Лоскутное одеяло налогов и технологическая отсталость

shutterstock_401615749Нефтяной отрасли необходима новая налоговая система.

С 1 января 2015 г. в отношении нефтяной отрасли действует так называемый налоговый маневр, введенный с целью сокращения зависимости российского бюджета от экспортных пошлин, которые должны были снижаться вместе с мировой ценой на нефть. Планировалось, что в 2016 г. ставка пошлины сократиться с 42% до 36%, а в 2017 г. – до 30%. Одновременно должен вырасти налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ): в 2016 г. – до 857 рублей за тонну, а в 2017 г. – до 919 рублей за тонну. Однако из-за падения бюджетных доходов Минфин «заморозил» в этом году уровень ставки на 42%, обещая в перспективе снизить экспортные пошлины повышая НДПИ.

Основной прирост добычи нефти в России сегодня обеспечен месторождениями, которые так или иначе подпадают под льготные категории по налогу на добычу полезных ископаемых и экспортным пошлинам. Согласно оценке специалистов Vygon Consulting, льготируемый по НДПИ объем добываемой нефти в 2015 г. превысил 160 млн т, что составляет 33% добычи России без учета СРП.

Как правило, льготный режим получали и получают новые проекты (гринфилды). Без льгот остались зрелые месторождения Западной Сибири. Самый крупный по извлекаемым объемам нефти субъект Российской Федерации – Ханты-Мансийский автономный округ – продолжает демонстрировать падение производства – минус 2,9% по итогам 2015 г. Сокращение производственных объемов в ХМАО происходит, несмотря на ежегодный рост эксплуатационного бурения и ввод в строй 6-8 новых месторождений.

shutterstock_426731848По словам вице-президента по стратегическому развитию компании ЛУКОЙЛ Леонида Федуна, выступившего на апрельском Национальном нефтегазовом форуме, существующая налоговая система давала возможность выживать компаниям при низких ценах, страховала их от банкротств, но и для государства это тоже выгодная система. Однако главный ее недостаток – консервация технологической отсталости отрасли. «Существующая система убивает новые проекты, в том числе на шельфе. Между компаниями идет соревнование в возможностях получить льготы, достучавшись до Минфина. И это в то время, когда КИН в России составляет меньше 30%, а третичные методы повышения нефтеотдачи никто не применяет, потому что это дорого. Система достигла потолка, нуждается в модернизации. Иначе Западная Сибирь превратится из житницы в депрессивный регион», – заявил Федун.

По словам Генадия Шмаля, президента Союза нефтегазопромышленников России, в Западной Сибири порядка 450 месторождений остаются до сих пор в нераспределенном фонде, разработка более 400 из них нерентабельна в существующем фискальном режиме. «Наша налоговая система никуда не годится. Нефтяной отрасли нужен справедливый налог», – отметил Шмаль. По словам главы Союза нефтегазопромышленников России, в стране существует проблема недофинансирования отрасли. Согласно его оценке, при текущем уровне добычи в отрасль нужно вкладывать до 40 млрд долларов в год, тогда как российские компании инвестируют порядка 20 млрд долларов. В таких условиях на новые технологии ничего не остается. В результате в России очень низкий показатель коэффициента извлечения нефти, снизившийся даже по сравнению с показателями, достигнутыми в СССР – 45%, сейчас – меньше 30%.

shutterstock_313465757По поручению президентской комиссии по ТЭК, два российских министерства должны были представить общую концепцию к началу мая этого года, но Минфину и Минэнерго пока так и не удалось найти единую точку зрения по ключевым проблемам налогообложения добывающих компаний. Министерству финансов сегодня нужны, прежде всего, источники новых поступлений в бюджет. По словам представителей ведомства, российское государство столкнулось с серьезными проблемами, которые несопоставимы с уровнем задач компаний, пересматривающих свои инвестиционные программы. «Современная сложная ситуация в экономике страны не позволяет продолжать практику предоставления индивидуальных льгот конкретным проектам… В последние годы мы добивались маржинальности проектов путем введения дифференцированных льгот, послаблений и понижающих коэффициентов. Компании стали понимать, что для того, чтобы добавить прибыльности своему проекту, надо получить льготы. В каждом конкретном случае идет диалог с недропользователем: нужно ли устанавливать пониженную ставку экспортной пошлины? Все это усложняет администрирование. Налоговая система стала походить на лоскутное одеяло и утрачивает универсальный характер. Кодекс стал пестрить геологической терминологией, в нем стали появляться специальные коэффициенты. В последние годы мы видим все больше споров между плательщиками и налоговыми органами, вплоть до судов», – отмечал представитель Минфина на форуме. Министерство финансов понимает необходимость изменения налогообложения, но предлагает это делать постепенно: период перехода на новый налог, согласно оценке ведомства, может занять до 15 лет. Однако, по словам представителей компаний, если переход на новый налог займет столько времени многие проекты так и не будут запущены в строй.

Мария Кутузова