От конкуренции – к конфронтации

Эпоха здорового взаимодействия и конструктивно-рыночного соперничества в углеводородном ТЭК, достигшая своего апогея в Энергетическом документе Санкт-Петербургского саммита G8 в июле 2006-го, все больше уходит в небытие. Сколь бы грустно ни было констатировать, но она скатилась к подмене ключевых для нефтегазового сектора понятий. Яростная конфронтация теснит честную конкуренцию, интриги подрывают деловой успех. Вместо прозрачных конкурсных аргументов ставятся закулисные подножки, а запреты на эксплуатацию комплектов новейшего оборудования явили нам инвестиционные гетто, размашисто нанесенные на карту любителями энергодиктата. 

Да уж, концерн Siemens и впрямь отколол номер…

Демонстративная готовность энергомашиностроительного гиганта Siemens поссориться с Россией вплоть до обратного выкупа доставленных с Тамани в Крым газовых турбин с маркой ФРГ (но при значительной доработке и адаптации силами россиян), выглядит недобрым предзнаменованием.

В памяти поколений оживают полузабытые страницы некоего тайного сговора между промышленниками на Рейне и на заокеанской Миссисипи. Не стало ли это наследием альянса ультрареакционеров от индустрии по обе стороны Атлантики, который не прерывался ни в какие времена? Не может же Siemens не знать, что генерирующие мощности потребовались Крыму не ради местнического тщеславия. Cовременные геростраты обрушили на Херсонщине ведущую на полуостров ЛЭП и закрыли Днепровский водоканал. Случись это не на Украине, а в какой-нибудь иной стране, — цивилизованная Германия подняла бы страшный шум тотального возмущения подобным преступлением против человечности. Но, увы, к рассматриваемому нами случаю это, как видно, не относится.

Впечатление таково, что по закрытым дипканалам между Вашингтоном и Берлином до сведения канцлера Ангелы Меркель доведено — по итогам Гамбургского саммита G20 — настолько яростное недовольство Белого дома готовностью ФРГ сохранить хотя бы остатки энергетического диалога с РФ и спокойный нейтралитет к ее нефтегазоэкспортным планам, что никакой альтернативы отныне вообще не просматривается. И немцам, таким образом, попросту не остается ничего, кроме незавидной участи: слепо поддерживать заокеанскую антикремлевскую обструкцию — поддерживать бездумно и стопроцентно. Причем нацелено это, судя по всему, именно на сферу ТЭК.

Continue reading

Нам нужны и Гамбург, и Ямбург

Автор статьи в Каракасе

Международное обозрение с Павлом Богомоловым

«Россия — надежный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира, — заявил в Гамбурге Владимир Путин. — Намерены и впредь активно участвовать в гармонизации мировых энергорынков, снижении волатильности цен, сообща с другими государствами-поставщиками и потребителями топлива обеспечивать глобальную энергетическую безопасность». И, хотя это было сказано в довольно узком составе лидеров пятерки стран БРИКС, но смысл и конструктивная нацеленность кремлевской позиции органично перешли далее в канву обсуждения повестки пленарных сессий и двусторонних переговоров в рамках G20.

Открытость в духе Ганзы и стены изоляционизма

Обращенный и даже распахнутый к Европе и всему миру Гамбург известен как один из городов-основателей средневекового-купеческой Ганзы, этого прибрежно-интеграционного альянса свободных рыночных площадок на кромке Северного и Балтийского морей.

То был исходный прототип сегодняшней ВТО. Прототип подчеркнуто-деловой и, вместе с тем, многоцветно-колоритный, на маршрутах которого соседний Любек перевозил баварское пиво и рейнский рислинг, Росток встречал торговых людей из Великого Новгорода с искристой северной пушниной, а Бремен присылал на ярмарки своих легендарных музыкантов.

Гамбург, пожалуй, — лучшая в Западной Европе трибуна для озвучивания известного кремлевского тезиса о том, что свободного состязания между экспортерами, в том числе экспортерами сырья, мы никогда не опасались и не будем опасаться. Отвечая в этом русле на вопрос СМИ о том, не станет ли экспансия американского газа в регион еще одним, и притом тревожным, источником раздоров между Москвой и Вашингтоном, российский президент был убежден в своей правоте. Он подчеркнул, что оценивает затронутый прессой феномен «в высшей степени положительно, потому что здоровый рынок и здоровая конкуренция — это то, к чему мы стремимся».

Continue reading

«Глобальное доминирование» в исполнении Трампа

Павел Богомолов

«Трамп завоюет мир главным оружием Москвы», — так отозвались новостные агентства на программное выступление президента США под сводами вашингтонского Минэнерго в рамках объявленной Белым домом Недели энергетики. В таких откликах на заокеанский манифест нет преувеличения. СССР и современная Россия старались экономически и политически привязать к себе ряд стран и регионов с помощью нефти, газа, угля и АЭС. И то, что сегодня Соединенные Штаты, свернув отжившую пропаганду «американской мечты» и  продвижение демократических ценностей, тоже решили сделать выгодную ставку на усиленный энергоэкспорт и инвестиции не только в национальный, но и  в глобальный ТЭК, — глубоко закономерно.

Герольды золотой эры ТЭК

«Нефтянка» давно уже писала, что своим решительным разворотом к нуждам и аппетитам нефтегазовой отрасли США новый президент всерьез заглядывает в будущее, а не просто благодарит нефтяников, газовиков и  угольщиков — от разнорабочих до топ-менеджеров — за поддержку на всеобщих выборах.

Хотя, впрочем, и эта материализованная признательность, говорящая о выполнении предвыборных тезисов, сама по себе характеризует наделенного властью олигарха с положительной стороны. А вот что не красит герольдов анонсированной Трампом золотой эры в истории американской энергетики, так это чрезмерно экспансивная, более того, агрессивная направленность новой политической линии заокеанской сверхдержавы.

Послевоенная Америка внесла, как известно, заявку на глобальную гегемонию через ракетно-ядерную монополию. Но на этом пути она быстро была нейтрализована Советским Союзом. Тогда США перевели конфронтацию двух миров в плоскость глобального продвижения американского образа жизни и системных ценностей через безудержную внешнеторговую экспансию и, вместе с тем, через перевороты и локальные войны типа корейской или вьетнамской. С окончанием холодной войны таких конфликтов стало больше — Панама, Ливия, Югославия, Ирак…

Но в последние годы и этот силовой курс исчерпал себя. Остались лишь электроника, информатика и массовая культура, но таких козырей маловато. В случае большой войны, по оценкам Пентагона, США теперь уже не смогут продвигаться более чем на одном крупном театре боевых действий — либо на востоке, либо на западе. А их экономическую мощь вовсю поджимает Китай. Поэтому Трамп абсолютно прав: пора избирать новую стратегию и тактику — становиться, без стеснения, заправщиком глобального мотора.

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть первая.

Венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х — во что он вылился к сегодняшнему дню.

Идея глобального свопинга с эпицентром в Москве: как и когда она зарождалась

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, говоря на ХХ1 Петербургском международном экономическом форуме о пакете соглашений с Иракским Курдистаном, был в своих доводах убедителен. Быть может, он невольно, но очень кстати коснулся ретроспективных контуров полузабытого отраслевого сюжета, которому исполняется ныне четыре десятилетия. Впрочем, обо всем — по порядку.

Курдам приходится маневрировать

Дело было 2 июня нынешнего года — перед петербургской встречей президента РФ Владимира Путина и премьер-министра баснословно богатого нефтью автономного района к северу от Багдада — Иракского Курдистана — г-на Нечирвана Барзани. 

Незадолго до этого диалога в соседнем зале произошло знаменательное событие. Главный исполнительный директор ведущей российской нефтяной компании подписал ряд двусторонних документов. Торжественно заверил их и министр минеральных ресурсов в региональном правительстве курдской автономии — д-р Ашти Хаврами. Речь в достигнутых договоренностях идет о многом — и о геологоразведке, и о добыче, и о прямом допуске россиян к управлению возрожденной ныне (после злосчастной череды международных конфликтов и войн) нефтетранспортной системой. Нацелена же она на экспорт жидких углеводородов объемом до 1 млн баррелей в сутки.

Дебют «Роснефти» в Иракском Курдистане может, представьте себе, стать шагом более мудрым, чем критика этой автономии из уст ряда политических деятелей, в том числе и у нас, в России. Не всем по душе заявление властей региона от 7 июня, в соответствии с которым референдум о независимости территории пройдет 25 сентября. Доверяя не курдам, а Ирану, опасающемуся появления плацдарма США у своих границ, часть нашего партийного спектра возмущена тем, что плебисцит пройдет не только в пределах автономии, но и в местах по сути спорных. Тех, что заняты курдскими отрядами после отпора проникшим туда боевикам ИГИЛ (запрещенной в РФ). Среди дебатируемых участков — провинция Киркук, одна из крупнейших кладовых нефти в Ираке.

Continue reading

Долговременное и мимолетное

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Начиная с 10 мая, когда Saudi Aramco, по сообщению Reuters, намекнула на возможное сокращение своих июньских поставок в Азию на 7 млн баррелей, мировые цены на жидкие углеводороды сдвинулись с крайне низкой точки и поползли вверх. Религия доказала, что она сильнее рыночного запроса. Священный месяц Рамадан наступит на сей раз раньше обычного. Традиционные для страны большие семейные ужины с друзьями и активное использование плит и кондиционеров дадут рост потребления электроэнергии; так что экспорт нефти придется сократить.

Пессимизм на грани паники

Однако вплоть до среды в освещении мирового рынка нефти звучали в основном тревожно-алармистские ноты. Преувеличивая негатив краткосрочного спада, иные аналитики едва ли не паниковали. 

В мрачных оценках снижения цен на сырье некоторые обозреватели превзошли все мыслимые пределы взвешенности, солидности, да и здравого смысла. Как сетовал один мой коллега, едва увидишь некоторые заголовки — и руки опускаются от бессилия перед рыночной стихией, разбушевавшейся в конце прошлой недели.

Действительно, ровно неделю назад, как хорошо известно читателям «Нефтянки», цена североморской смеси Brent за пару часов рухнула на 7%, опустившись к минимуму с конца 2016 года. Биржевая планка барреля упала до 47 долл и продолжала снижаться. На вполне уважаемых московских сайтах замелькали набранные жирным шрифтом аншлаги типа «Нефть нанесла мощнейший удар по бюджету России».

Continue reading