По традиции нетрадиционно

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Казалось бы, не очень-то важный эпизод из текущей отраслевой хроники: на этой неделе из Мурманского порта вышел ледокол «Капитан Драницын», призванный присоединиться в Карском море к научно-экспедиционному судну «Академик Трешников». Оба экипажа и взятые на борт исследователи проведут в Северном Ледовитом океане уникальный эксперимент по целевому заказу «Роснефти». Речь идет о проверке пока еще не опробованной, но многообещающей технологии, которая облегчит и реализацию арктических апстрим-проектов, и развитие Севморпути. А ведь он все более востребован не только для привычных каботажных перевозок, но и для прохода танкеров ледокольного класса. Задача нынешних испытаний — убедиться в эффективности качественно новой методологи по изменению траектории дрейфа айсбергов путем внешнего воздействия. Иными словами, чудеса, да и только!   

Преодолевая торосы и айсберги

shutterstock_191888945Кстати, северное чудо вполне может стать еще и восточным. 14 сентября в прессу просочилась информация о том, что в максимальной расчистке огибающей Евразию водной трассы заинтересовалась Индия. Да-да, ONGC не только стремится увеличить свою долю в Ванкорском месторождении «Роснефти» в Красноярском крае, но и присматривается к полярному шельфу. Как и китайская CNPC, вошедшая на газоносный Ямал, тоже заинтересована в достижении рекордной скорости на будущей океанической трассе, ведущей через Берингов пролив на Дальний Восток.

«…Мы собираемся по мере создания инструмента для вхождения в арктические шельфы, пригласить туда не только китайских, но и индийских партнеров, — заявил вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин по итогам заседания Межправительственной комиссии РФ – Индия в Дели. — Разработка, в том числе и возможностей Северного морского пути, — все это будет скоро обсуждаться с нашими коллегами».

Continue reading

Иран: Бушер-2

© EPA/ABEDIN TAHERKENAREH, архив
© EPA/ABEDIN TAHERKENAREH, архив

Росатом начал строительство энергоблоков второй очереди АЭС «Бушер» в Иране. Проект включает в себя сооружение второго и третьего энергоблоков иранской АЭС и будет реализован в соответствии с высокими (постфукусимскими) стандартами безопасности. Станция сооружается по новому проекту 3+, получившему сертификат EUR (европейских эксплуатирующих организаций). 

Физический запуск второго энергоблока АЭС «Бушер» запланирован на осень 2024 г., а третьего — весной 2026 г. (строительство последнего предполагается начать в 2018 г.). Сдать второй энергоблок планируется к 2025 г., а третий — к 2027 г. Генеральный подрядчик по проекту «Бушер-2» — АО «Атомстройэкспорт». Строительство двух новых энергоблоков проекта «Бушер-2» будет осуществлено за деньги иранских заказчиков: не так давно правительство Ирана выделило средства на эти цели. 

По словам российского министра энергетики Александра Новака, строительство второй очереди АЭС «Бушер» оценивается почти в 11 млрд. На станции будут возведены два усовершенствованных энергоблока с реакторами типа ВВЭР и мощностью свыше 1 тыс. МВт. Реализация проекта займет до 10 лет.

Continue reading

Русский бум в Иране. Оправданы ли риски?

unnamedПрошло чуть больше года после принятия решения по иранской атомной программе, и чуть больше полугода как с Ирана фактически были сняты санкции. В июле страна вернулась к предсанкционному уровню нефтедобычи. По информации главы Ассоциации иранских производителей нефтегазового оборудования Резы Падидара, показатели производства нефти в стране достигли  4,1 млн баррелей в сутки, а экспорт превысил уровень в 2,6 млн баррелей в сутки. 

На фоне снятия санкций в Иран потянулись представители иностранного, в том числе и российского бизнеса. С начала года эксперты начали говорить об иранской «оттепели», открытии страны с 80 млн жителей, внезапном появлении нового «невспаханного» международными корпорациями рынка. С начала этого года все приличные гостиницы в Тегеране переполнены, а услуги переводчика на фарси с английского оцениваются в 150-200 долларов за день. 

Continue reading

Чистая стратегия

shutterstock-2«Газпром» подал запрос на участие в проектах по производству СПГ в Иране, сообщают иранские СМИ.

Министр энергетики РФ Александр Новак и ранее заявлял, что «Газпром» заинтересован в развитии газоснабжения Ирана и в совместных проектах по добыче. Кроме того, компания проявила интерес к строительству СПГ-заводов на территории Ирана и в третьих странах, совместному маркетингу СПГ. Еще раньше, в феврале, сообщалось, что и Иран активизировал сотрудничество с российской монополией. Глава NIOC Хамид Реза Араки сообщил, что уже создано пять совместных комитетов: по инвестициям, ремонтным работам, обслуживанию, хранению и переработке нефти и газа.

Помимо «Газпрома» интерес к иранским проектам проявляет «Газпром нефть», «Зарубежнефть», «Татнефть» и ЛУКОЙЛ. Еще в начале июня глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов говорил, что компания готовит к подписанию долгосрочный контракт на поставку иранской нефти на свои нефтеперерабатывающие заводы, а также планирует в сентябре представить в Тегеране меморандум о разработке новых месторождений Ирана.

Continue reading

Иранскую нефть могут пустить по маршруту Одесса-Броды

odessa_brodiИран заинтересовался возможностью транспортировать свою нефть по данному маршруту. Об этом в конце апреля сообщил Интерфакс со ссылкой на сообщение министра энергетики Украины Игоря Насалика.

По словам Насалика, для Ирана этот проект – «наилучшая логистика». Министр также добавил, что в ходе встречи сторон было принято решение заключить соответствующее соглашение в течение двух месяцев и посетить все объекты, которые могут быть использованы для перекачки иранской нефти по украинскому нефтепроводу.

Желающих поставлять нефть по маршруту Одесса-Броды украинские власти ищут с 2001 года, то есть с тех пор, как Украина завершила строительство трубопровода. Целью украинского правительства был транзит нефти с каспийских месторождений. Предполагалось, что нефть из Каспия доставляется в Баку танкерами, затем в цистернах довозится до порта Батуми по железной дороге, оттуда вновь танкерами по Черному морю транспортируется до Одессы, далее уже по трубопроводу направляется в Польшу и далее в Европу.

Continue reading

Иранскую оттепель не заморозить.

unnamedЧерез два месяца после снятия санкций экспорт иранской нефти увеличился на 900 тыс. баррелей и достиг 2,2 млн баррелей. Иран отказался поддержать инициативу России и ОПЕК о заморозке январского уровня добычи. По итогам февраля производство нефти превысило 3,1 млн баррелей в сутки (2,8 млн баррелей в сутки по итогам 2015 г.).

Инвестиции и первые российские проекты

Прошедшие в конце февраля в Иране парламентские выборы закрепили власть реформистских сил в стране. Это первый электоральный цикл в Исламской республики Иран (ИРИ) после заключения ядерной сделки Тегерана с международным сообществом, в результате которой с Ирана были частично сняты санкции. Эксперты утверждают, что главным результатом парламентских выборов стало создание предпосылок к возможному объединению консерваторов с прагматиками и реформистами по целому ряду вопросов. Тогда как количество радикалов, выступавших против открытого для остального мира Ирана, в законодательном органе существенно снизилось. Сторонников усиления связей с Западом стало больше: они выступают за усиление экономического и торгового сотрудничества с международными компаниями, что отчасти гарантирует определенную безопасность привлечения инвестиций в иранскую экономику. Таким образом, результаты выборов продемонстрировали усиление влияния «прагматиков», что укрепляет позиции для развития возможностей для иностранного бизнеса в Иране. Следовательно, и для инвестиций зарубежных компаний в нефтегазовую промышленность Исламской республики Иран.

ИРИ надеется привлечь в страну значительные инвестиции и выйти на уровень в 40-45 млрд долларов инвестиций в год.  Что касается нефтяной промышленности, согласно заявлениям иранских властей, Иран рассчитывает, что к марту 2017 г. в страну придут 10-15 млрд долларов в рамках новой модели нефтяных контрактов, предполагающей массированное привлечение инвестиций в нефтяную промышленность страны даже в условиях низких цен на нефть. Со стороны местных экспертов уже озвучены цифры о необходимости привлечения в период до 2020 г. порядка 200 млрд долларов для финансирования новых проектов в области нефти и газа.

Continue reading

«Иран – это новый экономический тренд»…

В кулуарах конференции «Ведомостей» «Иран после отмены санкций. Перспективы для российского бизнеса» Мария Кутузова сделала для «Нефтянки» небольшое интервью с ведущим российским иранистом Раджабом Сафаровым, председателем российско-иранского Совета по общественным связям. 

– Раджаб Саттарович, расскажите, пожалуйста, о первых результатах снятия с Ирана санкций?

–Не прошло и месяца со дня снятия санкций, а уже начался бум интереса к Исламской республике Иран (ИРИ). Вернее было бы сказать, что ожидание этого события подогрело интерес к этой стране. Это было логическое продолжение этого процесса. За месяц экономическое положение Ирана значительно улучшилось. В страну потекли десятки миллиардов долларов. Активизировалась реализация целого ряда проектов. Теперь Иран – привлекательная, с экономической точки зрения, страна. Эта новая экономическая Мекка привлекает сегодня очень многих инвесторов и ведущие компании мира.

Все гостиницы в стране заполнены до предела. Я недавно стал свидетелем, что иранский министр торговли и промышленности переехал жить в одну из гостиниц: так было проще утра до вечера вести с переговоры с зарубежными делегациями. Бизнес-миссии из Германии, Австрии, Франции и других государств уже посетили Иран. В основном едут европейцы, делегациями по 300-400 человек во главе с высокопоставленными государственными чиновниками этих стран. Все они говорят о своем абсолютно искреннем интересе к иранской экономике.

Иран это новый экономический тренд, создающий возможности для оживления европейской, мировой экономики. Сейчас началась оживленная борьба за место на иранском рынке. Те, кто сейчас успевает быстро и гибко отреагировать на условия (которые уже выдвигает Иран), те и смогут занять определенные ниши на иранском рынке. Это будет золотая жила для собственного развития компаний, которым теперь доступны высоколиквидные сектора экономики Ирана.

Увы, российским бизнесом было упущено золотое время, когда там никого не было и можно было легко заполучить любой проект, на самых выгодных условиях. Наши компании слишком долго думали об этом. По большому счету это была банальная зависимость от Запада. Получилось так, что наша банковская, финансовая система, наши ведущие компании напрямую зависят от желаний западных игроков, обладающих огромным инструментарием, через который они могут влиять на поведение, политику и стратегию российского бизнеса. Поэтому ни один серьезный российский банк, ни одна наша компания не смогла реализовать в Иране проекты. Наоборот они закрывались и уходили, что очень печально. Сейчас за этот лакомый кусок придется бороться на общих основаниях. К сожалению, у российских компаний сейчас нет доступа к длинным и дешевым деньгам, отсутствуют развитые технологии и серьезная поддержка со сторону государства. Ирану сейчас, прежде всего, нужны высокие технологии и зарубежные инвестиции. Поэтому нашим компаниям будет сложно претендовать на большие инфраструктурные и долгосрочные проекты. Хотя в определенных сферах возможности существуют… Continue reading

Время «нового Ирана»: проекты и инвестиции

shutterstock_365592599Прошло всего 2,5 недели с момента снятия санкций с Ирана, но уже сегодня можно говорить о беспрецедентной активности, вызванной открытием нового рынка. Высокая степень заинтересованности ведущих международных компаний во вхождении в иранский бизнес вполне понятна. Исламская республика Иран обладает 18% и 9,4% мировых запасов нефти и газа соответственно. Доказанные запасы нефти Ирана составляют 155 млрд баррелей нефти, газа – 33 трлн куб. м.

ИРИ претендует на второе (после Саудовской Аравии) место по объемам нефтедобычи в ОПЕК. По словам иранского министра нефти Биджана Намдара Зангане, страна хочет вернуть себе долю рынка, «не обращая внимания на цены». «Иран ничего не потеряет, если цены упадут вдвое, а добыча при этом вырастет в два раза. Волноваться должны те страны, которым досталась иранская доля рынка», – заявлял Зангане в прошлом году. Предполагается привлечь в нефтегазовые проекты средства, которые были ранее заморожены из-за санкций в банках по всему миру. Кроме того, западные компании задолжали иранцам за поставленную до введения санкций нефть: общая сумма долга оценивается экспертами в 27 млрд долларов США (в том числе Shell – 2,7, Eni – 2,9, BP – 3,1, Total – 3,7 млрд долларов). Уже разблокированы активы, размещенные в банках Китая, Индии, Японии, Южной Кореи и Турции. Девять иранских банков вновь подключены к системе международных расчетов СВИФТ. По информации иранских властей, казна страны разом обогатилась на 100 млрд долларов. Shell выплатила Ирану долг в размере 2,7 млрд долларов за поставленную ранее нефть сразу после установления межбанковской связи между финансовыми учреждениями ИРИ и Великобритании. Итальянская компания Eni согласилась погасить часть своей задолженности. Continue reading

Иранский фактор или хвост, виляющий собакой?

shutterstock_351217613Когда не первый год пишешь о стране и ее нефтяной отрасли, посвящаешь за последние полгода Ирану два подробных аналитических обзора, общаешься со специалистами, работающими непосредственно в стране, становятся очевидными мощные пропагандистские кампании, запущенные с разных сторон и преследующие в каждом случае свои конкретные цели. Но в информационных атаках СМИ и политиков, сражающихся за мозги обывателей, незамеченными остаются главные причины снятия с Ирана санкций.

Впереди у Исламской Республики Иран электоральный цикл: стране предстоят парламентские и президентские выборы. США, Евросоюзу, СБ ООН, мировому сообществу, в том числе и России, снятием санкций было важно поддержать политические силы, стоящие сейчас у власти в ИРИ, продемонстрировавшие способность договариваться и находить общий язык со всеми заинтересованными сторонами, предотвратив тем самым возможность прихода к власти наиболее реакционных сил (достаточно вспомнить о бывшем иранском президенте Ахмадинежаде). Наличие сильного, стабильного и способного к переговорам Ирана особенно важно в условиях ухода из Афганистана войск объединенной западной коалиции. Влияние ИРИ на ситуацию в соседних Афганистане и Ираке становится определяющим для развития ситуации на Ближнем Востоке в целом. В свою очередь, иранцы заинтересованы в получении доступа к огромным средствам, замороженным из-за санкций на счетах в западных и многих других странах. Так, президент Ирана Хассан Роухани заявил о необходимости зарубежных инвестиций в сотни миллиардов долларов и диверсификации экономики, поскольку прибыли от увеличения нефтяного экспорта, на который раньше делалась ставка, будут несущественными.

Continue reading

Россия и Иран: возможно ли сотрудничество?

Интервью с Александром Шаровым, генеральным директором группы компаний «РусИранЭкспо», заместителем руководителя представительства ДК ШОС в Исламской Республике Иран.

«Нефтянка» встретилась с одним из лучших российских специалистов в области российско-иранских отношений. Говорим о скрытых механизмах политических процессов вокруг Ирана, а также о ресурсном потенциале этого ближневосточного государства.  

– В июле 2015 г. было достигнуто соглашение о снятии с Ирана введенных ранее экономических и финансовых санкций со стороны ООН, США и Евросоюза. Как фактическое устранение этих ограничений может повлиять на мировой нефтяной рынок?

– Я думаю, необходим исторический экскурс по введенным против Ирана санкциям. Это не одноходовая акция против страны. Санкции вводились еще со времен шаха, до исламской революции. В настоящее время одни ограничения снимаются, а другие продолжают действовать, а некоторые новые вводятся и сегодня. Сейчас очень много пропаганды, как со стороны Запада, так и ИРИ.

Главное (почему это происходит сегодня) в феврале в Иране будут проходить выборы в парламент страны. Политикам, стоящим у власти в ИРИ, очень важно сейчас показать какой-то прогресс, а США и Евросоюзу выгодно поддержать эти политические силы, которые стали дрейфовать в сторону сотрудничества с Западом. Недавно озвучено, что будут разморожены 32 млрд долларов, законсервированные на иранских счетах в США, европейских и ряде других стран. Эта сумма близка к тем 27 млрд долларов, которые западные нефтяные компании должны иранским за поставки, осуществленные еще до введения санкций. Скорее всего, эти долги будут конвертированы в инвестиции в иранскую экономику. Есть еще так называемые шахские деньги – 80 млрд долларов, замороженные с 1978 г., которые так до сих пор и не вернулись ни в ИРИ, ни наследникам шаха. Я не встречал ни одного иранца, который бы не вспоминал о долгах перед ним и его конкретным бизнесом.

Continue reading