Энергосреда №33. Сергей Ежов о налоговом маневре в нефтегазовой отрасли

В 33 передаче цикла «Энергосреда» Главный экономист «VYGON Consulting», доктор экономических наук Сергей Ежов рассказывает о налоговом маневре в нефтегазовой отрасли, о пошлинах, акцизах, нетбеке их взаимозависимости и влиянии на отрасль в целом и отдельные ее предприятия в частности. Ведет передачу Денис Захаров.

Денис Захаров: Здравствуйте! В эфире передача «Энергосреда» на канале «Нефтянка». Сегодня у нас в гостях Сергей Ежов — главный экономист компании «Выгон Консалтинг». Мы поговорим о налоговом маневре. Скажите, главный вопрос, для чего он вообще понадобился, ведь нормально отрасль работала до этого?

Сергей Ежов: Знаете, если говорить про последний налоговый маневр, то его история началась не вчера, а, можно сказать, с момента введения таможенных пошлин. А если точнее, то еще раньше. Если говорить о более ранней истории, то у нас пошлины появились с момента возникновения нового российского государства. И пришли западные советники и сказали, что нет, пошлины нельзя использовать, нигде в мире их не используют. Уже тогда ввозных пошлин не было в развитых странах. То есть, это был такой исключительный инструмент. Ну и, соответственно, приняли Указ Президента в 1994 году, что пошлины отменить. Отменили. Прожили какое-то время. 

Вы помните что это были за времена. 1998 год, цена падала до 9 долларов за баррель, Россия была вся в долгах. В 1999 году, когда цена начала немного подрастать, с 9 долларов поднялась до 10, то решили ввести пошлину размером, как сейчас помню, 1 экю за тонну. Все как-то косо на это посмотрели, ведь нет такого инструмента, это неправильно. Но ведь долги надо как-то отдавать. Там были неплатежи и ситуация была другая совсем, чем сейчас. И ввели эту пошлину. Через какое-то время цена подросла. Было уже 18. Людям понравилось, пошлина стала уже не 1 экю, а 3 евро. Потом она подросла еще и еще. И вот так попривыкли к этому, и потихоньку размер пошлины дошел до самых фантастических величин. Было время, когда пошлина доходила до 400 долларов на тонну. Continue reading

Лоскутное одеяло налогов и технологическая отсталость

shutterstock_401615749Нефтяной отрасли необходима новая налоговая система.

С 1 января 2015 г. в отношении нефтяной отрасли действует так называемый налоговый маневр, введенный с целью сокращения зависимости российского бюджета от экспортных пошлин, которые должны были снижаться вместе с мировой ценой на нефть. Планировалось, что в 2016 г. ставка пошлины сократиться с 42% до 36%, а в 2017 г. – до 30%. Одновременно должен вырасти налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ): в 2016 г. – до 857 рублей за тонну, а в 2017 г. – до 919 рублей за тонну. Однако из-за падения бюджетных доходов Минфин «заморозил» в этом году уровень ставки на 42%, обещая в перспективе снизить экспортные пошлины повышая НДПИ.

Основной прирост добычи нефти в России сегодня обеспечен месторождениями, которые так или иначе подпадают под льготные категории по налогу на добычу полезных ископаемых и экспортным пошлинам. Согласно оценке специалистов Vygon Consulting, льготируемый по НДПИ объем добываемой нефти в 2015 г. превысил 160 млн т, что составляет 33% добычи России без учета СРП.

Как правило, льготный режим получали и получают новые проекты (гринфилды). Без льгот остались зрелые месторождения Западной Сибири. Самый крупный по извлекаемым объемам нефти субъект Российской Федерации – Ханты-Мансийский автономный округ – продолжает демонстрировать падение производства – минус 2,9% по итогам 2015 г. Сокращение производственных объемов в ХМАО происходит, несмотря на ежегодный рост эксплуатационного бурения и ввод в строй 6-8 новых месторождений.

Continue reading

«Куда хотим, туда и вертим»…

shutterstock_237023866Об особенностях ручного управления российским нефтегазовым комплексом «Нефтянка» поговорила с главным экономистом VYGON Consulting Сергеем Ежовым в кулуарах круглого стола «Налогообложение нефтегазовой отрасли – большие маневры».

– Как Вы оцениваете последствия налогового маневра для нефтяной отрасли России?

– Последствия налогового маневра не так велики по сравнению с падением цен на нефть. Налоговый маневр разрабатывался, когда цены на нефть были 100 долларов за баррель. Были совершенно другие и доходы, и расходы, а также их соотношение, которое поменялось в результате падения стоимости нефти. Если проанализировать, какие могли быть результаты у отрасли без налогового маневра, стало бы понятно – с маневром они немного ухудшились. Но маловероятно, что российские власти сохранили бы те же условия, которые были до маневра, поэтому такие оценки носят виртуальный характер.

Сейчас правительство в оперативном режиме «подкручивает» бюджетные доходы. Приняты беспрецедентные меры: с 1 апреля увеличиваются акцизы на нефтепродукты. Такого не было с 1990-х – с тех пор решения о росте ставок налогов принимались до наступления бюджетного года, а не после его начала. Continue reading