Малоизвестный Ландау

Имя Нобелевского лауреата Льва Давидовича Ландау известно многим. Куда меньше людей знают о том, что он родился в Баку. Почему же именно в столице современного Азербайджана? А потому, что выдающийся физик-теоретик мог бы легко стать потомственным нефтяником.

Как известно, в начале ХХ века важнейшим центром нефтедобычи в России был Баку, вернее — расположенный к северу от города поселок Балаханы. А раз там добывалась нефть, то неудивительно, что на Апшеронский полуостров съезжались лучшие специалисты, которых нанимали нефтяные компании — российские и иностранные.

Среди многих других в Балаханы переехала и семья санкт-петербургского инженера Давида Львовича Ландау сам инженер и его жена Любовь Вениаминовна Гаркави-Ландау (1877-1941), в будущем — известный физиолог и фармаколог.

Глава семьи, родившийся в 1866 году, был очень опытным инженером-технологом, поэтому работодатели не скупились на его содержание. Баку (а тем более — Балаханы) с точки зрения условий проживания далеко не всегда соответствовали Санкт-Петербургу. Недостаток комфорта в те времена (как впрочем, и сейчас) было принято компенсировать материальными благами. Через некоторое время родилась дочь Софья, а в 1908 году — мальчик Лев, будущий лауреат Нобелевской премии.

Очень скоро Давид Ландау займет пост главного инженера нефтедобывающего «Каспийско-Черноморского общества», входившего в орбиту концерна Shell.

Ландау проживали на углу улиц Торговой и Красноводской (современные бакинские улицы Самеда Вургуна и Низами). Четырёхэтажный дом с башенкой под номером 68 по улице Самеда Вургуна сохранился и по сей день. И, естественно, именуется горожанами не иначе как «дом Ландау». В большой квартире на третьем этаже с огромным балконом и видом на Каспий были две детские комнаты, спальная родителей, кабинет Давида Львовича, гостиная, а также помещение для гувернантки-француженки («медхен-циммер», как тогда говорили).

Забегая вперед, скажем, что в советские времена в здании существовала рюмочная, также (помимо официальной мемориальной доски), хотя и весьма своеобразно, напоминавшая о семье Ландау. Рассказывают, что местные любители выпить говорили о посещении этого места не иначе как «сходить к Ландау». Само собой, было и такое понятие, как «выпить у Ландау».

Но до 1917 года улица считалась более чем фешенебельной. К примеру, именно на Торговой улице размещалась и главная контора Ротшильдов. В этих местах в дорогих доходных домах селились обеспеченные люди, а нижних этажах домов располагались конторы и дорогие магазины.

Но вернемся к Давиду Ландау.

Инженер-технолог «Каспийско-Черноморского общества» обладал поистине феноменальными математическими способностями, что передалось и его сыну. Впрочем, знания ему не только помогали, но и, изредка, вредили.

Хотя будущий нефтяник блестяще и на год раньше срока окончил гимназию в Могилеве, он, в наказание за подсказку товарищу, получил не золотую, а лишь серебряную медаль. Рассказывают, что его редкие вычислительные способности, зачастую, помогали в совершенно неожиданной ситуации.

Как-то Давида Львовича украли преступники. А когда инженера после выкупа с завязанными глазами везли в автомобиле домой, он сумел запомнить все повороты и, тем самым, помочь полиции выручить следующего похищенного — сына известного бакинского пианиста.

После прихода в 1920 году в Баку красных, инженер Ландау продолжал работать в нефтяной промышленности Азербайджана, но уже не на первых ролях — рядовым инженером-технологом и заведующим проектным отделом Технического бюро «Азнефти». Он неоднократно арестовывался, причем последний арест был в 1930 году в Баку по делу о «вредительстве». К счастью, он не имел последствий.

За год до того, в 1929 году, инженера обвиняли в валютных махинациях, но Ландау смог убедить следователей, что найденные в квартире золотые монеты царской чеканки были еще дореволюционными сбережениями. Правда, золото пришлось обменять на советские денежные знаки по курсу.

Через некоторое время Ландау переехали в Ленинград, тем более что старая их квартира была после установления Советской власти «уплотнена».

До самой смерти в эвакуации в Челябинске, в 1943 году, Давид Львович выполнял сложнейшие инженерные расчёты в интересах различных отраслей отечественной промышленности. Родственники утверждают, что заказы инженеру Ландау поступали непосредственно от председателя Совета народных комиссаров и народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова.

Кстати, отец академика и нобелевского лауреата был одним из основоположников и теоретиков модернизации способа добычи нефти из скважин путём закачки газа, а не воздуха. Другой интересовавшей его сферой было тушение нефтяных фонтанов.