Начало нового этапа и то, что ему мешает

Пресс-конференция по итогам российско-американского саммита в Хельсинки рельефно показала: шансы на снижение конфронтации в топливно-энергетической сфере, вопреки антикремлевским интригам по берегам Атлантики, все же имеются, и немалые. Это отраднее тем более, что поначалу, в заявлениях Владимира Путина и Дональда Трампа, ни слова не было сказано о ТЭК. Затаив дыхание, эксперты недоумевали: неужто оба лидера вообще не успели или не пожелали сблизить свои позиции по углеводородной тематике? И тут — ответы на вопросы, обрушившие целый водопад высказываний, в том числе, о нефти и газе.

Успех Хельсинки в любом случае впечатляет

Хотя Трамп и высказал вновь сомнение в выгодах «Северного потока-2» для Германии, но он впервые согласился хотя бы конкурировать с Россией в энергоснабжении Европы. Конкурировать, а не просто выдавливать Москву внерыночными средствами. Ну а Путин выразил готовность удовлетворить беспокойство Трампа, продлив истекающий в 2019-м транзитный контракт с Украиной. Но, конечно, не просто так, а при условии прекращения переплетенных Киевом судебных тяжб через Стокгольмский арбитраж.

Если же американская сторона захочет прислать в Москву оперативников на потенциально возможные допросы россиян, подозреваемых в подрыве выборов 2016 года в США, то пусть проявится взаимность. То есть эмиссаров наших спецслужб, в таком случае, пригласят (на основе действующего договора 1999 года по борьбе с криминалом) на такие же собеседования, к примеру, с Уильямом Браудером и его подельниками. Собеседования о чем? Хотя бы об ущербе от нелегального вывоза из России полуторамиллиардного навара от своих попыток незаконно сколотить огромную долю в «Газпроме». Причем 400 млн долл из этой суммы как раз и было впоследствии передано теми же мошенниками на избирательную кампанию Хиллари Клинтон. Continue reading

История напоминает о себе

Кадры отраслевой хроники проносятся на старте лета в невиданном темпе. На фоне встречи Владимира Путина с наследным принцем Абу-Даби мы гадаем о ценах второй половины 2018-го. Насколько вырастут квоты режима ОПЕК+, опираясь и на согласие Саудовской Аравии, и на понимание тех же ОАЭ, товарооборот с которыми возрос у нас за год на 35%? Чего ждать для нефтянки в ходе развязанных Трампом торговых войн с Китаем, Европой, Мексикой и Канадой? Ведь без дешевой стали прокладка трубопроводов становится разорительной, а производство алюминия — самая энергоемкая часть цветной металлургии. Или еще: до какой низости дойдут киевские постановщики политических пьес, если, при всех проклятьях в адрес Москвы, на Днепре не рвут отношений с нами со славянской прямотой, а взыскивают пресловутый газпромовский 2,6-миллиардный долг и просят больше платить за транзит? В таких условиях еще яснее, почему европейцы столь раздражены Украиной; и даже генсек НАТО признает разногласия среди союзников относительно «Северного потока-2». На первый взгляд, такие коллизии возникают впервые. Но, чем больше размышляешь над этими и другими событиями, тем четче видишь: многое, даже очень многое из этого уже когда-то было. Было если не буквально, то по сути. Было и в канве политических упрощений и метаний, и в упоении сверхдержавностью, и в порочном круге лицемерия и беспамятства. Давайте же перелистаем страницы истории ТЭК двадцати-, сорока- и шестидесятилетней давности с глубоким моральным контекстом. Да и спроецируем их на сегодняшний день. Поучительная, доложу я вам, получится коллекция сюжетов.   

 Черноморская развилка

ЛУКОЙЛ (не говоря о других российских компаниях), инвестиционная программа которого в Болгарии превысила 3 млрд долл, символизирует собою первую веху этой череды примеров. Он обеспечивает своим проектом в Бургасе, да и не только в нем, 25% доходной части бюджета балканского государства. Сказав об этом на пресс-конференции по итогам встречи с главой софийского кабинета Бойко Борисовым, Владимир Путин очень емко оценил значение поставок нефти из РФ в Болгарию, высокотехнологичной переработки этого сырья и — далее — разветвленного регионального сбыта нефтепродуктов европейского качества с позиций сегодняшнего дня. Continue reading

Что такое «противогазы» и как они воюют против Северного потока-2?

Против газа, надежного и недорогого газа из России, не подводившего Европу даже в эпоху конфронтации мировых систем, нацелен целый комплекс враждебных акций, изощренных интриг и деструктивных планов. Они не только готовятся, но и уже осуществляются недругами Москвы. Стоило Дональду Трампу (вопреки рекомендации советников «не приветствовать Владимира Путина» по случаю избрания президентом РФ) все же поздравить его, как Майк Помпео и другие члены кабинета сильно расстроились. И набросились в публичных высказываниях… нет, не столько на итоги выборов в РФ, сколько на мегапроект «Северный поток-2»! Тем временем союзники США на Ла-Манше посетовали (после сюжета с отравлением Сергея Скрипаля, его дочери и подоспевшего полицейского неведомым веществом) не на пассивность химзащиты. Посетовали, иными словами, не на отсутствие противогазов в прямом смысле этого слова, а… на мнимую гегемонию российского газа в Старом Свете(!). Мудрая Германия, которая отстаивала идею необходимого ей трубопровода все последние годы, — и та прижата англосаксонскими друзьями к стене расплаты. Прижата за мнимую податливость перед «кремлевским энергетическим агрессором». Итак, не прорезиненные, а вполне одушевленные противогазы — это уже не былые страхолюдные маски с кислородными шлангами и стеклянными глазищами со склада гражданской обороны. Это — многочисленная и напоминающая атаку зомбированных инопланетян армия топливных русофобов. И она вполне заслуживает того, чтобы посвятить ей наше обозрение.

Закрыть английский вентиль на словах легко…

Когда директор Фонда энергетической безопасности Константин Симонов, комментируя прозвучавшее на Темзе заявление главы кабинета Терезы Мэй о необходимости ликвидации энергетической и, прежде всего, газовой зависимости Альбиона от России, сказал в эфире, что такой зависимости не существует вовсе (то есть премьер-министра неверно информируют), — для многих на Западе это прозвучало парадоксально. Журналистское сообщество в Англии наверняка решило, что речь, мол, идет об очередном информационном трюке защитников российского ТЭК.

Но прошла пара дней — и недруги Москвы сами же сели в лужу. Почему? Да потому, что на сей раз уже не «ангажированный Кремлем» аналитик, а профильное министерство… самой же Британии(!) повторило практически то же самое. Да-да, лондонский департамент по вопросам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии заявил во весь голос: Соединенное Королевство «никоим образом не зависит» от российского «голубого топлива». Ибо «менее 1% газа на внутреннем рынке страны поступает из России». Стало быть, намерения и формулировки г-жи Мэй по предстоящему, так сказать, «закручиванию вентиля» не продуманы и легковесны? Вот это, согласитесь, конфуз, особенно для старой доброй Англии, гордящейся традиционной солидностью и основательностью суждений, особенно на высоком уровне. Continue reading

Спор об энергетике становится дуэлью

Павел Богомолов

Внутрироссийская повестка дня по топливно-сырьевой тематике все чаще становится внешнеэкономической и — в итоге —международной. Заостренно, с явным прицелом на бушующие вокруг нас региональные кризисы, ставятся даже те, казалось бы, рядовые вопросы развития ТЭК и смежных отраслей, которые еще недавно представлялись будничными и рутинными, неспешно рассматривались и решались в рабочем порядке. Ускоренное превращение даже не оборонных, а просто индустриальных, экономических проблем в глобально-стратегические не воспринимается как преувеличение. Это рельефно подтвердилось на состоявшемся 16 ноября совещании по развитию дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда».

Делайте ваши ставки, господа!

Большой разговор о завтрашних судьбах некогда закрытого завода в городе Большой Камень Приморского края имел на сей раз самое прямое отношение к внешнеэкономическим программам отечественной нефтянки — как экспортным, так и инвестиционным.

За рубежом с ревностью пишут, что предприятие, являвшееся с советских времен закрытым военным объектом по ремонту подлодок Тихоокеанского флота, становится теперь еще и средоточием амбициозной топливно-сырьевой экспансии России на азиатских рынках апстрима и даунстрима.

Вплоть до прошлой недели барометр западного освещения проблем дальнейшего вовлечения нашего углеводородного ТЭК в буксующий из-за секторальных санкций процесс энергетической глобализации указывал по сути на одно и то же. Как подсказал мне один зарубежный аналитик, «вы в России ставите на устаревающую стратегию прокладки и эксплуатации трубопроводов, а ведь однажды их смогут заблокировать или ослабить ваши соперники и оппоненты. А мы изо всех сил продвигаем иной подход — межконтинентально-транспортные поставки нефти и СПГ; и вам нас не догнать!». Правда ли это, и только ли рыночные меры планирует принять Кремль на перекрестках этой международной конкуренции?

Continue reading

Неделя рукопожатий и тревог

Российская энергетическая неделя и форумы, сопутствовавшие ей в Москве и Санкт-Петербурге, стали международными событиями в большей мере, чем вехи домашней отраслевой хроники. Они не просто привлекли, а приковали к себе внимание влиятельнейших СМИ по обе стороны Атлантики. Назвав планы массированного и агрессивного экспорта дорогостоящего сланцевого СПГ из-за океана в ЕС «недобросовестной конкуренцией», Владимир Путин дал американской энергодоктрине наилучшее определение. Президент мог бы высказаться сильнее. Мог бы, с другой стороны, выразить свою мысль и мягче. Но он избрал золотую середину, подтвердив классически-путинское хладнокровие, сдержанность и уверенность в своих силах. 

Со всеми в ОПЕК удалось поладить

То, что Москва не хочет конфликтовать, да и конфронтировать с Соединенными Штатами сверх меры, учитывая и без того болезненно-замороженное состояние двусторонних отношений на крайне низкой отметке, было очевидным. Такой подход проявился в ходе Энергетической недели и на встрече Путина с гостем из Венесуэлы — Николасом Мадуро.

Посудите, уважаемый читатель, сколь мощно такая же беседа, но полвека назад, использовалась бы советским руководством для накаливания риторики против США. Но сегодня телезрителям взвешенно показали и дали услышать иное: Путин приветствует усилия Каракаса хотя бы по робкому сближению и диалогу с некоторыми сегментами венесуэльской оппозиции, поиску точек соприкосновения с ней во избежание новых кровопролитных столкновений и уличного хаоса. Видеокамера показала при этом сосредоточенные лица латиноамериканских собеседников — они свидетельствовали о многом.

Конечно, нашлось время и для высокой оценки Кремлем роли Каракаса в разработке и продвижении идеи квотных ограничений нефтедобычи силами 24 государств по формуле ОПЕК+. Вообще надо сказать, что Энергетическая неделя органично сплела в своем формате и повестке дня устремления как богатого, так и бедного звеньев ОПЕК. Именно так именуют политологи нефти оба соперничающих эпицентра в экспортном картеле. Это, с одной стороны, те его сегменты, которые вынуждены бороться за справедливые цены на углеводородное сырье из-за своих ужасающих социальных реалий. А с другой стороны, это клуб прекрасно обеспеченных во всех отношениях монархий Персидского залива во главе с «королевством пустынь».

Continue reading

Первая нефть Кракена

В Северном море в 80 милях от Шетландских островов компания-оператор – британская EnQuest – начала разработку нефтяного месторождения Кракен. Это крупнейший нефтегазовый проект на шельфе Великобритании за последние 10 лет. Месторождение было открыто в 1987 г., его ресурсный потенциал оценивается в 128-140 млн баррелей н. э.

До конца года Кракен должен выйти на уровень добычи в 20 тыс. баррелей в сутки, к 2019 г. планируется достичь 50 тыс. баррелей в сутки, что составит примерно 4,5% от всего объема извлекаемых на шельфе Великобритании нефти и конденсата. EnQuest уже пробурила на Кракене тринадцать скважин: семь добывающих и шесть нагнетательных. Новые скважины, бурение которых запланировано на следующий год, позволят обеспечить более чем удвоение производственных показателей. Continue reading

Облом и в Персидском заливе, и на Атлантике

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г. «Нефтянка» изначально дала в целом верный прогноз исхода британской избирательной кампании. Дала задолго до громких терактов на «Манчестерской арене» и на Лондонском мосту, которые понизили рейтинг правящих на Темзе консерваторов.

Поражение тори косвенно влияет и на ТЭК

Откликнувшись на объявление внеочередных выборов на Альбионе в своем первом майском обозрении, мы вполне обоснованно предположили: «Исход июньских выборов не во всем совпадет с ожиданиями премьер-министра Терезы Мэй». И ведь это было мягко сказано!

Исход голосования и впрямь был не в пользу амбициозной, но не очень-то дальновидной наследницы покойной Маргарет Тэтчер. Мэй самонадеянно затеяла выборы ради того, чтобы укрепить позиции тори под готическими сводами Вестминстера — дать партии абсолютное большинство. Это помогло бы главе кабинета обрести репутацию не просто удачливой выдвиженки, которая, мол, случайно перехватила лидерскую эстафету у проигравшего еврореферендум Дэвида Кэмерона. У г-жи Мэй появился бы заслуженный авторитет демократически избранного руководителя страны. А это, в свою очередь, позволило бы ей обрести едва ли не командные полномочия для всеобъемлющих переговоров с Брюсселем о конкретных условиях «брекзита». Вот что мы писали в этом раннем — гипотетическом контексте:

Continue reading

Судьба ОПЕК – в чужих руках

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Парадоксально, но факт:  предсказуемые решения венской встречи ОПЕК оказались для нефтегазовой отрасли менее важными, чем итоги двух саммитов, не имевших прямого отношения к углеводородному ТЭК. В самом деле, что нового и резонансно-прорывного увидели мы в заранее предрешенных договоренностях ОПЕК и аутсайдеров во главе с РФ? То, что члены картеля будут еще 9 месяцев добывать не более 32,5 млн баррелей в сутки, а Россия — не более 10,9 млн,  можно было предвидеть. А вот то, что, вопреки другим членам «семерки» и даже своей дочери Иванке, Дональд Трамп предупредил о скором выходе Вашингтона из Парижского экологического протокола и — в итоге — о снятии последних барьеров на пути сланцевой революции, нефтепереработки и топливной энергетики в США, — это действительно мощный удар по ОПЕК и ее планам. Штучка, как говаривал один генсек, «посильнее «Фауста» Гете». 

shutterstock_543596524Цель атаки — Тегеран

Новостью номер один стало еще и то, что новичку глобальной политики удалось-таки нейтрализовать, после острых дебатов второго дня в Таормине, ажиотаж союзников по поводу пресловутой «российской угрозы Европе». Сдвинуть, иными словами, этот пункт на второй план.

На передний же план поставлена задача удушения нефтегазоносного, но не устраивающего Запад Ирана. Название этого курса Североатлантического альянса и «семерки» звучит, правда, безобидно. Это якобы подъем уровня борьбы с терроризмом. Что ж, на фоне срочного возвращения Терезы Мэй домой в ожидании возможных (не дай-то Бог) последствий манчестерского взрыва, многое в этом смысле выглядит обоснованно. Англо-американский тандем в выборе антитеррористического приоритета сработал четко. Что же касается спора между британским премьером и Трампом о досадном сливе американской стороной в прессу снимков о расследовании, то он не важен.

Continue reading

Момент истины – все ближе

2009--198x300Накануне Дня Победы в международной почте российских газовиков появилась приятная весть. Она пришла из Вены, где, как и в Берлине и Праге, отгремели 72 года назад праздничные салюты. Кстати, в австрийской столице война закончилась еще раньше — 4 апреля 1945 года. Страна, аннексированная рейхом в канун Второй мировой, обрела шанс на  воссоздание независимой и демократической Альпийской республики.

Майские звезды

Символично, что именно в эти дни Владимиру Путину передано из Вены приглашение, которое сегодня, на фоне санкционно-прохладной весны 2017-го, дорогого стоит. 

Прибыв в Москву для встречи с президентом РФ, председатель правления австрийского нефтегазового концерна OMV Райнер Зеле выделил 28 апреля в ходе дружественной беседы в Кремле нечто важное. По его словам, главу Российского Государства будут с нетерпением ждать на торжествах в Вене, посвященных 50-летию партнерства компании OMV с «Газпромом». Новый федеральный президент Австрии тоже примет участие в этих акциях. «Мне было бы очень приятно, если бы вы нашли возможность приехать на  торжества по случаю «золотой свадьбы», — обратился Зеле к Путину.— Спустя полвека после заключения нашего «брачного союза» тем более удивительно, что наша компания и «Газпром» по-прежнему столь влюблены друг в друга, что мы хотим еще больше газа покупать у «Газпрома», — пошутил гость.

Впрочем, шутки – шутками, а ведь природный газ, как и нефтяная «кровь земли» с востока, значат очень много для возрожденной из руин Европы. Мирные звезды над ней зажглись благодаря мириадам энергетических россыпей за счет поставок топлива с Урала и из Сибири. Но освещенный звездами покой после канонады бывает разным. Так, в ФРГ стоящие до сих пор войска США и Англии проигнорировали запрос постконфронтационного мира, презрев его даже после односторонне-добровольной эвакуации Вооруженных Сил РФ. А вот в Австрии вышло иначе. В Вене послевоенное урегулирование прошло по-человечески и паритетно — так, как это и должно быть между цивилизованными партнерами по международному диалогу.

Continue reading

Февральский ветер дует в наши паруса

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Месторождение на Северном море, давшее имя сорту нефти Brent, готовится к закрытию. Говоря попросту, оно почти исчерпано. Нечто ностальгически-грустное незримо кроется в посвященных этому слушаниях под сводами англо-голландской Shell. Грустное, в том числе, и для российских нефтяников, привыкших сравнивать цены на отечественный сорт Urals с ценами на Brent. Хорошо еще, что в реакции нашего отраслевого сообщества нет и доли того злорадства, которое, чего уж греха таить, проявляется за рубежом при первых же симптомах истощения кладовых Западной Сибири. Напротив, Brent и все то, что с ним связано, — это и глава наших биографий, эхо информационного взрыва студенческой молодости, как и часть надежд на конструктивное сотрудничество Востока и Запада в энергообеспечении планеты.

Промысла не будет, но сорт, конечно, останется

Начиная с 1976 года на месторождении, расположенном в 115 милях к северо-востоку от Шетландских островов, добыто, как напоминает ТАСС, около трех миллиардов баррелей углеводородов в нефтяном эквиваленте, что обеспечивало около 10% производства в Британии. 

Тем самым был внесен весомый вклад в рыночную революцию Маргарет Тэтчер. С помощью разбуженных буровиками залежей британского «черного золота» «железная леди» сломила классовое сопротивление шахтеров-угольщиков. С экономики были сорваны «ограничительные путы социализма лейбористского образца». Нефтегазовая промышленность стала на том этапе главной отраслью всего хозяйственного комплекса на Альбионе – более значимой и масштабной, чем банковско-финансовый сектор и туризм.

Continue reading