Как центральные державы лишились румынской нефти

К 100-летию окончания Первой Мировой войны

Адский Джек

Джон Нортон-Гриффитс был личностью харизматичной, несокрушимой и легендарной. Родился он в Англии 13 июля 1871 года. В 16 лет Джон сбежал из школы прямо на армейский вербовочный пункт, став рядовым полка королевских конных гвардейцев. Через год военная служба ему наскучила, и вместе со своим другом Джон отправился в Южную Африку. Там молодой англичанин провел 12 лет — пас овец, добывал золото в рудниках, управлял шахтой, участвовал в англо-бурской войне в качестве адъютанта фельдмаршала лорда Робертса Кандагарского.

В 29 лет Джон вернулся в Англию, женился и создал собственную компанию по строительству туннелей. У Нортона-Гриффитса был очевидный инженерный и предпринимательский талант – он реализовывал проекты по всему свету: на Берегу Слоновой Кости, в Мозамбике, Канаде, Австралии, Чили и Российской империи (Баку). В 1910 году Нортон-Гриффитс был избран в Палату общин британского парламента по округу Уэнсбери (графство Стаффордшир) от партии тори.

Нортон Гриффитс

Когда в Европе запахло приближающейся войной, Нортон-Гриффитс в очередной раз круто изменил свою судьбу. За три дня до вступления Британии в Первую Мировую войну он дал объявление в Pall Mall Gazette, призвав под знамена своего добровольческого отряда всех, кто знал его по Южной Африке. Волонтеров набралось много. Как член Палаты общин, Нортон-Гриффитс добился официального признания своего отряда, ставшего 2-м конным полком короля Эдварда. Сам Джон получил звание майора.

Полк отправился в траншеи Западного фронта, где инженерному опыту майора Джона нашлось весьма неожиданное применение — он сформировал подразделения «кротов» для рытья тоннелей под немецкими оборонительными линиями с целью их подрыва мощными зарядами. Вскоре  Джон стал известен по всему фронту, причем, благодаря не только славе подрывника (в войсках его стали называть Адским Джеком), но и своему Rolls-Royceс неизменным ящиком французского вина. За яркие боевые заслуги Нортон-Гриффитсу было досрочно присвоено звание подполковника инженерных войск, а также вручена высокая награда — орден «За безупречную службу».

Звездный час созданных им подразделений настал 7 июня 1917 года, когда с одновременным подрывом двадцати многотонных зарядов аммонала началось наступление англичан на высотах Мессине. Впрочем, самого Нортона-Гриффитса в тот момент на фронте уже не было – его таланты потребовались в Восточной Европе. Дело в том, что у Великобритании возникли проблемы с Румынией. Точнее, с ее нефтяной промышленностью.

Катастрофа в Карпатах

Румынской правящей династии Гогенцоллернов потребовалось целых два года, чтобы решить, на чьей стороне вступить в войну. Да, существовал союзнический договор Румынии с Австро-Венгрией, но шансы на победу стран Антанты казались румынам большими. Когда же послы союзников в Бухаресте при послевоенном разделе Европы пообещали Румынии территорию Трансильвании, последние сомнения отпали, и 27 августа 1916 года Королевство Румыния вступило в войну против Центральных держав.

Увы, стремительного броска в духе трансильванских походов князя Влада Цепеша (более известного как Дракула) у румынской армии не получилось. В начале кампании полмиллиона плохо обученных солдат под командованием весьма слабых офицеров смогли воспользоваться эффектом внезапности и занять часть Трансильвании, но удержать ее не удалось. Под натиском немецких, австрийских, болгарских и турецких войск румынская армия начала отступление. Русская армия, серьезно измотанная в боях, не смогла оказать своему новому союзнику значительной поддержки.

Однако останавливаться на линии довоенной границы Румынии Центральные державы не собирались. 10 ноября 1916 года альпийские стрелки кайзеровской армии мощно атаковали румынские части, оборонявшие перевалы в Карпатах, и прорвали фронт. Отступление румынской армии быстро переросло в хаотичное бегство: потери убитыми, раненными и пленными составили от 300 до 400 тыс. человек.

Немецкий генерал-квартирмейстер Эрих Людендорф так оценивал значимость ресурсов Румынии для своей страны: «Мы не сможем существовать… и выиграть войну без румынских хлеба и нефти». Германия и Австро-Венгрия, в результате морской блокады испытывавшие сильнейший нефтяной дефицит, могли рассчитывать лишь на поставки с румынских месторождений. Поэтому захват нефтепромыслов стал для Центральных держав вопросом жизни и смерти. Уже в начале сентября 1916 года болгарские войска заняли черноморский порт Констанцу, где находились значительные запасы нефти и нефтепродуктов, принадлежавших союзникам. Казалось, что вскоре и сам «большой приз» — румынские месторождения и нефтеперерабатывающие заводы — окажется в руках противника.

Гордость Британии, боль Румынии

Еще до начала разгрома румынской армии на карпатских перевалах военный комитет Кабинета министров Великобритании обсуждал ситуацию в Румынии. Было принято решение о том, что допустить захвата немцами румынских нефтепромыслов нельзя. В случае необходимости запасы нефти,  нефтяные скважины и НПЗ следовало уничтожить любой ценой.

Выполнение этой задачи было возложено на Нортон-Гриффитса. Получив приказ, Адский Джек незамедлительно отправился морем в только что построенный порт Мурманск (тогда еще Романов-на-Мурмане), проехал всю европейскую часть Россию с севера на юг и 18 ноября 1916 года прибыл в Бухарест. Инструкции, полученные военным инженером им от канцлера казначейства Реджинальда Маккены, давали Нортон-Гриффитсу практически неограниченные полномочия по уничтожению румынских запасов нефти и принадлежащих британским акционерам объектов нефтяной промышленности. Справедливости ради надо отметить, что правительство Великобритании взяло на себя обязательство после окончания войны в полном объеме выплатить стоимость восстановления всего уничтоженного имущества.

Свою миссию Нортон-Гриффитс начал с Тырговиште, где находился НПЗ Romanian Consolidated Oil Company площадью 14 акров и мощностью по переработке 350 тонн нефти в сутки. Появившийся в офисе компании подполковник был весьма краток относительно цели своего приезда: «Мне нужно поднять в воздух это местечко».

Сказано — сделано. Нортон-Гриффитс, прибывший в охваченную хаосом Румынию в сопровождении лишь одного ординарца, смог быстро и четко организовать работу. Адский Джек не знал румынского языка, местной и отраслевой специфики, но зато был очень умен, технически подкован и обладал сильной волей — и уговорами, и угрозами он мобилизовал инженеров и рабочих на уничтожение того, что создавалось в течение многих лет. Заводские мощности подрывались гелигнитовыми зарядами, буровые вышки разрушались, скважины наглухо «запечатывались» сброшенным в них буровым оборудованием.  Нефть откачивалась из огромных резервуаров и поджигалась — она горела, застилая все вокруг черным удушливым дымом, и днем было темно как ночью.

Адский Джек был в самой гуще событий, лично поджигая нефть и уничтожая оборудование кувалдой. Работа шла быстро (ломать — не строить): первые скважины были подожжены 26 ноября (через неделю после приезда Нортон-Гриффитса «на объект»), а уже через 10 дней все было кончено. Последними были уничтожены нефтепромыслы Плоешти — пламя поглотило 800 тыс. тонн сырой нефти и около 70 нефтеперегонных установок. Нортон-Гриффитс покинул Плоешти вместе с последними отступающими румынскими частями.

Деятельность Адского Джека нанесла тяжелейший удар по планам Германии, которая смогла начать добычу на румынских месторождениях лишь через полгода после захвата страны. В 1917 году нефтедобыча составила только треть от уровня 1914 года, в 1918 году — 80%. Сам Нортон-Гриффитс не любил вспоминать о своей миссии в Румынии — упоения разрушением сэр Джон отнюдь не испытывал, он просто был одним из «офицеров и джентльменов» викторианской эпохи, на которых Британская империя всегда могла положиться.

Печальный эпилог

Усилия Нортон-Гриффитса в ходе войны получили высокую оценку со стороны Британской Короны. В 1917 году он был награжден орденом Бани, а в 1922 году стал баронетом Уонхэмским. В 1924 году, после 14 лет пребывания в Палате общин, сэр Джон покинул парламент и сосредоточился на работе своей компании и… руководстве легендарным футбольным клубом Arsenal.

В 1929 году, когда египетское правительство приняло решение увеличить высоту Асуанской плотины, контракт на эти работы был подписан с Norton-Griffiths & Co. Однако уже на следующий год возникли непредвиденные трудности: компания заявляла, что правительственные инженеры-инспекторы малокомпетентны, а египтяне отвечали, что Нортон-Гриффитс не справляется с финансовыми обязательствами по контракту, и работы идут с отставанием от графика.

В сентябре 1930 года реализация асуанского проекта была остановлена. 27 сентября сэр Джон Нортон-Гриффитс покинул александрийский отель Casinoи, взяв небольшую шлюпку, отправился на прогулку по Средиземному морю. Через некоторое время шлюпка была обнаружена пустой. Вскоре после начала поисков было найдено и тело Нортон-Гриффитса. Осмотр показал, что смерть наступила в результате огнестрельного ранения в височную область. Судебное расследование пришло к выводу, что Адский Джек покончил жизнь самоубийством. Ему было 59 лет. Похоронен сэр Джон на семейном кладбище в деревне Миклхэм, графство Суррей.

Александр Бырихин,
Григорий Волчек