Питерские хроники и сочинский дневник

Помните ли вы, уважаемый читатель, анекдот про молодоженов, которые — в разгар свадебного застолья — открывают по звонку входную дверь и с ужасом видят перед собой компанию агрессивно настроенных субъектов. «Мордобой заказывали?», — нагло вопрошает один из незваных гостей. «Ничего подобного, — испуганы хозяева дома, — вы ошиблись!». Но главарь хулиганской шайки, сверив номер квартиры со своей записью на клочке бумаги, не согласен: «Уплачено!». Увы, так повели себя недруги России накануне Санкт-Петербургского форума. Повели не случайно. Их ведь несказанно раздражало то, что вопреки всем заклинаниям, на берега Невы прибыли 17 тысяч гостей. Среди них, между прочим, были и премьер-министр Японии, и президент Франции, и зампредседателя КНР, и наконец, представители мировой бизнес элиты, контролирующие сообща астрономические активы суммарным объемом около трети валового глобального продукта — ориентировочно 6 трлн долларов!

Фон был очень непростым…

(с) Сергей Бобылев / фотохост-агентство ТАСС

Целая серия агрессивных и в то же время экстравагантных выпадов, призванных доказать делегатам ПМЭФ-2018, что миролюбие Москвы и тех, кто к ней прислушивается, якобы ничего не стоят, да и делать в Северной Пальмире совершенно нечего, была задумана заранее. Задумана как водопад плохих для России новостей. Правда, не каждая из них затевалась исключительно и специально против Кремля, но все равно била по его интересам и конструктивным планам — била хотя бы бумерангом.  

«Твиттерный» отказ Дональда Трампа от намечавшегося сингапурского саммита с Ким Чен Ыном (хотя и сменившийся в минувшую пятницу на милость и повторное признание Вашингтоном возможности этого рандеву) — яркий пример такой грубости и неучтивости, рикошетом задевающих дальневосточные позиции РФ. Начинался же сей эпизод неприглядным образом. Услышав на днях об угрозе вице-президента США Майка Пенса обрушить на охарактеризованного однажды Трампом «коротышку с ракетой под мышкой» — в случае непослушания КНДР — страшную судьбу покойного ливийского лидера Муаммара Каддафи, пхеньянский МИД не выдержал. И назвал автора вызова… «политическим пугалом». Ну и что тут особенного?

В 1960-х — 1970-х годах официальная пекинская пропаганда ежедневно называла не то что Пенса, а весь американский империализм даже не пугалом, а «бумажным тигром». Целое поколение студентов советских вузов выросло в сознании фигурального смысла этой формулы и с уверенностью в том, что когда-нибудь США и впрямь уступят пальму экономического, научного, ядерного, космического или какого-либо иного первенства иным соперникам и станет, пусть в сравнительном плане, бумажным тигром. Мы ведь тогда еще не знали, что тигр — не такое уж злой персонаж в мировой политике, и название этой звериной породы можно будет применить даже к нам самим; недаром глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин оценил на ПМЭФ всю российскую экономику как «тигра, готовящегося к прыжку».

Впрочем, тигр — тигром, а вот «политическое чучело» явно разъярило Белый дом, и Трамп гневно направил Ким Чен Ыну послание с отказом от встречи. (Это сразу после уничтожения ядерного полигона в духе доброй воли Пхеньяна!). Письмо Белого дома начиналось «за здравие», а кончалось «за упокой» — угрозами воистину апокалиптической кары северокорейцам. Хорошенькое, в общем дело. Но, говоря по большому счету, Пенс здесь даже ни при чем. Это ведь Трамп, годами вращавшийся в риэлторском бизнесе (блестящий бэкграунд для президента США!), привык в решающий момент деловых переговоров возмущенно вскакивать из-за стола и хлопать дверью: мол, «цена вопроса» его абсолютно не устраивает. А потом, буквально через пару дней, спокойно возвращаться к недоумевающему партнеру, ошарашив его нейтральным вопросом: «Так на чем же мы с вами остановились?». Так он понимает внешнюю политику США, этот штурвальный свободного мира.

Допуская подобные выходки, правящие в Вашингтоне республиканцы не хотят понять: в то время как они отделены тысячами миль от Корейского полуострова, существуют еще и близкие соседи КНДР. Это и Южная Корея, помнящая о полутора миллионах жертв войны 1951–1953 годов, которые, между прочим, в основном понесли не вторгшиеся на чужую землю Штаты, а сама же многострадальная дальневосточная нация. Это и Китай, который тоже рискует понести урон от очередной вспышки противостояния — урон гораздо больший, чем удаленные от этого региона океаном США. Наконец, это и Россия, президент которой справедливо напомнил в Санкт-Петербурге об очень важном. Пхеньян, сказал Путин, честно выполнил, в том числе и путем ликвидации названного объекта, все предварительные условия Белого дома (а ведь в цивилизованном сообществе никаких заведомых условий вообще-то не принято предъявлять хотя бы по правилам хорошего тона).

Хотя, впрочем, чему уж тут удивляться! Вся новомодная американская дипломатия XXI века исходит, согласно госсекретарю США Майку Помпео, из абсолютно зубодробительных посылов. Один из них гласит, что и в случае заключения какой-либо выстраданной и даже щедро оплаченной младшим партнером сделки, своенравная сверхдержава все равно не ставит точку. Она оставляет за собой право посмотреть, как дело пойдет, и внести «по нужде» дальнейшие коррективы в подписанные и работающие соглашения. Такими, увы, видятся глобальному гегемону законы международной жизни и нормы мирного сосуществования.

Не собрав аплодисментов в адрес идеологов желанного на Днепре взрыва Крымского моста и глашатаев ареста шефа киевского бюро РИА Новости Кирилла Вышинского за национальную измену, тамошняя элита рукоплещет теперь вестям из голландского Утрехта. Там, по итогам славной деятельности международной комиссии по расследованию падения малайзийского лайнера над Донбассом, автором и исполнителем того гнусного преступления названа — с псевдосудебным апломбом — Москва! И ведь это несмотря на то, что ни один российский зенитно-ракетный комплекс не пересекал границ Украины. И никто, в том числе космическая разведка США, не в состоянии доказать обратного. Как говорится, если бы они могли, — давно бы это сделали.

Как же так: Эммануэль Макрон говорил в Петербурге об уважении законных интересов РФ в качестве одного из региональных лидеров; а тем временем ЕС, этот опорно-европейский альянс, покоящийся на оси Париж — Берлин, отказывается признать эти интересы даже в ареале СНГ?! Иначе с какой стати Брюссель потребовал бы от Кремля — в разгар невского форума — взять на себя вину за взрыв на фатальном рейсе и заодно готовность к мега-компенсациям? Украина, не выполнившая элементарных обязательств по закрытию для гражданской авиации своего воздушного пространства над зоной боевых действий, допущена к участию в работе вышеназванной комиссии, а Россия — нет. Удивительно.

Оторвать ТЭК от геополитики? Это практически невозможно

(с) Михаил Терещенко / фотохост-агентство ТАСС

По устойчивой питерской традиции одно из ведущих мест в повестке дня дискуссии заняла энергетика, и это очень хорошо. Своевременный призыв организаторов форума — максимально дистанцировать мировую экономику и необходимое ей сотрудничество от зигзагов непредсказуемой (прежде всего, вашингтонской) политики был не только услышан нефтяниками и газовиками, но и, что называется, лег с их помощью на плодородную почву.

Во-первых, капитаны углеводородного сектора не паниковали и не заламывали рук при перечислении американских санкций, обрушившихся на российский ТЭК и его партнеров за последние четыре года. Они объективно предупреждали о дальнейшем нагромождении отраслевых барьеров и сухо, беспристрастно фиксировали: во что выльется перенос антикремлевского опыта рестрикций на другие столь же суверенные и неподвластные заокеанскому диктату страны, например, на Иран. Так, глава «Роснефти» Игорь Сечин сравнил потенциальный ущерб, ожидаемый мировым рынком нефтиса от возможной блокады жизненно необходимого Тегерану нефтеэкспорта, с потерей глобальной экономикой целых 5% нефтедобычи.

Однако пассивно взирать на сверхквотное снижение производства топлива из-за событий вокруг Персидского залива или в Венесуэле участники ПМЭФ-2018 не собираются. В самом деле, к чему преподносить новые подарки заокеанским сланцевикам, ждущим дальнейших подорожаний углеводородов в условиях их нехватки? Министры энергетики двух крупнейших сырьевых держав планеты — России и Саудовской Аравии — согласованно объявили о важном решении. В один голос они заявили о своей готовности поднять при необходимости планку добычи и, таким образом, превысить параметры ограничительного формата ОПЕК+. Иными словами, ужимать свои доли в насыщении рынка никто не хочет, по нраву это третьему (то есть техасско-дакотскому) участнику глобальной объемно-отраслевой гонки, или нет.

При этом, однако, на невском форуме обнаружился и сравнительно новый феномен. Это — не просто сопротивление самостоятельно мыслящих и активно действующих топ-менеджеров попыткам геополитического и, тем более, силового диктата из ряда столиц, а нечто иное, более комплексное. Отдельные корпорации, видимо, договариваются со своими правительствами о возможностях повлиять на Кремль без санкций — путем завуалированного инвестиционного прессинга и даже под предлогом критики вашингтонских рестрикций. Дескать, мы, европейцы, вкладываемся — наперекор Трампу — в амбициозные российские проекты не исключая трубопроводных. Но зато вы, уважаемые московские партнеры, постарайтесь кое в чем отступить от давно уже установленных вами же правил трансграничной энергетической игры.

Иные компании из ареала ЕС прозрачно намекают на свою готовность еще больше вложиться деньгами и технологиями даже в немилую заокеанским газовикам российскую Арктику, но получить взамен право самим вывозить добытые в Сибири и Заполярье энергоносители в Европу по трубопроводам. Стоит безоглядно согласиться с такими просителями — и сам не заметишь в будущем своих потерь в какой-то момент. В один прекрасный день ресурсы смогут «потечь» в Евросоюз не только по новым, прямым и наиболее перспективным магистралям, за прокладку которых борется с недругами Россия, но и по изношенным, однако вполне устраивающим американцев сетям Украины или некоторых других государств. Не хотелось бы думать, что столь изощренные замыслы, пропитанные не только коммерцией, но и многослойной политикой, пришли нынче в голову давним и проверенным партнерам и друзьям нашего ТЭК, но судите сами…

…Выступая 25 мая на сессии ПМЭФ-2018, глава французской Total Патрик Пуянне предложил находившемуся там же, на подиуме, Владимиру Путину разрешить СП Total и «Новатэка» самостоятельно экспортировать газ в ЕС по газопроводам. Известно, что монополия на такой экспорт из РФ по стальным артериям принадлежит «Газпрому», но ведь это не исключает для французского игрока и того же «Новатэка» шанса на поставки сжиженного природного газа в любых объемах морскими танкерами. Но, быть может, этого им становится мало? И, возможно, в обмен на вхождение парижского гиганта со своими инвестициями в очередную фазу заполярной эпопеи — «Арктик СПГ», а также помочь в реализации других российских экспортных инициатив (видимо, в первую очередь, «Северного потока-2»), г-н Пуянне просит о прямом доступе к трубе? Просит, как это утверждается, ради тех европейских стран, куда пока не доходят магистрали «Газпрома», но зато имеются «нитки», соединенные с инфраструктурой Total?

Что ж, отказать такому претенденту нелегко. Именно сейчас, в мае 2018-го, Total на правах стратегического партнера первой вошла в вышеназванный проект «Новатэка». Французы покупают 10% за 2,55 млрд долол и при этом могут увеличить свою долю до 15%. Такая оценка стоимости проекта дает российскому инвестору возможность, сохранив 60%, получить около 10 млрд долл от будущих миноритариев и покрыть затраты на эту инвестиционную программу объемом около 20 млрд долл. Да, все это впечатляющие планы, большие цифры и захватывающие горизонты над Северным Ледовитым океаном… Но на данном этапе стратегический интерес России, сколь бы ни ценили мы приход конструктивно настроенных зарубежных «мейджоров» с творческим воображением, состоит все-таки в поддержании газпромовской монополии, восстановленной за два десятилетия с немалым трудом.

Так что не приходится удивляться озвученному на той же сессии ПМЭФ-2018 ответу Путина. У компаний, сказал он, уже есть возможность вывозить трубопроводный газ через «Газпром экспорт». По оценке «Коммерсанта», это можно на деле считать скорее отрицательной реакцией на просьбу Пуянне, хотя президентское приглашение войти — в качестве шестого европейского участника — в «Северный поток-2» француз все-таки получил. А заодно и услышал в успокоительном ключе долгосрочный прогноз: в принципе либерализация экспорта газа может обсуждаться. Так что «рано или поздно это будет сделано в абсолютно либеральном режиме». Когда именно? Можно лишь гадать. Но автор этих строк полагает, что это произойдет при условии окончания разжигаемых Вашингтоном трубопроводных войн.

Параллель вполне уместна

(с)Егор Алеев / фотохост-агентство ТАСС

Питерскую хронику событий, связанных с углеводородным сектором и с ТЭК в целом, обозреватели будут анализировать еще долго. Но, конечно, не забудется и плотный график, да и широкий резонанс встреч на высшем уровне в сочинской резиденции «Бочаров ручей» перед отлетом Путина на ПМЭФ-2018. Энергетика подробно обсуждалась президентом и с главами государств ЕАЭС, и с индийским лидером Нарендрой Моди, согласившимся с российским собеседником в смысле приоритетности строительства новых энергоблоков на АЭС, которая стала символом двустороннего партнерства. Но особое, поворотное значение придается прессой итогам сочинских бесед Путина с высоким гостем из Болгарии.

Едва ли не важнейшим высказыванием высокого гостя из родственно-славянской страны, освобожденной 160 лет назад от османского ига, стали его слова о… природном газе опять-таки в германском контексте. «Болгария, — сказал Радев, — самый логичный вариант транзита газа, как и Германия, куда проложен газопровод «Северный поток» (видимо, имелась в виду его первая, уже функционирующая ветка — Авт).На первый взгляд, подобные параллели, как и робкие сравнения торгово-инвестиционного присутствия РФ на Балканах, с куда более масштабным сотрудничеством между Москвой и Берлином, звучат завышенно и странно. Но это лишь, действительно, на первый взгляд. Ибо на самом деле невыдуманное тождество двух смысловых пластов все-таки существует. Болгария, вглядываясь через черноморский горизонт в очертания России, отделена от нее (вдоль береговой полосы) не очень-то дружественными нам странами — Украиной и Румынией.

В этом смысле Румен Радев совершенно прав, проецируя геополитическое сравнение на нелегкую борьбу реалистично мыслящих европейцев как на юге, так и в центре континента, за региональную энергобезопасность. Как в равной степени прав он и в другом. Если у Германии имеется – для веерной прокачки продукции «Газпрома» — нацеленная на Центральную Европу трубопроводная сеть Opal, то у Болгарии тоже есть нечто подобное. Имеется, напомнил гость, «уже построенная и действующая газотранспортная система, соединяющая балканскую страну с государствами Центральной Европы».

Как на московской встрече с Дмитрием Медведевым, так и в сочинской беседе с Владимиром Путиным высокий представитель Софии заинтересовал партнеров и другими предложениями по размораживанию некогда тесного диалога в сфере ТЭК. В частности, обсуждался проект совместного строительства атомной электростанции «Белене», оборудование для которой было изготовлено в России. Правительство Болгарии уже решило внести на рассмотрение Народного собрания инициативу об отмене моратория на создание этой АЭС, введенного в 2012 году. Но, конечно, главное — все то, что касается ранее сорванного(из-за былых метаний Софии под давлениемЕС)прямого трубопроводного экспорта газа из РФ.

«Я считаю, что Болгария нуждается в прямых поставках российского газа через Черное море, — сказал Радев. — Назовем это «Болгарским потоком». Тем самым гость явно дал понять, что ему не хотелось бы сначала ждать ввода «Турецкого потока» в 2019-м, затем — урегулирования вопроса о нацеленном с Босфора на Юго-Восток Европы газораспределительном хабе или просто о трубопроводном ответвлении, и лишь потом — обсуждения «Болгарского потока» как такового, да и то в лучшем случае. Хочется решить проблему пусть и с ретроспективным признанием софийской вины, но именно сразу.

Нюанс же, пожалуй, состоит в том, что, указав на более благоприятное, чем в приснопамятном 2014-м, отношение брюссельской штаб-квартиры ЕС к подобным проектам, Радев невольно насторожил российское экспертное сообщество. Никакого злого умысла, конечно же, здесь не было. Президент объективно отметил, что его «страна заручилась поддержкой Евросоюза в планах добиться увеличения объемов транзита газа». Но в том-то и дело, что эта мысль рельефно напомнила именно о той неприятности, которая почти была забыта. А теперь, увы, вновь «заиграла» своими негативными гранями.

Судите сами: однажды Еврокомиссия не дала Софии реализовать проект под покровом пресловутого «Третьего энергопакета». А ныне, в последние дни, она вдруг подобрела, будучи прижатой к стене маячащими санкциями США. Еще бы! Под возможным тарифно-пошлинным ударом из-за океана — поставки «мерседесов» и BMW, алюминия и стали… Под остро наточенным топором (по-американски томагавком) — энергетические и трубопроводные сделки с ненавистной Вашингтону Россией. Под не менее острой секирой антииранских рестрикций — связи Европы с Тегераном. Уязвим, в том числе, перспективный глубоководный проект Ирана на рубеже с баснословно богатой сырьем катарской акваторией — северная часть Южного Парса.

Просто голова идет кругом от этой дикой спирали глобальной неприязни, исповедуемой Дональдом Трампом и его командой Бог знает к кому. Вот и решили в Брюсселе дать хотя бы запоздалый отпор гегемону, пока еще есть шанс на скромный успех. Решили, конечно, под влиянием позитивных итогов сочинской встречи Владимира Путина с Ангелой Меркель. Недаром министр экономики ФРГ Питер Альтмайер заявил: стремление президента США заблокировать создание «Северного потока-2» (что должно — мстительным бумерангом — послужить приросту собственно-американского сланцевогоэкспорта в Старый Свет — Авт.)все-таки «не будет иметь эффекта».

В общем, сегодня в европейских политических кругах, можно сказать, царят тяжелое похмелье и, вместе с тем, долгожданное просветление. Но что, если это ненадолго? И в один отнюдь не прекрасный день Белый дом захочет перенести сердцевину печально известных кадровых интриг, компромата и свержений, кабинетных путчей и замаскированных под социальные бунты майданных псевдореволюций в цивилизационно-исторический эпицентр старушки Европы. Не объявит ли снова София отбой «Газпрому» при таких условиях? ФРГ –—та хотя бы боролась с ложно-энергетическими подходами недобросовестных конкурентов даже в самые мрачные годы санкционной истерии. А что Болгария? Как видно, ждала, пока потеплеет в Брюсселе.

Обдумав эти и некоторые другие обстоятельства, «Нефтянка» твердо и решительно ставит себя в ряд тех электронных, да и печатных СМИ России, которые рассуждают следующим образом. Дипломатично поддержать в медиа-пространстве здоровую инициативу Румена Радева, подсчитав при этом под началом «Газпрома» резервы нашего экспорта, непременно следует. Но практически приступать (даже в случае взаимопонимания) к реализации этого замысла пока нежелательно. Нежелательно вплоть до тех моментов, когда заработает «Турецкий поток» и будет хотя бы проложен по дну Балтики его северный собрат. Ни турок, ни немцев не надо дразнить или отвлекать сводками с других «фронтов» даже косвенно. Впрочем, высшим руководителям нашего правительства и государства, конечно же, виднее.

Павел Богомолов