Уравнение со многими неизвестными

Павел Богомолов

Капитаны углеводородного ТЭК, согласовав в австрийской столице продление квотно-ограничительного режима ОПЕК+ теперь уже не до 31 марта, а до конца декабря 2018 года, должны ощущать себя в какой-то мере первооткрывателями целого океана неведомых проблем. Чем больше пройдено барьеров на пути к чему-то большому и желанному, тем загадочнее и туманнее контуры новых ориентиров на горизонте. Видно, то же самое чувствовал когда-то Магеллан, обогнувший Южную Америку и вышедший на простор Тихого океана. Позади осталось много бурь и рифов, но полной ясности относительно дальнейшего маршрута по-прежнему не было. Вот и сейчас, чтобы хоть отчасти обезопасить себя от непредвиденного, участники венской встречи согласились с разумным предложением Москвы: сообща проверить в июне будущего года ход выполнения сделки и, если потребуется, внести коррективы.

Готов ли сланец к контрудару? 

Стандартная оговорка, мелькающая ныне по страницам деловой прессы, общеизвестна. Продолжение позитивного эффекта сокращений, пишут обозреватели, станет подлинно ощутимым, если американские сланцы и их природные союзники, канадские нефтяные пески, почему-либо не смогут эгоистично, широко и в сжатые сроки воспользоваться продлением ОПЕК+.

Это, между прочим, вполне объяснимая гипотеза. Добрая четверть сотни первопроходцев снижения добычи в развивающейся части света надеется, тревожно поглядывая на Аамерику, на Его Величество Случай. Представим себе: крупнейшей в мире экономике США что-то (например, скрываемая нехватка запасов) помешает в 2018-м именно в сфере энергетики. Но ведь, с другой стороны, мировая конъюнктура выиграет (хотя и меньше) даже в том случае, если Альберта, Техас и Дакота, пользуясь выросшими благодаря Эр-Рияду и Москве ценами, раскрутят все свои апстрим-возможности в наступающем году.

Как подсчитали аналитики, Северная Америка сможет, в идеале для себя, нарастить в ближайшие месяцы добычу на 1,4 млн баррелей в сутки. А это все равно меньше, чем затягивание производственных поясов в рядах ОПЕК+ на 1,8 млн баррелей. Итак, прорыв к неограниченному запуску всех буровых платформ за океаном слегка снизит и, так сказать, смажет итог отраслевого самопожертвования в России и «третьем мире», но стопроцентно подорвать его не сможет; и на протяжении большей части года 60-долларовая планка призвана сохраниться. «Я считаю, что цена нефти 60-65 долл — это то, что сейчас устраивает и страны ОПЕК, и страны, не входящие в ОПЕК. Поэтому нам надо договориться всем быть сдержанными, чтобы снова не повторить ошибку середины 2000 года», — цитирует ТАСС слова президента ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова. Иными словами, даже усреднено-скромные ожидания придают уверенности не только нам. Радует прогноз и ОПЕК, и буровиков США, пытающихся нарастить производство добычу по максимуму. 

Однако темпы добычи — еще не все. Имеется и такой важный для рынка фактор, как объемно-количественная динамика хранящихся резервов уже добытого сырья. Когда по берегам Атлантики резервуары «черного золота», выкачанного из земных и морских глубин, переполнены, — трудно надеяться на крупное подорожание углеводородов. Да, трудно, даже если добыча падает в большинстве регионов Земли. Ждущие ценового бума считают, что общие резервы, если подсчитать их в любой конкретный момент,  должны (ради успеха ОПЕК+) стать на планете меньше на 300 млн баррелей; но ведь пока сокращение заполненных бочек составило не более 100 млн баррелей.

И, наконец, третий фактор — прогнозируемая на 2018 год волатильность не топлива, а мировой ситуации в целом. Россиян и китайцев хотят заставить оборвать поставки «черного золота» и нефтепродуктов в непокорную КНДР. Но вытекающая из этого угроза гуманитарной катастрофы в Северной Корее лишь усилит вероятность кошмарного обмена ракетно-ядерными ударами. Тем временем враждебный Вашингтону Тегеран хотя и застраховал отчасти свою экспортную нефть в опасении повторных внешних санкций, заключив контракт на поставки в Россию по линии «Промсырьеимпорта», но все равно столкнется с попытками коварно-кинжального подрыва своей экономики.

Ливия, уклонявшаяся с Нигерией от дисциплины в рядах ОПЕК, может обещать что угодно в плане исправления своего поведения. Но ЕС, проведя свою встречу в далеком Кот д’Ивуаре, осуждает радикально-исламистский режим в Триполи не за это. Расколотая междоусобицей североафриканская страна становится эпицентром рабства ХХ1 века — закабаления чернокожих беженцев из глубин материка, которые мечтали бы попасть всеми правдами и неправдами в Европу. Негры в кандалах рабов — давно мы не видели такого.

В отличие от Магриба, нефтеносные берега Южной Америки опираются в своем апстрим-развитии, казалось бы, на свободный труд свободных людей, и открытия ExxonMobil Shell, сделанные недавно в Гайане, доказали это. Но будет ли спокойно по соседству — в Каракасе, где президент Николас Мадуро объявил о своем плане: вновь выдвинуться на высший государственный пост в 2018-м? Арестовав нефтяников из числа политназначенцев чавистского призыва, он поставил во главе PDVSA генералов? А брат покойного лидера Боливарианской революции Асдрубаль Чавес, назло американцам, возглавил тем временем все еще мощный даунстрим-филиал венесуэльского гиганта в Соединенных Штатах — Citgo. Так что же будет с самой Венесуэлой?..

…Мир и впрямь катится к большей геополитической турбулентности и непредсказуемости, причем топливный сегмент этого процесса нарастает.

Слухи о кончине ОПЕК сильно преувеличены

Крепнущий отраслевой альянс между нефтеэкспортным картелем и Москвой, о чем рассказал в Вене министр энергетики Саудовской Аравии Халед аль-Фалих, не может не раздражать недругов российско-арабских отношений. Контраргумент избран такой: ОПЕК якобы утрачивает свое значение, и нечего россиянам гордиться конструктивным диалогом с ней.

Больше всего колючих стрел по экспортному энергоальянсу Персидского залива и Сибири пущено в эти дни оттуда, где международно-плановые основы хозяйствования были преданы анафеме со времен Карла Маркса, — из лондонской колыбели мирового капитализма. Ибо как можно признать вторую молодость расправляющей свои плечи ОПЕК, если требуется без устали доказывать, что у путинской России вообще нет ни в одной области ни единомышленников, ни партнеров солидного калибра. Вот как занижает статус венского консенсуса Би-Би-Си: «В период своего могущества ОПЕК могла взвинтить цены вчетверо в течение нескольких дней — как, например, во времена топливного кризиса 1973 года, когда баррель нефти за несколько недель вырос в цене с 3 до 12 долл. Сегодня Организация стран-экспортеров нефти, по мнению ряда аналитиков, теряет свое главенствующее положение на рынке». 32,5 млн баррелей ежедневного производства, или треть мировой рыночной корзины, — это для них, оказывается, не лидирующее положение!

Плохой, крайне неудачный для самого же Запада пример относит нас к 1973 году. Тогда, столкнувшись с саудовским эмбарго, объявленным Эр-Риядом в знак протеста против американо-британской поддержки израильской «войны Судного дня» против Египта на Синае, западные СМИ проклинали ОПЕК. Проклинали за многодневные очереди у своих бензоколонок. А теперь называют 1973 год венцом славной истории нефтеэкспортного альянса. Но что, интересно, на самом деле?

На самом деле ядру этой группы, как и любой другой, блокадно-силовые акции противопоказаны. Оставили англичан и американцев без бензина — и что получили в ответ? Из проваленной радикалами сферы корпоративных, а то и межгосударственных соглашений о нефтяных поставках торговля «черным золотом» переместилась в область обезличенно-спотовых сделок. Навредили, иными словами, сами себе. Прошло лет десять — и под диктовку из-за океана устроили антикремлевский по своей направленности демпинг нефти в пику и без того буксующей горбачевской перестройке и операциям советских войск в Афганистане. Чего добились? Былого СССР не стало, но моджахеды с саудовскими корнями ударили в конце концов по Нью-Йорку, и трещину в американо-арабских отношениях невозможно залечить до сих пор.

Нет, единственным путем к возрождению ОПЕК, что и происходит ныне, стало взаимопонимание с крупнейшим в мире нефтедобытчиком — Россией и, как советует Кремль, отказ от превращения углеводородов в оружие. И вот, негодуя именно из-за оздоровления экспортного альянса, Запад пророчит ему закат, причем уже в 2018 году. «Последним гвоздем в крышку гроба ОПЕК может оказаться частичная приватизация крупнейшей в мире нефтяной компании — саудовской ARAMCO, — предрекает уже упомянутая Би-Би-Си. — Наследный принц Мухаммед бин Сальман объявил о ней… давно. Правда, пока ряд сложностей препятствует первичному размещению, которое, как ожидается, принесет Эр-Рияду до 100 млрд долл». Вот, мол, состоится IPO, и королевство пустынь благодушно откажется от попыток влиять на рынок. Пустит ситуацию в альянсе на самотек, распахнув ворота либерализации мировой торговли «черным золотом» без какой-либо картельной роли ОПЕК.

Саудиты, однако, придумали лучший способ пополнить свои отраслевые сейфы, хотя Би-Би-Си и оставила это без внимания. Король и наследный принц решили опередить вероятных заговорщиков в рядах родовой элиты, которым не по нраву курс на блокирование с РФ и «прочими неверными». Блокирование ради повторного, уже более длительного, функционирования формата ОПЕК+. Как уже отмечала «Нефтянка», сотни принцев, царедворцев и вельмож было арестовано либо отстранено. 95% из них, приняв — под напором обвинений во взяточничестве и коррупции в целом — досудебное урегулирование, выплатили неправедно нажитые суммы в обмен на свободу.

В интервью престолонаследника для The New York Times сказано, что «в общей сложности в саудовскую казну удалось собрать около 100 млрд долл». Уверены ли вы после этого, уважаемый читатель, что и без того застрявшее на пару лет биржевое IPO вокруг ARAMCO, нацеленное на выручку той же стомиллиардной цифры, которую уже получил бюджет ближневосточной монархии, состоится чуть ли не завтра? И что оно полностью удовлетворит саудитов, подорвав стратегическую ставку на ОПЕК? Лично я — нет, не верю. Верю совсем в другое: слухи о близящейся кончине экспортного картеля и конце его согласия с аутсайдерами во главе с Россией сильно преувеличены.   

Выше цены? Печальнее потребители!    

Что, интересно, скажет правительство РФ миллионам отечественных автолюбителей и водителей-профессионалов, если бензин на наших АЗС повысится до 50 рублей и более за литр? Ведь произойдет это в год феноменальных — обусловленных венским аккордом ОПЕК+ успехов российского ТЭК и его союзников на международном рынке, не так ли?..

Сказать, что горючее подорожало именно из-за конъюнктурного бума на исходное сырье? Этот аргумент мог бы сработать в такой стране, где нет собственных запасов жидких углеводородов. А у нас любой «пессимист за баранкой» скажет в ответ: «Разве Россия в целом не выигрывает от мирового рыночного рывка и, как следствие, от опережающего пополнения нашего госбюджета?». Тогда хорошо информированный и терпеливый чиновник возразит: «Разве вы не знаете, что все, что выше 40 долл за баррель, должно направляться не на текущие расходы, а в Резервный Фонд государства?».

Водитель же если и кивнет, то все равно не поверит. Столько попыток раздела и слияния разных фондов (Резервного, Пенсионного, Национального благосостояния и т.д.) предпринималось за последние годы, что усредненный среднестатистический гражданин поверит скорее в латание бюджетных дыр, чем в добросовестное откладывание накоплений под крепкий амбарный замок — на завтрашний или, еще лучше, на послезавтрашний день. Между прочим, все это — вовсе не гипотетические, а реальные, стучащиеся в дверь вопросы. Смею заверить вас, читатель, что все шире распространяющийся по свету феномен недоверия энергетическому официозу станет едва ли не главным, хотя и подчас несправедливым лейтмотивом 2018-го в областях, связанных с ТЭК. На фоне теплых ветров ОПЕК+ земляне станут не меньше, а больше возмущаться «непонятками» розничных рынков топлива.

Главным очагом ироничного отношения к энергетическому курсу властей и дороговизне топлива будет не Россия (где, к счастью, одновременно налицо ряд социальных плюсов в других сферах). И даже не Америка, где Трамп расплатился антиэкологизмом с ядром своего электората — нефтяниками, газовиками, угольщиками, электроэнергетиками, сервисниками, химиками, трубоукладчиками… Эпицентрами невыдуманной пропасти между красивой топливно-сырьевой фразеологией правительств и выворачиванием семейных бюджетов наизнанку ради антироссийских нефтегазовых интриг и новой «холодной войны» станут Центральная и Западная Европа.

Когда-то американские политики, гордившиеся своей осведомленностью о закулисных рычагах влияния на ФРГ, возникшую на руинах гитлеровского рейха, торжественно намекали на существование на Рейне некоего тайного конституционного акта. То есть акта, дающего власть каждому очередному федеральному канцлеру лишь в том случае, если он распишется в лояльности Соединенным Штатам и готовности следовать их инструкциям. Да уж, когда-то это звучало для Америки триумфально. Спроектированный Белым домом механизм смены власти в Бонне, а затем в Берлине действовал бесперебойно. Но теперь, увы, преемники его конструкторов, что называется, доигрались!

Это ж надо такое вообразить в самом, казалось бы, надежном оплоте ЕС: едва там переизбрана на четвертый срок глава правительства, как назревают, из-за острого политического кризиса, внеочередные выборы! Пусть их даже удастся избежать. Все равно происходящее в большой политике на Шпрее, при внешней логике повседневной немецкой жизни (от четкого расписания поездов до вовремя выпеченных булочек за утренним кофе) — это хаос! И вот что важно: все больше немцев требуют оздоровить не только политическую, но и социальную обстановку в стране, что, в свою очередь, подразумевает удешевление энергетической составляющей и полный отказ от санкций Вашингтона и Брюсселя против российской нефтянки. Требуют тем более, что — вопреки заявке ушедшего Барака Обамы, разорвать санкциями нашу экономику «на мелкие кусочки» — непотопляемый ТЭК России жив и здравствует. Его внешняя экспансия идет вперед хотя и не без проблем, но в целом уверенным шагом. Иначе Алексей Миллер не сообщил бы на днях Владимиру Путину о рекордном газоэкспорте в объеме 192 млрд кубометров.

Германия, с ее населением (больше половины российского) и гигантским индустриальным молохом, — это вам не крошечно-изящная Дания. Страна, принявшая на днях антироссийский по своей сути закон о допустимости вынесения запрета на прокладку «Северного потока-2» по своей территории или национальным водам, сразу же услышала из дирекции Nord Stream 2 хладнокровное заявление о готовности обойтись и без датской акватории. Потомки принца Гамлета могут и впрямь вожделенно смотреть через пролив на СПГ-мощности соседней Норвегии. Датчанам много газа не нужно. А об истощении скандинавских природных кладовых или о непомерной дороговизне американских углеводородов они могут и не знать.

Но немцам, австрийцам, французам, итальянцам и другим европейцам навязанный издалека театр энергетического абсурда надоел под завязку. Сочувствующие россияне вполне их понимают, и 2018-й непременно даст этому множество подтверждений. «Каковы дальнейшие действия (Еврокомиссии — Авт.) — трудно предугадать, но пока мы считаем, что он (балтийский проект — Авт.) не подходит под Третий энергопакет ЕС со всеми вытекающими отсюда последствиями», — заявил на днях прессе в Берлине глава российского координационного комитета форума «Петербургский диалог», председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков.

Европейцы разобрались бы сами

«…Россия стала нарушать правила международного поведения, вмешиваясь во внутренние дела своих соседей». Так излагает The Times выступление в штаб-квартире НАТО высокопоставленного британского чиновника, которым, по данным газеты, был Алекс Янгер — глава разведслужбы МИ-6.

Неведомо, как назвал бы покойный писатель-детективист Юлиан Семенов весьма вероятную переписку г-на Янгера с его коллегой в заокеанском Лэнгли. Быть может, общеизвестная миллионам читателей и телезрителей формула «Юстас — Алексу» была бы заменена на что-то другое. Но в главном нынешние позиции ведущих натовских спецслужб относительно России, безусловно, совпадают. Это главное заключено, увы, в странной для столь солидных чиновников смысловой несуразице, которую, по мнению Лондона и Вашингтона, мы никогда и ни за что не заметим. Но мы все же заметили!

Смысл неувязки очень прост. С одной стороны, оппоненты России знают, что подрывать западные избирательные кампании Кремль может лишь тайными, конспиративными средствами — от хакерских до агентурных. Действовать напоказ — значит загубить саму идею глубинного внедрения в  жизнь Атлантического альянса. Но признать эту аксиому публично — значит не попасть в десятку. А ведь так хочется нанести открытый удар по широким звеньям российского политического класса. Это, кстати, — и патриотичная в целом пресса Москвы. Те самые СМИ, которые плюралистичнее британских (от «Правды» до «Известий» и от «Завтра» до «Российской газеты»). Отсюда, и вопреки логике, как раз и запущена борьба с RT и печатью в целом — ей приписаны дьявольские пропагандистские возможности. А чтобы рядовой, уставший после работы англичанин не развел в недоумении руками (дескать, в огороде — бузина, а в Киеве — дядька!»), придумана вроде бы подходящая формула так называемой гибридной войны. Вот, мол, и понимай как хочешь!

Вообще все отчетливее проступает тот факт, что атлантисты постоянно страхуются. Им недостаточно вскрытия тайных операций — подавай рычаги публичных пресс-кампаний. Или, скажем, не хватает секторальных санкций (тем более что некоторые апстрим-проекты, начатые до 2017 года) решено все же пощадить. Но, в таком случае, как наказать сторонников партнерства с российскими энергетическими гигантами? В только что опубликованной «Газпромом» отчетности по МСФО за январь-сентябрь текущего года честно сказано как. Речь — о пунктах августовского закона США, согласно которому Трамп может (даже не сказав об инвестпроектах как таковых) ввести санкции в отношении лиц, вносивших капиталы, продававших товары и оказывавших услуги РФ на сумму более 1 млн долл. Итак, налицо экстерриториальность, излюбленная Белым домом со времен «холодной войны», когда Америке было дело до всего — от советских АЭС и Самотлора до Рудольфа Нуреева.

Не так давно мне довелось побывать в одном из нефтеносных регионов европейской части РФ — в Перми. Заглянули с коллегой вечерком в ресторан «Доктор Живаго». Там мне и поведали, что впервые книгу опального в СССР Бориса Пастернака издало вовсе не ЦРУ, переправившее литературную сенсацию в трех тысячах экземплярах из Америки обратно на восток — через «железный занавес». Первенство принадлежит, между прочим, коммунисту Джанджакомо Фельтринелли. Да-да, боевому члену Итальянской компартии и, вместе с тем, издателю, который прислушался к своему соотечественнику — многоопытному литературоведу и переводчику-слависту Витторио Страде. Подтвердили же на днях эту историю даже не на Тибре, а на Темзе.

В общем, круг замкнулся. И лишний раз доказал нечто очень важное. Европейцы (будь то левые или правые), со своей тысячелетней историей и культурой, вполне в состоянии многое разглядеть и осознать сами — без назидательного менторства с дальних меридианов, да и попыток непременно заряжать пушки антироссийской направленности не очень-то подходящими боеприпасами — от энергетики до литературы. 

Павел Богомолов