Долговременное и мимолетное

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Начиная с 10 мая, когда Saudi Aramco, по сообщению Reuters, намекнула на возможное сокращение своих июньских поставок в Азию на 7 млн баррелей, мировые цены на жидкие углеводороды сдвинулись с крайне низкой точки и поползли вверх. Религия доказала, что она сильнее рыночного запроса. Священный месяц Рамадан наступит на сей раз раньше обычного. Традиционные для страны большие семейные ужины с друзьями и активное использование плит и кондиционеров дадут рост потребления электроэнергии; так что экспорт нефти придется сократить.

Пессимизм на грани паники

Однако вплоть до среды в освещении мирового рынка нефти звучали в основном тревожно-алармистские ноты. Преувеличивая негатив краткосрочного спада, иные аналитики едва ли не паниковали. 

В мрачных оценках снижения цен на сырье некоторые обозреватели превзошли все мыслимые пределы взвешенности, солидности, да и здравого смысла. Как сетовал один мой коллега, едва увидишь некоторые заголовки — и руки опускаются от бессилия перед рыночной стихией, разбушевавшейся в конце прошлой недели.

Действительно, ровно неделю назад, как хорошо известно читателям «Нефтянки», цена североморской смеси Brent за пару часов рухнула на 7%, опустившись к минимуму с конца 2016 года. Биржевая планка барреля упала до 47 долл и продолжала снижаться. На вполне уважаемых московских сайтах замелькали набранные жирным шрифтом аншлаги типа «Нефть нанесла мощнейший удар по бюджету России».

Continue reading