Дно делим, вода общая

Триумф «каспийской пятерки»

12 августа в «морской столице» Казахстана — Актау — на 5-м Каспийском саммите лидеры пяти прикаспийских государств (президенты: России — Владимир Путин, Казахстана — Нурсултан Назарбаев, Азербайджана — Ильхам Алиев, Туркмении — Гурбангулы Бердымухамедов и Ирана — Хасан Рухани) подписали исторический документ — Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря.

Помимо подписания Конвенции, лидеры каспийских стран подвели в Актау итоги выполнения решений предыдущих четырех саммитов и определили  приоритеты развития региона на период до следующей встречи.
Большое внимание было уделено экономическим связям «каспийской пятерки»: подписаны два пятисторонних межправительственных соглашения: о сотрудничестве в торгово-экономической сфере и в области транспорта. Эти документы определили стратегию совместного развития ключевых отраслей каспийской экономики, гармонизации технологических и административных процессов при осуществлении международной торговли и транспортных перевозок.

Кроме того, подписано межправительственное соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море и три протокола к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море от 2010 года по борьбе с терроризмом, с организованной преступностью и о взаимодействии пограничных ведомств.

Более содержательной повестки саммита и более впечатляющих его итогов трудно себе вообразить.

Запасы — огромные, добыча — скромная

Каспийский регион богат запасами углеводородов. Все эксперты сходятся на том, что запасы здесь гигантские, сравнимые с ближневосточными, но вот их количественные параметры оцениваются с огромным разбросом — от 12 до 50 млрд тонн по категории D1. Весьма авторитетная Геологическая служба США называет цифру 28 млрд тонн. Специалисты из СНГ склонны к более умеренной оценке — 18–20 млрд тонн.

По любым оценкам, абсолютное лидерство по каспийским углеводородным запасам держит Казахстан, где только в пределах месторождения Кашаган сконцентрировано порядка 6 млрд тонн нефти и 1 трлн кубометров газа (геологические запасы). Извлекаемые запасы нефти составляют более 0,7 млрд тонн, годовая добыча, которую осуществляет международный консорциум NCOC из 7 участников — около 11 млн тонн (прогноз на 2018 год).

На втором месте — Азербайджан, который большую часть своих углеводородов (в 2017 году — 39 млн тонн нефти и конденсата, 18 млрд кубометров газа) добывает на шельфе — на месторождениях Азери-Чираг-Гюнешли, Шах-Дениз и Нефт Дошлары.

Далее идет Россия, правительство которой оценивает каспийские запасы в 3  млрд тонн нефти и конденсата и 3,1 трлн кубометров природного и попутного газа. Добыча в российской части Каспия с 2010 года ведется ЛУКОЙЛом, который за этот период добыл на Корчагинском и Филановском месторождениях более 17 млн тонн нефти.

Каспийские запасы Туркменистана близки к российским показателям, а добычные параметры могли быть существенно выше, если бы не неурегулированность правовых отношений с Азербайджаном и Ираном. В настоящее время добыча здесь ведется только на прибрежной контрактной территории «Челекен» — на нефтяном месторождении Джейтун (Лам) и газовом Джигалыбег (Жданов). Оператор проекта — ирландская Dragon Oil, добыча составляет около 5 млн тонн нефтяного эквивалента в год.

Замыкает «турнирную таблицу» Иран, где морская добыча и разведка углеводородов сейчас не ведется.

Кроме нефти и газа, Каспий богат биоресурсами, среди которых особую ценность представляют осетровые породы рыб, составляющие основу мирового запаса и генофонда.

Что такое Каспий? Это море?

Каспий — крупнейший на земном шаре замкнутый бессточный соленый водоем. По степени изолированности от Мирового океана — озеро; по размерам, составу воды и буйному нраву (по науке это называется «сложность гидрологических процессов» — замкнутое внутриматериковое море; по юридическому статусу — ни то, ни другое. Как когда-то Западный Берлин, Каспий имеет особый статус.

Уровень воды в Каспии находится на отметке около 27 метров ниже уровня Мирового океана, площадь — около 390 тыс. кв. км, объем — около 78 тыс. кубокилометров. Наибольшая глубина — 1025 метров. При ширине от 200 до 400 км Каспий вытянут по меридиану на 1030 км. В водоем впадает более 130 рек, крупнейшая из них — Волга, которая связывает его с Мировым океаном через Азовское море с помощью Волго-Донского судоходного канала.

Береговую черту с Каспием имеют пять государств: Россия — на западе и северо-западе, Казахстан — на севере, северо-востоке и востоке, Иран — на юге, Азербайджан — на юго-западе, Туркмения — на юго-востоке.

В советское время Каспий практически был внутренним водоемом в границах СССР и лишь на юге омывал берега Ирана, занимающие 14% общей длины береговой линии. Установленный советско-иранскими договорами (договором между РСФСР и Персиейот 26 февраля 1921 года и договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираномот 25 марта 1940 года) статус Каспия как внутреннего (внутриконтинентального) водоема был признан всем международным сообществом и нашел подтверждение в доктрине международного права. В этих документах, основывающихся на принципе «общей воды», предусматривались свобода судоходства и рыболовства для прикаспийских государств (в последнем случае за исключением 10-мильной рыболовной зоны) и запрет плавания судов под флагами некаспийских стран. В то же время договоры не регулировали важные вопросы недропользования, охраны природной среды и военной деятельности.

Вопрос определения правового статуса Каспия вновь получил актуальность после распада СССР, когда появление новых субъектов международного права — Азербайджана, Казахстана и Туркмении — поставило вопрос о разграничении Каспия уже между пятью странами. Основная сложность определения статуса Каспия была связана, в частности, с признанием его озером или морем, разграничение которых регулируется разными положениями международного права.

В целях выработки Конвенции о правовом статусе Каспийского моря в 1996 году по решению министров иностранных дел пяти прикаспийских государств была образована Специальная рабочая группа (СРГ) на уровне заместителей министров иностранных дел. Переговоры по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря проводились в рамках СРГ, а также на двух- и трехсторонних консультациях. В повестку дня встреч также входили вопросы взаимодействия в освоении биологических и минеральных ресурсов, судоходства, обеспечения безопасности и сохранения экосистемы Каспия. Согласование проектов отраслевых международных договоров по каспийской тематике проводятся на уровне представителей соответствующих государственных органов сторон.

От двух до пяти

Спустя 2 года активные переговоры по Каспию дали первый значимый результат: 6 июля 1998 года Российская Федерация и Республика Казахстан подписали Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование (спустя еще 4 года был подписан дополнительный протокол к этому соглашению).

29 ноября 2001 года подписано Соглашение между Республикой Казахстан и Азербайджанской Республикой о разграничении дна Каспийского моря и спустя 14 месяцев — протокол к нему.

Также Россия, Казахстан и Азербайджан 14 мая 2003 года подписали Соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря. С этого момента Россия получила на Каспии четкое правовое поле. По этому же пути (двусторонних соглашений) пошел и Казахстан.

4 ноября 2003 года подписана Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, вступившая в силу 12 августа 2007 года. В ней заложены основные положения по регулированию антропогенного воздействия на морскую среду, вопросам охраны биологических ресурсов и общему взаимодействию между сторонами в отношении мероприятий по охране экосистемы Каспия.

В 2011–2012 годах в пятистороннем формате были подписаны такие значимые для защиты морской среды Каспия международно-правовые документы, как Протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью, Протокол по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников. 30 мая 2014 года к Рамочной конвенции был добавлен Протокол о сохранении биологического разнообразия.

2 декабря 2014 года было подписано Соглашение между Казахстаном и Туркменией о разграничении дна Каспийского моря (вступило в силу 31 июля 2015 года). Соответственно, вслед за Россией и Казахстан урегулировал раздел дна Каспия, а значит, получил прочную правовую основу для недропользования.

Первый саммит прикаспийских государств состоялся 23–24 апреля 2002 года в Ашхабаде (Туркмения), второй — 16 октября 2007 года в Тегеране, столице Ирана (участники встречи на высшем уровне подписали декларацию, обозначившую общие подходы к выработке конвенции о правовом статусе Каспия), третий — 18 ноября 2010 года в Баку (Азербайджан), где было Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, четвертый — 29 сентября 2014 года в российской Астрахани, где было согласовано политическое заявление, в котором впервые были зафиксированы контуры договоренности по статусу Каспия. Также президенты «каспийской пятерки» договорились, что военная деятельность в регионе должна осуществляться на принципах разумной достаточности и обеспечения равных условий безопасности для всех прикаспийских государств. Кроме того, был подтвержден согласованный ранее принцип неприсутствия на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих сторонам.

На пороге конвенции

После астраханского саммита процесс подготовки фундаментального правового документа существенно ускорился. В декабре 2017 года в Москве прошла встреча глав внешнеполитических ведомств прикаспийских государств. По итогам встречи глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что стороны договорились по всем остававшимся вопросам о статусе Каспийского моря, фактически текст соответствующей конвенции готов.

Известно, что яблоком раздора был принцип разграничения акватории Каспийского моря. Россия выступала с компромиссной инициативой о разграничении дна Каспийского моря между сопредельными и противолежащими государствами по модифицированной срединной линии в целях осуществления суверенных прав на недропользование при сохранении в общем пользовании водного пространства, обеспечении свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды.

Принципы российского подхода: нахождение в общем пользовании поверхности и водной толщи и деление на национальные сектора только дна; деление спорных месторождений по принципу 50 на 50, когда одна из претендующих сторон компенсирует другой стороне, первой начавшей освоение спорного месторождения, половину произведенных на разведку и освоение затрат, получая таким образом право принять участие в дальнейших работах; создание стратегическо-экономического центра по Каспию, в рамках которого должны решаться вопросы экологии, судоходства, рыболовства и координация совместной деятельности.

Казахстан и Азербайджан в целом поддержали российское предложение, что и было зафиксировано в соответствующих межгосударственных соглашениях.

При этом Азербайджан изначально проводил линию на раздел Каспия на национальные сектора как части государственной территории, что и было зафиксировано в конституции Азербайджанской Республики 1995 года, которая включает в определение национального сектора Азербайджана дно, водную толщу, поверхность, а также воздушное пространство Каспия.

Аналогичную позицию заняла и Туркмения, где указом президента была образована Национальная служба освоения туркменского сектора Каспийского моря, что, как и в случае с Азербайджаном, входит в противоречие с действующим статусом Каспия.

Иран настаивал на разделе моря по принципу равных долей, то есть по 20% каждой из стран. В таком случае национальный сектор Ирана был бы больше, нежели при разделе по срединной линии.

По прошествии времени позиции Ирана и Туркмении изменились в пользу основополагающего принципа срединной линии. Это стало поворотным моментом договорного процесса и позволило решить и остальные вопросы.

Базовые положения

Итак, подписанная в Актау Конвенция о правовом статусе Каспийского моря стала результатом 22-летней интенсивной работы дипломатов, правоведов и экспертов пяти государств. За это время сторонами было проведено более десятка встреч министров иностранных дел и 51 заседание СРГ.

В конвенции, в частности, зафиксировано положение о том, что стороны получают права на добычу водных биоресурсов в пределах 25 морских миль прибрежного пространства: национальный суверенитет будет распространяться на 15 морских миль плюс 10 примыкающих к ним «рыболовных».

В соответствии с конвенцией основная площадь водной поверхности Каспия остается в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права.

Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам. Причем в случае прокладки трубопровода по морскому дну согласие всех стран «пятерки» не требуется — детали согласовывают те государства, по чьим участкам проходит магистраль. Скорее всего, первыми этим правом воспользуются Туркмения и Азербайджан. Логично предположить, что эти страны сейчас наконец урегулируют многолетний спор о принадлежности крупного нефтегазового месторождения Кяпаз/Сердар.

В документе отмечается, что при реализации масштабных морских проектов в обязательном порядке учитывается экологический фактор.

Конвенция фиксирует положение о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных держав, а также определяет прикаспийские государства ответственными за поддержание безопасности на море и управление его ресурсами.

Григорий Волчек