Запущено в эксплуатацию Восточно-Мессояхское месторождение

new-projects_messoyahaПроект освоения самого северного из разрабатываемых нефтяных российских месторождений реализуется совместными усилиями двух российских госкомпаний: «Роснефти» и «Газпрома». Оператор — «Газпром нефть». Инвестиции в разработку месторождения уже составили 85 млрд руб. По словам Миллера, до 2040 г. компании рассчитывают перечислить в бюджет до 1 трлн руб. за время разработки Восточно-Мессояхского месторождения.

map_messoyaha-1Группа Мессояхских месторождений включает Восточно-Мессояхский и Западно-Мессояхский участки на Гыданском полуострове в Тазовском районе ЯНАО. Месторождения открыты в 1980-х годах и являются самыми северными из известных нефтяных месторождений России, находящихся на суше. Запасы нефти и газового конденсата группы месторождений составляют более 470 млн т нефти и 188 млрд куб. м газа.

21 сентября в режиме телемоста российский президент Владимир Путин из резиденции в Ново-Огарево запустил в промышленную эксплуатацию Восточно-Мессояхское месторождение в присутствии главы «Газпрома» Алексея Миллера, а также председателя правления «Роснефти» Игоря Сечина и главы компании «Газпром нефть» Александра Дюкова, находившихся непосредственно на месторождении. По словам главы государства, поставки нефти с Восточно-Мессояхского месторождения за рубеж послужат устойчивости мирового энергетического рынка. Поставки нефти с Восточно-Мессояхского пойдут по нефтепроводу «Восточная Сибирь — Тихий океан». Часть нефти поступит на внутренний российский рынок.

Извлекаемые запасы нефти и конденсата на месторождении составляют более 340 млн т. Освоение месторождения ведет АО «Мессояханефтегаз», акционерами которого на паритетных условиях являются «Газпром нефть» и НК «Роснефть». По сообщениям СМИ, на пик добычи в 5,6 млн т нефти Восточно-Мессояхское должно выйти к 2020 г.

fee_c_gpn_messoyaha_neftegaz_2016_09_07__27_Как отмечает в своем пресс-релизе «Газпром», проект реализован в условиях отсутствия промышленной и транспортной инфраструктуры: благодаря применению современных технических и инженерных решений Восточно-Мессояхское месторождение удалось обустроить менее чем за три года. По информации компании, сейчас здесь действуют 50 эксплуатационных нефтяных скважин, подводящий нефтепровод протяженностью 98 км, который соединяет промысел с магистральным нефтепроводом «Заполярье — Пурпе». По словам Алексея Миллера, освоение российской Арктики — стратегическое направление работы «Газпрома», а новый арктический проект станет важным звеном мощного нефтегазового комплекса России в Заполярье. «Сложное геологическое строение месторождения потребовало применения новейших методов бурения и строительства скважин, поддержания пластового давления. Основные продуктивные пласты Восточно-Мессояхского месторождения — это терригенные коллекторы, характеризующиеся крайней прерывистостью по площади и разрезу. Для повышения эффективности разработки залежей были использованы современные решения, в том числе бурение многозабойных скважин», — сообщает «Газпром». Суммарные инвестиции в проект до 2040 г. должны составить 256 млрд рублей. До конца 2016 г. на Восточно-Мессояхском планируют извлечь 577 тыс. т.

По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, в связи с высокой конкуренцией на мировых рынках углеводородов поддержание добычи и ввод новых месторождений для российской нефтяной промышленности становится крайне важным. «Наша отрасль нуждается в налоговом стимулировании для того, чтобы мы были конкурентоспособными на мировых рынках», — отметил в ходе телемоста с месторождения Сечин.

14408108_10205540070219945_2089950936_o

По информации «Газпром нефти» первая нефть на Восточно-Мессояхском получена в октябре 2012 г. в рамках опытно-промышленных работ. В 2014 г. началось строительство основных объектов инфраструктуры, необходимых для запуска месторождения. Запуск Мессояхи в эксплуатацию был для «Газпром нефти» задачей номер один на этот год. Благодаря реализации этого проекта и увеличения мощности Новопортовского месторождения, добыча компании может вырасти в 2017 г. до 90 млн т н. э. По словам вице-президента компании Вадима Яковлева, уже в течении следующего года на Восточно-Мессояхском будет извлечено до 3 млн т нефти. Однако целевой показатель уровня добычи нефти снижен с 5,5 до 4,8 млн т в год, а срок достижения этого рубежа отодвинут на 2022 г. Но при проведении дополнительной разведки и улучшении логистики, по словам Яковлева, возможно даже повышение ориентира по добыче до 8 млн т.

Мария Кутузова

Арктика: Statoil рвется к российской границе

14215573_10205455716991167_1340737818_oКомпания анонсировала обширную программу разведочного бурения на следующий год. Среди планов проходки, по меньшей мере, пяти разведочных скважин в Баренцевом море есть и самая северная скважина из всех ранее пробуренных на шельфе Норвегии.

Директор по геологоразведке Statoil Тим Додсон подробно рассказал об арктических планах компании во время крупнейшей в Норвегии выставки-конференции Offshore Northern Seas (ONS), проходившей в Ставангере на прошлой неделе. Участок Корпфьелль (Korpfjell), расположенный вблизи от российской границы, входит в лицензию на добычу 859, которую Statoil получила в совместное пользование с партнерами ConocoPhillips, Chevron, Lundin и Petoro, в ходе 23-го лицензионного раунда, итоги которого были подведены совсем недавно, в мае этого года.

Тим Додсон
Тим Додсон

В отличие от российских компаний, переносящих на неопределенную перспективу свои арктические проекты из-за санкций и низких цен на нефть и газ на международных рынках, всего спустя три месяца с момента получения лицензии Statoil объявила о планах разведочного бурения в 2017 г. По словам Додсона, участок, где будет вестись бурение, расположен на мелководье и перспективен как для открытия нефти, так и газа. Однако приоритетом для компании является обнаружение в Арктике нефтяных запасов. «Мы бы здесь не бурили, если бы не были уверены, что найдем здесь нефть», — заявил Тим Додсон.

По словам Джеза Аверти, главы геологоразведочного подразделения Statoil, отвечающего за разведку на шельфе Норвегии и Великобритании, несмотря на значительные риски бурения в Арктике, для компании очень важно подтвердить наличие нефтегазовых ресурсов в этом районе, поскольку по соседству расположено много других перспективных для новых открытий участков. Аверти считает, что проходка скважины не будет затратным мероприятием, поскольку резервуар находится всего в нескольких сотнях метров ниже дна моря. Тим Додсон утверждает, что компания эффективно работает над сокращением издержек и развивает новые технологии, в том числе в бурении. По его словам, новые скважины в Баренцевом море, которые Statoil собирается пробурить вблизи от границы с РФ, станут «самыми дешевыми», при бурении компании на шельфе. Додсон оценивает среднюю стоимость скважины в 25 млн долларов.

Всего Statoil собирается пробурить 17 скважин в следующем году, из которых 5 — в Баренцевом море. Кроме того, компания сейчас пытается согласовать с властями бурение еще двух дополнительных скважин в Арктике. «Мы системно работаем над развитием нашего портфеля разведочных проектов на 2017–2018 годы. Планируем в следующем году выбрать новые участки для разведки в Баренцевом море», — рассказал Додсон. В частности, компания собирается в ближайшее время провести геологоразведочные работы на участке Бломанн (Blaamann), расположенном недалеко от баренцевоморского нефтяного месторождения Голиаф (запущенного в эксплуатацию в начале этого года итальянской Eni в партнерстве со Statoil), а также на участке Койген Сентрал (Koigen Central), который входит в лицензию на добычу 718 и относится к перспективной геологической структуре Стаппен Хай (Stappen High).

Мария Кутузова

Новое месторождение в Северном море

maersk_interceptor_mekjarvik

Компания Det norske сообщила об открытии нефти на участке Лангфьейллет (Langfjellet) в Северном море. Ресурсный потенциал месторождения оценивается в 24-74 млн баррелей нефтяного эквивалента. Det norske oljeselskap, оператор лицензии PL442, закончила бурение эксплуатационной скважины 25/2-18 S, пробуренной на глубину в 109 м на структуре Vestland Group с помощью самоподъемной буровой установки Maersk Interceptor.

В этом году исполняется 50 лет с того момента, когда на шельфе Норвегии была пробурена первая разведочная скважина, и вот новый успех… Прогнозы аналитиков о полном исчерпании ресурсов североморской нефтегазовой провинции не подтверждаются. В то время как многие крупные компании уходят из проектов в Северном море, малые и средние добывающие игроки достигают успеха в разведке в этой зрелой нефтегазовой провинции. Det norske принадлежит 90% в лицензии на добычу PL442, LOTOS Exploration & Production Norge AS и Production Norge AS владеют по 10% каждая. Партнеры по проекту надеются на новые открытия на соседних участках в этом районе.

Пробурившая скважину самоподъемная установка Maersk Interceptor была построена в 2014 г. на верфях Keppel FELS для Maersk Drilling Norge. В этом году Det norske использует эту буровую установку и на другом своем месторождении в Северном море – Ивар Осен (Ivar Aasen), где оператор планирует пробурить три скважины. Ориентировочно Maersk Interceptor начнет бурение в конце ноября этого года и закончит до июля 2017 г.

Мария Кутузова

xle2

«Для всякой бочки дегтя, найдется ложка меда»…

Арктические проекты: шельф, СПГ и Севморпуть.

Интервью Марии Кутузовой для «Нефтянки» с ведущим российским нефтегазовым экспертом Михаилом Григорьевым, директором компании «Гекон».

– Михаил Николаевич, почему с таким опозданием началось освоение морских нефтегазовых проектов в нашей стране?

– Я могу лишь ответить вопросом на вопрос: почему с опозданием? Нефтегазовые проекты всегда начинались в России в свое время. В первую очередь в стране осваивались сухопутные месторождения. Начиная со времен Советского Союза, в Азербайджане сначала освоили Апшерон на суше, а потом приступили к разработке акватории Каспийского моря, освоению первого морского месторождения в стране – Нефтяные камни. В Балтийском море реализация проекта «ЛУКОЙЛа» на Кравцовском месторождении началась после падения добычи на сухопутных месторождениях. Сахалин и Северный Каспий – та же история. Начало добычи определяется тремя факторами: наличием ресурсной базы (привлекательной для ввода в освоение), технологий и транспортной системы. В России морские нефтегазовые проекты не разрабатывались по одной простой причине: не было нужды. Российская Федерация до самого последнего времени прекрасно жила за счет реализации нефтегазовых проектов на суше.

Мы начали заниматься изучением геологического строения арктического шельфа с конца 70-х годов двадцатого века. В 80-е годы прошлого столетия в стране были сделаны самые крупные открытия на шельфе Баренцева и Печорского морей. Но даже тогда речь не шла об освоении, а, прежде всего, о необходимости сформировать мощную ресурсную базу на будущее.

Я не думаю, что у нас есть отставание в освоении шельфа. У нас в конце 90-х годов началась «экспансия варягов». У норвежцев ведь ничего кроме шельфа нет. Они пришли, рассматривали Россию как перспективный рынок и всеми силами толкали нас на шельф, для того чтобы иметь хороший гарантированный рынок для сбыта своего оборудования и технологий. Но, не сложилось…

Опоздание? По сравнению с чем? С текущими потребностями или политическими лозунгами? Давайте разделять эти понятия.

– Каковы главные сдерживающие факторы на пути развития морской нефтегазодобычи в стране? 

– Ресурсный потенциал месторождений на суше очень велик. Что касается морских месторождений, основные участки на акваториях российских морей поделены между «Роснефтью» и «Газпромом». В 2008 г., когда усилиями этих двух компаний, в основном «Газпрома», был принят закон об участках недр федерального значения, в стране создан барьер для выхода частного и зарубежного капитала на шельф. Можно отметить, что «Газпром» в тот момент не был госкомпанией: доля государства в акционерном капитале «Газпрома» составляла менее 50%. Только благодаря Игорю Ивановичу Сечину, тогда руководителю «Роснефтегаза», в марте 2013 г. были докуплены искомые проценты и с тех пор государство владеет 50,005% «Газпрома». Continue reading

В Арктику с надеждой на сотрудничество

Интервью с российским экспертом в области арктических проектов и международных отношений Андреем Криворотовым, к.э.н., секретарем Совета директоров компании «Штокман Девелопмент АГ», членом Экспертного совета Норвежско-российского научно-образовательного консорциума по международному энергетическому бизнесу.

– Каковы главные итоги года для российских и международных арктических проектов на фоне падения цен на нефть?

– Результаты неоднозначны, картина довольно пестрая. Часть проектов успешно продолжается. Так, Приразломное месторождение в Печорском море уже выдало миллионную тонну нефти. Успехом завершилось бурение скважины на структуре Университетская в Карском море, открыто месторождение «Победа». Эффективно работает недавно освоенное Бованенковское месторождение, быстро развивается проект «Ямал СПГ», активно идет процесс лицензирования на арктическом шельфе России и Норвегии. Но есть и другие тенденции: целый ряд проектов в Циркумполярной Арктике был приостановлен или заморожен, слабая динамика наблюдается на шельфе Гренландии и Северной Канады. Самый серьезный сигнал поступил с Аляски, где компания Shell, вложившая свыше 4 млрд долларов в покупку лицензии на участки в море Бофорта и Чукотском море, заявила о своем решении о прекращении на неопределенный срок работ, у которых не видит серьезных перспектив.

Continue reading

Большие арктические надежды

Arktika«Сегодня Арктика является объектом пристального внимания государства и на нее возлагаются большие надежды», — заявил специальный представитель Президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров в своем обращении к участникам международного форума «Арктика: настоящее и будущее».

Освоение шельфа Арктики — голубая мечта российского государства. По оценке Минприроды, извлекаемые запасы углеводородов в Арктике могут составить около 260 миллиардов тонн условного топлива, то есть больше половины всех ресурсов России. Кроме того, в этом регионе находится 30% мировых неразведанных извлекаемых запасов газа и 13% — нефти.

expert_799_008

Заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов ранее заявлял, что у России «нет альтернативы запасам шельфовых углеводородов» и поэтому открытие уникальных месторождений ожидается именно там. Россия предназначила Арктике роль экономического и энергетического двигателя страны: с освоением Арктической зоны связывают и переход на новый технологический уровень, и обретение технологической и экономической независимости, и развитие дальневосточных регионов. Continue reading

Shell замораживает арктический проект

635672033203506722-051415oil-rig
Photo: KING-TV, Seattle

Royal Dutch Shell планирует прекратить разведочные работы в арктических водах Аляски. О своем решении компания объявила, проанализировав результаты, полученные на пробной скважине.

Решение стало настоящим ударом для компании, ранее считавшей этот район крайне перспективным. Зато радости в стане зеленых, неоднократно пытавшихся блокировать реализацию проекта, не было предела.

За несколько лет Shell инвестировал более 7 млрд. долларов в разведку в Арктике, включая 2.1 млрд. долларов в разведывательные работы в Чукотском море в 130 км от побережья Аляски, где в 2008 году проводилось бурение на глубине более 2000 метров. Ощутимых результатов это не принесло — нефть и газ нашли, но не в тех количествах, чтобы продолжать работы.

«Shell продолжает анализировать потенциал этого района, который скорее всего рано или поздно станет стратегически важным для Аляски и США», — заявил директор американского подразделения компании Марвин Одум. «Однако в этой части бассейна результаты нас откровенно разочаровали». Continue reading

Собака на сене

Покусение на Таймыр-01 (1024)

Уже практически неделю назад, 12 августа, Нефтянка сообщала, что ЛУКОЙЛ выиграл в конкурсе на сухопутную частью Восточно-Таймырского участка в Красноярском крае, обойдя единственного конкурента «Роснефть». Мы в глубине души удивлялись: как же так, «Роснефть», аки пес цепной стерегущая арктический шельф, вдруг допустила конкурента в святая святых — на арктическое побережье Восточной Сибири. Ни для кого не секрет, что участок, расположенный в середине нигде, без дорог, без коммуникаций, без инфраструктуры и с довольно скромными запасами нужен ЛУКОЙЛу только в качестве тропинки к шельфу. Угроза налицо. Так что ж «Роснефть»? И вот, вчера выяснилось, что думает по этому поводу «Роснефть».

Сдавать позиции без боя Игорь Сечин не собирается. Как стало известно, «Роснефть» пытается отменить итоги конкурса по Восточно-Таймырскому участку, поскольку считает, что Роснедра не учли её предложения по освоению участка и необоснованно отклонили её заявку. С этой целью «Роснефть» направила жалобу в Минприроды на нарушение Роснедрами правил проведения конкурса по Восточно-Таймырскому участку.

Что любопытно, письмо адресовано главе министерства Сергею Донскому, которого в конце апреля пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев обвинил в лоббировании интересов компании ЛУКОЙЛ. Подобное обвинение в адрес действующего министра (вне зависимости от того, сколько правды в этом утверждении), да еще и в прессе — достаточно серьезное нарушение негласных правил делового этикета. В приличных домах за такое бьют подсвечниками. Стоит ли ожидать после этого от Донского сотрудничества? Ой, вряд ли. В Минприроды заявили, что «при проведении конкурса все процедуры были соблюдены». Ведомство Сергея Донского не горит желанием пересматривать итоги конкурса по Восточно-Таймырскому участку, что и требовалось доказать.

Рассчитывать «Роснефти» приходится только на судебное разбирательство, которое, при отсутствии политической воли, может затянуться на годы. И все эти годы, соответственно, никакого освоения Восточно-Таймырского участка не предвидится. А там — либо Ходжа, либо осел, либо падишах. Такой подход в принципе укладывается в стратегию «Роснефти» по освоению арктического шельфа: понадкусывать все яблочки, не съев ни одного. Действительно из всех побед «Роснефти» над Арктикой можно вспомнить только месторождение «Победа», да и то — победа весьма условная: добыча на месторождении не ведется и не планируется.

Антон Пантелеев

Битва за Арктику

IMG_2346РФ вновь попытается расширить границы континентального шельфа в Арктике. От российской стороны в ООН уже направлена пересмотренная заявка на расширение границы арктического шельфа за счет присоединения хребта Ломоносова и других образований, имеющих континентальную природу.

Шаг очень важный, ведь, по данным Минприроды, Участок континентального шельфа в Северном Ледовитом океане, на который претендует Россия, содержит прогнозные ресурсы углеводородов в размере 4,9 млрд тонн условного топлива. А значит, в случае положительного ответа на заявку, Россия получит приоритетное право на разработку этих ресурсов.

С 2001 года Россия пытается отстоять свое право на анклав в Северном Ледовитом океане, который будет включать подводный хребет Ломоносова, а также участок в Охотском море. Первая заявка была отклонена комиссией ООН в связи с недостатком у России научных доказательств в поддержку своих требований. Только в 2014 году РФ добилась первого успеха: претензии на участок в Охотском море площадью 52 тыс кв. км были удовлетворены.

Continue reading

Освоение шельфа под угрозой

1498_370m370Разработка шельфовых месторождений — будущее нефтяной отрасли. Этот тезис обычно не вызывает споров, тогда как сроки наступления этого «будущего» весьма туманны. Одной из главных проблем, стоящей на пути широкомасштабного освоения месторождений арктического шельфа — отсутствие технологий, позволяющих добывать нефть с разумным уровнем затрат. Торгово-промышленная палата России провела заседание круглого стола на тему «Перспективы работы на шельфе российских нефтяных компаний», в ходе которого обсуждались имеющиеся технологии добычи нефти на море. Вывод неутешительный — традиционные способы эксплуатации морских месторождений, применённые в суровых условиях Арктики, требуют затрат порядка $700 за тонну добытой нефти. Исходя из  этой оценки, для успешного «похода в Арктику» цена нефти должна стабильно держаться выше $100 за баррель, но состояние сырьевых рынков пока не даёт уверенности в этом. Более того, даже высокие цены на нефть обеспечивают лишь весьма скромную прибыль от разработки шельфовых месторождений, да и то только с учётом предоставления государственных льгот.

Continue reading