Взлет, способный стать… обвалом

«Нефтянка», следует не без гордости отметить, давно предвидела в своих материалах повышение цен «черного золота» на мировом рынке нынешней осенью. При этом, конечно, мы не хотим бросить тень на тех коллег, которые предполагали противоположное и писали, что текущий ценовой взлет — ненадолго. Но факт остается фактом: уже сейчас такие крупные нефтетрейдеры, как Trafigura и Mercuria Energy Group, уверены, что котировки станут трехзначными уже в 2019-м, так что на ближайшие месяцы тенденция почти наверняка продолжится. Дональд Трамп винит страны ОПЕК, которые, «как всегда, обкрадывают весь остальной мир», и которым надо-де «прекратить повышать цены». Но разве ОПЕК их устанавливает? В картеле удивлены столь вульгарным подходом, и министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш остужает дискурс Белого дома: «В конце концов, все мы знаем, что цены на нефть обусловлены рынком — спросом и предложением». Сама же Америка, пытаясь сбить торговой войной темпы экономического роста Китая, ведет к спаду спроса, но безуспешно! То есть это у нее никак не выходит, — оттого и ярость Трампа. Но означает ли сказанное, что Россия, как ведущий производитель нефти, стремится к сверхвысоким ценам? Нет, и министр Новак заявил, что стодолларовая планка не отразит баланса между спросом и предложением. При астрономических котировках потребители наверняка станут снижать закупки нефти. Вот тогда и случится обвал, о чем предупреждают аналитики Bank of America Merrill Lynch, ссылаясь на недавнее прошлое: в 2008-м резкий взлет углеводородов как раз и закончился падением. Действительно, стоит только дойти до 120-долларовой отметки, — и послышится грохот небывалого спада.  

Делается все, что возможно, но не на другом берегу Атлантики

Когда десятки комментаторов, причем без какого-то умысла, назвали сенсацией нью-йоркскую встречу глав дипломатий России, Китая, Франции, Великобритании и Германии накануне открытия 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, — они и ошиблись, и, вместе с тем, сказали правду.

Джон Болтон

Заявив, в противовес Соединенным Штатам, о своей приверженности ядерной сделке 2015 года с Ираном, страны, не согласные с односторонним заокеанским диктатом, действительно, накалили редакционные компьютеры. Особенно те из них, которые давно уже тиражировали догматы, будто по важным глобальным проблемам Москва с Пекином всегда, во всем и навечно обречены враждовать с Евросоюзом. А на сей раз получилось совсем не так. Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон негодует: Вашингтон не позволит Евросоюзу или еще кому-то действовать в обход американских рестрикций, наложенных на ненавистный «режим мулл». Болтону вторит госсекретарь Майк Помпео: «Укрепление позиции Ирана в качестве государства-спонсора терроризма» становится «одной из самых контрпродуктивных мер, которые можно себе представить».

Майк Помпео

И все же, вопреки возмущению Белого дома якобы неожиданным «ударом ниже пояса», для объективных СМИ не стало неожиданностью ни согласие министров, ни достигнутая договоренность по Персидскому заливу. Гласит она о создании, в обход санкций Белого дома против Ирана, бартерного мега-счета. На нем — в русле злящей Штаты «дедолларизации» — товарообмен с Исламской Республикой взамен на ее нефть и другие поставки в Европу и Азию, будет подсчитываться и оплачиваться. О выстраданном и, вместе с тем, прорывном решении мы с вами догадывались и раньше. Догадывались еще в мае, когда обострились споры вокруг подвергнутого ультиматуму Ирана. А уж 15–16 сентября лондонская The Financial Times отметила в своем «уикендовском» номере: «Державы ЕС ведут переговоры о запуске канала платежей, позволяющего фирмам Европы торговать с Тегераном. И это будет частью усилий, бросающих вызов санкциям и обеспечивающих выживание этапной ядерной сделки с Ираном». «Целью творцов политики ЕС, — писала газета, — помочь бизнесу как Европы, так и Ирана, сохранить коммерческие выгоды, которые, по словам дипломатов, убедили Тегеран подписать соглашение 2015 года, обрывая программу развития атомной энергетики».

Итак, нынешний нью-йоркский аккорд вроде бы не стал неожиданным, но все же стал прорывным. Почему? Он воочию показал, что не только Китай и Россия (как явное ядро ОПЕК+ наряду с Саудовской Аравией), но и старушка Европа не желают топливного дефицита. Не хотят столкнуться из-за вражды в Персидском заливе и срыва танкерных перевозок с острой нехваткой и, как следствие, подорожанием нефти. Так что неплохо бы Вашингтону достойно оценить эту взвешенную трезвость позиций, а не сетовать на молчаливый отказ участников алжирского заседания мониторингового комитета ОПЕК+ — на их нежелание дополнительно увеличить добычу в 25 странах сверх уже обещанного в июне миллиона наращиваемых к концу года баррелей.

Действительно, не мнимые изъяны согласованной энергодипломатии ОПЕК+, а кризис вокруг Ирана (а также вокруг Ливии, Венесуэлы и других болевых точек в нефтегазоносном мире) превращается в первопричину главных бед. Становится пружиной опасений той топливной дороговизны, которую правящие в США республиканцы испуганно проецируют на все на свете вплоть до непредсказуемости промежуточных выборов в конгресс самих же Соединенных Штатов. «Ожидается, — пишет The Financial Times, — что поставки нефти из Ирана столкнутся с ударом в день ввода ноябрьских санкций США, туго сжимающих нефтяной рынок вопреки призыву Дональда Трампа к транснациональным производителям: увеличить добычу!».

«Иран все больше становится источником тревог для сырьевого рынка», — говорят аналитики JBC Energy. Ожидаемое сдавливание потоков нефти уже обретает, по их словам, четкие контуры по мере того, как Тегеран складирует (видимо, в ожидании взлета цен в условиях блокады — Авт.) запасы добытого «черного золота» как на берегу, так и в танкерных емкостях. «Министр энергетики РФ Александр Новак, — пишет на Темзе обозреватель Анжли Раваль, — предупредил: санкции приведут к «огромной неопределенности на рынке», Правда, «все еще неясно, — продолжает Раваль, -—сколько крупных потребителей «черного золота» снизят свои закупки с целью удовлетворить требования США. Но, во всяком случае, Южная Корея уже свела импорт из Ирана к нулю. Покупатели в Индии и Китае начали сокращать закупки, хотя обе страны заявили о неподчинении приказам администрации Трампа».

«Хотя Саудовская Аравия, будучи королевской фигурой в экспортном картеле, как и ее партнер-аутсайдер Россия, пообещали возглавить процесс наращивания добычи с целью компенсировать любые потери в поставках из Ирана, где отечественное производство нефти в последнее время падало, — обещанное оживление (в ходе намеченного повышения объемов в ареале ОПЕК+ — Авт.) оказалось медленнее, чем ожидалось», — отмечает Раваль. «Возможно, ожидавшаяся с апреля ценовая вилка сорта Brentот 70 до 80 долл за баррель как раз и проходит свой экзамен, — полагает Международное энергетическое агентство (МЭА). — Дела становятся все напряженнее».

А что же Соединенные Штаты, лидер которых очень хотел, по оценке The Financial Times, «сдержать цены на нефть в канун промежуточных выборов»? Оказывается, Вашингтон не только разжигает опасные для ТЭК локальные конфликты. Выясняется, что и у себя дома американцы добывают и хранят в последние недели все меньше углеводородов. Так почему бы г-ну Трампу, как покровителю сланцевиков, не озаботиться этим? И почему бы не забить в тревожный набат из-за начатого в Минэнерго США снижения ударных прогнозов на 2019 год? Если недавно отраслевое ведомство предвидело рост ежедневной добычи в 2019-м на 1 млн баррелей, то ныне намечается 840 тысяч. Бурение в бассейне Permian тормозит из-за заторов в трубопроводах. Американский институт нефти еще вчера предвещал: национальные резервы «черного золота» опустошатся, ради летне-осеннего пополнения даунстрима и розницы, всего на 805 тыс. баррелей. Но государственные резервуары уже сейчас опорожнились на 8,6 млн баррелей(!), что в целом подтверждено и министерством. Образно говоря, национальное «нефтяное озеро» ресурсов, отложенных на черный день, мелеет, что и ведет к дороговизне. А ругают за это в Белом доме и в Капитолии совсем иные, ни в чем не повинные страны!

Кому пророчат мель, а кому – семь футов под килем

Чуть ли не половина оперативно-тематических привязок к новостным блокам о ТЭК переместилась на минувшей неделе с континентальных массивов суши на моря и океаны. Причем кто-то в ходе этого разворота заслуженно садится, да еще с треском, на политическую мель, а кому-то искренне хочется пожелать семь футов под килем.

Райан Зинке

В Соединенных Штатах нашёлся в последние дни такой носитель блокадного синдрома на ближневосточных и других фарватерах, что в своём рвении он превзошёл даже бывалых морских волков с адмиральскими погонами. Это министр внутренних дел США Райан Зинке, выдавший в Питтсбурге следующую сентенцию: «У нас есть возможность, благодаря ВМС, гарантировать, что морские пути сообщения будут оставаться открытыми, но при необходимости заблокировать их, чтобы российские энергоносители не поступали на рынок». Поскольку речь в столь грозной тираде шла именно о ближневосточном топливном рынке, куда якобы хочет прорваться со своими танкерами коварный Кремль, позвольте спросить: куда мы пытаемся «сплавить» свою нефть — в Саудовскую Аравию, ОАЭ, Оман, Кувейт, Бахрейн, Катар, Ирак или, быть может, Ливию? И понимает ли г-н Зинке то, о чем он говорит? К тому же никаких американских ВМС не хватит, чтобы перегородить весь периметр морских границ России, на что почему-то претендует даже не военачальник, а министр внутренних дел(!). Но, конечно, Госдума РФ на всякий случай осудила его бестактный выпад, и правильно сделала.

Тем временем американские мониторинговые службы, отслеживающие судоходство в Персидском заливе, — в панике! По их данным, готовясь к объявленному на 4 ноября вводу антииранских санкций США, потомки древнего Персидского царства принимают не только оборонные, но и другие меры. Говорится, что, в целях сохранения — вопреки эмбарго — немалой части поставок «черного золота» в страны Азии, Тегеран тайно создает в своих гаванях флотилии обезличенных нефтевозов-призраков. Блогеры Tanktrackers бьют в колокол: суда иранской национальной танкерной компании NITC якобы отключают передатчики, дабы скрыть свои маршруты и конечные точки доставки нефти. Быть может, они еще и перекрашиваются в зловещие цвета при сколачивании — из фанеры — ложных палубных надстроек-декораций?

В общем, иранцев обвиняют в мошенничестве, «танкерном маскараде» и, в целом, глобально-отраслевом обмане. Но разве не было тенденциозной дезинформацией, со стороны иных новостных агентств на Западе, сообщить недавно, будто Индия, этот ведущий импортер жидкого топлива с Ближнего Востока и лидер южноазиатского экономического бума, испуганно приказала своим нефтеперерабатывающим заводам отказаться от ввоза углеводородов из Исламской Республики? Что же теперь выясняется? Как пишет Reuters, никакого запрета для государственных НПЗ в Дели не издавалось. Если же некоторые частные корпорации Индии, поддерживающие тесные деловые связи с США, сами решили сократить или вовсе заблокировать, под угрозой американских санкций, дальнейший нефтеимпорт из Ирана, то это — их дело.

Показательно, впрочем, другое. Если бы Дели, вступив сначала в БРИКС, а затем и в ШОС, и впрямь нацеливался на совместное (с США, но не с Европой) энергетическое удушение наследников антишахской революции, к чему и призывает Вашингтон, то разве продолжалась бы на Южноазиатском субконтиненте строительство важнейшего объекта на углеводородном маршруте из Ирана до западного побережья Индии? Да-да, там ударными темпами идет, по согласованию с Тегераном, создание нефтеперевалочного порта, специально адаптированного и нацеленного на иранские танкерные поставки. В общем, как писал великий Марк Твен (о котором, к сожалению, забыли нынче многие американцы), слухи о кончине ТЭК и нефтяной торговли полублокированного государства «сильно преувеличены».

Ну а в другом краю планеты оказались преувеличенными надежды Белого дома, Пентагона и госдепартамента на то, что Китай, вопреки бушующей на Тихом океане торговой войне, не станет отменять визита в Гонконг корабля Wasp Expeditionary Strike Group под звездно-полосатым флагом и 1600 моряками и морскими пехотинцами на борту. Визит отменен! Если объявший США приступ «тарифного безумия» против КНР вынудил последнюю снизить вдвое закупки заокеанского СПГ, то недавние рестрикции против оборонных структур Пекина (в наказание за покупку российских ракетных комплексов С-400) не на шутку рассердили в Китае еще и генералитет, а также ВПК. В сатирическом ключе можно представить себе в сложившемся контексте некую фельетонную ситуацию. Вообразим, что американский вице-адмирал Джон Ричардсон с обидой заявляет китайским коллегам: «Русские отобрали у Украины Крым, и поэтому мы даже не помышляем в настоящее время о каких-либо визитах наших славных ВМС в порты России. А вы в 1997-м отобрали у наших ближайших союзников-англичан Гонконг, но мы, тем не менее, готовы посетить его причалы; однако китайская сторона запрещает нам это в последний момент. Ужасающая бестактность!».

Кстати, коротко о Крыме. Мы не предвидим в его водах «семи футов под килем» для патрульных кораблей потрепанной категории Second Hand, «прихваченных» Петром Порошенко в Балтиморе (перед отлетом на родину с 73-й нью-йоркской сессии Генеральной Ассамблеи ООН) для базы, которая строится в украинском Приазовье. Для моря, наибольшая глубина которого не превышает 28 метров, грозные линкоры, естественно, не подойдут; и Киеву обидно, что, при передаче вышеназванных сторожевиков Drummond и Cushin лидеру Незалежной, невозможно было торжественно произнести: «Большим кораблям — большое плавание!». Быть может, столь же обидно — в глубине души — было от того, что, хотя едва не списанные в утиль катера переданы в дар Украине бесплатно, но их ремонт и «подарочная доводка» обошлись киевской казне в 10 млн долл. И это в то время, как на Черном море ржавеют истинно-военные корабли из украинского сегмента экс-советского ВМФ. Корабли, которые могли бы прикрыть подступы к стране, а не инсценировать водевили вроде ареста российского танкера «Механик Погодин». Но, увы, похоже, что и завтра корсары с Гуляй-поля, наделенные патентом на пиратские выходки, будут по-прежнему чинить неприятности танкерной навигации и геологоразведке на нефть и газ у берегов Тавриды.

От Великого Шелкового — до Северного Морского Пути

Тем временем в Поднебесной, бдительно отслеживая назревающий кризис и возможное столкновение флотов в Ормузском проливе, с полным правом беспокоятся о стратегической, выстраиваемой на долгие годы вперед перспективе танкерных поставок из Персидского залива — через Индийский океан и Малаккский пролив — в Южно-Китайское море.

К слову, за минувший год пекинская дипломатия успешно поработала на ниве нормализации некогда накаленных вокруг этой акватории отношений с Вьетнамом, Филиппинами и другими странами ЮВА; и насыпные атоллы с буровыми вышками в спорных водах по крайней мере перестали быть прежними взрывоопасными точками – камнями преткновения. Но, как видно, Пентагону это добрососедское затишье не по нраву; и на минувшей неделе американские ВВС отправили в воздушное пространство над ключевой нефтегазовой трассой два бомбардировщика В-52 со своей базы на Гуаме.

Чтобы поддержать «летающие крепости», взлетели японские истребители. Между прочим, они сопроводили «старших братьев» над теми островами Сенкаку, на которые, оспаривая контроль Токио, претендует Пекин. Залетели В-52 и в пределы установленной китайцами Air Defence Identification Zone. В общем, веселенькое, доложу я вам, выходит дельце! И мало кого убеждают успокоительные слова министра обороны США Джеймса Мэттиса: «…Мы просто-напросто проходим одну из тех периодически возникающих точек, где надо научиться управлять своими разногласиями». Но, спрашивается, как же ими управлять, если заниматься этим всерьез в Вашингтоне, охваченном санкционной лихорадкой, никто не хочет? Тот же Трамп, убеждая мировое сообщество в том, что ему, мол, удалось обеспечить полный ажур в диалоге со всеми странами-изгоями кроме Ирана, превозносил в ООН примирение с Ким Чен Ыном. А что на деле? В США предвзято расследуются поставки 2017 года из КНДР в Южную Корею, будто это сейчас актуально.

В духе детективного сюжета из фильма ужасов муссируется леденящая душу история о том, как в полночь на пятницу, 27 октября прошлого года, к пирсу южнокорейского порта Донгхе причалили таинственные углевозы с севера. В кромешной тьме началась серийная приемка, в общей сложности, 7 партий угля вопреки запрету ООН и, главное, суровому предупреждению из Белого дома. Пхеньян, видите ли, заработал из-под полы целых 5,8 млн долл — какой кошмар! Была ли в этом рука Москвы? Конечно, как же без нее… Все семь партий были снабжены ложными таможенными коносаментами о том, что товар якобы пришел из России. Криминал, да и только! И напрасно было бы надеяться на то, что наблюдатели в соседнем Китае, с тревогой вслушиваясь в надсадный гул В-52 над своими танкерными маршрутами, не способны провести параллели между событиями в разных, но соседних и во многом перекликающихся точках дальневосточного региона.

Пока администрация Трампа «учится управлять своими разногласиями» со второй крупнейшей экономикой мира, китайцы не бездействуют. Они обоснованно ускоряют свое подключение к альтернативной трансокеанской трассе. Той, что способна смягчить национальным импортерам топлива и сырья любые проблемы на пути от Персидского залива до Шанхая. Читатель, разумеется, догадался, что речь — не только о Новом Шелковом (подальше от американских авианосцев), но и об налаживаемом в контакте с Россией Севморпути. В предыдущем обозрении «Нефтянка» уже рассказала о спуске на воду первого самостоятельно построенного ледокола под флагом КНР. Это, однако, не единственный дебют на тамошних стапелях. Дан импульс и тому, чтобы окончить в 2020-м создание крупнейших контейнеровозов в мире. Часть их будет передана французскому заказчику — транспортному гиганту CMACGM, а другая будет использоваться в полярных морях на кратчайшем пути из КНР в Европу. Мега-контейнеровозы класса «Геракл» обретают свои впечатляющие контуры на верфях компаний Jiangnan Shipyard и Hudong-Zhonghua Shipbuilding под эгидой судостроительного госконцерна China State Shipbuilding Corp. Каждый стальной исполин сможет перевозить по 23 тыс. контейнеров. Для наглядности поясню, что они займут на палубе и в трюме такое место, которое потребовалось бы для транспортировки 1 млрд коробок с мобильными телефонами Apple iPhone X!

Налоговый мясник и «курица, несущая золотые яйца»

При всех различиях конкретных условий, в которых трудятся нефтяники разных государств, подчас разделенных — на расстоянии — острейшим политическим противоборством, — общего между ними тоже немало. Так, просьбы углеводородного ТЭК к налоговым ведомствам до боли схожи.

Повсюду в сырьевой отрасли нарастают опасения, что правительства воспользуются сверх меры 80-долларовыми ценами подорожавшего «черного золота». Словом, обложат нефтянку такой дополнительной «податью», которая сведет на «нет» все плюсы, добытые в формате ОПЕК+ и умело используемые даже теми, кто ничего не сделал для успешного дебюта этого механизма. На разных языках звучит одно и то же: «Не спешите забивать курицу, несущую вам золотые яйца». И английский язык — не исключение. Вышедший в сентябре на Темзе ежегодный доклад Oil & Gas UK — органа, координирующего отношения между британским нефтегазовым сектором и властями, — не только самая достоверная статистика с буровых на Северном море, но и призыв к разумной сдержанности аппетитов казны. Засматриваясь на перспективу получения ведущей отраслью экономики внушительной годовой прибыли в объеме свыше 10 млрд фунтов стерлингов впервые после 2010 года, ревнители госбюджета переполнены финансовой ревностью. Они уже спрашивают сами себя: а не слишком ли много положат в свои сейфы апстрим-компании, даже если учесть, что «хрустящая десятка» останется у них после ожидаемой выплаты королевским налоговикам 2 млрд фунтов?

Как видно, казначеи не вспоминают о том, что в предыдущем финансовом году, когда отрасль заработала вдвое меньше, т.е. около 5 млрд фунтов, они получили от нефтяников и газовиков всего 660 миллионов. А годом раньше, в 2016-м, углеводородный ТЭК вообще висел бременем на плечах бюджета, ибо затянувшаяся рецессия подрывала основы минимальной рентабельности. Забывать об этом, пожалуй, рановато. Автор доклада, Росс Дорнан, говорит: «Несмотря на улучшения, наблюдаемые нами в отрасли, надо признать, что мы пока еще не совсем выкарабкались из тогдашнего спада». Какие плюсы имеются в виду, если полуистощенный шельф Северного моря, где стартовые открытия состоялись в середине 1960-х, а подлинная «добычная лихорадка» в треугольнике между Шотландией, Норвегией и Нидерландами началась в 1970-х, — и впрямь нелегкий даже для профессионалов бассейн? Однако компании все равно снижают издержки производства даже на остаточно-маргинальных блоках, пропорционально повышают объемы извлечения и смело предлагают все больше заманчивых проектов на ближайшее будущее.

При этом уже одобрено таких проектов за истекшие 9 месяцев больше, чем за два предыдущих года; да и выкачивается сырья больше, чем за любой год в промежутке между 2000-м и 2014-м, когда добыча падала. Поднявшись с тех пор на 1/5, среднесуточный показатель на Северном море составит к зиме свыше 1,75 млн баррелей. Да и к западу от этих вод, в омывающей Шетландские острова Атлантике, дела обстоят тоже неплохо. За истекшую двухлетку там открыты и подтверждены запасы «черного золота» на уровне 700 млн баррелей — почти столько же, сколько было обнаружено за восемь предшествовавших лет. Но о чем же, в таком случае, беспокоятся нефтяники и газовики перед лицом налогового ведомства на Альбионе? Работая в 1993–2005 годах в Лондоне, автор этих строк не раз встречался как с экспертами топливных «мейджоров», так и с функционерами Конфедерации британской промышленности, да и ряда правительственных департаментов. И осмелюсь предположить: тревоги тамошних нефтяников на фоне ценового бума почти совпадает с тем беспокойством, которое возникают в таких же условиях у их российских коллег. Отрасль опасается, что ей не дадут достаточно заработать — успеть отложить накопления за период до следующего спада. Бюрократы говорят компаниям: сначала мы «выжмем» из вас кое-что за сверхприбыли, а уж потом, когда повеет рыночным холодом, — наоборот, поддержим родной ТЭК. Увы, вторая часть обещаний почти никогда не сбывается.

По офисам британских топливных компаний ходят слухи, будто в целях подъема правительственных сборов с ТЭК готовится отмена налоговых пауз и каникул, введенных ради выживания отрасли в 2015-м, когда цены были втрое ниже. Опасаясь ввода более жестких ставок, некоторые корпорации исходят из предположения, что для них нынешний позитив рынка окажется недолгим; и вновь начинают сворачивать масштабы буровых работ. Во всяком случае, в 2018-м в североморском ареале Британии будет пробурено, как ожидается, всего 10–12 шельфовых скважин, в то время как год назад этот показатель составил 14. Если к Рождеству невеселые наметки и впрямь сбудутся, то итоговая годовая планка окажется самой низкой за 53 года! Вот почему глава Oil & Gas UK Дейрдре Мичи призвала, в день выхода доклада, воздержаться в высоких кабинетах от соблазна усиления налогового пресса и обеспечить «стабильный и предсказуемый фискальный режим». Как пишет старейшая в мире газета The Times, — на Даунинг Стрит, 10, стараются пока не тревожить акционеров, менеджеров и коллективы отрасли. Во всяком случае, министр казначейства Роберт Дженрик заявил о верности властей своему курсу на обеспечение «в высшей мере конкурентного, стабильного и предсказуемого» делового климата в ключевой сфере британской экономики.

Павел Богомолов