Российский налоговый маневр окажется «болезненным» для Белоруссии

Аналитики российского Сбербанка посчитали ущерб для белорусской экономики от проведения Россией налогового маневра, сообщает агентство Sputnik.

Налоговый маневр — повышение ставок налога на добычу полезных ископаемых и обнуление экспортных пошлин. В России его планируют завершить в 2024 году.

По данным аналитиков Sberbank Investment Research, которые приводит агентство, импортируемая из России нефть может подорожать для Белоруссии — республика потратит на нее, предположительно, на $300 млн больше, чем в текущем году. «Также сократятся доходы бюджета от экспортных пошлин — на $0,3 млрд до $1,7 млрд (при цене Brent $73 за баррель), а бюджетный профицит в этом случае составит 1% ВВП. Если нефть подешевеет до $65, то как импорт, так и экспортные пошлины сократятся на $0,5 млрд, а профицит бюджета уменьшится до 0,7% ВВП», — отметили в Сбербанке.

Как отмечает «Независимая газета», Минск рассчитывает урегулировать с Россией проблемные вопросы, в том числе по поставкам нефти, в ходе предстоящего визита президента России Владимира Путина в республику.

«На данный момент самыми болезненными являются российский нефтяной маневр и сокращение скрытых нефтяных субсидий. Как сообщалось, о намерении уйти от такой практики в начале прошлой недели заявили сразу два российских чиновника. Глава налогового департамента Минфина России Алексей Сазонов напомнил, что Россия не намерена отступать от планов провести так называемый налоговый маневр и постепенно заменить экспортную пошлину налогом на добычу полезных ископаемых», — пишет «НГ».

Поскольку этот налог должны будут уплачивать все покупатели нефти, то и для белорусских НПЗ она подорожает. Помимо того, что белорусский бюджет потеряет экспортную пошлину, которую сейчас получает, российские нефтепродукты могут оказаться более дешевыми и в условиях открытой границы заменят собой белорусские.

Ранее на проблемы белорусских НПЗ, связанные с реализацией налогового маневра в России, обращал внимание заместитель министра финансов Белоруссии Дмитрий Кийко. «Мы эту ситуацию рассматриваем, если все оставить как есть, как невозможность функционирования единого рынка нефтепродуктов в рамках Евразийского экономического союза», — заявил Кийко на пресс-конференции в августе, отвечая на вопросы агентства БелаПАН.

Он также отметил, что, реализуя налоговый маневр, Россия вводит новый механизм субсидирования собственных переработчиков нефти (отрицательный акциз), «для введения которого у нас источников нет».

«Если мы будем функционировать в рамках налогового маневра, а наши партнеры, конкуренты (российские НПЗ — прим. БелаПАН) будут пользоваться субсидиями, то у нас сложится непропорциональный рынок топлива. У нас в этом случае стоимость топлива намного будет превышать стоимость топлива в России», — цитируют «Белорусские новости» слова замминистра финансов.

«В условиях открытой границы с Россией это приведет к неконкурентным условиям работы белорусских НПЗ. По сути, российские нефтепродукты будут вытеснять белорусские нефтепродукты с нашего собственного рынка», — заявил Кийко.

Этой же позиции придерживается глава концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков. «Отсутствия сырья снизит загрузку отдельных предприятий, что негативно скажется на конкурентоспособности белорусской нефтехимической продукции», — пишет «НГ» со ссылкой на заявление Рыбакова.

«Потери белорусского бюджета — это предмет торга между президентами», — сказал «Комсомольской правде» аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха. «Пока не известно, что именно вкладывают чиновники в потери бюджета. Минус $300 млн — это уже с учетом компенсаций со стороны России или чистые потери?», — задается вопросом эксперт. Он отмечает, что с апреля по декабрь 2017 года безвозмездные поступления в бюджет Белоруссии из России составили 919 млн белорусских рублей. «Кроме того, у нас сохраняется перетаможка 6 млн тонн нефти, а это порядка $600 млн. Я бы не стал чрезмерно драматизировать эту цифру», — считает эксперт.

«КП» также напоминает, что Белоруссия покупает в России 24 млн тонн нефти, из которых 6 млн тонн может перепродавать в другие страны.

Кристина Кузнецова