Венский вальс прерван шейком, который не по нраву шейхам

Неделю назад в обозрении «Нефтянки», высказывались самые общие прогнозы реализации очередной фазы ограничений добычи в формате ОПЕК+. Отмечалось, что повышению мировых цен на нефть в русле достигнутых в австрийской столице соглашений помогут не только два прямых фактора: квотное снижение добычи и разумное снижение коммерческих резервов. Скажутся и те политические зигзаги, которым большинство землян, увы, не станет радоваться. Постепенное и плавное (в ритме венского вальса) оздоровление рынка рискует оказаться нарушенным какофонией. Назревает, в частности, брейковая ломка основ и без того зыбкого международного правопорядка в самом богатом углеводородами регионе «третьего мира».

Трамп пошел ва-банк

После Вены не прошло и недели, как один из таких негативных зигзагов стал, к сожалению, явью. Прозвучало резкое заявление Дональда Трампа о признании Вашингтоном древнего Иерусалима (взятого целиком — Авт.) в качестве столицы Израиля. Было громко объявлено и о предстоящем, пусть и через несколько лет, переезде посольства США в Земле Обетованной из Тель-Авива в этот священный исторический центр трех мировых религий.

Уже сам апломб предрождественской, но отнюдь не миролюбивой, заявки заокеанского миллиардера произвел в международном сообществе эффект разорвавшейся бомбы. Госдепартамент самих же Соединенных Штатов, дезавуируя немалую часть таранной силы президентского вербального удара, попытался смягчить происшедшее. Израильтянам была адресована просьба: не особенно широко и не слишком торжественно праздновать отеческое (в кавычках) заверение Белого дома. Во внешнеполитическом ведомстве США понимали: не ровен час, и на стыках с арабскими общинами прольется кровь.

Дипломаты хотят с Потомака смягчить конфуз, и даже союзники США, такие как Лондон, осуждают размашисто-односторонний экспромт старшего партнера. Мало того, они созвали, при поддержке Москвы(!), экстренную сессию Совета Безопасности ООН. Англичане — в двусмысленной ситуации: они в большинстве своем не хотят амнистировать вернувшихся из Сирии 500 соотечественников-мусульман, воевавших в рядах запрещенного в России радикального движения ИГИЛ. Но одно дело — противодействие исламскому экстремизму, а другое — призыв Трампа стопроцентно солидаризироваться с Израилем. Для Альбиона, как и для многих других, это было бы ошибочным.

Интересно, что Россия в принципе не против переноса своего посольства, со временем, в  Западный Иерусалим. Но только если, наряду с закреплением его статуса как столицы Израиля, соседний Восточный Иерусалим будет признан в качестве столицы Палестинской автономии. Американцы же, как видно, работать столь деликатно не хотят и не умеют вообще.

Вспомним: в 1945-м Советская Армия, ценой тысяч жизней своих бойцов, освободила весь Берлин от сопротивлявшихся нацистов и продвинулась на запад. Но, дабы не обижать союзников, мы отдали три четверти поверженной немецкой столицы под англо-американо-французский контроль! Просто так, без раздоров, и отдали, обеспечив почти на полвека пусть неровное, а затем и омраченное стеной сосуществование Восточного и Западного Берлина… Ну а теперь славное воинство наделенного властью республиканца не штурмует, как известно, Иерусалим и ничем не жертвует. Но честно сбалансировать статусы обеих половин священного города американцы все равно не желают.

Напор Трампа подхвачен разве что вассалами США. Есть и правительства, вдохновленные эскападой Трампа. Так, в русле обвинений в причастности к взрыву еврейского культурного центра и гибели 85 человек в Буэнос-Айресе, тамошние власти приписывают госизмену экс-президенту, а ныне сенатору Аргентины Кристине де Киршнер. Задержав трех ее коллег, в том числе бывшего министра иностранных дел Эктора Тиммермана, суд требует ареста и сеньоры Кристины. Она, мол, скрыла причастность Ирана к динамитной атаке 1994 года на иудейскую общину — скрыла в обмен на «потенциально выгодное торговое соглашение». Связана ли травля экс-главы государства с ТЭК? Как знать. В ходе своего последнего визита в Москву она согласовала проекты подключения российских компаний к возведению АЭС и разработке гигантского сланцевого месторождения Vaca Muerta. Увы, при нынешнем правлении поклонника американской политической системы и союзника нефтегазовых транснационалов Маурисьо Макри мы ничего этого не видим.

Взлетевший к высотам градус антиисламской риторики Трампа обжигает и власти крупных держав. В начале правления экс-строительного олигарха мы удивлялись: почему он столь яростно набросился на терпимость Ангелы Меркель к массовой иммиграции с Ближнего Востока? Вспомним, как Трамп с неприязнью отмахивался от разъяснений Германии и ЕС в целом. Европа, мол, уже не Европа, а Бог знает что, презрительно поговаривал новый хозяин Белого дома. Теперь, однако, мы видим, что это вовсе не было фигурой речи. Европейские союзники с изрядным ингредиентом уважения к мусульманам не нужны Трампу, и мы еще ощутим глубину этой расширяющейся пропасти. 

Реакция тех, кто верен знамени Пророка

Каков же, спросите вы, ответ исламского мира? Что ж, никто из серьезных аналитиков пока не пророчит полномасштабной палестинской Интифады — второго в новейшей ближневосточной истории уличного «восстания камней». Никто не обещает арабского нефтяного эмбарго по октябрьским рецептам 1973 года. В ту пору монархии Персидского залива решили наказать Вашингтон и Лондон за оказанную ими поддержку Тель-Авиву в «войне Судного дня» на Синайском полуострове против Египта.

К тому же, если бы даже все нефтедобывающие страны региона захотели вновь проучить англосаксов, то они столкнулись бы сегодня с качественно иной ситуацией на топливном рынке Запада. Ведь США, Канада, Британия, Норвегия и ряд других государств в значительной степени самообеспечены собственным «черным золотом» и «голубым топливом». Так что спровоцировать настоящий углеводородный голод по обе стороны Атлантики не получилось бы у арабов даже при всем желании.

В таком случае, разведет руками читатель, крупного обострения ситуации на Аравийском полуострове и вокруг него ждать не приходится — не так ли? Не спешите, однако, с выводом! Трамп сделал свой ход в угоду заказчикам целой шкалы не внешнеполитических, а внутренних, домашних приоритетов. Чувствуя себя крайне неуверенно в президентском кресле под натиском демократов, он максимально сближается с весьма влиятельным сионистским лобби ради своего же политического выживания. Это означает, что из США в Израиль будет направляться все больше опосредованных, то есть отнюдь не взвешенно-нейтральных по своему содержанию, а остро заточенных против общего противника ориентировок, напоминающих скорее боевые задания.

Общий враг как израильских, так и американских сионистов — исламский Иран. Чтобы сокрушить его или, как минимум, выдавить тегеранские войска из Сирии, тайно формируется, по сообщениям осведомленных СМИ, нечто немыслимое: закулисный альянс между Израилем и Саудовской Аравией! Схватка между поддерживаемым израильтянами королевством пустынь и родиной антишахской революции обкатывается и репетируется пока еще не на стыке их водных границ в Персидском заливе. Генеральные «сценические прогоны» идут чуть поодаль на Красном море — в Йемене. Убийство экс-президента Салеха предельно обострило интенсивность и непримиримость тамошних боевых действий. Они нарастают между хуситскими повстанцами и властями, причем с участившимися запусками баллистических ракет (уж не с иранским ли клеймом?) из Йемена по саудовской территории. 

Результат же прост и однозначен: танкерные маршруты Красного моря могут оказаться под ударами конфликта еще раньше, чем нефтеэкспортные трассы Ормузского пролива. Именно поэтому начинает действовать даже осторожный Пекин, опасающийся за судьбу главных топливно-сырьевых артерий, питающих его экономику. Впервые в своей истории Китай принял решение о строительство единственной зарубежной военно-морской и военно-воздушной базы КНР в крошечном государстве Джибути. Там, где уже размещены американский и французский воинские контингенты.

По аналогичной причине очевидного нарастания опасности на этом же караванном фарватере готовится сделать свой шаг и Россия. После сочинского визита президента Судана, как сообщается, Москва рассматривает вопрос о возможности открытия выгодно расположенной приморской базы в этой арабской стране. А то, что, вместо регулярных частей и подразделений под флагом РФ, там может сначала оказаться в равной мере натренированный персонал наших частных военных компаний (как это нередко делается западниками), — мало что меняет по сути.

…Однако исламский мир в целом — гораздо шире его арабского сегмента. И нынешнее негодование Турции произраильским пируэтом Трампа тоже кое-что значит. Турки и раньше-то с крайней подозрительностью относились к попыткам Вашингтона исподволь манипулировать текущими процессами на берегах Босфора и Дарданелл с помощью осевшего в США оппозиционера Гюллена и его агентуры. А теперь хранители былых османских ключей от Черного и Средиземного морей, славившиеся еще недавно редкой покладистостью в диалоге с Израилем, сердятся еще больше. Они способны вообще заморозить свои отношения с Тель-Авивом, осуждая иерусалимский демарш! И уж совершенно точно можно быть уверенным в том, что страна на перекрестке Европы и Азии теперь уже доведет до логического финала (если не случится ничего неожиданного) топливно-энергетический проект века, раздражающий американцев, — совместную с Россией прокладку «Турецкого потока».   

Сохранить бы то, что есть

Задача закрепления главных достижений и позитивных тенденций нашего углеводородного ТЭК состоит из двух крупных подразделов. Первый — это бдительный мониторинг хода реализации венских соглашений и содействие их полнокровной отдаче на мировом рынке. Второй раздел – это упорное, вопреки всем секторальным санкциям, завершение начатых апстрим-, мидстрим- и даунстрим-проектов. Тех самых инвестиционных программ, в позитивный исход которых не верили недавно не то что западные пессимисты и критики, но и некоторые российские эксперты. Настолько прорывными и даже фантастическими казались эти смелые замыслы.

Прежде всего, — несколько слов о том, что мы думаем об успешном старте продленного до конца 2018-го формата ОПЕК+. Главный аналитик «Нордеа Банка» Денис Давыдов прав: если в прогрессе на этом направлении и видна некоторая сдержанность, то она «во многом объясняется тем, что принятые в Вене решения совпали с ожиданиями большинства его участников». К тому же сдержанность не означает отката от взятых сообща рубежей — они закрепляются и постепенно выдвигаются вперед. Саудовская Аравия, как уже отмечалось в предыдущих главах, играет подчас в опасные региональные игры, но ее общий отраслевой лексикон с Россией, по мнению руководителя дирекции финансовых рынков Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Владимира Зотова, остается вполне внятным и согласованным.

Ливия и Нигерия, скорее всего, не раз еще подведут партнеров по ОПЕК+ неожиданными выбросами экспортной нефти, но в целом они все-таки будут придерживаться своих обещанных на 2018 год квот: 1 и 1,8 млн баррелей в сутки. Иранская нефть хотя и продается большим дисконтом против эр-риядских поставок, но это ненадолго. В Тегеране просто-напросто опасаются введения Трампом и его союзниками новых санкций и стремятся распродать побольше своих резервов прямо сейчас. А едва эта лихорадка закончится, как мировые цены тут же получат дополнительный импульс.

Замглавы одного из департаментов «Анкор Инвест» Антон Кулагин не ждет «значительного положительного влияния на котировки нефти Brent в декабре текущего года». Но и он согласен: вплоть до середины 2018-го «черное золото» вряд ли упадет ниже 55 долл за баррель, что в целом все равно сработает на выполнение венских договоренностей. К тому же не стоит подходить к этому вопросу только экономически. Есть ведь и морально-психологический фактор. Истощенное месторождение Brent в британских водах Северного моря, давшее имя общепризнанному биржевому эталону, закрывается. И хочешь — не хочешь, а само название глобально-отраслевой benchmark начинает звучать грустно и ностальгически. Впору разбирать этот, конкретно взятый, сорт североморской нефти на сувениры, право слово!

Даже если у шотландских радикалов не выгорит вопрос о суверенитете, — все равно их замах на часть беднеющего на глазах шельфа не способствует уверенности, что этот ареал надолго останется «основной топкой Северо-Западной Европы». Скудеет и норвежский офшор. В самой Англии, где только что было сорвано покушение на Терезу Мэй, правящие консерваторы — в полной растерянности. Дело идет, как и в Германии, и во Франции, к появлению некоей третьей малопредсказуемой партийно-политической силы. Все это подсказывает, что расслабленности и спокойствия на энергополитической площадке Старого Света не будет, и расхватывать нефть и газ по повышенным ценам потребители станут за милую душу.

Не случайно же эксперты именитого американского банка Goldman Sachs повысили прежние прогнозные оценки по динамике нефтяных котировок в 2018 году. При этом вышеупомянутой марке Brent предсказан рост не до 58, а до 62 долл за баррель. А нефть сорта WTI, как теперь ожидается, станет котироваться не на 55-долларовой планке, а лучше — в районе 57,50 долл за баррель. Шеф глобального отдела сырьевых исследований в этой финансово-инвестиционной структуре Джефф Карри и старший стратег по сырьевому сектору Дэмиен Курвалин, конечно же, знают, что этим наметкам мощно противодействует сланцевый тренд Соединенных Штатов. Там за последние дни количество задействованных буровых установок, после длительного спада, снова начало расти, а коммерческие запасы добытого топлива быстро сокращаются. Но при этом под сводами Goldman Sachs все равно разглядели нечто фундаментальное на другом краю Земли: «Россия и Саудовская Аравия на прошлой неделе продемонстрировали более сильную приверженность к продлению сокращения добычи, чем мы ожидали до этого».

Тем временем все четче выявляется ключевая — оценочно-геологическая незадача для американцев. Они знают, что  нефтяной бум в СССР и России стал спасительным для целого каскада эпох Хрущева, Брежнева, Ельцина и ряда других; а вот хватит ли заокеанских сланцев на такой же исторический диапазон оставшейся части ХХ1 века? Говоря об Эр-Рияде, мы и не упомним, скольких королей, при всех их разных курсах, спасла Ее Величество большая нефть. А скольких будущих хозяев Белого дома стратегически выручат сланцы? Даже гадать — и то неловко! Отсюда, между прочим, — и повышенная нервозность многого из того, что мы нынче наблюдаем за океаном.

Итак, сохранить общий позитив Вены — цель нелегкая, ответственная, но, что важно, — выполнимая при доброй воле крупнейших (за исключением стоящих особняком Соединенных Штатов) нефтяных держав планеты.

Проекты становятся явью    

Второе направление усилий, нацеленных на укрепление нашего топливно-энергетического суверенитета, — это, как уже отмечалось, стремление выполнить уверенно начатые, но столкнувшиеся с препятствиями проекты. Некоторые из них настолько амбициозны, что, как говорят даже повидавшие многое на своем веку ветераны, аж дух захватывает!

Владимир Путин, участвовавший при 25-градусном морозе в церемонии загрузки первого специализированного СПГ-танкера ледокольного класса «Кристоф де Маржери» в арктическом порту Сабетта, справедливо упомянул там о недавнем прошлом. Оказывается, даже некоторые присутствующие на нынешнем мероприятии специалисты доказывали ему несколько лет назад, что этот проект технологически невозможен или нежелателен!

Но ведь были в 1990-е годы еще и откровенные недоброжелатели. Это — адепты хищнического опустошения природных кладовых, о чем тоже сказал Путин. Да мы и сами знаем, что это такое — гипертрофированно-вахтовый метод псевдоосвоения арктических ресурсов. Временщики ультрарыночной закваски презрительно называли комплексный подход к созданию городов, поселков и портов будущего с их прекрасной социальной инфраструктурой «отзвуком дорогостоящей и помпезной советской гигантомании».

Самое же показательное состоит в том, что и западные инвесторы сегодня — не на стороне любителей удешевлено-барачной нефтегазовой лихорадки в киноэкранном стиле чаплинского Юкона. Патрик Пуянне, контролирующий 20-процентную долю парижской Total в проекте «Ямал СПГ» и участвующий вместе с Путиным и главой «Новатэка» (50,1%) Леонидом Михельсоном в нынешних мероприятиях, отлично представляет себе всеобъемлющую цель своих капиталовложений. Как в той же мере ведают о ней и топ-менеджеры китайских CNPC (20%) и Фонда «Шелкового пути» (9,9%). Взятый всеми нами ориентир — не только доведение совокупной ежегодной мощности трех очередей «Ямал СПГ» до 16,5 млн тонн в течение 2018-2019 годов, но и начало стратегического преображения российской Арктики в целом.

Поэтому, когда зарубежные оппоненты театрально недоумевают: зачем евразийской державе нужны арктическая часть ее оборонной доктрины и размещение по периметру Севморпути мощных опорных пунктов военного присутствия РФ, — россияне с невыветренной исторической памятью знают, что ответить. Нам есть что защищать на Крайнем Севере — вот в чем дело.

Да уж, ХХ век просветил нас по части того, зачем у берегов Заполярья появляются зловещие громады иностранных крейсеров, и зачем они громят артогнем прибрежные города. Там, где вырос современный, переливающийся в полярной ночи мириадами огней порт Сабетта, бродили в 1942-1943 годах хищные рейдеры гитлеровской «Кригсмарине», нацеливаясь на устья Оби и Енисея. Газовики ХХ1 столетия и их семьи знают, что это не литературно-художественный сюжет из «Двух капитанов». И никому не хочется увидеть, пусть даже гипотетически, малейший намек на повторение в российской Арктике далеко не настольных и не «тетрадно-клеточных» морских боев.

Подножки из-за угла 

С момента принятия первых «пост-крымских» секторальных санкций против российского ТЭК в 2014 году укоренилось мнение, что, по крайней мере, старые, запущенные еще до антикремлевских рестрикций апстрим-проекты и топливные артерии все-таки выживут сами по себе. Но теперь эти надежды, увы, мало-помалу испаряются. За сохранение этих международных активов придется бороться, да еще как!..

«Антироссийские санкции, принятые летом конгрессом США, содержат условия, затрагивающие даже действующие немецкие газопроводы, идущие из РФ, — с оправданной тревогой заявил глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль на Берлинском форуме по внешней политике. — Эти санкции угрожают по сути нашим собственным экономическим интересам… Россия остается соседом Европы, и очень влиятельным соседом, как показывает пример Сирии. Безопасность и стабильность в долгосрочной перспективе возможны только с Россией, а не против нее. Кроме того, угроза распространения ядерного оружия может быть остановлена только при участии США, России и КНР».

Так думает Зигмар Габриэль, но, увы, не его заокеанский коллега Рекс Тиллерсон. И не Дональд Трамп. Знаете почему? Потому что элите США претит сама идея признания того, что на роковых исторических перекрестках наша страна и благословенная Америка оказывались, что называется, на равных; и что Белый дом зависел от нас никак не меньше, чем мы от него. Иные политики не могут терпеть даже мысли об этом — и не дают студентам ознакомиться в полной мере с подобными аргументами. На минувшей неделе Трамп заявил, будто американские вооруженные силы выиграли-де Первую мировую войну. А в действительности они вступили в нее только в 1917-м, когда элитные войска кайзеровского рейхсвера уже были перемолоты за три предшествовавших года русскими, англичанами и французами.     

По Трампу, американцам принадлежит победа и во Второй мировой, хотя профессура в США и признает полушепотом, что свыше 70% гитлеровского вермахта было уничтожено на советско-германском фронте. Имеются в Америке документы и о том, что вступление США в войну стало во многом результатом блестящей спецоперации советской разведки. В ее русле агенты Москвы за считанные дни в ноябре 1941-го проинформировали еврейское сообщество за океаном о едва начавшемся холокосте в Европе; и к тому же доказали неминуемость ближайшей схватки с Токио на Тихом океане. Документы есть, а признавать это во весь голос никто не желает. Как, мол, это так: не мы подтолкнули Россию к войне, а, похоже, наоборот! Повторяю: от миллионов американцев скрывается вся правда – от времен былой роли екатерининского флота в защите завоеванной Джорджем Вашингтоном независимости США до Карибского ракетно-ядерного кризиса 1962-го.

Впрочем, все это — пружины менталитета, а мы в «Нефтянке» задаемся сегодня практическим вопросом: неужто налицо — угроза санкций в адрес действующих — вполне законно функционирующих активов европейского ТЭК? Еще недавно такое предположение, при всем накале антимосковских настроений и риторики за океаном, могло показаться преувеличением — сгущением красок. Но представьте себе положение дел сегодня — в свете нашей информированности хотя бы о свежем отчете «Газпрома» (с содержащимися в нем предупреждениями иностранным партнерам). Иными словами, представьте себе всю степень уязвимости существующих на континенте энергосетей перед нарастающим прессингом из Вашингтона.

К примеру, вы захотите спросить: вправе ли и впредь перекачивать «голубое топливо» та или иная магистраль, которой исполнилось 10, 20 или 30 лет? В ответ, предположим, вам скажут «да». Тогда вы зададите второй вопрос: может ли такая-то зарубежная фирма поставить для ремонта этой трубы, или компрессорной станции, или газоперерабатывающих мощностей, запчасти на сумму всего 1 млн долл? Нет, скажут вам, нельзя, а в противном случае заокеанская Фемида сурово накажет такого поставщика. Пока, быть может, это еще не стопроцентный факт, но он может стать таковым!      

Будем же с неподдельной тревогой ждать обещанного Белым домом на конец января 2018-го выхода пресловутого «Русского доклада», способного, по прогнозам экспертов, стать сильнейшим санкционным ударом по России за всю послевоенную историю. Да и стать ультиматумом в адрес деловых кругов — фактическим требованием к нашему бизнесу: ссориться с Кремлем! Уже слышны предсказания, что пассажи недоброжелателей, инъецируемые в этот конфронтационный манифест, будут настолько безапелляционны, что чуть ли не станут толкать Москву к изменению всей нашей экономической политики. Куда, в какую сторону? В общем, веселенькие праздники Нового года и Рождества готовят нам оппоненты, ничего не скажешь.

Павел Богомолов