Что надо знать о Бованенковском месторождении

unnamed

Название: Бованенковское нефтегазоконденсатное месторождение

Расположение: На северо-западном побережье полуострова Ямал. Месторождение вытянуто в северо-западном направлении и занимает площадь не менее тысячи квадратных километров.

Лицензия: Владелец — ПАО «Газпром». Тип лицензии — с целью разведки и добычи. Год окончания лицензии — 2018.

Оператор разработки: ООО «Газпром добыча Надым»

Запасы: На момент начала разработки запасы оценивались в 4,9 трлн куб. м природного газа — самое крупное месторождение Ямала. На конец 2016 года эксплуатационный фонд скважин на месторождении составлял около 400 единиц, в будущем он может вырасти до более 900 единиц.

Continue reading

Товарищ, я вахту не в силах стоять…

Китайцы на угольной погрузке
Китайцы на угольной погрузке

Эти слова из песни «Раскинулось море широко» знают очень многие, если не все. Но как же в реальности приходилось на вахте кочегарам Русского флота?

Первый российский пароходофрегат (паровой боевой корабль с бортовыми машинами) — 28-орудийный «Богатырь» — был построен в Главном Адмиралтействе в Санкт-Петербурге и вступил в строй в 1837 году. Это был корабль длиной около 64 метров с паровой машиной мощностью приблизительно 500 лошадиных сил.

Спустя 11 лет в строй вступил первый русский паровой фрегат с винтовым движителем. 48-орудийный «Архимед» был построен в Охтенском Адмиралтействе и плавал недолго — шестого октября 1850 года в районе датского острова Борнхольм («Борнгольм» в тогдашней русской транскрипции)  он наскочил на необозначенные на картах подводные камни, пробил днище и затонул.

Итак, в 1837 году в списках нижних чинов Русского флота впервые появились кочегары. Как полагают некоторые лингвисты, это слово происходит от всем нам знакомой кочерги, вернее ее ироничного названия — кочережки. В официальных документах флота временами появлялось и понятие «котельный машинист».

Что же касается словаря Владимира Даля, то в нем слово «кочегар» считается имеющим английское происхождение. Между тем, на английский язык слово «кочегар» переводится как «stoker».

Continue reading

Нефтяная опора «Оси»

Н•двп≠л•• ѓаЃђлбЂл ПЂЃ•ив®, Ргђл≠®пПротивником антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны была так называемая «Ось Рим – Берлин – Токио». Сокращенно – «Ось». Помимо Германии, Италии и Японии, в альянс входила Венгрия, Румыния и Болгария.

Что же представляла нефтяная отрасль «Оси» в войну, которая, безусловно, была «войной моторов»? Попробуем рассмотреть положение на период наивысших успехов противников Антигитлеровской коалиции.

Согласно официальным данным, по итогам 1939 года добыча нефти в Румынии составила 6,2 млн тонн, в Германии – 650 тыс. тонн, в Японии – 380 тыс. тонн, включая добычу на оккупированном Японией в 1895 году после Японо-китайской войны Тайване. В 1940 году добыча Румынии упала на 100 тыс. тонн, а вскоре статистическая информация из Германии и Японии перестала поставляться в Лигу Наций и, следовательно, пропала из международной официальной статистики. В 1941 году Румыния добыла 5,6 млн. тонн нефти.

Continue reading

Главная стройка СИБУРа

Тобольский кремль
Тобольский кремль. © Александра Филатова /«Нефтянка»

Центр нефтехимии

Строительство комплекса «ЗапСибНефтехим» около Тобольска не может не вызвать удивления у столичного жителя, привыкшего читать о кризисных явлениях в экономике, сложностях с инвестированием и т.д. Открывающийся вид на грандиозную стройку со смотровой площадки на станции Денисовка Свердловской железной дороги напоминает кадры строительства пусковой космической установки из американского фильма «Контакт» (1997).

Вид на площадку строительства комплекса «ЗапСибНефтехим» под Тобольском.
Вид на площадку строительства комплекса «ЗапСибНефтехим» под Тобольском. © Александра Филатова /«Нефтянка»

Масштабы, действительно, впечатляют. На площади в 460 гектаров развернуто крупное современное высокотехнологичное строительство. Проект предполагает сооружение установки пиролиза мощностью 1,5 млн тонн этилена, около 500 тыс. тонн пропилена и 100 тыс. тонн бутан-бутиленовой фракции (ББФ) в год, установок по производству различных марок полиэтилена и полипропилена совокупной мощностью 2 млн тонн в год. Сегодня на тобольской промышленной площадке действующее предприятие «СИБУР-Тобольск» («Тобольск-Нефтехим» и «Тобольск-Полимер») выпускают ежегодно около полумиллиона тонн полимеров. Continue reading

Топливные баки «войны моторов»

convoy_pq_17_sailing_in_hvalfjordВторую мировую войну часто называют «войной моторов». Конечно, автомобильные, авиационные и судовые двигатели внутреннего сгорания, а также паровые силовые установки, работавшие на жидком топливе, были и в Первую мировую войну, однако именно Вторая мировая показала крайнюю зависимость армий и флотов от бензина, дизельного топлива и флотского мазута.

В Первую Мировую войну германским и иным рейдерам доставляло особое удовольствие потопление не только транспортов с вооружением и боеприпасами, но также пароходов-угольщиков – большинство кораблей того времени ходило либо на угле, либо на смешанном топливе. И каждое новое погибшее судно с углем могло привести к серьезным проблемам с топливом не только для какого-то из боевых флотов, но и для широких масс населения. Так, в 1914-1917 годах российский Черноморский флот, по сути, парализовал доставку топлива в турецкую столицу Стамбул.

Но к 1939 году на первое место вышли уже танкеры, тем более одно успешное попадание снаряда или торпеды, хотя бы один подрыв на мине, мог означать гибель судна.

Continue reading

Железная дорога и продуктопровод – история конкуренции и сотрудничества

Батумский порт с моря. 1882 год.
Батумский порт с моря. 1882 год.

Россия рубежа XIX и ХХ веков отличалась довольно необычной для современности особенностью правительственного подхода к развитию нефтяной промышленности. По сути, государство препятствовало вывозу нефти, а экспортировались, прежде всего, нефтепродукты – керосин и смазочные масла, причем их качество котировалось на мировом рынке очень высоко. И хотя на местном рынке иностранный капитал занимал более чем серьезные позиции, на первом месте, благодаря жёсткой государственной политике, стоял внутренний спрос со стороны отечественных перерабатывающих мощностей.

Уже к 1869 году в самом Баку и в его ближайших окрестностях существовало не менее 25 нефтеперегонных заводов. Статистика того, сколько было «домашних» заводиков, расположенных буквально в жилых домах и во дворах, отсутствует. Тем более что основой таких «производств» служили, в большинстве случаев, простейшие перегонные кубы.

Рост добычи нефти и дальнейшее развитие переработки сырья постепенно привело к тому, что работавшие в отрасли российские и иностранные компании начали искать способы транспортировки нефтепродуктов на экспорт. Но географическое положение Бакинского нефтяного района таково, что перевозить керосин оттуда было возможно либо с огромным «крюком» через Каспийское море и Волгу, либо – через весь Кавказ и далее через – Батум. При этом, прямые отгрузки из Баку в сторону Батума – главного кавказского порта того времени – были практически невозможны до постройки железной дороги, связавшей Каспий и побережья Черного моря.

Continue reading

Как создавались танкеры

Зороастр
Зороастр

В 1878 году из Балтийского в Каспийское море по шлюзам Мариинского водного канала (сейчас известен как Волго-Балтийский) прошло необычное судно, сыгравшее значительную роль в истории отечественного судоходства. Это был наливной пароход «Зороастр», построенный по заказу нефтяной фирмы братьев Нобель.

Главная заслуга небольшого даже по тем временам парохода состояла в том, что это было первое наливное стальное самоходное судно в России, а возможно и в мире. До него перевозки нефти осуществлялись самыми обычными несамоходными баржами, в которые нефть грузилась наливом в трюмы.

Верфь Нобелей в Баку
Верфь Нобелей в Баку

«Зороастр» был построен в 1877-1878 годах в Швеции, на Линдхольменской верфи акционерного общества Motala Verkstadt. Его грузоподъёмность составляла всего 242 тонны (по другим данным – 250 тонн). Пароход представлял собой паровую металлическую наливную баржу для перевозки керосина и предназначался для использования на линии Баку-Царицын, где Нобели располагали значительным резервуарным парком.

Continue reading

Огромные грабли и всемогущие нефтяники

«Нефтяники осваивают новые регионы», «Продолжается экспансия российских нефтегазовых компаний»…  За такими заголовками — судьбы сотен и сотен специалистов, которые изменили свою жизнь, переехав в другую страну, а часто и на другой континент. Среди них пиарщики — люди, которые первыми должны разобраться в жизни новой страны и наладить контакт с ее жителями. Как правило, речь идет о развивающихся государствах. «Нефтянка» взяла интервью у Павла Богомолова, бывшего PR-менеджера ЛУКОЙЛа, который пять лет работал в Венесуэле и два — в Гане. Надеемся, что эта статья откроет очень интересную тему: какова специфика пиара в странах «третьего мира»? Как бороться со стереотипами? Что думают о российской нефтянке в Африке и Латинской Америке? Как расположить к себе бедняка из Каракаса и ганского студента? В конце концов, просто приятно поговорить о далеких странах с человеком, который знает их гораздо лучше, чем рядовой турист. 

О Павле Владимировиче Богомолове:

Павел Богомолов родился в 1952 году в Москве. В 1974-м окончил МГИМО по специальности «международные отношения», работал редактором и старшим редактором по социалистическим странам в Агентстве печати «Новости». С 1978 года — в редакции газеты «Правда»: старший корреспондент, специальный корреспондент, с 1981-го — собственный корреспондент на Кубе и в странах Центральной Америки и Карибского бассейна, с 1987-го — обозреватель международного отдела, заместитель редактора. С 1993-го — собственный корреспондент в Великобритании. С 1999 года — PR-менеджер «ЛУКОЙЛ-Европа» и других лондонских филиалов материнской компании, с 2005-го — PR-менеджер представительства «ЛУКОЙЛ Оверсиз» в Венесуэле, в 2010-2012 гг. — представитель компании в Гане. С 2012–го по 2013-й — главный редактор корпоративной газеты «Нефтяные ведомости» в Москве и, наконец, в 2013-2015 гг. — старший PR-менеджер филиала компании в Хьюстоне. В настоящее время — независимый эксперт по международному нефтегазовому пиару, преподаватель ряда московских вузов. Кандидат политических наук, владеет английским и испанским языками.

Павел Богомолов в офисе ЛУКОЙЛа в Каракасе
Павел Богомолов в офисе ЛУКОЙЛа в Каракасе

Договориться с малым бизнесом

— Вы приехали в Каракас прямиком из Лондона. PR в Англии и PR в Венесуэле — это наверняка «две большие разницы». К чему пришлось привыкать в первую очередь?

— В Британии работа международного пиарщика напрямую не связана с социальной помощью, там другие задачи. В странах же «третьего мира» PR и GR — это в немалой степени именно благотворительность, реальная, а не номинальная. При этом нужны не отдельные «жесты», а целенаправленная большая работа в рамках social responsibility. А в период революционных перемен, которые проходили в это время в Венесуэле, конечно, это все обретало особый – я бы сказал, беспокойный — характер.

Continue reading

Цельнометаллическое жилище

Аристид Антонас — известный в Греции архитектор, писатель, доктор философских наук, доцент кафедры архитектуры Фессалийского университета. Известность ему принесли нестандартные решения для создания жилых помещений. Одна из его новых экстравагантных идей — переоборудование под жильё нефтяной цистерны.

keg-apartment
Западные СМИ восхищаются блестящей дизайнерской идеей и дают архитектору советы: если добавить окна, установить мебель и создать нормальный санузел — тогда в авангардном цилиндрическом передвижном доме вполне можно будет жить.

page0032

То, что сейчас преподносится как концептуальное решение для хипстеров, в Советском Союзе было запущено в серийное производство ровно 40 лет назад. Изделие получило название «Цилиндрический унифицированный блок». Первые дома-бочки в 1975 году изготовил ДОЗ-21 (Сокольский деревообрабатывающий комбинат). После некоторой доработки появились знаменитые ЦУБ-2М. Проведённые эксперименты показали, что нефтяники, помещённые в эти цилиндрические дома, способны жить при температуре окружающего воздуха до минус 65°C и ветре до 60 м/с. Continue reading

Иранская нефть от Ройтера до Черчилля

OilDistribution
В ящиках вовсе не финики

Все страны делятся на две категории (вообще все всегда удачно делится на две категории): богатые на ресурсы и богатые на технологии. Так сложилось исторически, что Европа оказалась богата на технологии, а весь остальной мир — на ресурсы. Почему так — есть сотни версий, от Маркса до Тойнби и Даймонда, и ни одна из них не бесспорна. Зато бесспорна объективная реальность, данная нам в ощущениях: Технологически более продвинутая Европа вот уже пару тысяч лет доминирует над миром и останавливаться, кажется, не собирается. Само понятие «Европа» немного изменилось, сдвинувшись на запад через Атлантику, изменился и «мир», став и больше и меньше одновременно. Однако суть игры все та же: белые начинают и выигрывают.

Выигрывают, разумеется, за счет эксплуатации ресурсов технологически менее развитых стран. Менялась схема эксплуатации — от неприкрытой колонизации до политики канонерок, концессий и, наконец, к самой эффективной на сегодняшний день технологии — ставке на компрадорскую буржуазию в развивающихся странах. Менялись и сами ресурсы: зерно, пряности, лес, пенька, пушнина, нефть и… пока все еще нефть. Менялась колонизаторская риторика и идеологическое прикрытие. Не менялось только главное, суть процесса: взять у слабого, съесть, стать сильнее, снова взять у слабого, далее по тексту.

Собственно, лишь шесть сколько-нибудь заметных на карте стран смогли избежать европейской колонизации. Это Китай, Япония, Эфиопия, Иран, Сиам и Афганистан. В Эфиопии нечего брать. Сиам был нужен как буфер между колониальными державами. Афганистан беден, колюч и тоже играет роль буфера. Япония далеко, да и сама не без колонизаторских замашек. Китай траванули опиумом и запугали канонерками. Ирану, в отличие от сопредельной Индии удалось уклониться от прямой колонизации западом, но не удалось избежать ограбления. Противостояние России и Англии сохранило трон персидским шахам, зато уж и порезвились обе силушки на персидской земле от души. О том, как выкачивались ресурсы из Персии (в нашем случае нефть) и написана эта статья.

Первая концессия барона Ройтера

Барон Пол Джулиус Ройтер во всей красе своих бакенбард. 1869 год.
Барон Пол Джулиус Ройтер во всей красе своих бакенбард. 1869 год.

Промышленная революция XVIII-XIX  веков породила целую плеяду гениев от предпринимательства, сравнимых по масштабу и авантюризму с титанами Возрождения и героями эпохи Великих географических открытий. Одним из таких деятелей был барон Пол Джулиус (Пауль Юлиус) Ройтер, он же Изя Самуэльевич Йосафат из Касселя. Фигура гомерических масштабов. Начал банковским клерком, создал издательство, печатал памфлеты во время революции 1848 года. Мы знаем барона Ройтера, как основателя одного из крупнейших мировых информационных агентств — Reuters.

Вот этот-то барон Ройтер и стал первым европейским буржуазным конкистадором на земле Персии. В 1872 году барону удалось каким-то образом получить от шаха Насера ад-Дина, который слыл за реформатора, совершенно феноменальную концессию. Концессия давала Ройтеру исключительные права сроком на 70 лет на все персидские недра и всю инфраструктуру: дороги, телеграф, фабрики, мосты, дамбы, железные дороги. Рейтер получал на откуп персидские таможни (на 20 лет) и вишенкой на торте — преимущественное право на создание госбанка Персии в тот момент, когда он станет нужен правительству. За всю эту красоту Шахиншах просил фиксированную сумму в течение первых 5 лет и 60% от всех прибылей концессии в последующие 20 лет (по другим данным — 20% от железнодорожных предприятий и 15% от любых других). Концессия, напомним, давалась  сроком на 70 лет. Continue reading