Человек-легенда (памяти Валерия Грайфера)

Этапы большого пути

Звезда Валерия Грайфера взошла рано — родившийся в 1929 году в Баку, тогдашней «нефтяной столице» Советского Союза, и окончивший в 1952 году Московский нефтяной институт имени И.М. Губкина, Валерий Исаакович к 35 годам стал главным инженером крупнейшего на тот момент нефтедобывающего объединения страны — «Татнефть». 

Отметим, что именно здесь Грайфер сформировался не только как топ-менеджер и профессионал экстра-класса, но и как исследователь и разработчик самых насущных для добычников технологий (тема кандидатской диссертации — «Эксплуатация нефтяных месторождений в условиях прогрессирующей обводненности»), и активный изобретатель, автор нескольких изобретений в области подготовки товарной нефти (деэмульсация, обезвоживание, обессоливание, борьба с асфальто-смоло-парафиновыми отложениями).

Незаурядные качества Грайфера не ускользнули от московского начальства, и через 8 лет Валерий Исаакович был назначен начальником Планово-экономического управления Миннефтепрома СССР. В условиях централизованной плановой экономики и роли министерства как полноправного отраслевого штаба эта должность была ключевой с точки зрения влияния на развитие нефтяной индустрии Советского Союза.

Отработав в центральном аппарате министерства длительное время (13 лет), Грайфер уехал в Тюмень на должность руководителя Главного тюменского производственное управление по нефтяной и газовой промышленности, легендарного «Главтюменнефтегаза». Начальник этого главка одновременно был заместителем министра. 

В связи с грядущим 60-летием открытия западносибирской нефти на этом этапе биографии Грайфера стоит остановиться подробнее.  

Назначение без фанфар

Помимо доминирования в отрасли, «Главтюменнефтегаз» был крупнейшим производственным комплексом страны — здесь работали около четверти миллиона человек. Во второй половине 80-х годов главк разрабатывал около 100 нефтегазовых месторождений, включая несколько гигантов (Мегион, Усть-Балык, Аган, Мамонтовка, Федоровка, Варьеган, Ватьеган) и супергигант Самотлор. Уровень нефтедобычи соответствовал совокупному объему добычи Саудовской Аравии.

Грайфер вошел в плеяду главных советских нефтедобытчиков, руководителей «Главтюменнефтегаза», среди которых были такие легендарные личности как Виктор Муравленко, Феликс Аржанов, Ришад Булгаков и Роман Кузоваткин. При этом никакого аккомпанемента фанфар, кимвал и тамбуринов при назначении Грайфера не звучало — в Западно-Сибирском нефтегазовом комплексе (ЗСНГК) назревал кризис. 

В частности, добыча, достигнув в 1984 году своего пика (365 млн тонн, 60% общесоюзной добычи), начала ощутимо падать — в среднем на миллион тонн нефти в месяц. Причина была очевидна: ставка на разработку только уникальных месторождений — гигантов и сверхгигантов — начала давать сбои. «Сливки» с Самотлора, Федоровки, Мамонтовки и Усть-Балыка были сняты. 

Визит вождя

Верховная власть уловила тревожный сигнал — в начале сентября 1985 года в Западную Сибирь приехал Михаил Горбачев. Его сопровождала большая свита руководителей, отвечавших не только за нефтянку, но и за всю советскую индустрию в целом — Владимир Долгих, Борис Ельцин, Николай Байбаков, Борис Щербина, Василий Динков, Виктор Черномырдин и Владимир Чирсков). Принимал высоких гостей недавно назначенный руководитель «Главтюменнефтегаза» Валерий Грайфер.

Делегация посетила Самотлор, Нижневартовск, Сургут и Новый Уренгой. Генсек был настроен в духе перестройки — критично:

— Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс — «сердце» базовых отраслей советской экономики! Его ритм во многом определяет успешное развитие всей страны! При этом здесь имеются серьезные недостатки в организации дел и негативные тенденции, связанные с высокой выработкой запасов по наиболее крупным месторождениям нефти, ухудшением структуры разведанных ресурсов и избыточно высокими капиталовложениями на создание новых мощностей. Оборудование работает ненадежно, нефтяные объекты испытывают постоянный дефицит электроснабжения…

Еще более резко Горбачев прошелся по социалке:

— Как же так — в двухсоттысячном Нижневартовске, добывшем почти два миллиарда тонн нефти, нет кинотеатра! Население выпивает водки в три раза больше, чем молока!

В «ответном» докладе Грайфер, признав все допущенные недостатки и недоработки, был весьма конкретен в постановке задач:

— Представляется крайне важным не сокращать, а наращивать программу геологоразведочных работ… Нам необходимо надежное буровое и нефтепромысловое оборудование, причем в северном исполнении… Решение важных и сложных производственных задач немыслимо без реализации масштабной социальной программы, предусматривающей ускоренное строительство жилья и других объектов социально-бытовой сферы.

Залог успеха

Главным итогом визита Горбачева в Западную Сибирь стал пересмотр стратегии освоения тюменских недр — отныне акцент в разработке делался не на нефтяные гиганты, а на средние и малые (по западно-сибирским меркам) месторождения. Это было революционное решение, обеспечившее переход к разумному и планомерному развитию ЗСНГК. 

Для запуска нового стратегического курса были мобилизованы огромные материальные и финансовые ресурсы. Чтобы эти ресурсы дошли до нефтяников в полном объеме, был применен нестандартный ход — 300 представителей центральной власти отправились на основные заводы по производству материалов и оборудования для нефтегазовой отрасли. Основной задачей «комиссаров» был контроль запланированных объемов и ритмичности поставок.  

Первый зримый результат был достигнут уже в следующем, 1986, году — добыча снова пошла в рост. Более того, рост приобрел хорошую динамику, основой которой было, в основном, существенное увеличение объемов бурения — на 60%. В год главк вводил в эксплуатацию до 10 тыс. новых скважин и 25 новых месторождений! 

Еще одним залогом успеха была эффективная работа со строителями и проектировщиками. В ЗСНГК был применен совершенно новый подход к строительству — использование индустриальных (поточных) комплектно-блочных технологий, обеспечивающих сдачу объектов «под ключ». В частности, повсеместно применялись свайные основания, наземная прокладка коммуникаций, комплекты быстромонтируемых зданий и легких металлических конструкций. Кроме того, были специально разработаны и внедрены новые типы строительных машин в северном исполнении. 

Бурно развивалась и в ЗСНГК социалка. Начиная с 1986 года, нефтяники ежегодно вводили по 1,2 млн кв. метров жилья, резко увеличили ввод детских садов (за два года построили их столько, сколько за предыдущие 20 лет). Началась повсеместная ликвидация временных жилищ — балков. Более того, Грайфер добился запрета прописки в вагончиках, и балки стали массово перевозить на дачные участки, чем заодно простимулировали и развитие приусадебных хозяйств.

В этой связи отметим, что «Главтюменнефтегаз» был настоящим «государством в государстве», имевшим собственные лечебные и образовательные учреждения, общепит, службы быта, базы, склады, предприятия транспорта и связи, магазины, молоко- и хлебозаводы, подсобные хозяйства, и т.д., и т.п. Всю эту махину обслуживали десятки тысяч человек. Главк обеспечивал около половины общего товарооборота Тюменской области, а в «нефтяных» городах и поселках — все 100%.

Подвиг народа

Еще одним стратегическим решением Грайфера был переход от вахтового к «оседлому» освоению ЗСПГК. В своей нашумевшей установочной статье в «Комсомольской правде» в ноябре 1988 года Грайфер писал:

«Прийти, победить природу и уйти — не удастся… Нам здесь жить и работать, добывать нефть и газ, пасти оленей, ловить рыбу».

По итогам 1988 года «Главтюменнефтегаз» добыл 409 млн тонн нефти — абсолютный рекорд для Западной Сибири. В следующем году добыча вновь стала падать, но шанса исправить ситуацию у Грайфера уже не было — в 1990 году главк был расформирован.

Как бы подводя итоги своей западно-сибирской «пятилетки», Грайфер писал:

«За Уральским хребтом создан колоссальный промышленный комплекс, освоение которого вызвало необходимость миграции более миллиона людей. По масштабу, числу вовлеченных людей, накалу физических и  моральных сил это событие несравнимо с другими трудовыми свершениями второй половины ХХ века. После победы в Великой Отечественной войне создание в Западной Сибири гигантского нефтегазового комплекса — один из самых значительных подвигов нашего народа!».

Выдающийся инноватор

Развал СССР отнюдь не стал для Грайфера «концом биографии». Более того, в новой России Валерий Исаакович, разменявший уже седьмой десяток, обрел, по сути, «второе дыхание». Он стал одним из создателей и руководителей компании ЛУКОЙЛ, в недрах которой он создал и возглавил Российскую инновационную топливно-энергетическую компанию (РИТЭК), сконцентрировавшуюся на решении наиболее трудной добычной задачи — разработке малых, сложных и истощенных месторождений. Кроме того, на протяжении последних 20 лет Грайфер был бессменным председателем Совета директоров ЛУКОЙЛа.

Старейший сотрудник компании, Валерий Исаакович не был подвержен инерции традиционализма. Напротив, Грайфер был максимально нацелен на инновации. Об этом говорят все опрошенные мной нефтяники. Так, экс-руководитель «ЛУКОЙЛ-Пермь» Николай Кобяков отметил:

— Валерий Исаакович всегда поддерживал новые идеи, очень уважительно относился к науке, понимая, что без развития собственной науки и своих инновационных разработок ЛУКОЙЛ не сможет эффективно развиваться. В 90-е годы, когда был создан РИТЭК, мы почерпнули много полезного из опыта разработки месторождений в Татарстане, сходных с нашими по размерам, горно-геологическим условиям и степени выработанности. В частности, нам очень пригодился ритэковский опыт радиального бурения.

Руководитель ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов так сказал о своем старшем товарище:

— Мы всегда прислушивались к его мнению председателя Совета директоров ЛУКОЙЛа. В 1990-е годы, когда никто не произносил слово «инновация», Валерий Исаакович мыслил на десятилетия вперед, создав Российскую инновационную топливно-энергетическую компанию. Для нашего поколения – людей, работавших под руководством Валерия Исааковича — он всегда был и останется олицетворением оптимизма, веры в лучшее и самых высоких профессиональных и личных качеств.

Григорий Волчек