Деловой интерес и череда рукопожатий

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Ведущими неплательщиками членских взносов в ООН ныне признаны три государства-нефтеэкспортера. Это Венесуэла, Ливия и Судан. Потеряв право голоса во Всемирной Организации еще на целый год, Каракас, Триполи и Хартум явили миру парадокс. У столь именитых производителей нефти нет денег на оплату  участия в многоязыком сообществе стран, добровольно сделавших нью-йоркский небоскреб на Ист-Ривер смысловым эпицентром обсуждения и координации своих курсов в международных делах. Такое обнищание членских бюджетов, увы, симптоматично. Оно рельефно показывает, какие беды могут обрушиться даже на казну признанных углеводородных игроков, когда на смену спокойно-взвешенному и подчеркнуто-деловому подходу к своей ведущей отрасли они вовлекаются в целые серии взрывоопасных политических зигзагов или всплески ресурсного национализма, будь то по своей или чужой воле.

shutterstock_375224149Ох уж эти должники!..

Боливарианская Венесуэла может, конечно, сослаться на то, что ее выдающийся лидер, покойный Уго Чавес Фриас, относился к ООН с недоверием. Он не очень-то высоко ценил плюралистично-многоплановый состав современного мирового сообщества, где зачастую доминируют сторонники ненавистной революционерам глобализации.   

Мы помним, как Чавес, едва взойдя на почетную трибуну одной из сессий Генеральной Ассамблеи, стал не по-президентски громко  шмыгать носом перед микрофоном. При этом глава региональной энергетической державы рассуждал о том, что еще не выветрился дьявольский запах адской серы, оставленный на подиуме вчерашним оратором — «чертовски агрессивным», по отзывам из Каракаса, президентом США Джорджем Бушем младшим. Однако сера – серой, низкие цены – низкими ценами, а международный престиж и деловая репутация тоже должны кое-что означать – не правда ли?

Знаем мы с вами, уважаемый читатель, и о том, что Судан перенес тяжкий территориальный распад. Он потерял преобладающую часть своей добычи сырья из-за недавнего образования на нефтеносном юге страны нового — уже не арабского, а преимущественно-христианского государства Черной Африки — Южного Судана. Так что, хотя транзит нефти по-прежнему проходит по северо-суданской территории, но его производство сосредоточено в основном за ее пределами. Но, согласитесь, даже в таких обстоятельствах невыплата членского взноса в ООН — это уже слишком!

Continue reading

Отраслевой барометр указывает на позитив

Павел Богомолов
Павел Богомолов

На истекшей неделе внимание глобального нефтегазового сообщества было приковано к Всемирному экономическому форуму в швейцарском Давосе. Информационный «магнетизм» этих ежегодных международных встреч деловой элиты был очевиден всегда, но на сей раз он возрос по меньшей мере вдвое.

shutterstock_448348732Авторитет Давоса и обреченность санкций

В прежние годы у альпийских «каминных посиделок» был свой мощный смысловой противовес – Всемирный социальный форум. Как правило, он проводился в бразильском Порту-Алегри.

Наперекор двум с половиной тысячам именитых «давосцев» (ныне среди них насчитывается около 50 глав государств и правительств из 140 стран), в обрамленных пальмами конференц-центрах и на улицах тропического города бушевало море людских протестов. Под воинственными транспарантами собиралось 50 тысяч лоббистов всевозможных меньшинств, экологов, профсоюзных активистов и лидеров коренных народов «третьего мира».

Но сегодня, когда левое правительство Бразилии во главе с Дилмой Русеф ушло в отставку из-за коррупционного скандала в Petrobras; предшественник бывшей партизанки и подпольщицы на президентском посту Инасио Лула да Силва – на пенсии; а спонсор и ведущий оратор массовых антиглобалистских мероприятий Уго Чавес ушел в мир иной, возникла иная обстановка. Судьба крупных социальных форумов, как таковых, оказалась под вопросом.

Continue reading

На финишной прямой

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Мировое сообщество нефтяников находится на решающем этапе подготовки к крупнейшему отраслевому событию. До запланированной в австрийской столице встречи членов и аутсайдеров ОПЕК по вопросу о ценах на нефть остается ровно один месяц. Мы заведомо знаем: короткий календарный отрезок между 28 и 30 ноября почти наверняка станет знаковым в новейшей истории нефти. Самый рискованный и непредсказуемый сектор глобальной экономики, привыкший полагаться на волю рыночной стихи, геологические открытия и спекулятивные тренды, дебютирует на венских подмостках в новой, и притом коллективной, «премьере».

shutterstock_345406061Курсом на Вену

Речь идет, ни больше и ни меньше, о трансконтинентальной координации краткосрочных планов углеводородного сегмента мирового ТЭК. На берегах Дуная будет предпринята по сути первая попытка перевести подотрасль в регулируемое русло применительно к главному вопросу развития нефтянки — объемам добычи сырья.

Знатоки полувековой эволюции этой крайне сложной проблемы могут, конечно, и возразить. Разве, мол, не эту же цель «дележа» производственных квот и их корректировки преследовала, начиная с момента своего создания в 1960 году в Багдаде, Организация стран-экспортеров нефти или ОПЕК? Что ж, сама по себе задача, возможна, и впрямь была аналогичной. Но свыше половины глобального производства жидких углеводородов оставалось за пределами картеля. Независимые добытчики не имели никакого отношения к ежегодным вспышкам квотной полемики в венской штаб-квартире ОПЕК, состоящей ныне из 13 развивающихся государств.

Continue reading

Глобальный ТЭК: пора оживления

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Впереди – немало отраслевых проблем, трудностей и даже столкновений. Но нынешней осенью все мы – менеджеры и рядовые нефтяники, геологи и разработчики, маркетологи и сбытовики – с радостью ощутили, что более чем двухлетней, и потому мучительной и болезненной полосе скандально низких цен на сырье и нашу работу, как и жестких сокращений на рынке труда, приходит-таки долгожданный конец. Почувствовали это благодаря и опыту, который «не пропьешь», и профессиональной интуиции. Действительно, после алжирской встречи ОПЕК уже не должно быть более неблагоприятной, чем совсем еще недавно, конъюнктуры в углеводородном секторе. И этим, согласитесь, сказано многое.  

В потоке новостей лидирует «Роснефть»

Убежден: бесспорным PR-мейджором и информационнным лидером в российском нефтегазовом секторе на истекшей неделе стала «Роснефть». Ее корпоративный стяг и бренд высоко взлетали в эти дни и над Карибами, и над Балтикой, и над Тихим океаном, и над другими регионами планеты.

Предвосхищая итоги намеченного на 7 октября визита Игоря Сечина в Каракас, венесуэльский «профильный» министр и глава госкомпании PDVSA Эулохьо дель Пино дал высокую оценку очередным и, притом, общим — с «Роснефтью» — планам. Особое значение придано предстоящему в июле 2017 года, по окончании подготовки ТЭО — подписанию соглашений об альянсе на двух морских месторождениях природного газа — Патао и Мехильонес.

Да, хотя имя венесуэльского министра и связывается в СМИ с формулой «подорожание нефти» (он только что вернулся победителем из Алжира, где страны ОПЕК пошли навстречу инициативе Каракаса об ограничении добычи «черного золота»), но ныне российско-венесуэльский «углеводородный акцент» чуть изменился. В общей повестке дня Кремля и дворца Мирафлорес не столько нефть. Еще важнее — газ.

Continue reading

Тонкая красная линия

Oil-chess-01

В результате переговоров в Катаре Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар договорились заморозить добычу нефти на уровнях по состоянию на 11 января 2016 г. Правда, только в том случае, если их поддержат остальные производители. Идея принадлежит министру нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино, который предложил сохранить добычу на достигнутом уровне, что позволит спросу догнать предложение. ОПЕК надеется на рост спроса в феврале на 1,25 млн баррелей до 94,21 млн баррелей в сутки. По сравнению с июньским пиком прошлого года картель уже сократил добычу на 400 тыс. баррелей в сутки, только за декабрь снижение составило 210 тыс. баррелей в сутки.

В свою очередь, ОПЕК заявляет о готовности сотрудничать с другими странами по сокращению объемов добычи нефти с целью стабилизации мирового рынка. По словам министра энергетики ОАЭ аль Мазруи, из-за снижения уровня инвестиций производство углеводородов неизбежно будет падать, а цены должны вырасти, поэтому он с оптимизмом смотрит на дальнейшее развитие ситуации на рынке. На наших глазах разворачивается глобальная партия в шахматы, где на доске определяется будущее лидеров нефтегазового бизнеса с их дорогостоящими проектами, а также темпы разработки сланцевых запасов и динамика роста возобновляемой энергетики.  

В одной из последних публикаций, посвященных нефтяному рынку, Financial Times поставила под сомнение дальнейшие перспективы существующей бизнес-модели мэйджеров. На фоне существенного сокращения доходов BP, Chevron, Exxon балансируют на тонкой грани, определяющей дальнейшее развитие отрасли: инвестировать ли в добычу или выплачивать максимальные дивиденды своим акционерам пока это еще возможно.

Падение доходов крупнейших мировых нефтегазовых компаний
Падение доходов крупнейших мировых нефтегазовых компаний

По данным Morgan Stanley, в этом году может быть принято решение о реализации по всему миру лишь 9 из более чем 230 проектов, ожидающих принятия инвестиционного решения. Среди них вторая фаза глубоководного проекта Mad Dog в Мексиканском заливе (оператор BP) стоимостью в 10 млрд долларов, а также планы Eni по разработке недавно открытых и многообещающих запасов газового месторождения Zohr на средиземноморском шельфе Египта. На общем фоне выделяется французская Total, заявившая, что не будет в этом году принимать решения ни по одному добывающему проекту. На сегодняшний день заморожено порядка 400 млрд долларов инвестиций в нефтегазовые проекты. Continue reading

Сколько сейчас стоит бензин в Венесуэле

Бензин в Венесуэле считается самым дешёвым в мире, по крайней мере с 1 июля 2014 года. До этого пальма первенства много лет принадлежала Туркмении, где бензин выдавался гражданам безвозмездно. 17 февраля 2016 года президент Венесуэлы Николас Мадуро решил последовать примеру своего туркменского коллеги и поднять цены на топливо. По решению президента, «народный» бензин с октановым числом 91 подорожает на 1329%, «Премиум-95» — на 6086%. Сохранит ли после этого венесуэльский бензин статус самого дешёвого в мире?

PDV

«Пришло время установить систему, которая бы гарантировала доступ к продуктам переработки углеводородов по справедливым венесуэльским ценам, которые позволили бы компенсировать те средства, которые вкладываются в производство этого бензина, включая нормальную работу PDVSA», — заявил Н.Мадуро. Он выразил уверенность, что люди с пониманием воспримут этот шаг.

Литр 91-го бензина подорожает с 0,07 до 1 боливара, 95-го – с 0,097 до 6 боливаров. Насколько это много международным меркам? Ответить на этот вопрос непросто по причине отсутствия рыночного курса боливара. Стремясь защитить население от ослабления национальной валюты, власти страны ввели фиксированный курс, который сейчас совершенно не соответствует реальности. Существуют как минимум четыре разных курса — официальный, SICAD, специальный SIMADI и курс «чёрного рынка».

По официальному курсу 1 доллар США равен 10 боливаров, что означает цену бензина $0,1 для 91-го и $0,6 для 95-го. Однако, официальный курс сейчас не применяется для реальных расчётов. По курсу SICAD-2 за один доллар дают 200 боливаров, что означает всего полцента за литр 91-й и 3 цента за литр 95-й. Те, кто не допущен до SICAD-2, покупают валюту на «чёрном рынке», где 1 доллар оценивается в 1000-1100 боливаров. По такому курсу полный бак бензина «Премиум» обходится в $0,24, то есть примерно в 18 рублей.

«Венесуэла сегодня переместилась от самого дешевого бензина в мире к самому дешевому бензину в мире», — написал оппозиционный венесуэльский блоггер Мигель Октавио. Он также отметил, что данный шаг не окажет положительное влияние на PDVSA. «Позитивные ожидания были перечёркнуты заявлением, что разница между старой и новой ценой пойдёт в новый фонд поддержки социальных программ», — пояснил он.

Цена на бензин в Венесуэле сохранялась без изменения 17 лет. Сверхнизкий уровень обеспечивался за счёт государственных дотаций, которые сейчас стали непосильными для бюджета. Нынешнее повышение цен не решает накопившихся проблем, поэтому дальнейшие шаги в этом направлении представляются очень вероятными.