Ни Ирану, ни США. Нефтяная стратегия Китая

КНР отказалась следовать требованиям Соединенных Штатов и полностью прекратить импорт иранской нефти. Тогда как Южная Корея и Индия уже сократили нефтяные поставки из Ирана. Индийские НПЗ даже решили приобретать больше нефти из США. В результате доля Китая, главного потребителя иранской нефти, в экспорте из ИРИ в течение июля уже увеличилась с 26% до 35%. Однако и наращивать поставки из Ирана КНР не собирается. Если для Ирана сокращение числа покупателей и рост доли Китая в нефтяном экспорте является существенным фактором, то для КНР это почти ничего не меняет, за исключением возможности добиваться от персов снижения цен на поставляемую китайским потребителям нефть.

Таким образом, у США не получается погрузить исламскую республику в полную изоляцию. Тогда как официальные американские делегации продолжают барражировать между мировыми столицами, уговаривая национальные правительства стран-потребителей нефти выполнить требование президента Трампа о сокращении до нуля импорта иранской нефти к 4 ноября этого года.

Торговая война между КНР и Соединенными Штатами, развязанная американским президентом, в настоящее время является главным фактором, определяющим отношения двух стран, и обладающим значительным потенциалом для воздействия на будущее развитие глобальной энергетики и мировой экономики. Continue reading

Нефть в тисках торговой войны и санкций против Ирана

В августе на рынках, как правило, наступает затишье, но в этом году ничего подобного мы не наблюдаем. Рынки находятся в замешательстве из-за продолжительной эскалации риторики торговой войны между Соединенными Штатами и Китаем. Инвесторы опасаются, что в будущем это поставит под угрозу рост мировой экономики и спроса. Мы наблюдаем рост геополитической напряженности после введения США дополнительных санкций против России, а также возобновления санкций против Ирана. Последнее может привести к назреванию кризиса предложения на рынке сырой нефти, что отвлечет внимание участников рынка от сегодняшнего негативного воздействия торговой войны на цены.

Одной из недавних проблем, оказавшей сильное влияние на рынки, стал острый финансовый кризис в Турции, разразившийся на прошлой неделе, когда турецкая лира на время потеряла более 35% своей стоимости по отношению к доллару. Предупреждение Европейского центрального банка о потенциальных рисках для европейских банков из-за рушащегося курса лиры привело к падению евро до 14-месячного минимума, придав тем самым еще больше потенциала американскому доллару, который в течение нескольких месяцев сохранял весьма сильные позиции – не в последнюю очередь по отношению к валютам развивающихся рынков.

В течение последнего месяца крепкий доллар и разговоры о «торговой войне, ведущей к снижению экономического роста», привели к падению цен на энергоносители (за исключением природного газа), одновременно с этим укрепив положение Китая, в очередной раз инициировавшего крупную программу стимулирования своей экономики. Continue reading

США vs Китай: кто победит в торговой войне?

Фото: AFP 2018/Wang Zhao

Трейдинговое подразделение китайского госконцерна Sinopec — Unipec — приостановило импорт нефти из США в связи с обострением  торгового конфликта между Пекином и Вашингтоном. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на источники.

Как стало известно 1 августа, президент США Дональд Трамп поручил торговому представителю Америки Роберту Лайтхайзеру повысить пошлины на импорт китайских товаров до 25% с изначально предложенных 10%. Китай в ответ заявил, что готов парировать угрозы Штатов.

По данным агентства, китайские импортеры нефти уже начали процесс сокращения закупок из США, чтобы избежать влияния от повышения торговых пошлин с американской стороны. Continue reading

Энергосреда №34. Александр Шаров. Иран под новыми санкциями

В 34 передаче цикла «Энергосреда» Генеральный директор группы компаний «РусИранЭкспо», заместитель руководителя представительства делового клуба ШОС в Исламской Республике Иран Александр Шаров рассказывает о новых санкциях США против Ирана, о существовании Ирана под санкциями и об опыте работы российских и иных зарубежных компаний в Иране в условиях санкций. Ведет передачу Сергей Никитин.

Сергей Никитин: Привет, друзья! С вами программа «Энергосреда» на канале «Нефтянка» и я — ее ведущий Никитин Сергей. Сегодня у нас в гостях Александр Шаров, генеральный директор группы компаний «РусИранЭкспо» и заместитель руководителя представительства делового клуба ШОС в Исламской Республике Иран. Александр, здравствуйте! 

Александр Шаров: Здравствуйте!

Сергей Никитин: Александр буквально на днях, если не часами, вернулся из Ирана. Мы с завистью интересуемся: как там, в Иране-то?

Александр Шаров: Жарко там, в Иране. Но сейчас также будет жарко в Москве, поэтому я думаю, что мы сравнимся, да? А все остальное примерно одно и то же. Пробки, конечно, в Тегеране побольше. 

Сергей Никитин: Уровень жары политической и экономической с введением санкций насколько изменился?

Александр Шаров: Я ничего не заметил. Некоторые, конечно иранцы в годах говорят «Как же так, Америка же потеряет лицо!». Я им: «Ну вы что, ребят? Америка давно потеряла лицо, еще во Вьетнаме и в Корее. И чего вы беспокоитесь за чужое лицо? Вы лучше беспокойтесь о своих деньгах, которые остались практически навсегда в Америке». Ну вот так. Плохо доходит до иранцев.  Continue reading

Китайская пятилетка и сланцевый газ

КНР за четыре месяца этого года (январь—апрель 2018 г.) увеличила запасы технически извлекаемого сланцевого газа на 62% до 916,8 млрд куб. м. По итогам прошлого года добыча газа на сланцевых формациях в Китае достигла 9 млрд куб. м. Работа ведется на более чем 600 скважинах на трех сланцевых блоках. Пробурив свою первую скважину на сланцевых формациях в 2010 г., Китай по итогам прошлого года уже вышел на третье место в мире (вслед за США и Канадой) по объемам извлекаемого сланцевого газа. Крупнейшая нефтегазовая китайская компания China National Petroleum Corp. (CNPC) собирается в течение 2018 г. удвоить объемы извлекаемого сланцевого газа, а к 2020 г. увеличить их в пять раз.

CNPC заявила о планах добычи в текущем году более 5,6 млрд куб. м сланцевого газа на юго-востоке китайской провинции Сычуань. В течение 2018 г. компания пробурит более 330 новых скважин в этом регионе, а в планах до 2020 г. строительство здесь более 820 скважин на сланцевый газ, а также рост добычи до 15 млрд куб. м в год. По итогам 2017 г. производство сланцевого газа у China National Petroleum Corp. составляло около 3 млрд куб. м. Continue reading

Энергосреда №31. Михаил Крутихин: мировой нефтяной рынок

В 31 выпуске «Энергосреды» Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании «Русэнерджи» рассказывает о своем видении мировой нефтегазовой экономики и нефтегазовых рынков. Ведет передачу Мария Кутузова.

Мария Кутузова: Добрый день! С вами «Энергосреда» на канале «Нефтянка». Сегодня у нас в гостях партнер консалтинговой компании «Русэнерджи» — Михаил Крутихин. Михаил Иванович, прокомментируйте пожалуйста последнюю встречу ОПЕК в Вене.

Михаил Крутихин: ОПЕК очень трудно комментировать. Организация уж больно мутная какая-то. Вот, она в свое время потеряла функции картеля, и никто уже не обращал особого внимания на ОПЕК и, в принципе, цена определялась, в основном, даже не бумажным, так называемым, рынком нефти, а фундаментальным фактором, то есть, балансом спроса и предложения. Было очень легко даже предсказывать цены. Я помню, как в конце 2014 г., когда цена проявила желание упасть, я очень удачно предсказал цену на следующие два года, то есть на 2015 и 2016 гг. Я сказал, что она будет где-то в районе 45 долларов за баррель марки Brent. Прогноз получился, два года цена такая и была. Но в конце 2016 г. — в начале 2017 г. вдруг ОПЕК решил вновь заявить о себе как о картеле и, мало того, привлек туда еще нескольких участников, которые в организацию не входят, Россию, в частности, и началось… Не то, чтобы они уж очень сильно сократили добычу, но психологическое воздействие, особенно, на этот бумажный рынок было такое, что до сих пор икается…  Continue reading

Канун Хельсинки и еще раз про газ

Чем ближе намеченная на 16 июля встреча Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, тем усерднее американские СМИ твердят об ожидании всяческих благ от этого события для Москвы. Проводится тезис: уже само объявление двустороннего саммита, да и связанные с ним надежды хотя бы на возрождение разрядки, осчастливили Кремль! Ну а российскую экономику эти расчеты на лучшее и вовсе, мол, спасли от якобы неизбежного и  драматичного спада. Преувеличений в этом немало. Но есть и опорные моменты, которые выглядят хотя бы косвенными признаками правоты заокеанской прессы. Да и московские издания, хотя и более умеренно, тоже рисуют обнадеживающий холст: оживление на отечественном инвестиционно-биржевом фронте точно намечается. «Растущие цены на нефть и планы лидеров США и России встретиться в Финляндии, —  отмечает в «Коммерсанте» Виталий Гайдаев, — вновь сделали российский рынок акций привлекательным».

Кому говорить спасибо?

В то время, когда Индия, Бразилия и другие развивающиеся государства потеряли за последнюю неделю июня 2018-го сотни миллионов долларов ввиду оттока капиталов из ориентированных на эти страны портфельных и венчурных фондов, — РФ, наоборот, привлекла за ту же неделю 85 млн долл. Это, правда, немного, но в международном банковском сегменте Emerging Economies только мы вместе с китайцами преуспели на данном направлении.

Во всей группе БРИКС лишь Россия и КНР смогли привлечь иностранные вложения, а не выбить их из своих экономик в конце июня. «…Факт встречи говорит о том, что стороны хотели бы улучшить отношения, которые находятся на одной из самых низких точек в истории, — полагает директор инвестиционного департамента UFG Wealth Management Алексей Потапов. — Вероятность пусть небольшого, но все-таки ослабления санкционного давления отыгрывается инвесторами». По мнению аналитика Владимира Веденеева, если в обозримом будущем не будет усиления геополитических рисков или обвала на развивающихся рынках, то на фоне дорогой нефти и слабого рубля российские акции останутся фаворитами у вкладчиков капитала. А ведь менее трех месяцев назад, после ввода очередной порции жестких антикремлевских санкций по воле США, рейтинг ценных бумаг РФ упал настолько, что даже, казалось бы, всевидящие гуру финансового мира уже заклинали биржевиков: «В 2018-м не соблазняйтесь дешевизной московских акций и не покупайте их, а иначе пожалеете». Continue reading

От Сирии до Арктики

Россия вновь демонстрирует флаг, анонсируя геологоразведочные работы в самых экстремальных для геологов условиях. Министерство энергетики Российской Федерации сообщило о начале геологоразведочных работ на территории Сирии, которые выполняются представителями российских компаний: геологоразведка ведется как на суше, так и на шельфе. По информации министерства, среди участников проектов на территории Сирийской Арабской Республики числятся «Зарубежнефть», «Зарубежгеология», «СТГ-инжиниринг», «Технопромэкспорт», а также другие компании. Тем временем, «Газпром геологоразведка» отправляет буровые установки «Арктическая» и Nanhai VIII из Кольского залива в Карское море.

Что касается Сирии, Минэнерго анонсировало масштабные совместные работы российских и сирийских специалистов по восстановлению нефтегазовых месторождений, нефтеперерабатывающих заводов и других объектов энергетической инфраструктуры. Сирийские власти ранее заявили об эксклюзивном доступе для российских компаний к нефтегазовым активам на территории САР, а также о недопущении западных стран к восстановлению промышленности республики. В частности, в июне текущего года стало известно о начале реконструкции нефтеперерабатывающего завода в сирийском Холмсе при участии России. Continue reading

Кризис и прогноз

В комментарии Reuters Тамас Варга из нефтяной брокерской конторы PVM отметил большое количество факторов, создающих ситуацию неопределенности и волатильности на мировом рынке нефти: в зависимости от ваших предпочтений, вы легко и с одинаковым успехом можете предсказывать и 100, и 60 долларов за баррель нефти к концу текущего года. 

Ничего кроме улыбки или раздражения, в зависимости от расшатанности ваших нервов околофутбольными баталиями в соцсетях и СМИ, новые громкие прогнозы американских финансовых структур уже не вызывают. В частности, банк Morgan Stanley повысил прогноз цен на нефть до 85 долларов за баррель. Аналитики делают ставку в своем прогнозе на геополитику: политика США в отношении Ирана может привести к потере 1 млн баррелей н. э. в сутки поставок иранской нефти в Европу, Японию и Южную Корею из иранского экспортного потока в 2,7 млн баррелей н. э. в сутки. Добавят неопределенности кризис с поставками из Ливии, Венесуэлы и Анголы. В частности, блокировка ливийской экспортной инфраструктуры мощностью в 850 тыс. баррелей в сутки станет жесткой проверкой возможности быстрого запуска свободных мощностей в рамках ОПЕК, поскольку, согласно прогнозам, ливийскую ситуацию быстро не разрешить. Continue reading

Американо-китайская торговая война и нефть

Китай проигнорирует запрет США на импорт нефти из Ирана. Американские санкционные ограничения вводятся с ноября 2018 г. Власти США призвали другие страны к этому сроку полностью прекратить поставки иранской нефти, а также операции с Центральным банком Ирана, через который проходят платежи в рамках нефтяных поставок. Финансовые институты, нарушившие санкции, потеряют доступ к платежным системам на основе доллара, что подорвет их возможности вести бизнес на международном уровне. Это не пугает КНР, которая собирается наращивать поставки дешевеющей иранской нефти, одновременно сокращая импорт американских углеводородов.

КНР является крупнейшим покупателем иранской нефти, переходит на расчеты за нефтяные поставки в юанях и не зависит от американской финансовой системы. «Китай и Иран — дружественные друг другу страны. Мы поддерживаем нормальные отношения и сотрудничество на основе соответствия наших обязательств международному праву, в том числе в сферах экономики, торговли и энергетики», — заявил официальный представитель МИД Китая Лу Кан. Сейчас, когда США блокируют нефтяной экспорт из Ирана, отрезая ближневосточную страну от большинства ее традиционных рынков, КНР надеется на рост и удешевление поставок иранской нефти. В результате могут пострадать другие поставщики углеводородного сырья на китайский рынок, в том числе США. Continue reading