Газовая риторика

homerlovesflanders1_thumbРоссия и Украина продолжают обмениваться ударами в газовой войне. То Россия потребует оплатить ее непоставленный газ или его «несанкционированное оседание» в украинской трубе, то Украина обвинит Россию в монопольном использовании газопровода и попытается выкрутить руки с помощью нового тарифа на транзит. К чему в итоге приведет этот обмен любезностями?

Россия и Украина продолжают тактические pr-операции перед тем, как Стокгольмский арбитраж даст ответ — кто же победил в этой затяжной газовой войне. Ни одна из сторон не сбавляет темпа, вываливая аргумент за аргументом, требование за требованием, заявление за заявлением.

Интересно, что по финансовым претензиям ведет российский «Газпром». До недавнего времени сумма исковых требований компании к украинскому «Нафтогазу» составляла $29,2 млрд. Однако в прошедшем январе это число выросло на $2,55 млрд — во столько «Газпром» оценил невыбранный газ за третий квартал 2015 года. «Украина в 2015 году фактически отказалась от закупок российского газа в третьем квартале, таким образом, никаких договоренностей о неприменении правила «бери-или-плати» в этом периоде не было», — приводит «Интерфакс» слова главы компании Алексея Миллера.

Ну и недавно в опубликованном отчете «Газпром» обнародовал данные об еще одном иске к «Нафтогазу» — почти на $6 млн. Не миллиардов, а именно миллионов. Иск касается «несанкционированно осевших на территории Украины объемов газа». Разумеется, украинская компания не преминула назвать этот иск беспочвенным. Сумма выглядит смехотворной на фоне трех десятков миллиардов долларов, но важен принцип: технически в трубе Украины может оседать газ, если Россия подает его больше, чем забирают европейские потребители. Газ никуда не пропадает, остается в трубе, и Украина потом отдает его той же Европе. Стоит помнить, что этот принцип работает в обе стороны: Украина порой дает газа больше, чем присылает Россия, так как европейцы могут взять газа больше, чем заявляли. В этом случае «Газпром» компенсирует «Нафтогазу» дополнительные объемы.

Претензии Украины выглядят скромнее. «Украина еще в прошлом году начала судебные споры против российского «Газпрома» по двум контрактам. Первый — контракт купли-продажи. Украина требует от РФ $14,5 млрд. Второй — транзитный контракт, согласно которому Украина требует от РФ $8,2 млрд», — заявил премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Не так много на фоне претензий российской стороны. Но подождите: только до 12 апреля Антимонопольный комитет Украины предписал «Газпрому» выплатить штраф за злоупотребление положением на рынке транзита газа. Штраф — 85,86 млрд гривен (около $3,2 млрд). Выгодное предложение, бесспорно! Ответ «Газпрома» удивления не вызвал. «Это вызывает крайнее удивление, поскольку «Газпром» не осуществляет предпринимательской деятельности на территории Украины, передавая НАК «Нафтогаз Украины» природный газ на западной границе Российской Федерации. Такое решение АМКУ не может рассматриваться ни в каком ином качестве, кроме попытки оказать давление на «Газпром», — говорится в заявлении компании.

Ладно, можно же зайти и с другой стороны. «Нафтогаз» потребовал у России компенсировать крымский «Черноморнефтегаз», который был благополучно национализирован, да и не только его. По информации источника «Коммерсанта», общая сумма претензий превышает $3 млрд. Понятно, что улита едет — когда-то будет, разбирательство будет тщательным и вестись не один год, но в итоге есть шанс поиметь еще немного денег.

Ну и на закуску Украина предложила «Газпрому» новые тарифы на транзит по своей газопроводной системе. Теперь российская компания должна платить не за фактически протранзитированные объемы, а за зарезервированные мощности. То есть за транспорт 110 млрд куб. м в год, неважно, реальный или нет, в 2016 году Украина готова потребовать $6,1 млрд. Всего же до 2019 года — когда заканчивается контракт на тразит — «Газпрому» предложат выплатить $18 млрд. Прямо скажем, не самое лучшее решение, когда ты рассчитываешь сохранить транзит газа по своей территории, опасаясь «Северного потока — 2». Но в «Нафтогазе» готовы после 2019 года снизить тариф на транзит аж в девять раз, тем самым делая свой транзит дешевле возможного конкурента на дне Балтийского моря. Эдакая завуалированная просьба об авансе под будущее благоденствие. Другое дело, что отношения «Газпрома» и «Нафтогаза» никогда не были чисто коммерческими, скорее это Россия и Украина пытались выгадать для себя некие преференции под шум газовой риторики. Так что все взаимные нападки выглядят смешно, а единственное, что будет иметь реальное значение — решение Стокгольмского арбитража. Лишь оно поставит точку в поиске правых и виноватых и даст шанс построить чисто деловые отношения между двумя компаниями.

Михаил Воронов