К энергетике – со всей осторожностью

Заслонить собственными новостями крупные события других стран и регионов, завести всех под свою информационную дудку — излюбленное занятие заказчиков глобального политического климата. Хлебом их не корми, дай лишь насладиться тем, что зарубежный зритель намагничен заокеанской хроникой. На это делался расчет и при подписании «Первой фазы» долгожданной американо-китайской сделки, призванной ослабить накал торговой войны между двумя крупнейшими экономиками по обе стороны Тихого океана. Очень уж хотелось Белому дому впечатлить еще и московский Кремль своим временным сближением с Пекином. Дескать, вопреки взятым Владимиром Путиным и Си Цзиньпином целям Нового Шелкового пути, побеждает (как минимум на линии Шанхай – Лос-Анджелес) все-таки акцент на высокотехнологичный межконтинентальный бизнес ХХ1 века. В США надеялись, что Россия, погружаясь в ревнивое оцепенение от подписания пекино-вашингтонских соглашений, отдаст первые полосы и эфирные аншлаги именно этой вехе. Но не получилось. Обновленные колонки долларов и юаней ушли у нас на второй план. А на передний выдвинулись политические и конституционные перемены в самой же Москве. Давно уже вставший с информационных колен гигант Евразии устремил фокус своего первоочередного внимания от Балтики до Дальнего Востока к делам подчеркнуто-внутренним. К истинно важным для нас решениям крупного масштаба и позитивной направленности в самой России. По сути единственной инстанцией, живо отозвавшейся в Москве на американо-китайский торговый аккорд, стало банковско-биржевое сообщество; но уж ему, как говорится, сам Бог велел!  

Энерготранспортный бум на Тихом океане

Главная ставка, сделанная кабинетом Дональда Трампа на данном витке переменчивых отношений с КНР – вовсе не на электронику, роботизацию и цифровизацию. Наблюдающих за этими подвижками россиян пытаются одурачить выдумками фантастов насчет того, что линия всей конкуренции между ведущими мировыми экономиками пройдет, мол, в ближайшие годы в русле постиндустриального века: революционных материалов, мигающих мириадами огней компьютерных систем и прочей экранной футурологии.

Continue reading

Как центральные державы лишились румынской нефти

К 100-летию окончания Первой Мировой войны

Адский Джек

Джон Нортон-Гриффитс был личностью харизматичной, несокрушимой и легендарной. Родился он в Англии 13 июля 1871 года. В 16 лет Джон сбежал из школы прямо на армейский вербовочный пункт, став рядовым полка королевских конных гвардейцев. Через год военная служба ему наскучила, и вместе со своим другом Джон отправился в Южную Африку. Там молодой англичанин провел 12 лет — пас овец, добывал золото в рудниках, управлял шахтой, участвовал в англо-бурской войне в качестве адъютанта фельдмаршала лорда Робертса Кандагарского.

В 29 лет Джон вернулся в Англию, женился и создал собственную компанию по строительству туннелей. У Нортона-Гриффитса был очевидный инженерный и предпринимательский талант – он реализовывал проекты по всему свету: на Берегу Слоновой Кости, в Мозамбике, Канаде, Австралии, Чили и Российской империи (Баку). В 1910 году Нортон-Гриффитс был избран в Палату общин британского парламента по округу Уэнсбери (графство Стаффордшир) от партии тори. Continue reading

Осень – время парадоксов, добрых и не очень…

Москва не будет уговаривать Запад отменить рестрикции против РФ (отнявшие у самого же ЕС около 100 млрд евро), заявил на минувшей неделе глава кабинета Дмитрий Медведев. По его словам, переданным агентством ТАСС, санкции для нашей страны — «не вопрос жизни и смерти»; СССР жил под ними десятилетиями — «и ничего». Таково одно из важнейших кремлевских признаний за последнее время. Собственно, в эти дни прозвучало два смысловых акцента, отразивших представления российского руководства о войне и мире. Владимир Путин, сказав об отсутствии у Москвы планов превентивного ядерного удара и заявив, что он может быть лишь встречно-ответным, воздержался от уточнения: станет ли наш контрудар реакцией только на атомное нападение, или, возможно, реакцией на войну обычными средствами против России? Тем самым президент РФ заставил оппонентов задуматься над разгадкой этой дилеммы. Зато в экономическом плане Дмитрий Медведев не стал умалчивать: мы, в крайнем случае, и впрямь готовы свести стандарты своего быта к «неосоветской» планке. Что ж, Запад и без того знал о массовых опросах нашего населения, давшего предпочтительную оценку брежневской эпохе по сравнению со всеми остальными. Однако тот же Запад не мог и представить себе: с какой готовностью наш премьер сошлется на былые годы, не имея в виду системно-идеологических и иных моментов, но наверняка имея в виду общеэкономическую и социальную стабильность… Увы, отправляясь в автомобильную поездку из Москвы в те времена, мы прихватывали с собой пару заполненных канистр в багажнике, сомневаясь в регулярности завоза топлива на областные АЗС. И ведь это — при полумиллиардном (в тоннах) объеме годовой добычи! Мирились и еще со многим, но «вопросами жизни и смерти» все это не было. Да и не хочется, чтобы стало. Хотя, даже при нашем солнечном «бабьем лете», глобальный политический климат радует все меньше. Continue reading

Взлет, способный стать… обвалом

«Нефтянка», следует не без гордости отметить, давно предвидела в своих материалах повышение цен «черного золота» на мировом рынке нынешней осенью. При этом, конечно, мы не хотим бросить тень на тех коллег, которые предполагали противоположное и писали, что текущий ценовой взлет — ненадолго. Но факт остается фактом: уже сейчас такие крупные нефтетрейдеры, как Trafigura и Mercuria Energy Group, уверены, что котировки станут трехзначными уже в 2019-м, так что на ближайшие месяцы тенденция почти наверняка продолжится. Дональд Трамп винит страны ОПЕК, которые, «как всегда, обкрадывают весь остальной мир», и которым надо-де «прекратить повышать цены». Но разве ОПЕК их устанавливает? В картеле удивлены столь вульгарным подходом, и министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш остужает дискурс Белого дома: «В конце концов, все мы знаем, что цены на нефть обусловлены рынком — спросом и предложением». Сама же Америка, пытаясь сбить торговой войной темпы экономического роста Китая, ведет к спаду спроса, но безуспешно! То есть это у нее никак не выходит, — оттого и ярость Трампа. Но означает ли сказанное, что Россия, как ведущий производитель нефти, стремится к сверхвысоким ценам? Нет, и министр Новак заявил, что стодолларовая планка не отразит баланса между спросом и предложением. При астрономических котировках потребители наверняка станут снижать закупки нефти. Вот тогда и случится обвал, о чем предупреждают аналитики Bank of America Merrill Lynch, ссылаясь на недавнее прошлое: в 2008-м резкий взлет углеводородов как раз и закончился падением. Действительно, стоит только дойти до 120-долларовой отметки, — и послышится грохот небывалого спада.   Continue reading

Закономерные случайности

Нынешней осенью споры об источниках дальнейшего экономического роста в РФ идут вокруг двух оценочных полюсов, в равной мере солидных и обоснованных. Один из них обозначен в статье для журнала «Вопросы экономики». Ее авторами выступили сотрудники Института Гайдара и РАНХиГС. Выделив три компоненты увеличения отечественного ВВП (структурный, внешнеторговый и конъюнктурный), они пишут: лишь последний из этих факторов все еще дает некоторый рост,ставший поэтому случайным(!). А внешнеторговый фактор, напротив, тормозит развитие экономики, излагает статью РБК. Т.е. внешняя торговля дает рост негативный — стоимость экспортируемых товаров (в основном нефти) ежегодно «снижается и остается ниже средних за последние годы». По-иному выступил на заседании Кабмина РФ Дмитрий Медведев. Он позитивно очертил предпосылки к выходу на 3-процентный рост ВВП уже в 2021-м как раз за счет не топливных, а перерабатывающих отраслей с высокой добавленной стоимостью. Что же касается внешней торговли, то такой сравнительно новый тренд, как импортозамещение, отнюдь не всегда подрывает кооперационно-коммерческие товарообмены как таковые. Да и «старые добрые» газ и нефть вместе с углем выбрались из полосы низких цен и  не могут более считаться довеском, срывающим хозяйственный рост или снижающим его темпы. Ну а говоря о столь импонирующем ученым конъюнктурном факторе, — можно ли называть его источником одного лишь позитива? Почему бы не включить в шкалу переменчивой конъюнктуры такие рычаги понижающего воздействия, как санкции, таможенные пошлины и тарифы, торговые войны и ломки интеграционных альянсов, в частности, Евросоюза? Быть может, с пьедестала новейшей истории все эти зигзаги тоже иногда видятся как случайности. Но случайности в какой-то степени закономерные.

Великое переселение бизнеса

Покидающая ЕС Британия, без преувеличений, потрясена решением дирекции автомобилестроительного гиганта Landrover о возможности перевода производственных мощностей и офисов компании из Англии в Словакию. Конечно, возможность такого шага еще не означает его реализации. Быть может, вся эта история — сплошная случайность? Continue reading

Открыта крупнейшая морская ветроэнергетическая станция в мире

Датская энергетическая Ørsted (бывшая Dong Energy), распродав свои нефтегазовые активы, активно развивает морскую ветроэнергетику в глобальном масштабе. Новый проект в Ирландском море энергокомпания реализовала в партнерстве с двумя пенсионными датскими фондами PKA и PFA.

Крупнейшая морская ВЭС Walney Extension у берегов Великобритании построена консорциумом Ørsted (50%), PKA (25%) и PFA (25%). Мощности Walney Extensionв 659 МВт достаточно, чтобы обеспечить электроэнергией 600 тыс. домов в Великобритании. Ветроэнергетическая станция состоит из 87 турбин, установленных на площади в 145 кв. км. Примечательно, впервые в мире при создании ВЭС использованы турбины двух разных производителей. Так, Siemens Gamesa поставила 40 турбин по 7 МВт каждая, а Vestas — 47 турбин по 8 МВт. Оба производителя утверждают, что оснастили свои турбины самыми последними технологическими решениями. Ørsted с подрядчиками проложили 200 км кабелей и соединили ВЭС Walney Extension с национальной энергосетью Великобритании. Этот проект стал одиннадцатой морской ветроэнергетической станцией датской Ørsted на шельфе Соединенного Королевства. Continue reading

Начало нового этапа и то, что ему мешает

Пресс-конференция по итогам российско-американского саммита в Хельсинки рельефно показала: шансы на снижение конфронтации в топливно-энергетической сфере, вопреки антикремлевским интригам по берегам Атлантики, все же имеются, и немалые. Это отраднее тем более, что поначалу, в заявлениях Владимира Путина и Дональда Трампа, ни слова не было сказано о ТЭК. Затаив дыхание, эксперты недоумевали: неужто оба лидера вообще не успели или не пожелали сблизить свои позиции по углеводородной тематике? И тут — ответы на вопросы, обрушившие целый водопад высказываний, в том числе, о нефти и газе.

Успех Хельсинки в любом случае впечатляет

Хотя Трамп и высказал вновь сомнение в выгодах «Северного потока-2» для Германии, но он впервые согласился хотя бы конкурировать с Россией в энергоснабжении Европы. Конкурировать, а не просто выдавливать Москву внерыночными средствами. Ну а Путин выразил готовность удовлетворить беспокойство Трампа, продлив истекающий в 2019-м транзитный контракт с Украиной. Но, конечно, не просто так, а при условии прекращения переплетенных Киевом судебных тяжб через Стокгольмский арбитраж.

Если же американская сторона захочет прислать в Москву оперативников на потенциально возможные допросы россиян, подозреваемых в подрыве выборов 2016 года в США, то пусть проявится взаимность. То есть эмиссаров наших спецслужб, в таком случае, пригласят (на основе действующего договора 1999 года по борьбе с криминалом) на такие же собеседования, к примеру, с Уильямом Браудером и его подельниками. Собеседования о чем? Хотя бы об ущербе от нелегального вывоза из России полуторамиллиардного навара от своих попыток незаконно сколотить огромную долю в «Газпроме». Причем 400 млн долл из этой суммы как раз и было впоследствии передано теми же мошенниками на избирательную кампанию Хиллари Клинтон. Continue reading

История напоминает о себе

Кадры отраслевой хроники проносятся на старте лета в невиданном темпе. На фоне встречи Владимира Путина с наследным принцем Абу-Даби мы гадаем о ценах второй половины 2018-го. Насколько вырастут квоты режима ОПЕК+, опираясь и на согласие Саудовской Аравии, и на понимание тех же ОАЭ, товарооборот с которыми возрос у нас за год на 35%? Чего ждать для нефтянки в ходе развязанных Трампом торговых войн с Китаем, Европой, Мексикой и Канадой? Ведь без дешевой стали прокладка трубопроводов становится разорительной, а производство алюминия — самая энергоемкая часть цветной металлургии. Или еще: до какой низости дойдут киевские постановщики политических пьес, если, при всех проклятьях в адрес Москвы, на Днепре не рвут отношений с нами со славянской прямотой, а взыскивают пресловутый газпромовский 2,6-миллиардный долг и просят больше платить за транзит? В таких условиях еще яснее, почему европейцы столь раздражены Украиной; и даже генсек НАТО признает разногласия среди союзников относительно «Северного потока-2». На первый взгляд, такие коллизии возникают впервые. Но, чем больше размышляешь над этими и другими событиями, тем четче видишь: многое, даже очень многое из этого уже когда-то было. Было если не буквально, то по сути. Было и в канве политических упрощений и метаний, и в упоении сверхдержавностью, и в порочном круге лицемерия и беспамятства. Давайте же перелистаем страницы истории ТЭК двадцати-, сорока- и шестидесятилетней давности с глубоким моральным контекстом. Да и спроецируем их на сегодняшний день. Поучительная, доложу я вам, получится коллекция сюжетов.   

 Черноморская развилка

ЛУКОЙЛ (не говоря о других российских компаниях), инвестиционная программа которого в Болгарии превысила 3 млрд долл, символизирует собою первую веху этой череды примеров. Он обеспечивает своим проектом в Бургасе, да и не только в нем, 25% доходной части бюджета балканского государства. Сказав об этом на пресс-конференции по итогам встречи с главой софийского кабинета Бойко Борисовым, Владимир Путин очень емко оценил значение поставок нефти из РФ в Болгарию, высокотехнологичной переработки этого сырья и — далее — разветвленного регионального сбыта нефтепродуктов европейского качества с позиций сегодняшнего дня. Continue reading

Что такое «противогазы» и как они воюют против Северного потока-2?

Против газа, надежного и недорогого газа из России, не подводившего Европу даже в эпоху конфронтации мировых систем, нацелен целый комплекс враждебных акций, изощренных интриг и деструктивных планов. Они не только готовятся, но и уже осуществляются недругами Москвы. Стоило Дональду Трампу (вопреки рекомендации советников «не приветствовать Владимира Путина» по случаю избрания президентом РФ) все же поздравить его, как Майк Помпео и другие члены кабинета сильно расстроились. И набросились в публичных высказываниях… нет, не столько на итоги выборов в РФ, сколько на мегапроект «Северный поток-2»! Тем временем союзники США на Ла-Манше посетовали (после сюжета с отравлением Сергея Скрипаля, его дочери и подоспевшего полицейского неведомым веществом) не на пассивность химзащиты. Посетовали, иными словами, не на отсутствие противогазов в прямом смысле этого слова, а… на мнимую гегемонию российского газа в Старом Свете(!). Мудрая Германия, которая отстаивала идею необходимого ей трубопровода все последние годы, — и та прижата англосаксонскими друзьями к стене расплаты. Прижата за мнимую податливость перед «кремлевским энергетическим агрессором». Итак, не прорезиненные, а вполне одушевленные противогазы — это уже не былые страхолюдные маски с кислородными шлангами и стеклянными глазищами со склада гражданской обороны. Это — многочисленная и напоминающая атаку зомбированных инопланетян армия топливных русофобов. И она вполне заслуживает того, чтобы посвятить ей наше обозрение.

Закрыть английский вентиль на словах легко…

Когда директор Фонда энергетической безопасности Константин Симонов, комментируя прозвучавшее на Темзе заявление главы кабинета Терезы Мэй о необходимости ликвидации энергетической и, прежде всего, газовой зависимости Альбиона от России, сказал в эфире, что такой зависимости не существует вовсе (то есть премьер-министра неверно информируют), — для многих на Западе это прозвучало парадоксально. Журналистское сообщество в Англии наверняка решило, что речь, мол, идет об очередном информационном трюке защитников российского ТЭК.

Но прошла пара дней — и недруги Москвы сами же сели в лужу. Почему? Да потому, что на сей раз уже не «ангажированный Кремлем» аналитик, а профильное министерство… самой же Британии(!) повторило практически то же самое. Да-да, лондонский департамент по вопросам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии заявил во весь голос: Соединенное Королевство «никоим образом не зависит» от российского «голубого топлива». Ибо «менее 1% газа на внутреннем рынке страны поступает из России». Стало быть, намерения и формулировки г-жи Мэй по предстоящему, так сказать, «закручиванию вентиля» не продуманы и легковесны? Вот это, согласитесь, конфуз, особенно для старой доброй Англии, гордящейся традиционной солидностью и основательностью суждений, особенно на высоком уровне. Continue reading

Спор об энергетике становится дуэлью

Павел Богомолов

Внутрироссийская повестка дня по топливно-сырьевой тематике все чаще становится внешнеэкономической и — в итоге —международной. Заостренно, с явным прицелом на бушующие вокруг нас региональные кризисы, ставятся даже те, казалось бы, рядовые вопросы развития ТЭК и смежных отраслей, которые еще недавно представлялись будничными и рутинными, неспешно рассматривались и решались в рабочем порядке. Ускоренное превращение даже не оборонных, а просто индустриальных, экономических проблем в глобально-стратегические не воспринимается как преувеличение. Это рельефно подтвердилось на состоявшемся 16 ноября совещании по развитию дальневосточного судостроительного комплекса «Звезда».

Делайте ваши ставки, господа!

Большой разговор о завтрашних судьбах некогда закрытого завода в городе Большой Камень Приморского края имел на сей раз самое прямое отношение к внешнеэкономическим программам отечественной нефтянки — как экспортным, так и инвестиционным.

За рубежом с ревностью пишут, что предприятие, являвшееся с советских времен закрытым военным объектом по ремонту подлодок Тихоокеанского флота, становится теперь еще и средоточием амбициозной топливно-сырьевой экспансии России на азиатских рынках апстрима и даунстрима.

Вплоть до прошлой недели барометр западного освещения проблем дальнейшего вовлечения нашего углеводородного ТЭК в буксующий из-за секторальных санкций процесс энергетической глобализации указывал по сути на одно и то же. Как подсказал мне один зарубежный аналитик, «вы в России ставите на устаревающую стратегию прокладки и эксплуатации трубопроводов, а ведь однажды их смогут заблокировать или ослабить ваши соперники и оппоненты. А мы изо всех сил продвигаем иной подход — межконтинентально-транспортные поставки нефти и СПГ; и вам нас не догнать!». Правда ли это, и только ли рыночные меры планирует принять Кремль на перекрестках этой международной конкуренции?

Continue reading