Сколько стоят России поставки нефти в Белоруссию

Отношения России и Белоруссии по поставкам нефти всегда были приукрашены особым колоритом и часто сопровождались скандалами и спорами.

В августе 2017 года на совещании по развитию транспортной инфраструктуры на северо-западе России руководитель РЖД пожаловался В.В. Путину на то, что белорусы не хотят пользоваться транспортными возможностями России для экспорта нефтепродуктов. Даже несмотря на предлагаемую им скидку в 50% на железнодорожные тарифы они продолжают использовать порты Латвии и Литвы.

В ответ президент РФ приказал заставить белорусов использовать российские порты для экспорта нефтепродуктов. Раз нефть российская, то Россия имеет право контролировать судьбу произведенных из неё нефтепродуктов. С одной стороны, российские нефтяные терминалы получат возможность что-то заработать. С другой, прибалтийские республики, активно выступающие против России на международной арене, лишатся возможности на этой самой России зарабатывать деньги. Кроме того, Россия сможет полностью контролировать, что и кому отгружают белорусские НПЗ.

Однако белорусы оказались не в восторге от этой идеи российских властей. Как они заявляют, маршрут через Прибалтику является самым экономичным — достаточно взглянуть на карту. Например, Новополоцкий НПЗ расположен вблизи границы с Латвией и связан с Вентспилсом действующим с 1968 года трубопроводом (который, кстати, на одну треть принадлежит «Транснефти»).  Чтобы перенаправить нефтепродукты на российские порты, расположенные в Ленинградской области, придется их транспортировать железнодорожным транспортом на сотни километров дальше.

Хотя РЖД и предоставляет скидки на перевозку белорусской нефти, портовые тарифы в России гораздо выше прибалтийских. По сообщению РБК, представитель Минэнерго рассказывал им, что прибалты «демпингуют» по ценам на перевозку.

Для белорусов этот вопрос отнюдь не чисто политический. При экспорте 10–13 млн. тонн нефтепродуктов в год разница в тарифах даже на несколько долларов может нанести убытки в десятки миллионов долларов, что не так мало для Белоруссии.   Кроме того, есть и логистические проблемы. Как заявляют белорусы, порт в Усть-Луге зимой замерзает, что усложняет доставку европейским потребителям.

Конечно, Россия, если будет оказывать значительное давление, сможет «дожать» белорусов и перенаправить их грузы в российские порты, но трудно сказать, насколько политически и экономически целесообразен такой «микроменеджмент».

Сколько Белоруссия зарабатывает на российской нефти

Нефтеперерабатывающая промышленность является ключевой для Белоруссии. В стране есть два НПЗ — Новополоцкий и Мозырьский, при этом последний на 42,58% принадлежит «Славнефти» (то есть «Газпром нефти» и «Роснефти»). Нефтепродукты занимают около 12–15% в общем промышленном производстве страны и примерно 20% в экспорте.

Белоруссия закупает нефть почти исключительно в России. В последние годы страна получала ежегодно по 20–24 млн. тонн нефти, что как раз примерно соответствует объему производства на двух НПЗ. Кроме того, Белоруссия еще и самостоятельно добывает небольшое количество нефти на своей территории — около 1,5 млн. тонн в год (или 32 тыс. баррелей в день), которую направляет на экспорт в ЕС.

Иногда в силу разных ссор и споров объем поставок снижается, как это было в начале 2017 года, когда Россия в одностороннем порядке сократила объемы поставок на треть из-за спора о газовых долгах в сотни миллионов долларов. Белоруссия пыталась найти альтернативные источники нефти — в Казахстане, Азербайджане и даже Иране и Венесуэле, но не особо в этом преуспела, так как нефть там оказалась дороже российской.

В апреле 2017 года спор был завершен: долг оплачен, Белоруссия получила кредит в миллиард долларов и поставки в полном объеме возобновились. Кроме того, с Белоруссии сняли ранее существующее обязательство поставлять в Россию 1 млн. тонн нефтепродуктов в год, произведенных из российской нефти. Стране это дало возможность зарабатывать больше валюты и получать больше прибыли — по оценке белорусского телевидения, на сумму около 150 миллионов долларов в год.

Поскольку Россия и Белоруссия сейчас объединены в таможенный союз, поставки российской нефти экспортными пошлинами не облагаются. Раньше Белоруссия должна была перечислять России собранные экспортные пошлины на нефтепродукты, но сейчас страна оставляет эти суммы себе.

Из-за освобождения от пошлин поставки нефти в Белоруссию представляют собой своего рода российскую субсидию. В настоящее время экспортная пошлина составляет около 12 долларов за тонну. Таким образом, напрямую бюджет России теряет от поставок в Беларусь всего 200–300 миллионов долларов в год (при нынешних ценах на нефть и системе налогообложения). По сравнению, например, с размахом международной деятельности некоторых государственных нефтяных компаний России, это относительно скромная сумма.

Эта субсидия Белоруссии за последние годы снижалась из-за проводимого в России «налогового маневра». Напомним, что правительство РФ в несколько этапов снижало экспортные пошлины при одновременном увеличении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), взимаемого со всей добычи нефтяных компаний. Результатом этого стало то, что внутренние цены на нефть и фактически связанные с ними цены поставок в Белоруссию относительно повысились.

Кстати, одной из официально объявленных причин «налогового маневра» как раз и было введение Евразийского экономического союза — наличие различных экспортных пошлин в разных государствах якобы делают возможным закупку Белоруссией и Казахстаном в массовых объемах российской нефти и перепродажу её за границу в ущерб российскому бюджету.

Если «налоговый» маневр будет проводиться и дальше, как это предлагают некоторые деятели российского правительства, и экспортные пошлины будут совсем ликвидированы, тогда цены поставки нефти внутри России могут практически сравняться с мировыми (без учета расходов на транспортировку), и субсидия белорусам перестанет существовать.

Объем поставок нефти в Белоруссию регламентируется межправительственными соглашениями. Так, в 2017 году планируется поставить туда 24 млн. тонн нефти. Нефть поставляют разные российские нефтяные компании по «рекомендации» правительства РФ.

Однако реальные поставки в этом году могут составить и меньший объем — ввиду роста цен на нефть (из-за повышения рыночных цен и изменения налогового режима) белорусы могут оказаться не в состоянии «освоить» все оговоренные объемы.

По данным белорусского Национального статистического комитета, в период январь-август 2017 года закупки нефти из России составили 3,4 млрд. долларов против 2,9 млрд. долларов за соответствующий период прошлого года. В то же время физические объемы поставок упали. В 2016 году было поставлено 13,9 миллионов тонн за первые 8 месяцев года, в этом году — только 12,2 миллиона тонн, то есть падение составило 12%.

Впрочем, официальные белорусские лица объясняют падение закупок мероприятиями по модернизации белорусских НПЗ.

Белоруссия полученную нефть перерабатывает и большинство произведенных нефтепродуктов экспортирует. В 2017 году одним из крупнейших внешних рынков была Великобритания.

В январе-августе 2017 года из Белоруссии было экспортировано нефтепродуктов на 3,5 миллиарда долларов (из них 1,8 млрд. в СНГ). В прошлом году за тот же период было поставлено за границу нефтепродуктов на 3,0 миллиарда долларов.

Несмотря на рост денежных показателей, объем поставок готовой продукции по сравнению с прошлым годом тоже довольно ощутимо упал — за 8 месяцев 2016 года было экспортировано 10,3 миллиона тонн нефтепродуктов, а в этом году — только 8,2 миллиона. Это означает, что в физическом выражении поставки нефтепродуктов сократились на 20%.

Таким образом, на всей «схеме» как в 2016, так и в 2017 белорусы заработали валюты всего 100 млн. долларов.

Это, конечно, совершенно не означает, что белорусы работают «в ноль» с точки зрения валютных поступлений. Во-первых, за счет этой цепочки обеспечивается насыщение внутреннего рынка нефтепродуктами, так что Белоруссия экономит валюту и избегает дефицита баланса внешней торговли за счет нефти.

Во-вторых, значительная часть нефти направляется на предприятия белорусской нефтехимии, продукция которых также в значительной своей части продается за границу. Кроме того, как уже было упомянуто, поставки российской нефти позволяют белорусам экспортировать нефть, добытую на территории страны — в январе-августе 2017 года было продано в Германию около 1 млн. тонн, что принесло стране 382 миллиона долларов.

Тем не менее, прибыльность отрасли падает, причем она и до этого не была слишком высока — согласно отчету компании «Нафтан», собственника Новополоцкого НПЗ, в 2016 году убыток по МСФО составил 76 млн. долларов. Правда, Мозырьский НПЗ в 2016 году заработал около 98 млн. долларов, но и эта прибыль более чем два раза меньше, чем в предыдущем 2015 году. В середине года президент Белоруссии Лукашенко на совещании правительства публично сетовал, что из флагмана экономики нефтепереработка превращается в убыточную отрасль.

Такое ухудшение показателей ведущей отрасли республики очень некстати, ведь Белоруссия сейчас, как и Россия, продолжает испытывать экономический кризис.

В 2016 году ВВП страны упал на 2,6%. Сальдо внешней торговли страны остается отрицательным, по данным белорусского центробанка за первые 6 месяцев 2017 страна импортировала товаров на 1 млрд. больше, чем экспортировала. Стране необходимо выплатить по внешнему долгу 6 миллиардов долларов в следующем году и еще несколько миллиардов до конца текущего года.

Впрочем, не все так плохо. ВВП в этом году начал опять расти, в среднем на 1% по сравнению с соответствующими периодами предыдущего года.  По данным Национального банка дефицит в торговле товарами был более чем компенсирован профицитом в торговле услугами — в основном транспортными и информационным. Кроме того, личные переводы граждан принесли в страну около полумиллиарда долларов только за первые полгода 2017 года.

Иностранные резервы страны за этот год выросли — в начале 2017 года они составляли 4,9 миллиардов, а в конце сентября года достигли 7,3 миллиардов долларов. Правда, это пополнение произошло в основном за счет внешнего финансирования. Но в любом случае, похоже, что запас прочности у республики Беларусь пока еще есть.

Руслан Халиуллин