Позитива в ТЭК все больше, надо лишь уметь разглядеть его

Павел Богомолов

…Это произошло незадолго до встречи Владимира Путина с деловыми кругами России, когда места за большим столом уже занимали, среди других бизнесменов, капитаны отечественной нефтянки. Тем временем президент, завершая беседу с деятелями культуры, покинул зал, чтобы ответить по телефону главе крупнейшей нефтяной державы — королю Саудовской Аравии. Что это — рядовой эпизод кремлевского протокола или нечто симптоматичное? Во всяком случае, симптоматичное для ТЭК. Ведь всего пару лет назад, ввиду сложных отношений с ОПЕК, мы даже не могли себе такого представить… В тот же день самый молодой в истории 31-летний канцлер Австрии Себастьян Курц, приведенный к присяге, заявил о желательном выходе альпийской республики из санкций против России. Что это — индивидуальный поворот одной из стран ЕС к Востоку или начало отрезвления Старого Света? И, наконец, тогда же на Венской фондовой бирже начались торги депозитарными расписками на самые ликвидные акции «Газпрома», «Сургутнефтегаза», ЛУКОЙЛа, «Новатэка», «Роснефти» и еше 15 российских компаний. Совпадение ли это или нечто большее? В хронике всего одной недели найдется десяток столь же добрых вестей, — надо лишь стать внимательнее. Но уходящий 2017-й учит не только этому. Он учит еще и реализму. Воспитывает бдительность перед попытками вновь, как и сто лет назад, поставить свои субъективные стремления выше самой природы вещей.   

Год, заставивший поклониться стихии

У Джека Лондона есть замечательный рассказ о страшном урагане на одном из островов Полинезии. Бешеный ветер и тяжелейшая стена сплошного ливня сорвали там региональную бизнес-сходку местных негоциантов и мореходов. Да и унесли много жизней.

Выгодных сделок ждали в то утро приплывшие туда банкиры и оптовики, рыбаки и ловцы жемчуга, торговцы копрой и поставщики каучука, экспортеры ценной тропической древесины, пальмового масла и кокосового ореха. Налетел, однако, грозовой тайфун, вмиг уничтоживший хижины и шхуны, гостиницы и харчевни, конторы и причалы. Не осталось ничего, даже бумаг с проектами контрактов и подсчетами чьих-то несбывшихся прибылей. Дьявольские порывы разбушевавшейся стихии, яростная месть океана и прочие гримасы непредсказуемого климата оказались во сто крат сильнее Человека и, тем более, сильнее его меркантильных планов…

Continue reading

Тревожное Рождество и хрупкое энергоестество

Павел Богомолов

Уходящий 2017-й наградил нефтянку множеством парадоксов. Они удивляют землян, а кое в чем даже противоречат их коллективистской природе. Спорят с естеством — человеческим, социально-политическим и, если хотите, энергетическим, ибо энергетика, как принято говорить, — есть и в нас самих, и вокруг нас. Согревание и освещение планеты, как и моторное ускорение ее развития, кое-где забуксовали. Они столкнулись с поразительным, театрализованным вмешательством большой и зачастую грязной политики.

Год парадоксов

К примеру, разве не удивил нас награжденный ранее российским орденом за сахалинскую апстрим-программу госсекретарь США Рекс Тиллерсон? Он попросту учудил своими демаршами на антикремлевском поприще — попал, по словам Владимира Путина, «в плохую компанию». Словно оправдываясь перед элитой, шеф дипломатического ведомства возглавил в Вашингтоне яростный драйв за усиление секторальных санкций против Москвы. Но даже это, представьте себе, может не спасти его от нависшей отставки.

А вот руководство французской Total, в отличие от экс-главы заокеанской ExxonMobil, выступает за сближение с российскими партнерами. Дойдя до Арктики, парижский «мейджор» смело закрепился в нашем апстриме. Хотя, по идее, та же Total могла бы обидчиво затормозить процесс после гибели топ-менеджера Кристофа де Маржери во Внукове. Взглянем для сравнения на восточную соседку французов — Германию. Вот она-то и впрямь удивляет перепадами настроений. Обдает россиян то инвестиционно-коммерческим позитивом, то негативом. С одной стороны, в деловых кругах на Рейне протесты против пост-крымских санкций сильнее всего. Но именно немецкая Siemens возмущена… электрификацией Крыма с помощью своих турбин(!).

Continue reading

Игорь Сечин в Венесуэле: «Мы никуда не уйдем, нас никто не сможет изгнать…»

Глава крупнейшей российской нефтяной компании Игорь Сечин подписал с новым руководителем PDVSA Мануэлем Кеведо («Нефтянка» недавно написала об изменениях в венесуэльской государственной нефтегазовой компании Petróleos de Venezuela SA) соглашения о разведке и разработке газовых месторождений на шельфе страны. Патао и Мехильонес, которые собирается осваивать «Роснефть», расположены в 40 км к северу от полуострова Пария в Карибском море, входят в блок Марискаль Сукре.

«Как я неоднократно повторял, мы никогда не уйдем, нас никто не сможет изгнать, мы будем работать с Венесуэлой, и мы будем наращивать уровень нашего сотрудничества», — объяснил Игорь Сечин свою стратегию в этой латиноамериканской стране. «Роснефть» и PDVSA нацелены на создание стратегических альянсов в энергетическом и газовом секторе. Continue reading

Уравнение со многими неизвестными

Павел Богомолов

Капитаны углеводородного ТЭК, согласовав в австрийской столице продление квотно-ограничительного режима ОПЕК+ теперь уже не до 31 марта, а до конца декабря 2018 года, должны ощущать себя в какой-то мере первооткрывателями целого океана неведомых проблем. Чем больше пройдено барьеров на пути к чему-то большому и желанному, тем загадочнее и туманнее контуры новых ориентиров на горизонте. Видно, то же самое чувствовал когда-то Магеллан, обогнувший Южную Америку и вышедший на простор Тихого океана. Позади осталось много бурь и рифов, но полной ясности относительно дальнейшего маршрута по-прежнему не было. Вот и сейчас, чтобы хоть отчасти обезопасить себя от непредвиденного, участники венской встречи согласились с разумным предложением Москвы: сообща проверить в июне будущего года ход выполнения сделки и, если потребуется, внести коррективы.

Готов ли сланец к контрудару? 

Стандартная оговорка, мелькающая ныне по страницам деловой прессы, общеизвестна. Продолжение позитивного эффекта сокращений, пишут обозреватели, станет подлинно ощутимым, если американские сланцы и их природные союзники, канадские нефтяные пески, почему-либо не смогут эгоистично, широко и в сжатые сроки воспользоваться продлением ОПЕК+.

Это, между прочим, вполне объяснимая гипотеза. Добрая четверть сотни первопроходцев снижения добычи в развивающейся части света надеется, тревожно поглядывая на Аамерику, на Его Величество Случай. Представим себе: крупнейшей в мире экономике США что-то (например, скрываемая нехватка запасов) помешает в 2018-м именно в сфере энергетики. Но ведь, с другой стороны, мировая конъюнктура выиграет (хотя и меньше) даже в том случае, если Альберта, Техас и Дакота, пользуясь выросшими благодаря Эр-Рияду и Москве ценами, раскрутят все свои апстрим-возможности в наступающем году.

Continue reading

Под командование военных переходит нефтяная отрасль Венесуэлы

© ACN

«Настало время новой нефтяной революции», – заявил президент страны Николас Мадуро. Венесуэльский генералитет меняет топ-менеджеров в национальной нефтяной компании PDVSA. Кризисная ситуация в нефтяной отрасли страны требует экстраординарных мер, считает венесуэльский президент. Добыча нефти падает, экспортные потоки иссякают на глазах. Однако новые решения Мадуро, кажется, еще больше отпугнут инвесторов. В течение последнего месяца в нефтяной отрасли в стране идут массовые зачистки специалистов, на смену которым приходят люди из силового блока. Все это проходит под лозунгами борьбы с коррупцией. Continue reading

Спор об энергетике становится дуэлью

Павел Богомолов

Внутрироссийская повестка дня по топливно-сырьевой тематике все чаще становится внешнеэкономической и — в итоге —международной. Заостренно, с явным прицелом на бушующие вокруг нас региональные кризисы, ставятся даже те, казалось бы, рядовые вопросы развития ТЭК и смежных отраслей, которые еще недавно представлялись будничными и рутинными, неспешно рассматривались и решались в рабочем порядке. Ускоренное превращение даже не оборонных, а просто индустриальных, экономических проблем в глобально-стратегические не воспринимается как преувеличение. Это рельефно подтвердилось на состоявшемся 16 ноября совещании по развитию дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда».

Делайте ваши ставки, господа!

Большой разговор о завтрашних судьбах некогда закрытого завода в городе Большой Камень Приморского края имел на сей раз самое прямое отношение к внешнеэкономическим программам отечественной нефтянки — как экспортным, так и инвестиционным.

За рубежом с ревностью пишут, что предприятие, являвшееся с советских времен закрытым военным объектом по ремонту подлодок Тихоокеанского флота, становится теперь еще и средоточием амбициозной топливно-сырьевой экспансии России на азиатских рынках апстрима и даунстрима.

Вплоть до прошлой недели барометр западного освещения проблем дальнейшего вовлечения нашего углеводородного ТЭК в буксующий из-за секторальных санкций процесс энергетической глобализации указывал по сути на одно и то же. Как подсказал мне один зарубежный аналитик, «вы в России ставите на устаревающую стратегию прокладки и эксплуатации трубопроводов, а ведь однажды их смогут заблокировать или ослабить ваши соперники и оппоненты. А мы изо всех сил продвигаем иной подход — межконтинентально-транспортные поставки нефти и СПГ; и вам нас не догнать!». Правда ли это, и только ли рыночные меры планирует принять Кремль на перекрестках этой международной конкуренции?

Continue reading

Венесуэла. Кризис в upstream

Долговой кризис привел к структурным изменениям в венесуэльском нефтегазовом секторе, что подрывает возможности страны добывать нефть, считает Rystad Energy. По мере падения объемов производства углеводородов, способность страны обслуживать свой долг уменьшается, что в свою очередь увеличивает риск дефолта и дальнейшего снижения нефтедобычи. Таким образом, кризис закольцован и его решения без радикальных мер у страны в условиях санкций нет.

По словам аналитика Rystad Energy Артема Чена, добыча нефти в Венесуэле вошла в крутое пике. Его преодоление невозможно без пересмотра долговых обязательств страны. У PDVSA, национальной нефтяной компании страны задолженность достигла 35,5 млрд долларов, которые ей предстоит погасить в 2020–2025 годах. В ближайшие два года ей придется погасить 840 млн долларов в 2018 г. и еще 1,6 млрд долларов она должна выплатить своим кредиторам в 2019 г. Continue reading

Зачем и как «Роснефть» купила Essar Oil

Приобретение «Роснефтью» и её партнерами нефтеперерабатывающей компании Essar Oil стало крупнейшей инвестицией в Индию, когда-либо совершенной иностранными инвесторами. С другой стороны, эта сделка стала и крупнейшей инвестицией российского бизнеса за границей.

Основной актив Essar Oil — нефтеперерабатывающий завод мощностью в 20 млн. тонн нефти в год в местечке Вадинар на западе Индии. Это второй по размеру НПЗ в Индии. Кроме того, в состав приобретения входят портовый терминал, собственная электростанция и сеть заправочных станций, работающих в основном по франшизе.

Проект по строительству НПЗ в Вадинаре был запущен еще в 1996 году, но в связи со всякого рода кризисами и затруднениями завод начал работу только в 2008 году. Это весьма современное предприятие — согласно данным на их сайте, индекс Нельсона (показатель сложности нефтепереработки) составляет 11,8.

Завод обрабатывает в основном тяжелую и сверхтяжелую нефть. Индийское сырье занимает всего 15–20% в составе поставок, основные объемы нефти закупаются на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

«Роснефть» подписала договор, по которому будет поставлять этой индийской компании 200 тыс. баррелей в день нефти на протяжении 10 лет. Для этого используется венесуэльская нефть, которую «Роснефть» получает в виде возврата за аванс в 6 миллиардов долларов, предоставленный ею раньше венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA. Continue reading

Неделя рукопожатий и тревог

Российская энергетическая неделя и форумы, сопутствовавшие ей в Москве и Санкт-Петербурге, стали международными событиями в большей мере, чем вехи домашней отраслевой хроники. Они не просто привлекли, а приковали к себе внимание влиятельнейших СМИ по обе стороны Атлантики. Назвав планы массированного и агрессивного экспорта дорогостоящего сланцевого СПГ из-за океана в ЕС «недобросовестной конкуренцией», Владимир Путин дал американской энергодоктрине наилучшее определение. Президент мог бы высказаться сильнее. Мог бы, с другой стороны, выразить свою мысль и мягче. Но он избрал золотую середину, подтвердив классически-путинское хладнокровие, сдержанность и уверенность в своих силах. 

Со всеми в ОПЕК удалось поладить

То, что Москва не хочет конфликтовать, да и конфронтировать с Соединенными Штатами сверх меры, учитывая и без того болезненно-замороженное состояние двусторонних отношений на крайне низкой отметке, было очевидным. Такой подход проявился в ходе Энергетической недели и на встрече Путина с гостем из Венесуэлы — Николасом Мадуро.

Посудите, уважаемый читатель, сколь мощно такая же беседа, но полвека назад, использовалась бы советским руководством для накаливания риторики против США. Но сегодня телезрителям взвешенно показали и дали услышать иное: Путин приветствует усилия Каракаса хотя бы по робкому сближению и диалогу с некоторыми сегментами венесуэльской оппозиции, поиску точек соприкосновения с ней во избежание новых кровопролитных столкновений и уличного хаоса. Видеокамера показала при этом сосредоточенные лица латиноамериканских собеседников — они свидетельствовали о многом.

Конечно, нашлось время и для высокой оценки Кремлем роли Каракаса в разработке и продвижении идеи квотных ограничений нефтедобычи силами 24 государств по формуле ОПЕК+. Вообще надо сказать, что Энергетическая неделя органично сплела в своем формате и повестке дня устремления как богатого, так и бедного звеньев ОПЕК. Именно так именуют политологи нефти оба соперничающих эпицентра в экспортном картеле. Это, с одной стороны, те его сегменты, которые вынуждены бороться за справедливые цены на углеводородное сырье из-за своих ужасающих социальных реалий. А с другой стороны, это клуб прекрасно обеспеченных во всех отношениях монархий Персидского залива во главе с «королевством пустынь».

Continue reading

Венесуэла, Индия, Китай… Российская нефтянка за рубежом

Десятый выпуск передачи «Энергосреда». Наш политический обозреватель Павел Богомолов и экономический обозреватель Руслан Халиуллин обсуждают международно-нефтяное лето. Венесуэла, Индия, Китай — вот основные остановки российской нефтянки за рубежом.

Руслан Халиуллин: Добрый день, уважаемые зрители! Добро пожаловать на очередную передачу «Энергосреда»! Меня зовут Руслан Халиуллин. Сегодня я замещаю нашего постоянного ведущего Сергея Никитина, который находится в настоящее время в отпуске.

У нас в гостях Павел Владимирович Богомолов — международный обозреватель, кандидат политических наук, специалист по международным отношениям и мировой энергетической политике. Сегодня мы будем говорить о международном положении, которое, как известно, сложное, и рассматривать последние события и тенденции с точки зрения энергетической.

Первый вопрос у меня таков, Павел Владимирович. Как известно, в этом году американцы начали поставки СПГ (сжиженного природного газа) в Европу. Было сделано уже несколько отгрузок в Польшу, Португалию, Британию. Недавно груз пришел в Литву. Как Вы считаете, эти поставки знаменуют собой новый этап энергетической политики, энергетической ситуации в Европе или это просто какие-то символические действия?

Павел Богомолов: Руслан, спасибо за возможность высказаться, в том числе, и по этому, очень злободневному вопросу. Я считаю, что речь идет о сердцевине, о смысловом эпицентре нового этапа, связанного с серьезной подготовкой топливно-энергетического комплекса Соединенных Штатов к броску, к десанту в Старый Свет. Потому что то, что мы слышали до сих пор, — это было полтора десятка загрузок сжиженного природного газа на побережье Португалии и Испании. Но на этом предварительном этапе речь не шла о Восточной Европе, странах Балтии и т.д. И, конечно, по-своему интересными были и факты отраслевой хроники. Потому что, зная, как Алжир или Ливия заинтересованы в экспорте своих углеводородов в Испанию и Португалию, мы с вами начинаем четче и рельефнее понимать, что планы Соединенных Штатов на Европейском рынке несут в себе определенную угрозу не только для России, но и для других поставщиков. Continue reading