Танкерная война в Персидском заливе

Ирано-иракская война началась 4 сентября 1980 года после быстрого и интенсивного ухудшения отношений между двумя странами. Аналитики и историки до сих пор дискутируют о причинах этой войны: одни видят в ней продолжение тысячелетнего противостояния между арабами и персами, другие — столкновение радикальных и амбициозных лидеров, третьи – межконфессиональный конфликт шиитов и суннитов. Так или иначе, вооруженное столкновение Ирана и Ирака остается одной из самых жестоких и кровопролитных войн второй половины XX века.

Пирровы победы

Война, помимо огромных жертв и разрушений, нанесла огромный ущерб репутации воюющих стран. Особенно в этом плане пострадал Иран — эта страна, к которой после исламской революции 1979 года в мире и так относились крайне настороженно, после начала войны одномоментно перешла в разряд стран-изгоев. Ирак, несмотря на одиозность своего лидера Саддама Хусейна, тем не менее, пользовался поддержкой не только соседних государств, но и западных держав, а также СССР.

После трех месяцев активных боевых действий, в декабре 1980 года, война приобрела позиционный характер. После стремительного броска через Шатт эль-Араб и захвата части иранской территории (в частности, крупного города Хорремшехр) иракские войска остановились. Линия фронта стабилизировалась и вскоре превратилась в мощный комплекс долговременных фортификационных сооружений в лучших традициях Первой Мировой войны.

Методы, используемые обеими странами, включая атаки «живыми волнами», обстрел ракетами крупных городов и применение отравляющих веществ, изменить стратегическую ситуацию не могли и вели лишь к увеличению числа человеческих жертв.  Война на суше зашла в тупик и перекинулась на море.

Зона боевых действий

Персидский залив еще в конце 40-х годов XX века превратился в артерию, по которой течет «кровь цивилизации» — нефть. Поэтому любые изменения статус-кво в регионе крайне болезненно воспринимались не только государствами Залива, но и ведущими мировыми державами. На это и был ориентирован замысел иракского руководства, начавшего в 1984 году танкерную войну.

Конечно, и до того обе стороны предпринимали атаки против торговых судов противника, однако начавшаяся танкерная война отличалась от предыдущих военных действий на море не только масштабом, но и стратегическими задачами: кампания была призвана создать угрозу морским нефтеперевозкам третьих стран, что подтолкнуло бы их к содействию мирному урегулированию кризиса, а также спровоцировать Иран на жесткие меры в акватории Залива — например, на попытку перекрыть Ормузский пролив. А это, в свою очередь, уже не оставило бы крупнейшим иностранным потребителям нефти (главным образом, США) иного выбора, кроме как вмешаться в конфликт.

Логика в действиях Ирака была — власти Ирана неоднократно выступали с предостережениями, что «если иранские морские перевозки нефти будут прерваны, то ни одна страна в мире больше не сможет использовать нефть Персидского залива».

В ноябре 1983 года Ирак объявил северную часть Залива зоной боевых действий. В январе следующего года зона была распространена на акваторию вокруг острова Харг, сердца нефтеперерабатывающей промышленности Ирана. С февраля 1984 года иракская авиация начала систематически (в среднем раз в 3 дня) наносить удары по торговым судам. Ответ Ирана был симметричным: его вооруженные силы избрали своей мишенью торговые суда Кувейта и Саудовской Аравии, поддерживающих Ирак.

Иностранное военное присутствие

Вместе с тем, иранцы стремились избегать вовлечения в конфликт западных держав. Это удавалось почти три года, вплоть до того момента, когда Кувейт обратился к СССР и США с просьбой использовать их флаги на кувейтских танкерах. СССР дал согласие, и в декабре 1986 года Кувейт зафрахтовал 3 советских танкера, а спустя три месяца 11 кувейтских кораблей получили право поднимать советский флаг. После этого аналогичную услугу предложили Кувейту и американцы.

Кувейтская инициатива дала США отличную возможность усилить свое военно-морское присутствие на Ближнем Востоке. В сентябре 1987 года американцы развернули в Заливе оперативное соединение, к которому вскоре присоединились английские, французские, итальянские, голландские и бельгийские военные суда. Основной их задачей в зоне конфликта была защита морских коммуникаций. Хотя интенсивность атак нарастала, атакам подвергались, в основном, неохраняемые суда (чаще всего ночью или ранним утром).

По данным ООН, за 8 лет, с сентября 1980 года до августа 1988 года, в зоне Персидского залива было атаковано и повреждено около 400 судов, суммарный тоннаж которых составил более 30 млн брутто-регистровых тонн. В общей сложности погибло 11 кораблей (половина из них — в самом «горячем» 1987 году). Значительными оказались и потери экипажей атакованных судов — по неполным данным, погибло более 300 человек.

Советский флот в Заливе

Еще до начала конфликта Персидский залив находился в зоне особого внимания Военно-морского флота СССР. Атомные подводные лодки Северного флота несли постоянное боевое дежурство в Аравийском море начиная с 1979 года, на следующий год в Залив вошли советские надводные корабли. В декабре 1980 года Москва предложила план соблюдения нейтралитета в зоне конфликта, а в 1985 году выступила с предложением о вводе в Залив военно-морских сил ООН. К сожалению, инициативы советской дипломатии, действительно направленные на разрядку напряженности, остались без ответа.

За демонстрацию советского флага в Персидском заливе пришлось платить. 16 мая 1987 года советский танкер «Маршал Чуйков» подорвался на мине в кувейтских водах. К судну подошел спасательный корабль ВМФ, танкер удалось отбуксировать в Бахрейн и поставить в док на ремонт. В мае-июне 1987 года неизвестными катерами были атакованы еще несколько советских судов. После этого в июле 1987 года для обеспечения нормального судоходства (прежде всего, для танкеров, зафрахтованных Кувейтом) СССР ввел в Залив свои боевые корабли — отряд 8-й оперативной эскадры ВМФ СССР в составе трех тральщиков и одного большого противолодочного корабля (либо сторожевого корабля, либо эсминца). Для сравнения — американцы держали в Персидском и Оманском заливах 25 боевых кораблей, включая два авианосца.

Дежурство в Заливе стало для советских моряков серьезным испытанием на прочность: корабли СССР не имели в Заливе баз и не могли использовать порты прибрежных стран для пополнения запасов и отдыха личного состава. Трудности начинались уже в самый первый период адаптации, когда морякам нужно было адаптироваться не только к высокой влажности и температуре, но и к тактике «москитного» флота иранцев, катера которых, действовавшие методом набега, неоднократно провоцировали советские суда на открытие огня, но в бой не вступали.

У американцев складывалась совсем иная картина: в период ирано-иракского конфликта США и Иран (отметим, что эти страны формально не находились в состоянии войны) устраивали морские баталии десятки раз.  Возможно, именно поэтому суда третьих стран стремились присоединиться именно к советским конвоям.

Соглашение о прекращении боевых действий между Ираном и Ираком вступило в силу 20 августа 1988 года. Однако советские военные моряки остались в Заливе еще на полтора года, занимаясь разминированием нейтральных вод. Всего за три года корабли советской эскадры в Персидском и Оманском заливах, не вступая в боевое столкновение с иранскими военно-морскими силами, в 178 конвоях без потерь и повреждений провели 374 торговых судна. Рекордсменом стал сторожевой корабль «Порывистый», который провел 67 торговых судов в 30 конвоях.

Александр Бырихин,
Григорий Волчек