На партнеров надейся, а сам не плошай!

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.На этой неделе в потоке хроники, переданной новостными агентствами и службами топливно-энергетической информации, сложился удивительный смысловой и объемный баланс. Статей международно-интеграционного содержания было ориентировочно столько же, сколько и материалов о прокладке российским углеводородным сектором своего курса в мировом нефтегазовом контексте. В какой-то момент подумалось: а что, если это примерно равное соотношение стало не случайным, а единственно верным? И потому, быть может, является предпочтительным, если мы не хотим прослыть ни заскорузлыми приверженцами хозяйственной автаркии, ни безликими энергетическими транснационалами, которым интересы отечественного ТЭК были бы безразличны. 

Расцвет интеграционных стратегий на Востоке…

То, что Россия и Саудовская Аравия уже не впервые заключили важные глобально-рыночные договоренности по ограничению добычи нефти, встретившись именно в Китае, — по-своему символично.

Объявлять о согласовании многосторонних сокращений производства нефти особенно продуктивно в той части света, где идея крупных интеграционных инициатив и альянсов жива, и где соседи по-настоящему прислушиваются друг к другу. Об этом и свидетельствует коммюнике пекинского форума за подписями лидеров 30-ти государств. Действительно, коллективное возрождение пусть и средневекового, но все еще Великого шелкового пути не выдумано, а востребовано. Оно органично проецируется на важнейшие для Москвы региональные инициативы и группировки — ЕАЭС (интерес к сотрудничеству с которым подтвердили уже 50 стран), а также ШОС и ряд других авторитетных международных структур.

Критично настроенный читатель может и возразить: разве способствует евразийской интеграции и российско-саудовскому призыву пуск ракеты КНДР над Японским морем? Или разве говорит о добрососедстве отсутствие в Пекине индийской делегации? На Южноазиатском субконтиненте обижены маршрутным выбором создателей Нового шелкового пути. (Китайцы хотят проложить часть транспортных артерий через недружественный для Дели Пакистан по тем территориям, которые индийцы считают спорными). Но это все-таки скорее отдельные, хотя и досадные, препятствия, в то время как магистральный путь очевиден, и ТЭК намерен  всемерно им воспользоваться. Причем воспользоваться в плотном сочетании с Северным морским путем (в том числе для проводки СПГ-танкеров), о чем напомнил Владимир Путин.

Сторонники формулы «Один пояс — один путь» выступили «за управление природными ресурсами на основе принципов равноправия и устойчивости». Подчеркнута «важность экономической, социальной, налоговой, финансовой и экологической» прочности проектов, четких природоохранных стандартов «при соблюдении баланса между экономическим ростом, социальным прогрессом и защитой окружающей среды». «Поддержка практического сотрудничества по… энергетическим трубопроводам» при «максимизации синергического эффекта в инфраструктурном планировании» тоже обещана.

shutterstock_107003903

Все это — не просто слова. На просторах Евразии такие подходы к ТЭК уже становятся явью. И никакие третьи пакеты Евросоюза не в состоянии заблокировать стремление многих европейцев подключиться к гигантскому энергорынку, наполняемому из-за Урала. Выступая в Пекине, премьер и избранный президент Сербии Александр Вучич отметил необходимость увеличения поставок российского газа в республику до 4-5 млрд кубометров, в т.ч. по строящемуся газопроводу «Турецкий поток». Если понадобится, то сделать это можно будет с помощью газового интерконнектора с Болгарией. Пребывание в КНР главы Узбекистана Шавката Мирзиеева, увенчавшееся подписанием 105 документов на 23 млрд долл, тоже было сфокусировано на углеводородах. Холдинг «Узбекнефтегаз» заключил 10 контрактов, в том числе трехлетнее соглашение на поставку узбекского газа.

Да и по другую сторону Каспия, в Азербайджане, опять-таки видны добрые симптомы регионального согласия по ТЭК. Но, точнее говоря,  это уже — по нефти. Судя по словам бакинского министра Натика Алиева, пионер мирового производства нефти в Закавказье во второй раз стал, наряду с Россией, первопроходцем нового прорыва на мировом рынке. Это — назревающее соглашение 13 членов ОПЕК и аутсайдеров (теперь уже не 11, а как минимум 14, как намекнул Александр Новак), которые готовы продлить усилия по стабилизации рынка на 9 месяцев — до марта 2018-го.

Когда Игорь Сечин говорит о 12-процентном росте поставок нефти из РФ в Китай в первом квартале текущего года, или когда Алексей Миллер, сообщив об опережении графика прокладки «Силы Сибири» в направлении КНР с вероятной мощностью до 38 млрд кубометров газа в год, присутствует еще и на подписании важнейших контрактов по газовым ТЭС и подземным хранилищам газа, пресса сразу активизируется. Подлинно взаимодополняющий и потому комплексный характер взаимных усилий становится яснее. И ведь никто при этом не высказывает ревности из-за того, что Китай одновременно изучает возможности импорта СПГ и сырой нефти из США, как признал в интервью для Bloomberg глава CNPC Ван Илинь.

…И закат региональных альянсов на Западе    

В отличие от Восточного, Западное полушарие становится сценой развала едва ли не всех привычных для нас интеграционных группировок, да и всей схемы международно-правовых координат. Уцелеет ли Трамп — под напором растущего неприятия конгрессом, сенатом и СМИ — после своих чрезмерно резких шагов, прежде всего, в отношении Латинской Америки?

Сами посудите: андские страны, нацеливающие поставки своего сырья на Дальний Восток, оказались у разбитого корыта. Произошло это после выхода США из созданного Обамой Азиатско-Тихоокеанского инвестиционно-торгового партнерства. И теперь этот альянс, не успев толком родиться, с грохотом рушится. Трамп может развалить и НАФТА — Североамериканский договор о свободной торговле. Да-да, развалить несмотря на подчеркнуто-рыночную (в полном соответствии с интересами транснационального капитала) энергетическую реформу в соседней Мексике и, как следствие, допуск — впервые за 75 лет — американских мейджоров на шельф Юкатана.

В итоге от НАФТА может остаться лишь Канада. Тянущаяся от нефтяных песков провинции Альберта на юг система стратегических трубопроводов Keystone XL, размороженная тем же Трампом вопреки протестам экологов, активистов индейского племени сиу и чересчур самостийных местных властей, еще заявит о себе во весь голос. Она загрузит сырьем «созвездие» НПЗ на американском побережье Мексиканского залива. Это, между прочим, плохо не только для Мексики, но и для Венесуэлы, привыкшей ежесуточно поставлять в США хотя бы по полумиллиону баррелей.

Тем временем сам же Каракас невольно парализовал, из-за собственного хаоса и отраслевого спада, работу и планы левосоциалистической по своей идейной окраске топливной структуры PetroCaribe. Преференциальные поставки нефти небольшим союзным государствам в Центральной Америке и Карибском бассейне сведены к абсолютному минимуму. Куба, годами получавшая от правительства Уго Чавеса по 100 тыс. баррелей льготной нефти в сутки, — на полуголодном пайке. И зачем только достраивался силами обеих стран НПЗ в Сьенфуэгосе, бездарно брошенный на рубеже 1990-х российскими инвесторами? Сотрудничество гаванской Cupet и каракасской PDVSA, можно сказать, почти на ладан дышит от хронического безденежья.

Но и этого мало. По швам трещат не только НАФТА, Транстихоокеанское партнерство и PetroCaribe. По подсказке из США Боливарианскую Венесуэлу гонят из главного интеграционного альянса в Южной Америке — Mercosur. Впрочем, даже этот континентальный разлад к югу от Рио-Гранде — еще не все. Под ударами стычек в Каракасе зашаталась «малая ООН» — Организация американских государств, объединяющая весь континент от Аляски до мыса Горн. Точнее говоря, почти весь. Социалистическую Кубу выставили из ОАГ в 1962 году, а через полвека она сама отказалась от приглашения вернуться.

ОАГ и раньше-то не вызывала у латиноамериканцев особого доверия. Оказав в мае 1982-го электронно-космическую, разведывательную и логистическую поддержку эскадре Маргарет Тэтчер на пути в Южную Атлантику для наказания занявших Фолкленды (Мальвины) аргентинцев, Вашингтон ясно показал: на чьей он стороне. Растоптав Межамериканский договор безопасности, президент Рейган выбрал НАТО. Однако остатки былой сплачивающей репутации ОАГ еще какое-то время сохранялись.

Но вот генсек ОАГ Луис Альмагро, засевший в вашингтонской штаб-квартире той же организации, ведет дело хотя бы к временной приостановке членства родины Симона Боливара в континентальной структуре. Сделать это помогут обвинения в адрес каракасских силовиков. Утверждается, что при разгонах, арестах и пытках демонстрантов на улицах столицы допущены «преступления против человечности». А погибло в ходе этих более чем 950 антиправительственных выступлений, по данным оппозиционного депутата Национальной Ассамблеи Лайди Гомес, как минимум 46 человек.

Итак, мы, похоже, имеем дело с близящимся крахом или радикальной трансформацией едва ли не всех региональных альянсов и договоров за океаном. Прошу извинить за уличный сленг, но это — сумасшедший дом!

shutterstock_399824581В венесуэльском ТЭК дела, как видно, совсем плохи

В пестрой и разноплановой хронике глобальной нефтянки бывают случаи, когда, казалось бы, даже самые конструктивные призывы из некоторых столиц невольно выдают крайне сложное, если не плачевное, состояние их топливно-энергетического сектора.

Вот и Венесуэла, поддержав в заявлении своего министерства нефти российско-саудовское соглашение о продлении режима ограничений еще на 9 месяцев, подверстала к этому одобрению одну настораживающую фразу. В документе отмечено, что «следовало бы изучить инвентарные данные (в национальных хранилищах добытого сырья — Авт.), которые временами выявляли более крупные объемы этих резервов, чем средняя планка за последние пять лет. Для этого необходим дополнительный импульс, дающий возможность обеспечить стабильность рынка на долгосрочную перспективу».

О чем идет речь? Некоторые нефтедобывающие государства (даже те из них, которые станут дисциплинированно выполнять планы сокращений, ожидаемых в тексте резолюции венской встречи ОПЕК и ее партнеров во главе с Россией 25 мая) ведут себя тихо. И столь же спокойно справляются с экспортной зависимостью от сезонного фактора. Словом, они могут временно добывать меньше, а поставлять за рубеж больше. Делается это за счет заготовленных заблаговременно резервов жидких углеводородов в весьма фотогеничных комплексах с огромными белоснежными шарами, трубопроводами и терминалами.

То, что венесуэльцев волнует даже эта мимолетная опасность превышения мирового экспорта над добычей, что и опасностью-то не назовешь, — говорит о многом. Похоже, плановики PDVSA нервничают. Тревожит каждый цент в будущих ценах на нефть, да и каждый день, оттягивающий даже малейший подъем в графике растущего позитива. Венесуэльцам, увы, не хватает принципиального снижения цен и долгосрочного улучшения конъюнктуры. Огромные плюсы нужны сегодня и сейчас. А этого, как известно, не бывает.

Если Эквадор (который тоже погрузился в социалистический эксперимент еще со времен предыдущего президента Рафаэля Корреа) выкачивает сырье без остановки и при этом извиняется за недовыполнение наметок ОПЕК на 8%, то показатель нуждающейся во всем Венесуэлы парадоксален. Да, он у многих вызвал недоумение, сопереживание и боль за нынешнее состояние венесуэльской нефтянки. Республика не то чтобы отстала от утвержденного графика сокращений, а почему-то перевыполнила их заявленные объемы на 17%! А ведь это — как раз то недовыкачанное из недр сырье, которое — при полновесной добыче — можно было бы продать ради закупок продовольствия, медикаментов, удобрений… Так сознательно ли на Ориноко перевыполнили сокращения, предписанные венскими договоренностями, или просто не смогли добыть даже разрешенных объемов нефти?

На этом сложном фоне преемник Чавеса — Николас Мадуро вновь продлил 13 мая чрезвычайное положение в экономике еще на 60 дней. Продлил уже в седьмой раз! Хорошо бы направить главный вектор этих мер именно на то, что объявлено в президентском дворце Мирафлорес ключевой целью, — на экономику и ее ядро — нефтегазовый сектор. Но оппозиция, а она составляет большинство законодателей, считает, что львиная доля правительственных усилий идет в русле ограничений конституционных гарантий и прав граждан. А иначе не удастся, мол, выполнить декрет о созыве — в пику парламенту — Конституционной Ассамблеи, для чего Николасу Мадуро требуются внеплановые выборы. Но вот ОАГ и ЕС не хотят никакой Конституционной Ассамблеи и угрожают изолировать Венесуэлу при таком повороте событий.

Все это, увы, подсказывает: жаркий градус общественно-политического противостояния по венесуэльскому вопросу зашкаливает. Иными словами, он превосходит даже самые тревожные опасения. А ведь таковые наверняка циркулируют по кабинетам главного российского партнера и — фактически — инвестиционного спонсора Боливарианской Республики — «Роснефти».

С чего бы американцам стучаться в двери БРИКС?

Отношение вашингтонской администрации и экспертов к БРИКС становится более серьезным. Интерес к нему растет, как рассказал корреспонденту РИА Новости глава экономического отдела посольства РФ в США Андрей Бондарев. Беседа, кстати, шла в кулуарах конференции под девизом Doing Business with BRICS.

Когда и почему альянс РФ, Бразилии, Индии, Китая и ЮАР, считавшийся за океаном хрупким, стал привлекать там немалое внимание? «Отношение резко изменилось, — говорит Бондарев, — и это произошло на наших глазах в 2014 году, когда на встрече в Форталезе было объявлено о создании банка развития БРИКС и пула валютных резервов. Мы увидели, что особенно США усмотрели своеобразную будущую гипотетическую угрозу финансовым инструментам, созданным Западом, — таким, как МВФ, Всемирный Банк».

При всем уважении к авторитету Бондарева позволю себе добавить, что, с политической точки зрения, нынешний стук любознательных американских гостей в двери БРИКС стал громким не три года назад, а в последние месяцы. Здесь видятся две причины. С одной стороны, собственных интеграционных инструментов Вашингтону не стало хватать — дали трещину НАФТА и ОАГ, развалились Тихоокеанское и Трансатлантическое партнерства. Зашатались зависимые от США региональные альянсы от Mercosur до столкнувшегося с «брекзитом» Евросоюза. Так почему бы не поинтересоваться кухней БРИКС и не позаимствовать там пару вполне пригодных деликатесов?

Другая причина — то, что сплоченность и дисциплина БРИКС все-таки ослабли, и теперь американским визитерам еще и политически стало легче внедряться в лабиринты этого альянса. В Бразилии левосоциалистического президента Дилму Русефф сменил лояльный Соединенным Штатам Мишел Темер. Еще один член БРИКС, Индия, отсутствовала на пекинском форуме «Один пояс —один путь», обидев партнера по той же группировке — Китай. В ЮАР наследие Нельсона Манделы подвергается испытаниям — кабинет дрожит под ударами обвинений в коррупции. Все это, вместе взятое, тоже позволяет могущественному заокеанскому аутсайдеру каким-то образом приблизить разобщенную БРИКС к своей сфере влияния. Получится ли?

Что касается России, то, объединяя усилия с зарубежными партнерами, Кремль вынужден все больше рассчитывать на себя. Это относится и к ТЭК. Его защита (наряду с защитой других «ключевых секторов экономики», от дискриминационных мер фигурирует в главном документе этой недели. Речь идет о подписанной Владимиром Путиным 15 мая Стратегии экономической безопасности РФ на период до 2030 года. В числе основных вызовов в адрес Москвы без обиняков названы такие процессы, как «изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы, исчерпание экспортно-сырьевой модели развития и истощение ресурсной базы топливно-сырьевых отраслей».

Появится ли ответ на санкции, запершие технологии для нашей Арктики, шельфа, сланцевых кладовых? Да, решено «совершенствовать механизм принятия ответных мер в случае применения иностранными государствами и международными организациями санкций в отношении российских юридических лиц и отраслей экономики РФ», — прямо говорится в документе.

Тем временем некоторым капитанам российской промышленности уже приходится самим отбиваться от психологических санкций с Запада. Так, алюминиевый король Олег Дерипаска подал на этой неделе иск против американского новостного агентства Associated Press, обвинив его в клевете. В центре скандала — бывший руководитель предвыборного штаба Трампа — Пол Манафорт. Это он, якобы подписав соответствующий контракт с главой «Русала», «секретно работал» на него около 10 лет и выполнял поручения Москвы в политической, экономической и других областях. Опровержение этих данных AP отказалось публиковать, и Дерипаска разместил открытое письмо в Washington Post. Но маховик обвинений все равно нарастает…

Прецедент весьма опасный и для нефтегазового сектора России. Чтобы обвинить уважаемые компании в подкупе пресловутых агентов влияния из числа иностранцев, якобы незаконно продвигавших интересы российского ТЭК на Западе, даже не пришлось бы далеко ходить за примерами. Да и не понадобилось бы извлекать эти примеры из чьих-то предвыборных штабов. В эпоху Егора Гайдара критерием прогрессивности рыночно-реформистского курса в углеводородном секторе РФ как раз и считалось назначение видных американских или европейских нефтяников в состав правлений или избрание в советы директоров московских топливно-энергетических гигантов.

Но, повторяю, тогда, в годы президентства Бориса Ельцина, это должно было, по идее, пойти российским игрокам на пользу. А вот теперь, когда отношение к Кремлю в столицах НАТО и ЕС сильно изменилось, многие из этих гостеприимно приглашенных специалистов высшего корпоративного звена могут стать для недружественных СМИ козлами отпущения. Стать таковыми в наказание за успехи в инвестиционном вхождении россиян в зарубежные апстрим- и даунстрим-проекты, как и на фондовые биржи.

Павел Богомолов