на фоне траурной вести и посланий соболезнования со всех концов света мы попросили автора еженедельных обозрений «Нефтянки» Павла Богомолова. Работая в 1981-1987 годах собственным корреспондентом «Правды» в Республике Куба и Центральной Америке, он написал о легендарной стране книгу «Остров далекий и близкий», был отмечен почетным знаком Президиума Верховного Совета СССР «Воин-интернационалист». В числе советских и зарубежных журналистов П.В.Богомолов встречался с кубинским руководителем, задавая ему актуальные вопросы о буднях и праздниках республики, ее внутренней и внешней политике. Тема сегодняшней беседы главного редактора «Нефтянки» с международным обозревателем —наследие ушедшего лидера не только для региональной политики, но и энергетики, партнерства между Москвой и Гаваной в области нефти и газа.

— Павел Владимирович, насколько велика и, если можно так сказать, долговременна психологическая потеря, понесенная народом Кубы и ее друзьями во всем мире?

— Речь идет об огромной утрате, неизмеримой и не восстановимой, пусть даже отчасти, кем бы то ни было. Ушел не просто человек или революционер — ушел целый пласт новейшей истории. Ушла эпоха. Пройдет немало времени, прежде чем мы сможем оценить тяжесть этого удара во всей его боли и трагической полноте.

— Вы жили и работали на Кубе шесть с половиной лет. Как бы вы определили основной политический тезис Фиделя? Что это — подтверждение способности небольшой страны свергнуть жесточайшую диктатуру без чьей-либо внешней помощи? Или, быть может, способность блокированного недругами карибского острова, вопреки всем политическим травмам, ошибкам и дефицитам, стать бесспорным маяком для значительной части «Третьего мира»? Continue reading