Слухи о закате нефтяного века сильно преувеличены

Демонстрации, прошедшие на днях в США под лозунгом «Ураган Иванка», — не просто телевизионная картинка из текущей хроники. Едко иронизируя над дочерью президента, по сути главной его советницей по внутренним и международным вопросам, оппозиция пробует силу. Она все увереннее взламывает всю концепцию Дональда Трампа и его команды относительно изменений климата. Напомню: наградив сотни тысяч привычно проголосовавших в ноябре 2016-го за республиканскую партию нефтяников, газовиков, сервисников, трубоукладчиков, энергетиков и членов их семей, глава государства пошел в экологической сфере ва-банк. Он снял обременительные природоохранные лимиты на развитие ТЭК и вывел страну из Парижского соглашения. Лейтмотивом было одно: я не верю в дутые минусы парникового эффекта. Не верю и в глобальное потепление с сопутствующими ему катаклизмами страшной силы.

Климат вышел Трампу боком

И вот, как назло, по Соединенным Штатам ударила целая серия кошмарных ураганов, которых не припомнит и целое поколение излишне уверенных в своих силах и потому самонадеянных американцев.

Поделюсь в этой связи с читателем личным воспоминанием более чем тридцатилетней давности. Корпункт «Правды» в Гаване был настолько разрушен в 1986-м коварным циклоном «Кейт», что редколлегия приняла в Москве специальное постановление. В документе говорилось об оказании мне, тогдашнему представителю газеты на Кубе, в странах Центральной Америки и Карибского бассейна, материальной помощи в восстановлении затопленных интерьеров помещения.

Но ведь «Кейт», ударив на крупнейший антильский остров с востока, имел первоначальную скорость около 100 км в час; а дойдя до кубинской столицы, он значительно ослаб… Так что же говорить сегодня об ураганах четвертой или даже пятой категорий, несущихся со скоростью 300 км в час! Выражаясь кинематографическим языком великого голливудского режиссера Фрэнсиса Форда Копполы, это воистину «апокалипсис прямо сейчас».

Фото: The New York Times

На смену разрушителю Техаса и Луизианы идут на обширный регион не менее свирепые сестры и братья атмосферного громилы «Харви», унесшего как минимум 60 жизней и 40 млрд долл собственности компаний и граждан, — все эти «Ирма», «Катя», «Хосе»… А ведь уже отдельно взятый «Харви» обвалил добычу и переработку в 49 штатах, за исключением Аляски, на 783 тыс. баррелей в сутки. Это падение плачевным образом снивелировало весь рост добычи с начала года. Налицо, иными словами, сильнейший недельный спад производства с августа 2012 год, когда ураган «Исаак» привел к потере 1,3 млн баррелей нефти в день. К концу минувшей рабочей недели было не совсем ясно, куда именно пойдут и какой урон нанесут ТЭК погодные новички, но вообще-то отрасль готовилась к худшему.

Самым непредвиденным образом это может оказаться предвестьем заката пока еще короткой эры Трампа. Речь, конечно, не идет о том, что погодные потрясения стали бы в таком случае непосредственным кануном импичмента либо иных конституционных действий вокруг Белого дома. Но, безусловно, президенту еще припомнят, и не раз, что крайне спорные антиэкологические декреты — это единственный пласт вашингтонской целины, вспаханной новым кабинетом от начала до конца самостоятельно — по собственной воле.

Все остальное навязано давно сложившимся в США истеблишментом или, как говорилось у нас в советские времена, «империалистической закулисой». На президентский стол были в последние месяцы подброшены или попросту вывалены усиленные санкции против российского ТЭК, патрулирование китайских танкерных маршрутов, новые рестрикции против Ирана и его энергоэкспорта, разрыв с Кубой, как и многое другое. Но антиклиматический вызов от лица Америки — дело рук самого же миллиардера, обремененного сверхдержавной властью. И вот этот брошенный с апломбом вызов миру на глазах лопается, да еще с таким треском, что не приведи Господь!

Спор регионов за лидерство в торговле нефтью

А ведь стратегическая задумка Минэнерго США применительно к ожерелью буровых платформ и НПЗ на побережье Мексиканского залива была совсем иной — заведомо триумфалистской. Словно не ведая о том, что эти промышленные активы будут время от времени разрушиться ураганами и надолго выходить из строя в объеме до 42% от установленных мощностей, авторы концепции апстрим- и даунстрим-доминирования от Флориды до Техаса и — далее — до Калифорнии и впрямь сделали многое.

Они возобновили прокладку (от канадских нефтяных песков к южным субтропикам) магистрального трубопровода Keystone XL… Пригрозили Каракасу возможным отказом от импорта сырья с Ориноко и даже экспроприацией крупнейшего венесуэльского сбытового и даунстрим-филиала в США под вывеской Citgo. Отгораживаются пограничной бетонной стеной от нефтегазоносной Мексики и хотят разорвать Североамериканский договор о свободной торговле — NAFTA. Как говорится, все ради того, чтобы показать: мы, мол, и сами с усами; и поэтому подконтрольная нам часть Карибского региона скоро станет — без помощников — ядром мирового ТЭК.

Между тем японцам, южнокорейцам и китайцам с ложным сочувствием внушается по американским газетным и телеканалам: в Северо-Восточной Азии, мол, так и не удается создать главный международно-энергетический хаб современности. Мешает не только путинская Россия с ее коварными объявленными во Владивостоке планами прокладки сквозного газопровода через обе Кореи и строительства сахалинских мостов в направлении острова Хоккайдо, чему, конечно, нельзя доверять(!). Мешает, главным образом, непредсказуемая ракетно-ядерная программа КНДР. Найти какой-то смысл в нагнетании страха якобы можно благодаря прогнозным оценкам уважаемых нефтегазовых аналитиков крупного калибра. Например, на мнение экспертов Wood Mackenzie, которые полагают, что открытый военный конфликт в этой части Тихого океана снизит общемировые объемы торговли нефтью на треть!

При этом, однако, эгоистичные защитники американского ТЭК в Белом доме и СМИ, как правило, обходят стороной другую — позитивную часть многопрофильного аналитического бэкграунда об углеводородном секторе все той же Северо-Восточной Евразии. Почти ничего не говорится о том, что она уже добилась эпохальных успехов в дуэли за отраслевое первенство с Соединенными Штатами. Нередко умалчивается, что на Дальнем Востоке создано 65% мощностей по переработке нефти всей Азии! Недостаточно комментируется подтвержденная Владимиром Путиным готовность Кремля урегулировать затянувшийся налоговый спор на Сахалине с ExxonMobil и — тем самым — дать мощный импульс дальнейшей международной активности от Приморья до Чукотки. А ведь этому нарастающему потоку отраслевых новостей рискует уступить, изрядно бледнея, все тот же Мексиканский залив.

Сваливая происходящее с больной головы на здоровую, любители медиа-наскоков на планы Ким Чен Ына пишут, что от превентивного удара США по КНДР больше всего выиграет (пусть в краткосрочном плане)… ОПЕК!. Мол, глава Пентагона Джим Мэттис порадовал экспортеров, заявив, что США готовы к «военному ответу» на любые атаки Северной Кореи на них или их союзников. Учитывая, что таким образом будут предположительно спасены от уничтожения даунстрим-комплексы близ Сеула, в Поднебесной и в Стране восходящего солнца, — «это станет хорошей вестью для ОПЕК и нефтяных быков». Ну а до того момента надо, мол, оборвать любые поставки нефти и нефтепродуктов враждебному режиму, исповедующему «идеи чучхе».

Вышесказанное, как и усиление эскадр США в Ормузском и Малаккском проливах, а также вспышка пресловутой дипломатии канонерок у спорных островов Сиша и насыпных атоллов в Южно-Китайском море, нацеливается на одно и то же. Требуется, по замыслу невидимых стратегов, сократить энергоактивность (как локомотив всей экономики) на Дальнем Востоке и, вместе с тем, монументально возвеличить мировой нефтегазовый статус Мексиканского залива. И вот тут-то по нему и ударили ураганы страшной мощи. Как в рассказе Джека Лондона, они показали, что столбцы прогнозно-отраслевых цифр на компьютерах, биржевые мониторы, банковские бумаги — все это ничтожно перед фатальной силой Вселенной, где нам довелось жить.

Арктический ракурс

В нынешних условиях, когда невероятно накален Дальний Восток, важно не допустить скатывания в пучину противостояния еще и Крайнего Севера.

Когда госдепартамент США говорит (искренне или не очень) о желании остановить далеко зашедшую дуэль с Россией по принципу «око за око», — хочется верить в это. И надеяться, что добиться взаимного потепления можно не только со списками сокращаемого дипсостава обеих стран. Не менее важно исключить хотя бы один обширный регион Земли из яростной спирали взаимных претензий, наскоков и оскорблений. Этим регионом в принципе может стать Арктика. Ведь ее кладовые, да и пропускная способность Севморпути, интересуют буквально всех союзников Вашингтона, делающих стратегическую ставку на беспрепятственный проход супертанкеров, особенно с СПГ, в обоих направлениях вдоль берегов нашей страны.

Во всяком случае, глава Минприроды Сергей Донской настроен в этом отношении довольно оптимистично. По его оценкам, прозвучавшим в кулуарах Восточного экономического форума, кризис в международных отношениях, в первую очередь разногласия с США, не влияют на принятие решений по расширению границ арктического шельфа РФ. Министр отметил, что сейчас проходит очередная сессия в Нью-Йорке, где наша делегация представляет свою заявку на увеличение пределов акватории Северного Ледовитого океана с находящимися под контролем России минеральными ресурсами дна. Документ презентован новому составу комиссии ООН по континентальному шельфу. Следующая — 45-я — сессия состоится в ноябре.

В целом же этот процесс идет с 2015 года, когда Москва подала в штаб-квартиру мирового сообщества пересмотренную заявку по данному вопросу. Расширение границ шельфа в Арктике мыслится за счет обоснованного присоединения подводного хребта Ломоносова, тянущегося в направлении Северного полюса, и других подводных образований. Согласно Конвенции ООН по морскому праву, для официального прироста нашего офшорного сектора в Арктике надо доказать континентальную природу прилегающих к уже признанному шельфу РФ геологических структур на дне океана.

Россия готова положить при этом на чашу беспристрастно-третейских весов главное — свою безупречную международную ответственность, в том числе природоохранную. Даже оппоненты Кремля признают: Москва не допустит во льдах, отступающих ныне на север под прессом глобального потепления, ни частокола отработавших ржавеющих вышек, как в Мексиканском заливе, ни экологического произвола антитанкерных пиратов, как в Аравийском море, ни ракетных пусков, как у бергов Корейского полуострова. Это тем более важно, что углеводородные запасы в регионе составляют 90 млрд баррелей нефти, 47 трлн кубометров природного газа, а также 44 млрд баррелей конденсата. Цифры, согласитесь, астрономические.

Выступая на открытии УП международной встречи представителей государств-членов Арктического совета, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил, что безответственная гонка за ресурсами может привести к экологическим катастрофам. «Уникальные особенности Арктики способны мгновенно придать любому негативному инциденту масштабы настоящего бедствия. Поэтому бережное отношение к богатствам региона должно стать главным приоритетом для всех нас… Арктические страны говорят на разных языках, однако в наших силах сделать так, чтобы язык угроз и ультиматумов никогда не звучал на Севере». По мнению Патрушева, нужно продолжить выстраивать эффективную архитектуру безопасности, которая станет гарантией от любых попыток дестабилизации региона.

О госбюджетных дефицитах — без прикрас      

Характерно, что Москва спокойно и самокритично, причем без жалоб на западные секторальные санкции и кредитные бойкоты, признает порой возникающую нехватку финансовых фондов, будь то государственных или частных, для поддержания высоких темпов освоения сырьевых ресурсов Заполярья. А ведь многие на нашем месте избрали бы иную тактику.

Иные столицы либо раздували бы мыльные пузыри вот-вот назревающих сверхприбылей, либо, наоборот, рвали бы на себе волосы, проклиная мнимые заговоры иностранных инвесторов. Но в Москве озвучивается иной, трезвый подход. Богатства недр никуда не денутся, а вот с планами ускорения можно и подождать. И пусть никто не обвиняет нас в порочном стимулировании новых «Юконов ХХ1 века» и нефтяной лихорадки — той самой бешеной гонки за ресурсами, о недопустимости которой предупреждает Патрушев.

28 августа премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, выступая на правительственном совещании, объективно охарактеризовал предложенный проект программы развития Арктики. Проект этого документа сроком до 2025 года предусматривал государственное финансирование (не считая капиталовложений по линии отдельных компаний и зарубежных инвесторов) в размере 210 млрд рублей. Но эти планы, как откровенно заявил Медведев, должны быть пересмотрены из-за дефицита средств.

Неужели, спросит иной читатель, уже буксуют, не оправдывая себя, текущие обязательства разработчиков заполярного ресурсного потенциала, в том числе нефтяников и газовиков? Ничего подобного — прирост показателей налицо. Если в прошлом году, по данным замминистра энергетики РФ Кирилла Молодцова, в российской Арктике было добыто 92 млн т нефти, то в нынешнем будет произведено уже 100-106 млн т. Итак, ничего фатального не происходит; идет нормально-рабочая переоценка выделения бюджетных средств и, вместе с тем, наращивание хороших заделов на будущее.

Почему бы западным СМИ не освещать происходящее именно таким, или примерно таким, конструктивным образом? Разве проявляет московская пресса профессионально-отраслевую или геополитическую предвзятость, комментируя углеводородную экспансию транснационалов на Аляске, на Северном или Норвежском морях?.. Кстати, пара слов о норвежцах. Мы справедливо осуждаем их за пристегивание своих оборонных приготовлений к агрессивной колеснице НАТО, как и за подключение к евросанкциям против российского ТЭК вопреки тому, что Осло даже не входит в состав ЕС. Но, с другой стороны, те же скандинавы нередко нарушают вышеназванные рестрикции и приходят на апстрим-проекты в России с новыми технологиями и желанием поучаствовать в интересных деловых инициативах. А уж если говорить о норвежском отраслевом опыте, то для нас он ценен необычайно, даже если отечественная казна и резервные фонды РФ не доросли пока до колоссальных накоплений в кошельке потомков древних викингов.

Как сообщает Reuters, на минувшей неделе правительство Норвегии проинформировало топливно-сырьевые компании о том, что оно намерено взять на себя весьма обременительную денежную повинность нефтегазового бизнеса. Решено за счет бюджета покрывать выплаты в ООН за нефтедобычу на арктическом шельфе и, следовательно, освободить нефтяные компании от этих отчислений. Взносы от всей добытой продукции, о которых идет речь, выплачиваются прибрежными государствами согласно статье 82 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Выплаты распределяются специальной инстанцией в небоскребе на нью-йоркской Ист-Ривер между «третьим миром» и государствами, не имеющими выхода к морю. 167 государств, среди которых числится Норвегия, ратифицировали этот документ.

Нельзя, правда, сказать, что норвежский парламент — в восторге от нового шага кабинета навстречу топливно-сырьевым компаниям. Оппозиция крайне недовольна. Либерал Ола Эльвенстуен, возглавляющий комитет по энергетике и окружающей среде, и вовсе возмущен: он, оказывается, ничего не знал о готовящихся правительственных льготах для нефтегазового бизнеса. Так что же из них прав? Будущее покажет. Но вот что характерно: до сих пор все, что делалось в Осло для работающих на арктическом шельфе корпораций, неизменно возвращалось в национальную казну сторицей.

Быть может, речь идет о какой-то особой и нетипичной стране? Автор этих строк затрудняется ответить.

Прощание с «черным золотом» отменено и в Эр-Рияде

Памятное выступление Владимира Путина на стамбульском энергетическом форуме, где президент России поддержал долговременный (как минимум до середины ХХ1 столетия) прогноз продолжения нефтяного века, оказывает растущее позитивное воздействие на баланс экспертных мнений и оценок в международном нефтегазовом сообществе.

Солидаризируясь не с ниспровергателями сырья, призывавшими поскорее слезть с якобы устаревшей нефтяной иглы, а с осторожной парижской штаб-квартирой МЭА, Путин показал присущее ему чувство меры и реализма. Он косвенно успокоил и смягчил тональность вспыхнувших в Москве споров о якобы угасающей роли нефтянки, начатых топливными скептиками во главе с Алексеем Кудриным и Германом Грефом. Причем вскоре отрезвляющие высказывания Путина, а также ряда других мировых лидеров, выйдя за рамки национальных дискуссионных площадок, органично вписались и в контекст глобальной полемики. Полемики не столько о продолжительности эпохи углеводородов, сколько о ложной необходимости искусственно поджать ее календарные рамки форсированными темпами и неизвестно ради чего.

Среди ведущих нефтедобывающих держав дольше всего придерживалась радикальной концепции якобы назревшего прощания с нефтью Саудовская Аравия. По ряду рыночных и других причин она потеряла за последние три года целую треть своих золотовалютных резервов, которые могут упасть к концу 2017 года до 400 млрд долл. Чтобы смягчить проблему, «королевство пустынь» вынуждено было выставить на продажу «фамильное серебро» своей экономики — провести крупнейшее в мировой истории IPO нефтяного государственного гиганта Saudi Aramco. И ведь это было лишь частью Национальной программы трансформации, принятой в прошлом году. Речь шла о целой серии реформ, призванных снизить зависимость страны от нефтяных доходов. Создать, словом, другую —  диверсифицированную экономику, ибо эра «черного золота» якобы подходит к концу.

Но вот на минувшей неделе Эр-Рияд, преступив привычный порог своего незыблемого престижа, особенно среди стран ОПЕК, вынужден был сказать во всеуслышание, что план, продвинутый наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, оказался слишком амбициозным и нереалистичным. С одной стороны, исходные мотивы программы представлялись вначале верными. Владея 20% мировых запасов нефти и обеспечивая за ее счет почти половину ВВП, страна строит на углеводородах почти весь свой экспорт, от которого, в свою очередь, зависит 85% прибылей. Стоит ли говорить, что столь резкие дисбалансы крайне опасны, особенно в случае падения цен на энергоресурсы.     

Все это верно, но на горизонте возникли по крайней мере три феномена, заставившие изменить антинефтяной план. И все эти слагаемые доказывают, что снижать добычу и переработку, да и сокращать экспорт, пусть даже  пропорционально, нет никакой возможности. Ибо домашнее, субсидируемое потребление горючего должно резко подняться в ближайшие месяцы. Во-первых, новый закон позволит саудовским женщинам водить автомобили, и посещаемость АЗС возрастет вдвое. Во-вторых, сняв ограничения на ночные децибелы молодежных клубов, власти столкнулись со столь возросшей подачей электроэнергии ради музыкального грохота и иллюминации под звездным небом Востока, что загрузка ТЭС топливом резко возросла. А в-третьих, все больше работающих в королевстве «гастарбайтеров» — египтян и филиппинцев, пакистанцев и турок, иракцев и ланкийцев — обставляют свои скромные жилища холодильниками, электроплитами, кондиционерами и стиральными машинами почти наравне с коренными жителями страны. Внутренний рынок топлива, иными словами, сильно раздвинул свои плечи.

Это, как и многое другое, побудило Эр-Рияд заявить о переработке радикальной программы кронпринца Мохаммеда бин Салмана, «отменив запланированные перемены в некоторых сферах и продлив сроки реализации других целей», а также «изменив имеющиеся инициативы и добавив новые». Прощание с нефтью и ее исторической ролью отменяется отныне и там, на Аравийском полуострове. Ну а жизнь, само собой, продолжается.

Павел Богомолов