Американцы хотят в Европу, готовы ввести санкции против «Северного потока – 2»

Угроза санкций в адрес России и Германии за реализацию проекта газопровода «Северный поток – 2» вызывает серьезную обеспокоенность у Москвы. Об этом заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Недавняя история с заявлениями американской стороны по «Северному потоку – 2», по чисто коммерческому проекту, является, наверное, вопиющим примером недобросовестной и нечестной конкуренции», — сказал Песков.

Он также добавил, что проект газопровода не является исключительно российским или российско-германским, в его реализации участвует много крупных акционеров из разных стран мира. «И, конечно, скажем так, угрожать этим акционерам или России и Германии санкциями в случае дальнейшей реализации этого проекта — это такие угрозы, которые вызывают серьезную обеспокоенность», — сказал Песков.

В свою очередь, глава МИД РФ Сергей Лавров в ответ на отношение президента США Дональда Трампа к российскому лидеру Владимиру Путину заявил, что позиция Вашингтона по «Северному потоку – 2» носит не экономический, а идеологический характер.

В 2017 году в США приняли закон СААТСА, согласно которому президент страны имеет право ввести санкции против новых российских экспортных газопроводов. Об этом и напомнил глава Минэнерго США Рик Перри в Брюсселе 12 июля, где прошел совет США — ЕС по энергетике. Он заявил, что Америка по-прежнему рассматривает введение санкций против «Северного потока – 2», хотя и видит это «последней опцией». «Ведение санкций против европейских компаний — это последняя точка, куда бы мы хотели приземлиться, всегда есть другие пути», — подчеркнул Перри.

Затем Дональд Трамп вновь коснулся этой темы, заявив о «неприемлемости потока трубопроводных долларов в Россию». Американский президент также резко раскритиковал Германию за поддержку проекта газопровода, назвав это «ужасной ошибкой». По его мнению, Германия, выдав полный комплект разрешений на строительство трубы, стала «заложницей России», так как после реализации проекта «почти 70%» природного газа будет поставляться в страну именно из России.

Рик Перри уверен, что альтернативой российскому трубопроводному газу может стать американский сжиженнный природный газ. По его мнению, покупка СПГ из США через терминалы в Польше «создает огромные возможности для ЕС».

Эту позицию поддерживает еврокомиссар по энергетике Мигель Ариас Каньете. Он полагает, что цена на СПГ из США упадет на 50% после открытия СПГ-терминала в Клайпеде, что позволит американскому газу конкурировать по цене с более дешевым российским. Замглавы ЕК по делам Энергосоюза Марош Шефчович поддержал эти тезисы и одним из возможных шагов по поддержке американского СПГ в Европе назвал предстоящую 17 июля в Берлине трехстороннюю министерскую встречу по газу между Россией, ЕС и Украиной. На этой встрече ЕК хочет обсудить перспективы сохранения украинского транзита газа после завершения в 2019 году 10-летнего контракта с Россией.

«Дональда Трампа (…) интересуют только деньги, а вопросы Украины крайне мало беспокоит, тогда как для европейцев Украина — головная боль», — считает глава Совета по внешней и оборонной политике, научный директор клуба «Валдай» Федор Лукьянов.  Он также не исключает, что Вашингтон в конечном итоге введет санкции против «Северного потока – 2», несмотря на позицию Германии, потому что это соответствует стратегии Трампа, направленной на «изменение моделей отношений с союзниками». По мнению эксперта, Европа в данной ситуации будет пытаться маневрировать и находить компромиссы, но в настоящий момент власти Германии «не могут сказать «нет» США, если вопрос встанет ребром». Эксперт также не видит перспективы двусторонней договоренности между Россией и США по проекту газопровода: «Мы прямые конкуренты, США хотят захватить часть рынка, мы тоже не готовы его отдать, поэтому здесь нет возможности договориться».

К слову, американские угрозы в адрес «Северного потока – 2» получили достойный ответ во время переговоров президента Путина со старшим советником иранского лидера Али Акбаром Велаяти. Владимир Путин обещал небывалое расширение сотрудничества с Ираном в объеме $50 млрд. Тем самым Путин дал понять Трампу, что разрушение «Северного потока – 2» обернется для Трампа усилением Ирана в качестве главного антиамериканского козыря Москвы.

Но эти угрозы могут так и остаться угрозами, поскольку обмениваться настоящими экономическими ударами Москва и Вашингтон, похоже, не собираются.

Кристина Кузнецова