Тонкая красная линия

Oil-chess-01

В результате переговоров в Катаре Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар договорились заморозить добычу нефти на уровнях по состоянию на 11 января 2016 г. Правда, только в том случае, если их поддержат остальные производители. Идея принадлежит министру нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино, который предложил сохранить добычу на достигнутом уровне, что позволит спросу догнать предложение. ОПЕК надеется на рост спроса в феврале на 1,25 млн баррелей до 94,21 млн баррелей в сутки. По сравнению с июньским пиком прошлого года картель уже сократил добычу на 400 тыс. баррелей в сутки, только за декабрь снижение составило 210 тыс. баррелей в сутки.

В свою очередь, ОПЕК заявляет о готовности сотрудничать с другими странами по сокращению объемов добычи нефти с целью стабилизации мирового рынка. По словам министра энергетики ОАЭ аль Мазруи, из-за снижения уровня инвестиций производство углеводородов неизбежно будет падать, а цены должны вырасти, поэтому он с оптимизмом смотрит на дальнейшее развитие ситуации на рынке. На наших глазах разворачивается глобальная партия в шахматы, где на доске определяется будущее лидеров нефтегазового бизнеса с их дорогостоящими проектами, а также темпы разработки сланцевых запасов и динамика роста возобновляемой энергетики.  

В одной из последних публикаций, посвященных нефтяному рынку, Financial Times поставила под сомнение дальнейшие перспективы существующей бизнес-модели мэйджеров. На фоне существенного сокращения доходов BP, Chevron, Exxon балансируют на тонкой грани, определяющей дальнейшее развитие отрасли: инвестировать ли в добычу или выплачивать максимальные дивиденды своим акционерам пока это еще возможно.

Падение доходов крупнейших мировых нефтегазовых компаний
Падение доходов крупнейших мировых нефтегазовых компаний

По данным Morgan Stanley, в этом году может быть принято решение о реализации по всему миру лишь 9 из более чем 230 проектов, ожидающих принятия инвестиционного решения. Среди них вторая фаза глубоководного проекта Mad Dog в Мексиканском заливе (оператор BP) стоимостью в 10 млрд долларов, а также планы Eni по разработке недавно открытых и многообещающих запасов газового месторождения Zohr на средиземноморском шельфе Египта. На общем фоне выделяется французская Total, заявившая, что не будет в этом году принимать решения ни по одному добывающему проекту. На сегодняшний день заморожено порядка 400 млрд долларов инвестиций в нефтегазовые проекты.

Топ-менеджеры крупнейших игроков нефтегазового рынка утверждают, что цена на нефть в 30 долларов за баррель не позволяет делать инвестиции в добычу, и надеются на «отскок» цен не нефть. Причем руководство Shell и BP считает, что рост нефтяных котировок возможен уже в этом году. Однако каким он будет? Какие проекты будут рентабельными при таких ценах?

FT цитирует экономиста Филиппа Верлегера, настаивающего на приходе заката эры мэйджеров. С одной стороны, им угрожает рост использования возобновляемых источников энергии и новая климатическая политика, ведущие к сокращению доли ископаемого топлива в мировом энергобалансе в долгосрочной перспективе. С другой, благодаря технологическим достижениям, мяч сегодня на стороне американских малых и средних компаний, разрабатывающих сланцевые запасы нефти и газа. Рост цен на нефть в краткосрочной перспективе приведет к быстрому восстановлению добычи именно в этом сегменте. Тогда как реализация крупных проектов, например, на шельфе Бразилии, рассчитанных на окупаемость в течение 15-20 лет, поставлена под угрозу. Подробнее на эту тему наше интервью с российским экспертом Николаем Ивановым.

Большинство ведущих нефтяных игроков уже пошли на существенное сокращение рабочих мест. Shell объявляла об увольнении 10 тыс. работников, Chevron – на 3,2 тыс. в прошлом году и 4 тыс. до конца текущего, BP – 7 тыс. в 2015-2016 годах. Компании режут и операционные затраты на сервис. Так, Shell в течение прошлого года удалось сократить расходы на бурение на 6%, а Exxon – на 25%. Согласно оценкам экспертов, инвестиции в разведку упали на 40%, на 2016 г. планируется дальнейшее их сокращение на 30-50%. В то время как выплаты дивидендов растут у большинства компаний.

Capex

Divid

В начале года США начали экспорт нефти, но главным нарушителем баланса спроса и предложения на мировом рынке стал Иран, с которого в январе были сняты санкции. Примерно 4 млн баррелей сырой нефти отправлены в середине февраля морским путем из Ирана в Европу. Distya Akula – танкер компании Litasco, дочернего предприятия «ЛУКОЙЛа», уже осуществляет первую после снятия санкций с ИРИ поставку нефти в Европу. Выполнены первые отгрузки иранской нефти в адрес французских, испанских и китайских компаний. В ходе конференции «Иран после отмены санкций. Перспективы для российского бизнеса», трансляцию которой вела «Нефтянка», исполняющий обязанности заместителя министра нефти ИРИ Масуд Эсхафани заявил о своей готовности присоединиться к любым переговорам по регулированию уровня нефтяных цен.

Помимо роста предложения нефти одной из главных причин падения цен на нефть остается сокращение спроса в Китае. Так, по данным Platts, этот показатель в КНР (главном потребителе нефти в мире) в декабре 2015 г. снизился на 0,8% до 11,35 млн баррелей в сутки. Согласно прогнозам, темпы прироста спроса на нефть в 2016 г. сократятся до 2,4% в 2016 г. на фоне ожидаемого снижения темпов роста китайской экономики.

Стало известно, что Саудовская Аравия предлагала России сократить добычу нефти на 500 тыс. баррелей в сутки. Российская Федерация добывает в настоящее время порядка 10,1 млн баррелей нефти в сутки. Основной противник договоренностей с ОПЕК – компания «Роснефть». Согласно громким заявлениям представителей лидера российской нефтедобычи, российская ВИНК намерена наращивать производство углеводородного сырья. Главным образом на месторождениях, способных принести быструю отдачу. Цель – максимизация денежного потока. Глава российской компании Игорь Сечин в ходе Международной нефтяной недели (IP Week-2016) в Лондоне заявил о своем нежелании идти на соглашение с ОПЕК о сокращении добычи. Сечин считает падение цен на нефть «политически мотивированным». Одним из главных факторов ценового кризиса, по его мнению, является «глубокий разрыв между финансовыми инструментами нефтяного рынка и характеристиками реального развития отрасли». По словам главы «Роснефти», главным бенефициаром ценового кризиса выступили не потребители, а финансовые игроки. «Мы недооценили тот факт, что финансовые участники рынка не знают ограничений в решении своих чисто финансовых задач и готовы «тестировать» любые ценовые уровни: вплоть до 10 долларов за баррель. Что это как не «приглашение к игре» на ничем не ограниченное падение цен?», – заявил Сечин, выступая в Лондоне.

Топ-цитата прошлой недели: «Финансовый рынок живет своими интересами, и они зачастую далеки от задач стабильного развития отрасли. На этом рынке цены могут как падать до «дна», при котором никакое развитие или сколь-нибудь стабильное функционирование невозможны, так и взмывать до необоснованно высоких уровней. Финансовые игроки владеют инструментами, которые позволяют в равной мере зарабатывать как на росте, так и на падении цен. Финансовая техника сегодня такова, что решения зачастую принимаются роботами на торговых площадках, и управляющие ими программы обезличено реагируют моментально на столь же сиюминутные изменения меняющейся в ходе торгов ситуации или информации о движении запасов нефти. Связь ценовой динамики с параметрами производства волнует, прежде всего, производителей, имеющих долгосрочный горизонт принятия решений, инвестирования и реализации крупных проектов, и потребителей, также заинтересованных в предсказуемости. За прошедший год мы наблюдали развитие ситуации, в которой производители оказались разобщены, и часть их объявила «ценовую войну», ставя задачей вытеснить с рынка «неэффективных» поставщиков и занять их место на рынке, причем, по сути, эти действия и должны были определить, кто именно «неэффективен»», – отметил глава «Роснефти».

По словам Сечина, российская нефтяная отрасль продемонстрировала устойчивость к ценовым шокам, благодаря гибкой налоговой системе. Представители компании заявляли о рекордно низких эксплуатационных затратах (2,7-2,8 долларов за баррель). Спенсер Дэйл, главный экономист компании BP (ей принадлежит значительная доля в компании «Роснефть»), на IP Week-2016 отмечал, что российская нефтедобыча может остаться на текущем уровне в течение ближайших 20 лет. Однако это мнение не находит подтверждения в современных прогнозах российских компаний и экспертов. Так, в ходе трансляции «Нефтянкой» интернет-ТВ проекта РЕЗЮМЕ партнер консалтинговой компании Rusenergy Михаил Крутихин заявил о снижении инвестиций в добывающие проекты и возможном сокращении производственных мощностей российской нефтяной отрасли уже в ближайшее время.

Мария Кутузова