Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть третья.

Как венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х сформировал сегодняшний день. 

Новая страница, наконец, перевернута.

Лишь в марте 1993 года был заключен новый российско-венесуэльский документ на эту тему. Но и его выполнение затормозилось. Отчеты о визитах Руцкого, в том числе крупицы содержавшегося в них позитива, были преданы ельцинским Кремлем анафеме. 

Куба находит выход

Приняв президентскую клятву в октябре 1993-го в осажденном Белом доме на Краснопресненской набережной и одновременно призвав, причем неудачно, авиацию для блокирования правительственных сил на бреющем полете, экс-пилот Руцкой поставил себя вне закона. Враждовавшим в Москве лагерям было уже не до возрождения «нефтяного треугольника». 

Однако основы понимания его важности, независимо от меняющихся в Венесуэле и России социальных систем, сохранились если не в Кремле, то в энергетическом, внешнеторговом, разведывательном и военном сообществах Москвы. Впрочем,  возродить схему не удалось и в 1996 году — в контексте успешного в целом визита министра иностранных дел РФ Е.М.Примакова в Каракас. Кстати, то латиноамериканское турне стало первой длительной зарубежной поездкой нового руководителя российской дипломатии.

Евгений Примаков

К чести Евгения Максимовича хотелось бы именно здесь добавить пару слов. Несмотря на плотную занятость и неодобрительную реакцию Кремля, ему все же удавалось бывать на праздниках родной для него «Правды». Да-да, «Правды», ставшей оппозиционной и даже опальной. На одном из таких мероприятий — газетном фестивале в Центральном парке культуры и отдыха имени М.Горького — я, среди правдистов, отважился подойти к патриарху наших международников. И, с позиций бывшего собкора на Кубе, спросил: будет ли, на его взгляд, возрожден «нефтяной треугольник»? «Конечно!», —заверил Примаков. Но, видимо, даже для него реанимация «старой доброй трассы» оказалась поначалу делом непосильным. Не помогла в этом смысле и ответная поездка главы венесуэльского МИДа М. А. Бурелли в Москву.

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть вторая.

Автор статьи в Каракасе

Как венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х сформировал сегодняшний день. 

Схема работала до распада СССР

В обмен на снабжение Гаваны топливом из Южной Америки, Советский Союз обязался поставлять углеводородное сырье на переработку в Западной Германии. Речь шла о тех заводах, где в качестве совладельца и поставщика выступала венесуэльская корпорация PDVSA.

Америка бдительно наблюдала, хотя и спотыкалась

Нефть из Сибири отныне более не надо было доставлять через океан на Кубу, а встречные грузы с Ориноко или из Маракайбо уже не требовалось везти за тысячи миль на Рейн. Как Москвой, так и Каракасом высвобождались крупные суммы уже на самой перевозке топлива партнерам. Понимая это, вашингтонские «ястребы» не раз хотел разрушить трансатлантический нефтяной мост.

Исидоро Мальмиерка

А сторонники разрядки среди трезвомыслящих американских политиков и дипломатов, напротив, пытались превратить его существование в выгодный для США козырь. Мол, пусть все видят, что могущественная сверхдержава, причем в своей сфере влияния, проявляет миролюбие, не мешая довольно дешевой подпитке кубинской экономики венесуэльским сырьем. Таким реалистом был шеф отдела интересов США при посольстве Швейцарии на Кубе д-р Уэйн Смит, интеллектуал с университетским бэкграундом. Полный, вальяжный, неторопливый, рассудительный, от природы доброжелательный, он напоминал скорее гарвардского декана, чем дипломата.

На Кубе его уважали. В комментариях к «Размышлениям» лидера страны сказано: прочитав отчет министра иностранных дел республики Исидоро Мальмиерки о встрече с Уэйном Смитом в день вашингтонского покушения на президента США Рональда Рейгана весной 1981-го, Фидель оставил на полях свое резюме о позитивной роли здравомыслящего Смита как самого убежденного сторонника нормализации связей с «жемчужиной Карибов».

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть первая.

Венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х — во что он вылился к сегодняшнему дню.

Идея глобального свопинга с эпицентром в Москве: как и когда она зарождалась

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, говоря на ХХ1 Петербургском международном экономическом форуме о пакете соглашений с Иракским Курдистаном, был в своих доводах убедителен. Быть может, он невольно, но очень кстати коснулся ретроспективных контуров полузабытого отраслевого сюжета, которому исполняется ныне четыре десятилетия. Впрочем, обо всем — по порядку.

Курдам приходится маневрировать

Дело было 2 июня нынешнего года — перед петербургской встречей президента РФ Владимира Путина и премьер-министра баснословно богатого нефтью автономного района к северу от Багдада — Иракского Курдистана — г-на Нечирвана Барзани. 

Незадолго до этого диалога в соседнем зале произошло знаменательное событие. Главный исполнительный директор ведущей российской нефтяной компании подписал ряд двусторонних документов. Торжественно заверил их и министр минеральных ресурсов в региональном правительстве курдской автономии — д-р Ашти Хаврами. Речь в достигнутых договоренностях идет о многом — и о геологоразведке, и о добыче, и о прямом допуске россиян к управлению возрожденной ныне (после злосчастной череды международных конфликтов и войн) нефтетранспортной системой. Нацелена же она на экспорт жидких углеводородов объемом до 1 млн баррелей в сутки.

Дебют «Роснефти» в Иракском Курдистане может, представьте себе, стать шагом более мудрым, чем критика этой автономии из уст ряда политических деятелей, в том числе и у нас, в России. Не всем по душе заявление властей региона от 7 июня, в соответствии с которым референдум о независимости территории пройдет 25 сентября. Доверяя не курдам, а Ирану, опасающемуся появления плацдарма США у своих границ, часть нашего партийного спектра возмущена тем, что плебисцит пройдет не только в пределах автономии, но и в местах по сути спорных. Тех, что заняты курдскими отрядами после отпора проникшим туда боевикам ИГИЛ (запрещенной в РФ). Среди дебатируемых участков — провинция Киркук, одна из крупнейших кладовых нефти в Ираке.

Continue reading