О времена, о нравы!

Автор статьи в Каракасе

В Христианско-демократическом союзе ФРГ (правоцентристская партия ХДС) хотят знать, о чем глава МИД Германии Зигмар Габриэль говорил с Владимиром Путиным в ходе их встречи 2 июня в Санкт-Петербурге. «Не ясно, что конкретно обсуждалось во время июньского застолья», — вопрошает немецкая газета Bildt. Были ли среди тем европейская энергетическая политика и «Северный поток»? — задается аналогичным вопросом и Юрген Хардт, отвечающий во фракции ХДС в бундестаге за внешнюю политику.  «Понимал ли тогда Габриэль, что его друг по партии и наставник (Герхард) Шредер планирует заполучить себе хорошее место в российской госкомпании?», — возмущается тот же Хардт, требуя объяснений от главы МИД ФРГ. 

Призрак Шпрингера бродит по Европе      

Бульварная Bildt, очерняющая энергетическую политику Кремля со времен канцлера Конрада Аденауэра, не теряет своей идеологической формы. Она недаром слывет главным печатным тараном реакции — светилом в созвездии правоконсервативных СМИ, созданных в свое время на Рейне газетным магнатом Западной Германии — Акселем Цезарем Шпрингером.

Bildt верна себе, делая вид, что ей неведомы нормы конфиденциальности дипломатии. Зигмар Габриэль наверняка проинформировал о петербургской встрече своего непосредственного босса — главу кабинета Ангелу Меркель. Но бесцеремонным газетчикам, как и связанным с ними кругам в Бундестаге, этого мало. Подавай им стенограмму беседы! И не важно, действительно ли прозвучало за ужином что-либо новое о «Северном потоке-2». Главное — развязать в ФРГ яростную кампанию охоты на ведьм, симпатизирующих России и ее энергетике, — наподобие той истерии, что бушевала с минувшей осени за океаном. Вспомните: советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн поплатился должностью и карьерой после таких же, как в Bildt, публикаций о своих встречах с российскими собеседниками.

Не стесняющийся в выражениях генсек Христианского социального союза ХСС (баварского филиала той же ХДС) Андреас Шойер назвал продвижение Шредера в руководство «Роснефти» «превращением экс-канцлера в русского солдата»! «Деятельность Шредера в «Роснефти» дурно пахнет, тут смешаны частные экономические интересы с политикой», — пригвоздил ветерана германской элиты мрачный Шойер. Но почему же, в таком случае, та же шпрингеровская пресса четверть века назад измеряла прогрессивность молодых российских ВИНК их желанием нанять ветеранов западного бизнеса и большой политики в качестве рулевых той рыночной реформы, которая охватила в ту пору наш ТЭК? Чем они лучше нынешних кандидатов на членство в совете директоров «Роснефти», выдвинутых 11 августа правительством РФ: экс-казначей ExxonMobil Дональд Хамфриз, управляющий директор Nord Stream AG Артур Матиас Варниг, да и тот же Шредер?..

Что же касается министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, то правоцентристские СМИ точат на него зуб не первый день. Это он, назвав санкции США против российского ТЭК незаконными, смело занял редкую в наши дни позицию не только служебного, но и гражданского достоинства. Г-н Габриэль запустил спасительную для Европы кампанию нефтегазовой транспарентности, уже приведшую, по словам постпреда РФ в ЕС Владимира Чижова, к выводу хотя бы некоторых энергопроектов с участием Москвы из-под действия новых рестрикций. Так, допустимые доли российских компаний в таких проектах могут достигать теперь уже не 10%, а 35%, хотя для таких мега-программ, как «Северный поток-2», этого недостаточно.

Методика инсинуаций, гротеска, издевки и угроз

В целом же, однако, надо с прискорбием заметить, что давно уже планка политических нравов, да и дискуссионного стиля не падала на Западе столь низко. Задорно-драчливые настроения в Вашингтоне буйно окрашивают переживаемый нами момент в цвета абстракционистской какофонии.

Давно уже обосновавшийся на Темзе миллиардер Роман Абрамович, (деловые интересы которого, между прочим, распространены и на сланцевую революцию за океаном) трижды или четырежды встречался в присутствии своей бывшей жены Дарьи Жуковой с зятем будущего президента США Джаредом Кушнером и его женой Иванкой. Вот ведь кошмар! Разведав это, Bloomberg запускает новую спираль домыслов СМИ о «руке Москвы».

А вот еще один факт из нынешней хроники. Едва Трампу, затравленному зачинщиками хаоса в Шарлотсвилле, пришлось уволить «главного расиста» и ведущего политстратега в своей команде — Стива Бэннона, как все суждения последнего «на злобу дня» названы крамольными. В частности, никакой экономической войны с Китаем, о которой твердил мистер Бэннон, не было и нет(!). Известнейший вашингтонский ресторан, который уже объявлял дешевую распродажу коктейлей в день отставки шефа по коммуникациям в Белом доме Энтони Скарамуччи, теперь снова (в честь изгнания Бэннона) удешевил напитки до 4 долларов за стакан. Стратеги общепита заявили, что станут повторять это всякий раз после новых отставок в президентском аппарате. Итак, серьезный резонанс событий подменен дешевой клоунадой.

Казалось бы, август — типично отпускной месяц. По идее именно сейчас должна хотя бы немного спадать если не жара, то хотя бы накаленная тональность препирательств и обвинений, омрачающих климат в глобальной топливно-сырьевой отрасли. Но нет. Политическая тряска на углеводородном рынке нарастает от Персидского залива до Карибского моря. Словно цитируя покойного президента США Ричарда Никсона, утверждавшего, будто есть на свете вещи поважнее мира, Вашингтон угрожает опутать Иран новыми нефтеэкспортными санкциями. Опутать несмотря на риск ответного возврата Тегерана к атомной программе, прерванной мировым сообществом с таким трудом. Ядерный аккорд, как заявила постпред США при ООН Никки Хейли, «не должен стать столь важным, чтобы его крах имел катастрофические последствия». В общем, риск нового атомного витка на Среднем Востоке для г-жи Хейли не страшен. Главное — остановить танкеры с иранской нефтью.

Падение нравов и норм международного поведения единственной в мире сверхдержавы в диалоге со странами ОПЕК — это еще и бряцание оружием по отношению к Венесуэле. При этом открыто говорится, что по Северной Корее, с ее-то ракетно-ядерными амбициями, бить опасно; но поскольку американское общественное мнение требует от Дональда Трампа хлопнуть кулаком хотя бы где-либо, то можно ударить, например, по Боливарианской Республике. Ну прямо как в роковом 1983-м. Вспомним: агентурно-шиитская сеть взорвала казарму морской пехоты США в Ливане, унеся жизни двух сотен американских парней. Но мстить Ирану, буквально клокотавшему антиамериканизмом, было страшновато, и Рейган высадил в отместку войска рядом с нефтегазоносной Венесуэлой — на крошечном карибском острове Гренада(!). При этом миллионы телезрителей в Соединенных Штатах аплодировали. Ничего не поделаешь: такова уж там политическая культура.

«Нефтянка» не раз объективно высказывалась о ситуации в венесуэльском углеводородном ТЭК, да и в стране в целом. Ведущие государства Латинской Америки — не на стороне Каракаса, тем более что на этой неделе появились статьи о его причастности к коррупционному скандалу вокруг бразильской строительной корпорации Odebrecht. Но вот беда: очень уж сильным может оказаться зарево адресованных Ким Чен Ыну, но почему-то угрожающих Николасу Мадуро пожарищ. Дым над танкерными причалами Маракайбо, заводами на карибском побережье и скважинами в болотистой саванне на Ориноко был бы слишком густым и едким на общерегиональном небосклоне.

Две Америки

Если бы пару десятилетий назад кто-либо предположил, что «Унесенные ветром», этот шедевр киноэкрана, будет растоптан леворадикальной общественностью Соединенных Штатов как якобы недопустимая апология традиций и нравов рабовладельческого юга США накануне Гражданской войны 1861-1865 годов, многие из нас не поверили бы. Ведь герои Вивьен Ли и Кларка Гейбла исповедуют не расизм — они воскрешают дух старинных поместий, полузабытый стиль неспешной и одухотворенной жизни.

В конце концов чеховский дворецкий Фирс, преданный своей госпоже со времен крепостного права, — один из любимых героев не только «Вишневого сада», но и всей мировой драматургии. Ну и что нам после этого — рушить памятники Антону Павловичу, «всю жизнь выдавливавшему из себя раба по капле»? А заодно рушить наследие других столпов нашей истории, действуя по примеру яростных толп в сегодняшнем Шарлотсвилле? Тех, что снесли памятник однофамильцу вышеупомянутой голливудской звезды — генералу воевавших против Авраама Линкольна конфедератов по имени Роберт Ли…

Побоища в Шарлотсвилле и еще 50 городах (в том числе университетском Бостоне, считавшемся эпицентром американской культуры, образованности и толерантности) развалили Соединенные Штаты надвое. Загнанный в тупик Трамп говорит неправду: «Иногда нужен протест, чтобы излечиться, и мы излечимся, и будем сильнее, чем когда-либо прежде!.. Наша страна скоро сплотится!». В действительности же расовый и этно-религиозный расколы будут, увы, нарастать с каждым днем. Очень уж разные они, эти американцы; и те, кому довелось пожить в США, знают об этом не понаслышке.

Честно отработавшие свой день на заводах, стройках, шахтах и железных дорогах работяги, которым вечером уже не до пикетов, протестных акций и распространения листовок, наслаждаются футболом на телеэкране с банкой пива в руках. Они верят в то, что Трамп их понимает и поддерживает. Этот молчаливый электорат занимает около 39% в населении США. Но примерно столько же насчитывается шумных, жаждущих уличной активности людей, которым жизнь у станка кажется монотонной, а средний класс — заевшимся. Этим, в основном цветным, американцам не хочется успокаиваться при виде бесспорных социально-этнических достижений последней половины века.

Завоеванного, пусть и не без изъянов, межрасового равенства им кажется мало — надо бы добавить еще чего-то. Чего именно — пока не ясно, но враги Трампа во главе с оппозиционной демократической партией ставят на этот сегмент и его громкую неудовлетворенность респектабельными устоями и нравами заспанных периферийных городков. Неправительственные группы, правозащитное лобби, бунтарские студенческие объединения, сплоченные группы афроамериканцев, индейские племенные структуры, немалая часть прессы хотят — по мановению чьей-то дирижерской палочки — развернуть Америку в сторону от привычной солидности и эшелонированной прочности ее устоев. Развернуть в направлении бушующего моря плебса, где останутся, главным образом, бастионы профессионально-наследственной политической элиты (все эти Клинтоны и Буши) и как бы омывающие их народные массы.

Расколот теперь и большой бизнес

Самому же Трампу, как выходцу из строительного бизнеса, но, вместе с тем, ставленнику большой нефти, газа и угля, до недавнего времени жилось, при всех зигзагах, довольно спокойно. Ему, видимо, казалось, что Белому дому удалось привлечь не только топливно-сырьевые отрасли, коллективы которых сплоченно проголосовали за него в ноябре 2016-го снизу доверху, но и обрабатывающий сектор экономики США.

Чтобы распространить на него влияние вашингтонской администрации и подружиться со всей экономикой, а не только с ее энергетическим сектором, амбициозный республиканец сделал, казалось бы, немало. Прежде всего, он организовал на старте своего правления два консультативных органа во главе с капитанами потребительских гигантов отечественной индустрии, ориентирующихся в основном на розничный рынок. Это были Совет по промышленному производству и Форум по стратегии и политике.

Но вот восемь бизнес-лидеров, объявив реакцию Трампа на Шарлотсвилл недостаточно антирасистской, покинули названные форматы за считанные часы. Дверьми хлопнули топ-менеджеры Wal-Mart, 3M, Campbell Soup, Intel, Under-Armour и иных корпораций. Опозоренный глава государства с обидой объявил о роспуске вышеназванных деловых и политических альянсов при Белом доме. А ведь в их состав, наряду с упомянутыми компаниями, входили Blackstone, JP Morgan Chase, General Motors, IBM, General Electric и Boeing. Так кто же, спрашивается, остался более или менее лояльным президенту?

Все те же ExxonMobil, Chevron, ConocoPhillips, да и сервисные, угольные, нефтехимические, электроэнергетические и смежные с ними игроки. Все это — крестоносцы затеянного Трампом второго — теперь уже глобального и к тому же совершенно свободного от экологических ограничений витка сланцевой революции. Того, что призван через год-два ударить широким, отбрасывающим российские планы энергоэкспортом по старушке Европе.

Там, в американском углеводородном ТЭК, инвестиции в разработку сланцевых кладовых вырастут в текущем году на 50% по сравнению с 2016-м. Как уже отмечала «Нефтянка», эксперты аналитической службы Rystad Energy обещают рост добычи из скважин с нетрадиционными запасами в объеме 10%. Практически это означает, что во втором полугодии в Соединенных Штатах будет достигнут абсолютный рекорд производства на низкопроницаемых коллекторах — 5,592 млн баррелей в сутки!

С больной головы на здоровую

Тем временем расчистка Старого Света под переориентацию на СПГ с другого берега Атлантики продолжается. Предсказаний незаконного (даже с позиций билля от 2 августа о санкциях против РФ) переноса запретов и на те газопроводы, которые формально им не подвергнуты, — все больше.

На днях появился еще один прогноз. Выступили с ним аналитики рейтингового агентства S&P Елена Ананькина и Саймон Редмонд. Они считают, что санкции могут ударить не то что по строящимся или намечаемым трубам, а по тем трассам, которые уже функционируют. Как же так? Авторы обзора пишут, например, о «значительной свободе действий в вопросах применения санкций в каждом конкретном случае».

Оказывается, санкции «могут создать операционные проблемы и на существующих трубопроводах, если не обеспечено их соответствующее техническое обслуживание. При этом эксперты оговариваются, называя такой сценарий маловероятным». Но вот беда: в нынешнем мире невероятное зачастую становится самым вероятным, не так ли? И ведь не случайно то же агентство S&P, как излагают его позицию СМИ, «допустило приостановку экспорта газа в Европу из России из-за санкций». Не больше и не меньше.

От чего же будет зависеть решение вашингтонского арбитра: заставить ли европейцев закручивать вентили и опускать шлагбаумы на путях газа Сибири по действующим артериям? Оказывается, зависеть все это будет от итогов диалога «по договору с Украиной о транзите газа, которые могут быть непростыми», продолжают те же аналитики. Нельзя исключать приостановки поставок газа во время таких переговоров, как это было 10 лет назад». Но возможен ли газовый реванш Киева в любом случае? Посудите сами: может ли Москва, даже страдая от не свойственной ей слепоты, взять да и перебросить стопроцентные объемы экспорта снова через Незалежную?

На сегодня это, как всем известно, совершенно невозможно. Киев сам же себя загнал в угол сильным износом газотранспортной системы, нежеланием поддерживать ее в рабочем состоянии. Будучи оператором украинской ГТС, «компания «Укртрансгаз» может быть технически не готова к прокачке газа из-за нежелания госмонополии «Нафтогаз» инвестировать в национальную сеть», — не лукавит глава украинского Минэнерго Игорь Насалик. «Я считаю бестолковой политику «Нефтогаза» относительно транспортной системы. Они уже ее для себя, скажем, зачеркнули, — добавил он, — и не рассматривают в 2019 году». А до сих пор, интересно, почему они ее не рассматривали? И почему расхищали, при попустительстве заокеанского контролера и штаб-квартиры ЕС, доходы от газового транзита вместо ремонта и профилактики?

Какая редкость: в Киеве сказали правду!

Министерству энергетики РФ, как представляется автору этих строк, ничего не остается делать, кроме как согласиться с на редкость правдивой оценкой из уст своих коллег на Днепре. «Минэнерго России, — цитирует его сообщение РИА Новости, — из года в год говорит об износе украинской ГТС, недостаточных инвестициях в ее модернизацию и рисках транзита».

В документе на эту же тему, поступившем в РБК, сказано, что российская сторона регулярно обсуждает эту ситуацию с Марошем Шевчовичем — вице-президентом Еврокомиссии по энергетическому союзу. «К сожалению, европейская сторона попросила перенести переговоры на октябрь» — уж не для того ли, чтобы в канун первых заморозков придать обсуждению не столько деловое, сколько нервно-паралитическое звучание?

Получается форменная дикость. Москве диктуют: или ремонтируйте обветшавшую за четверть века не по вашей вине ГТС на миллионы долларов, или готовьтесь к блокированию российского экспорта на иных направлениях. Логика ясна: в огороде бузина, а в Киеве — дядька! И мы еще удивляемся тому, с какой жонглерской легкостью Украина возлагает на Россию вину и за появление — в чреве северокорейских ракет —либо двигателей «Южмаша», либо аналогов, скопированных по подозрительно точным чертежам. Словно кому-то неясно, что самый страстный поборник «днепровского европейства», при малейшей возможности где-то подзаработать, тут же заключит пакт с чертом и дьяволом, а не то что с КНДР. Так уж он устроен, этот персонаж; и американские СМИ, раскопавшие вышесказанное, совершенно правы.

По строящемуся «Турецкому потоку», как и по «Северному потоку-2», тоже назревают новые придирки. Да и прямые палки в колеса с акцентом все на ту же украинскую ГТС. А не лучше ли бы проспонсировать ее возврат в приличное состояние из фондов спецпредставителя США по Украине Курта Волкера? Или, быть может, из резервов сенатора Джона Маккейна? У республиканцев и их подопечных, кстати, наработан огромный опыт по части дорогостоящих трансграничных мегапроектов типа проектируемых стен, будь то на американо-мексиканских или на российско-украинских рубежах. Возьмите же часть сметы этого безумного «стеноза» — и оплатите взамен ремонт транзитно-газовой инфраструктуры на Украине — вот это будет дело!

Недобрый симптом

В одном из своих летних номеров британская The Financial Times подняла прогнозную тему конца углеводородной эры. Газета выделяет то слагаемое болезненного для нефтяников и газовиков глобального процесса, о котором в России говорят нечасто.

Как известно, в ряде стран перспективы снижения доли нефти и газа в энергобалансе часто связываются с безудержным молохом энергопотребления на Западе, из-за чего истощение недр может-де наступить скорее, чем ожидалось недавно. А вот трибуна лондонского Сити ставит вопрос иначе. Глашатаями заката нефти могут стать к середине века не акулы постиндустриального капитализма, а наоборот, «развивающиеся страны, вдохнувшие новую жизнь в энергорынок в последние десятилетия».

Это произойдет, как излагает Би-Би-Си точку зрения The Financial Times, «если Индия и КНР осуществят амбициозные планы: нарастить производство аккумуляторных батарей». Не преувеличивают ли потенциальную роль этих аккумуляторов британские предсказатели? Похоже, что нет. «На пассажирские автомобили, — пишет FT, приходится более четверти мирового спроса на нефть — больше, чем обеспечивают авиация, нефтехимия и морские перевозки вместе взятые». Но, спрашивается, почему на азиатском горизонте замаячила перспектива угасания интереса к углеводородам если не сейчас, то в какой-то момент на исторической полосе между 2020-м и 2040-м годами?

Быть может, на Дальнем Востоке, как и на Южноазиатском субконтиненте и в ЮВА, не останется ресурсов для завоза нефти и СПГ тысячами танкеров? Или замрет быстрый рост ВВП? Здесь-то мы и упираемся в смутную, но не исключаемую экспертами угрозу военного конфликта. Или, в любом случае, в угрозу межрегиональной конфронтации, которая парализует топливные трассы Персидского залива, Восточного Средиземноморья, Каспия и ряда других ареалов. Иными словами,  в Пекине и Дели, возможно, опасаются не столько негативно-рыночных факторов в сфере ТЭК. Там опасаются, видимо, другого — внерыночно–силового паралича на вековых путях энергопоставок.

Морем ежедневно транспортируется 59 млн баррелей нефти, или 61% ее общемировых потоков. При этом львиная доля приходится на три точки: Суэц, Баб-эль-Мандебский и Ормузский проливы. Последний обеспечивает половину глобальных океанских перевозок. На всякий случай Саудовская Аравия и ОАЭ проложили к югу от пролива, опасаясь нависающего с севера исламского Ирана, альтернативную наземную трассу, половина мощности которой пока не используется. Говорит ли это о чем-нибудь аудитории «Нефтянки»? Или что-нибудь подсказывает существование альтернативного 200-мильного нефтепровода SUMED в обход египетского Суэцкого канала, который обеспечивает ежесуточную транспортировку 3,9 млн баррелей «черного золота» и продуктов его переработки в обоих направлениях?

Привычные энергомаршруты могут оказаться парализованными

Единственная точка, где по суше не проложена параллельная труба, — Баб-эль-Мандебский пролив. Да, он обладает выгодным местоположением на выходе из Красного моря в Индийский океан. Но там, в Йемене, уже идет война, угрожающая ежедневной перевозке танкерами 4,8 млн баррелей.

А на Суэце войны уже бывали. Непокорному Тегерану грозят изоляцией, а то и военным противостоянием его южные арабские соседи. Под угрозой и Катар. Между Азербайджаном, поставляющим на запад каспийскую нефть, и Арменией то затухает, то обостряется нагорно-карабахский конфликт; а Турцию, принимающую сырье из Баку, сотрясают попытки государственных переворотов. Важные для Индии и Китая месторождения Центральной Азии рискуют оказаться под ударом террористов с территории Афганистана.

Если мы оценим все это объективно, то выявится нечто очень неприятное. Готовя Европу к переключению на сланцевые энергоносители из-за океана, Америка как бы предупреждает родственную ей часть элиты в Старом Свете: не рассчитывайте на кладовые Евразии в долгосрочной перспективе — скоро там станет совсем жарко. Предсказывает, иными словами, серию войн. Индийцы и китайцы, как наследники древнейших, наделенных тысячелетним опытом и даром философского предвидения цивилизаций, не могут этого не понимать; а между тем российские энергопотоки выручат их лишь отчасти.

Shell и ExxonMobil могут, судя по той же статье The Financial Times, долго спорить: когда на планете Земля замрет рост спроса на нефть и газ. Если англо-голландцы предсказывают начало стагнации этого потребительского интереса на 2020 год, что маловероятно, то американцы, как и парижский офис МЭА и прислушивающийся к нему Кремль, — на 2040-й. В конце-то концов, эта вилка важна, но не принципиальна.

Принципиально же то, что чей-то голос из-за мировой энергетической кулисы настоятельно пророчит: делайте что угодно вплоть до налаживания производства электромобилей, но не стройте длительных топливных расчетов на кладовых Евразии и расходящихся оттуда трассах. Однажды они могут оказаться перекрытыми… И мы, уважаемый читатель, не можем исключать этого сценария, сколь бы апокалиптическим он ни казался.

Павел Богомолов