Тревожное Рождество и хрупкое энергоестество

Павел Богомолов

Уходящий 2017-й наградил нефтянку множеством парадоксов. Они удивляют землян, а кое в чем даже противоречат их коллективистской природе. Спорят с естеством — человеческим, социально-политическим и, если хотите, энергетическим, ибо энергетика, как принято говорить, — есть и в нас самих, и вокруг нас. Согревание и освещение планеты, как и моторное ускорение ее развития, кое-где забуксовали. Они столкнулись с поразительным, театрализованным вмешательством большой и зачастую грязной политики.

Год парадоксов

К примеру, разве не удивил нас награжденный ранее российским орденом за сахалинскую апстрим-программу госсекретарь США Рекс Тиллерсон? Он попросту учудил своими демаршами на антикремлевском поприще — попал, по словам Владимира Путина, «в плохую компанию». Словно оправдываясь перед элитой, шеф дипломатического ведомства возглавил в Вашингтоне яростный драйв за усиление секторальных санкций против Москвы. Но даже это, представьте себе, может не спасти его от нависшей отставки.

А вот руководство французской Total, в отличие от экс-главы заокеанской ExxonMobil, выступает за сближение с российскими партнерами. Дойдя до Арктики, парижский «мейджор» смело закрепился в нашем апстриме. Хотя, по идее, та же Total могла бы обидчиво затормозить процесс после гибели топ-менеджера Кристофа де Маржери во Внукове. Взглянем для сравнения на восточную соседку французов — Германию. Вот она-то и впрямь удивляет перепадами настроений. Обдает россиян то инвестиционно-коммерческим позитивом, то негативом. С одной стороны, в деловых кругах на Рейне протесты против пост-крымских санкций сильнее всего. Но именно немецкая Siemens возмущена… электрификацией Крыма с помощью своих турбин(!).

Continue reading

Венский вальс прерван шейком, который не по нраву шейхам

Неделю назад в обозрении «Нефтянки», высказывались самые общие прогнозы реализации очередной фазы ограничений добычи в формате ОПЕК+. Отмечалось, что повышению мировых цен на нефть в русле достигнутых в австрийской столице соглашений помогут не только два прямых фактора: квотное снижение добычи и разумное снижение коммерческих резервов. Скажутся и те политические зигзаги, которым большинство землян, увы, не станет радоваться. Постепенное и плавное (в ритме венского вальса) оздоровление рынка рискует оказаться нарушенным какофонией. Назревает, в частности, брейковая ломка основ и без того зыбкого международного правопорядка в самом богатом углеводородами регионе «третьего мира».

Трамп пошел ва-банк

После Вены не прошло и недели, как один из таких негативных зигзагов стал, к сожалению, явью. Прозвучало резкое заявление Дональда Трампа о признании Вашингтоном древнего Иерусалима (взятого целиком — Авт.) в качестве столицы Израиля. Было громко объявлено и о предстоящем, пусть и через несколько лет, переезде посольства США в Земле Обетованной из Тель-Авива в этот священный исторический центр трех мировых религий.

Уже сам апломб предрождественской, но отнюдь не миролюбивой, заявки заокеанского миллиардера произвел в международном сообществе эффект разорвавшейся бомбы. Госдепартамент самих же Соединенных Штатов, дезавуируя немалую часть таранной силы президентского вербального удара, попытался смягчить происшедшее. Израильтянам была адресована просьба: не особенно широко и не слишком торжественно праздновать отеческое (в кавычках) заверение Белого дома. Во внешнеполитическом ведомстве США понимали: не ровен час, и на стыках с арабскими общинами прольется кровь.

Continue reading

Приоритет – газу!

Часто приходится слышать: природный газ — экологически чистый вид углеводородного сырья. На его добычу следует нацеливать геологов, буровиков, производственников, транспортников… Но, на взгляд автора этих строк, все больше нацеливать надо и энергополитику, дипломатию, политологию и, конечно, отраслевую прессу. Действительно, после подписания и продления квотно-ограничительного режима по формуле ОПЕК+ мы настолько увлеклись старой доброй нефтью, что доля публикаций о газе, особенно дискуссионных статей, стала снижаться. Хотелось бы восполнить этот дефицит.

Обойти Россию если не геополитически, то энергетически

Сирийский успех Кремля очевиден даже для тех, кто оспаривает все достигнутое за два года вокруг Дамаска. Американская и британская пресса пишет о проблемах, столкнуться с которыми на востоке Средиземноморья еще предстоит. Ну и что? Ведь это будут проблемы и противоречия между суверенными государствами, а не ордами головорезов, готовившимися в будущем перешагнуть на Северный Кавказ и в Центральную Азию.

Непосредственные геополитические рычаги, приведшие к сирийской бойне, разбиты вдребезги при решающей роли российских ВКС. Ударные отряды запрещенной в РФ группировки ИГИЛ уничтожены. Финансовые вливания в ИГИЛ со стороны ближневосточных монархий обесценены и сровнены с землей. «Холодная война» между Россией и Турцией ушла в прошлое, отношения между ними полностью нормализованы. Законное правительство Сирии сохранено, государственность удержана. Правда, территориальной целостности страны все еще угрожает американский план незаконной оккупации северных районов, но это – совсем не то тотальное расчленение, которое нависало совсем еще недавно. И трехсторонняя встреча гарантов деэскалации, и объединительный конгресс народов Сирии проходят у нас в Сочи, а не в каком-нибудь Кэмп-Дэвиде, как это наверняка было бы во времена приснопамятной челночной дипломатии Генри Киссинджера.

Continue reading

Спор об энергетике становится дуэлью

Павел Богомолов

Внутрироссийская повестка дня по топливно-сырьевой тематике все чаще становится внешнеэкономической и — в итоге —международной. Заостренно, с явным прицелом на бушующие вокруг нас региональные кризисы, ставятся даже те, казалось бы, рядовые вопросы развития ТЭК и смежных отраслей, которые еще недавно представлялись будничными и рутинными, неспешно рассматривались и решались в рабочем порядке. Ускоренное превращение даже не оборонных, а просто индустриальных, экономических проблем в глобально-стратегические не воспринимается как преувеличение. Это рельефно подтвердилось на состоявшемся 16 ноября совещании по развитию дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда».

Делайте ваши ставки, господа!

Большой разговор о завтрашних судьбах некогда закрытого завода в городе Большой Камень Приморского края имел на сей раз самое прямое отношение к внешнеэкономическим программам отечественной нефтянки — как экспортным, так и инвестиционным.

За рубежом с ревностью пишут, что предприятие, являвшееся с советских времен закрытым военным объектом по ремонту подлодок Тихоокеанского флота, становится теперь еще и средоточием амбициозной топливно-сырьевой экспансии России на азиатских рынках апстрима и даунстрима.

Вплоть до прошлой недели барометр западного освещения проблем дальнейшего вовлечения нашего углеводородного ТЭК в буксующий из-за секторальных санкций процесс энергетической глобализации указывал по сути на одно и то же. Как подсказал мне один зарубежный аналитик, «вы в России ставите на устаревающую стратегию прокладки и эксплуатации трубопроводов, а ведь однажды их смогут заблокировать или ослабить ваши соперники и оппоненты. А мы изо всех сил продвигаем иной подход — межконтинентально-транспортные поставки нефти и СПГ; и вам нас не догнать!». Правда ли это, и только ли рыночные меры планирует принять Кремль на перекрестках этой международной конкуренции?

Continue reading

Осень, которая ко многому обязывает

Сентябрь, когда хлеборобы завершают уборку урожая, а студенты и школьники возобновляют учебу, принадлежит в сезонном плане, конечно, крестьянину и школяру. Но, осмелюсь предположить, что не только им. Насладившись отпусками, вернулись к скважинам и крекинг-установкам нефтяники и газовики. Причем в России битва за углеводороды вновь стартует после нашего профессионального праздника. Становится более или менее ясным, как закончится для нефтегазового ТЭК календарный год, причем и в международном измерении. К примеру, американские или французские выборы позади, но топливно-сырьевые, природоохранные и климатические лозунги этих кампаний никуда не исчезают. А в ФРГ голосование еще не состоялось, но главные места в поединке уже заняли «Северный поток-2» и энергетика в целом. Впечатление таково, что даже часы, по которым земляне живут и которые сверяют друг с другом, движимы углеводородами, без которых встало бы все. Или почти все.

Эффект отрезвления

Минувшая неделя привнесла в международный топливно-энергетический контекст немало реалистичных и, более того, успокоительных (хотя бы в некоторых отношениях) нот.

Зачастую те страны, которые нынче особенно нелюбимы правящей элитой Соединенных Штатов, с деловитой уверенностью показывают свои успехи в ТЭК (иногда крупные, а иногда локальные). Достигнуты же они в тех сферах развития нефтянки, которые кое-кому хотелось бы увидеть и оценить как провальные. Во всяком случае, провальные для блокированной санкциями России. Позитивный резонанс вокруг освоения нашего шельфа вопреки всем секторальным рестрикциям — наглядное свидетельство. А ведь эти санкции собрали, начиная с 2014-го, под свои неправедные знамена не только Америку и ЕС, но и Канаду, Норвегию, Австралию, Японию…

Continue reading

О времена, о нравы!

Автор статьи в Каракасе

В Христианско-демократическом союзе ФРГ (правоцентристская партия ХДС) хотят знать, о чем глава МИД Германии Зигмар Габриэль говорил с Владимиром Путиным в ходе их встречи 2 июня в Санкт-Петербурге. «Не ясно, что конкретно обсуждалось во время июньского застолья», — вопрошает немецкая газета Bildt. Были ли среди тем европейская энергетическая политика и «Северный поток»? — задается аналогичным вопросом и Юрген Хардт, отвечающий во фракции ХДС в бундестаге за внешнюю политику.  «Понимал ли тогда Габриэль, что его друг по партии и наставник (Герхард) Шредер планирует заполучить себе хорошее место в российской госкомпании?», — возмущается тот же Хардт, требуя объяснений от главы МИД ФРГ. 

Призрак Шпрингера бродит по Европе      

Бульварная Bildt, очерняющая энергетическую политику Кремля со времен канцлера Конрада Аденауэра, не теряет своей идеологической формы. Она недаром слывет главным печатным тараном реакции — светилом в созвездии правоконсервативных СМИ, созданных в свое время на Рейне газетным магнатом Западной Германии — Акселем Цезарем Шпрингером.

Bildt верна себе, делая вид, что ей неведомы нормы конфиденциальности дипломатии. Зигмар Габриэль наверняка проинформировал о петербургской встрече своего непосредственного босса — главу кабинета Ангелу Меркель. Но бесцеремонным газетчикам, как и связанным с ними кругам в Бундестаге, этого мало. Подавай им стенограмму беседы! И не важно, действительно ли прозвучало за ужином что-либо новое о «Северном потоке-2». Главное — развязать в ФРГ яростную кампанию охоты на ведьм, симпатизирующих России и ее энергетике, — наподобие той истерии, что бушевала с минувшей осени за океаном. Вспомните: советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн поплатился должностью и карьерой после таких же, как в Bildt, публикаций о своих встречах с российскими собеседниками.

Continue reading

 От конкуренции – к конфронтации

Эпоха здорового взаимодействия и конструктивно-рыночного соперничества в углеводородном ТЭК, достигшая своего апогея в Энергетическом документе Санкт-Петербургского саммита G8 в июле 2006-го, все больше уходит в небытие. Сколь бы грустно ни было констатировать, но она скатилась к подмене ключевых для нефтегазового сектора понятий. Яростная конфронтация теснит честную конкуренцию, интриги подрывают деловой успех. Вместо прозрачных конкурсных аргументов ставятся закулисные подножки, а запреты на эксплуатацию комплектов новейшего оборудования явили нам инвестиционные гетто, размашисто нанесенные на карту любителями энергодиктата. 

Да уж, концерн Siemens и впрямь отколол номер…

Демонстративная готовность энергомашиностроительного гиганта Siemens поссориться с Россией вплоть до обратного выкупа доставленных с Тамани в Крым газовых турбин с маркой ФРГ (но при значительной доработке и адаптации силами россиян), выглядит недобрым предзнаменованием.

В памяти поколений оживают полузабытые страницы некоего тайного сговора между промышленниками на Рейне и на заокеанской Миссисипи. Не стало ли это наследием альянса ультрареакционеров от индустрии по обе стороны Атлантики, который не прерывался ни в какие времена? Не может же Siemens не знать, что генерирующие мощности потребовались Крыму не ради местнического тщеславия. Cовременные геростраты обрушили на Херсонщине ведущую на полуостров ЛЭП и закрыли Днепровский водоканал. Случись это не на Украине, а в какой-нибудь иной стране, — цивилизованная Германия подняла бы страшный шум тотального возмущения подобным преступлением против человечности. Но, увы, к рассматриваемому нами случаю это, как видно, не относится.

Впечатление таково, что по закрытым дипканалам между Вашингтоном и Берлином до сведения канцлера Ангелы Меркель доведено — по итогам Гамбургского саммита G20 — настолько яростное недовольство Белого дома готовностью ФРГ сохранить хотя бы остатки энергетического диалога с РФ и спокойный нейтралитет к ее нефтегазоэкспортным планам, что никакой альтернативы отныне вообще не просматривается. И немцам, таким образом, попросту не остается ничего, кроме незавидной участи: слепо поддерживать заокеанскую антикремлевскую обструкцию — поддерживать бездумно и стопроцентно. Причем нацелено это, судя по всему, именно на сферу ТЭК.

Continue reading

Нам нужны и Гамбург, и Ямбург

Автор статьи в Каракасе

Международное обозрение с Павлом Богомоловым

«Россия — надежный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира, — заявил в Гамбурге Владимир Путин. — Намерены и впредь активно участвовать в гармонизации мировых энергорынков, снижении волатильности цен, сообща с другими государствами-поставщиками и потребителями топлива обеспечивать глобальную энергетическую безопасность». И, хотя это было сказано в довольно узком составе лидеров пятерки стран БРИКС, но смысл и конструктивная нацеленность кремлевской позиции органично перешли далее в канву обсуждения повестки пленарных сессий и двусторонних переговоров в рамках G20.

Открытость в духе Ганзы и стены изоляционизма

Обращенный и даже распахнутый к Европе и всему миру Гамбург известен как один из городов-основателей средневекового-купеческой Ганзы, этого прибрежно-интеграционного альянса свободных рыночных площадок на кромке Северного и Балтийского морей.

То был исходный прототип сегодняшней ВТО. Прототип подчеркнуто-деловой и, вместе с тем, многоцветно-колоритный, на маршрутах которого соседний Любек перевозил баварское пиво и рейнский рислинг, Росток встречал торговых людей из Великого Новгорода с искристой северной пушниной, а Бремен присылал на ярмарки своих легендарных музыкантов.

Гамбург, пожалуй, — лучшая в Западной Европе трибуна для озвучивания известного кремлевского тезиса о том, что свободного состязания между экспортерами, в том числе экспортерами сырья, мы никогда не опасались и не будем опасаться. Отвечая в этом русле на вопрос СМИ о том, не станет ли экспансия американского газа в регион еще одним, и притом тревожным, источником раздоров между Москвой и Вашингтоном, российский президент был убежден в своей правоте. Он подчеркнул, что оценивает затронутый прессой феномен «в высшей степени положительно, потому что здоровый рынок и здоровая конкуренция — это то, к чему мы стремимся».

Continue reading

«Глобальное доминирование» в исполнении Трампа

Павел Богомолов

«Трамп завоюет мир главным оружием Москвы», — так отозвались новостные агентства на программное выступление президента США под сводами вашингтонского Минэнерго в рамках объявленной Белым домом Недели энергетики. В таких откликах на заокеанский манифест нет преувеличения. СССР и современная Россия старались экономически и политически привязать к себе ряд стран и регионов с помощью нефти, газа, угля и АЭС. И то, что сегодня Соединенные Штаты, свернув отжившую пропаганду «американской мечты» и  продвижение демократических ценностей, тоже решили сделать выгодную ставку на усиленный энергоэкспорт и инвестиции не только в национальный, но и  в глобальный ТЭК, — глубоко закономерно.

Герольды золотой эры ТЭК

«Нефтянка» давно уже писала, что своим решительным разворотом к нуждам и аппетитам нефтегазовой отрасли США новый президент всерьез заглядывает в будущее, а не просто благодарит нефтяников, газовиков и  угольщиков — от разнорабочих до топ-менеджеров — за поддержку на всеобщих выборах.

Хотя, впрочем, и эта материализованная признательность, говорящая о выполнении предвыборных тезисов, сама по себе характеризует наделенного властью олигарха с положительной стороны. А вот что не красит герольдов анонсированной Трампом золотой эры в истории американской энергетики, так это чрезмерно экспансивная, более того, агрессивная направленность новой политической линии заокеанской сверхдержавы.

Послевоенная Америка внесла, как известно, заявку на глобальную гегемонию через ракетно-ядерную монополию. Но на этом пути она быстро была нейтрализована Советским Союзом. Тогда США перевели конфронтацию двух миров в плоскость глобального продвижения американского образа жизни и системных ценностей через безудержную внешнеторговую экспансию и, вместе с тем, через перевороты и локальные войны типа корейской или вьетнамской. С окончанием холодной войны таких конфликтов стало больше — Панама, Ливия, Югославия, Ирак…

Но в последние годы и этот силовой курс исчерпал себя. Остались лишь электроника, информатика и массовая культура, но таких козырей маловато. В случае большой войны, по оценкам Пентагона, США теперь уже не смогут продвигаться более чем на одном крупном театре боевых действий — либо на востоке, либо на западе. А их экономическую мощь вовсю поджимает Китай. Поэтому Трамп абсолютно прав: пора избирать новую стратегию и тактику — становиться, без стеснения, заправщиком глобального мотора.

Continue reading

Энергомост через Атлантику, взгляд сорок лет спустя. Часть первая.

Венесуэло-кубино-советский «нефтяной треугольник» 1970-х — во что он вылился к сегодняшнему дню.

Идея глобального свопинга с эпицентром в Москве: как и когда она зарождалась

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, говоря на ХХ1 Петербургском международном экономическом форуме о пакете соглашений с Иракским Курдистаном, был в своих доводах убедителен. Быть может, он невольно, но очень кстати коснулся ретроспективных контуров полузабытого отраслевого сюжета, которому исполняется ныне четыре десятилетия. Впрочем, обо всем — по порядку.

Курдам приходится маневрировать

Дело было 2 июня нынешнего года — перед петербургской встречей президента РФ Владимира Путина и премьер-министра баснословно богатого нефтью автономного района к северу от Багдада — Иракского Курдистана — г-на Нечирвана Барзани. 

Незадолго до этого диалога в соседнем зале произошло знаменательное событие. Главный исполнительный директор ведущей российской нефтяной компании подписал ряд двусторонних документов. Торжественно заверил их и министр минеральных ресурсов в региональном правительстве курдской автономии — д-р Ашти Хаврами. Речь в достигнутых договоренностях идет о многом — и о геологоразведке, и о добыче, и о прямом допуске россиян к управлению возрожденной ныне (после злосчастной череды международных конфликтов и войн) нефтетранспортной системой. Нацелена же она на экспорт жидких углеводородов объемом до 1 млн баррелей в сутки.

Дебют «Роснефти» в Иракском Курдистане может, представьте себе, стать шагом более мудрым, чем критика этой автономии из уст ряда политических деятелей, в том числе и у нас, в России. Не всем по душе заявление властей региона от 7 июня, в соответствии с которым референдум о независимости территории пройдет 25 сентября. Доверяя не курдам, а Ирану, опасающемуся появления плацдарма США у своих границ, часть нашего партийного спектра возмущена тем, что плебисцит пройдет не только в пределах автономии, но и в местах по сути спорных. Тех, что заняты курдскими отрядами после отпора проникшим туда боевикам ИГИЛ (запрещенной в РФ). Среди дебатируемых участков — провинция Киркук, одна из крупнейших кладовых нефти в Ираке.

Continue reading