Человек, которого помнят

70 лет назад, в августе 1948 года, началась организация первого десанта на недавно открытое огромное морское месторождение в Каспийском море — Нефтяные Камни (Нефт Дошлары). Возглавил работу по подготовке десанта (а затем и саму экспедицию) министр нефтяной промышленности СССР Николай Байбаков. Это хороший повод еще раз вспомнить об этом легендарном человеке.

Николай Байбаков прошел путь от рядового инженера на нефтяных промыслах своего родного Баку до председателя Госплана, заместителя председателя Совета Министров СССР. Большая часть жизни Байбакова связана с нефтяной промышленностью. Пожалуй, это самая яркая личность в новейшей истории  отечественной нефтянки, патриарх советской нефтегазовой промышленности, крупнейший специалист и организатор работ в области освоения нефтяных и газовых месторождений, создания высокоэффективных способов добычи, транспортировки и переработки нефти и газа.

Николай Константинович Байбаков родился 6 (19 по новому стилю) марта 1911 года в поселке Сабунчи Бакинской губернии в семье рабочего-нефтяника. В январе 1932 Байбаков окончил Азербайджанский институт нефти и химии по специальности «Горный инженер по нефтепромыслам» и приступил к работе на нефтепромысле. В первый же год работы Николай Константинович  предложил новаторский и высокоэффективный метод закачки цемента в водяной пласт под высоким давлением, в дальнейшем получивший название «метод Байбакова».

Прослужив год в армии на Дальнем Востоке, в 1936 Байбаков вернулся на бакинские нефтепромыслы, быстро продвинулся по работе, и уже в 1938, в возрасте 27 лет, стал управляющим треста «Лениннефть». Очевидно, что феноменальному карьерному росту молодого инженера способствовали не только его профессиональные и личные качества, но и политическая обстановка в стране — массовые сталинские репрессии буквально под корень выкашивали советскую управленческую элиту. Дальше — больше. В 1939, после Всесоюзного совещания нефтяников, на котором Байбаков детально и очень толково рассказал об успешном опыте возглавляемого им треста по борьбе с обводнением скважин, внедрению новой техники и повышению нефтеотдачи пластов, нарком топливной промышленности Лазарь Каганович назначил Байбакова начальником объединения «Востокнефтедобыча» в Куйбышеве (ныне — Самара), в состав которого входили тре­сты «Башнефть», «Сызраньнефть», «Пермнефть» и «Эмбанефть».Всего через год он уже переведен в Москву на должность начальника Главвостокнефтедобычи Наркомата топливной промышленности СССР. Вскоре наркомат разделен на два профильных ведомства: одно ведало нефтью и газом,  другое — углем. Наркомом нефтяной промышленности стал Иван Седин, а Байбаков был назначен его заместителем. Кстати, перейдя на работу в наркомат, Байбаков познакомился со своей будущей женой Клавдией Андреевной, которая после окончания Московского инженерно-экономического института работала референтом заместителя наркома по капитальному строительству. Вскоре сыграли свадьбу, а затем у молодой семьи Байбаковых появился первенец — дочь Татьяна.

После начала Великой Отечественной войны нефтяная промышленность СССР, как и вся советская экономика, сосредоточилась на решении оборонных задач, в первую очередь — бесперебойном снабжении горючим действующей армии. В 1942, когда враг подошел к Кавказу, Байбаков был назначен уполномоченным Государственного комитета обороны по уничтожению нефтепромыслов и НПЗ в Краснодарском крае и Чечне. Работа была организована следующим образом: при приближении врага к промыслам демонтировать и вывезти на восток страны все ценное оборудование, малодебитные скважины немедленно вывести из строя, а продуктивные использовать до критического момента и при самых крайних обстоятельствах взорвать. Это задание в целом было выполнено — на захваченной территории Северного Кавказа гитлеровцы сумели добыть для нужд своей армии всего около 10 тыс. тонн нефти (преимущественно добыча велась в районе Майкопа).

В ноябре 1944 Байбаков стал народным комиссаром нефтяной промышленности СССР, а на следующий год к радости победы над фашизмом добавилось и семейное счастье — у Байбаковых родился сын Сергей.

В 1946 наркоматы переименовали в министерства, и Байбаков стал министром нефтяной промышленности южных и западных районов СССР. Через два года это противоестественное деление целостной отрасли по территориальному признаку было отменено, и Байбаков был назначен первым советским министром нефтяной промышленности СССР. В этот период благодаря разработке крупнейших месторождений Урало-Поволжья и Каспийского региона добыча нефти в СССР начала быстро расти. Помимо ускоренного ввода новых месторождений широко внедрялись передовые технологические процессы по повышению нефтеотдачи пластов.Особая роль в этом принадлежит Байбакову. Крайне важно, что Байбаков видел потенциал развития нефтегазодобычи в Западной Сибири, и всячески поощрял геологоразведку в этом регионе, которая после 15 лет упорных поисков дала блестящие результаты, во многом определившие облик не только отечественной нефтянки, но и советской экономики в целом.

В 1955 Байбаков вознесся на властный Олимп, став ключевой фигурой в управлении советской экономикой — председателем Государственной комиссии Совета министров СССР по перспективному планированию народного хозяйства. Через два года карьера Байбакова впервые пошла по нисходящей — он критически отнесся к идее Никиты Хрущева по замене отраслевого управления экономикой на территориальное (ликвидации отраслевых министерств и созданию совнархозов) и был понижен в должности до председателя Госплана РСФСР. Вскоре Байбакова еще раз понизили и перевели на работу в провинцию, и противник совнархозов… возглавил Краснодарский (позднее — Северо-Кавказский) совет народного хозяйства.

В 1963 году Хрущев, отдавая должное высочайшей квалификации Байбакова, наградил его Ленинской премией по нефтегазовой «номинации» и вернул в Москву, назначив председателем Государственного комитета по химической промышленности при Госплане СССР, а через год — председателем Госкомитета по нефтяной промышленности. Пришедший к власти Леонид Брежнев в 1965 году возвращает Байбакова на старую должностьзаместителя председателя Совета Министров СССР, председателя Государственного планового комитета СССР (Госплана). На этой важнейшей для советского планового хозяйства должности Николай Константинович находился вплоть до горбачевской перестройки — 20 лет, а общий стаж работы Байбакова в правительстве составил 40 лет! Именно на посту руководителя Госплана в полном объеме раскрылись уникальные деловые качества Байбакова — обширные знания, колоссальный опыт, организаторские способности, высокая требовательность к себе и сотрудникам, преданность делу, четкость принятия и исполнения решений, огромная работоспособность, феноменальная память.

Естественно, Байбаков не забывал «родную» отрасль, производившую главные экспортные товары страны Советов и приносившую государству львиную долю валюты. Именно Николай Константинович сформулировал и реализовал долгосрочную стратегию развития нефтегазовой отрасли, обеспечил создание мощнейшей энергетической базы в Западной Сибири, выступил главным идеологом организации теснейшей связи науки и производства, вырастил новое поколение специалистов. Байбакова по праву называли и называют нефтяником и газовиком №1, главным архитектором современного нефтегазового комплекса.

Если говорить языком цифр, то за период работы Байбакова председателем Госплана экономика СССР выросла кратно: национальный доход — в 3,8 раза, промышленность — в 4,3 раза, сельское хозяйство — в 1,8 раза, производство товаров народного потребления — в 3 раза, капиталовложения — в 4,1 раза, основные производственные фонды — в 6,8 раза, реальные доходы населения — в 2,6 раза, объем внешней торговли — в 4,7 раза. Достойный вклад Байбаков, возглавляя Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), внес в развитие экономики стран социалистического лагеря, а также дружественных Советскому Союзу государств Азии, Африки и Латинской Америки.

Очевидно, что и взрывной рост отечественной топливной промышленности за полвека, в 1940–1990 годы (от 33 до 570 млн тонн нефти — в 17 раз, и от 3 до 815 млрд кубометров природ­ного газа — в 272 раза) был в определенной степени заслугой человека, возглавлявшего и курировавшего эту отрасль — Николая Байбакова.

После ухода из правительства Байбаков работал в  Институте проблем нефти и газа РАН, был председателем нефтегазовой секции Научного совета по комплексным проблемам энергетики при Президиуме РАН, председателем Наблюдательного совета Всероссийской ассоциации независимых буровых и сервисных подрядчиков (АСБУР), вице-президентом Международной топливно-энергетической ассоциации, президентом Совета попечителей РГУНГ имени И.М. Губкина, президентом Общества российско-азербайджанской дружбы. В 1997 был создан Межрегиональный общественный фонд содействия устойчивому развитию нефтегазового комплекса («Фонд Байбакова»). Николай Константинович работал буквально до последнего дня своей долгой и насыщенной жизни. 31 марта 2008 года, вскоре после своего 97-летия, Байбаков скончался  от пневмонии. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Николай Константинович Байбаков был доктором технических наук, академиком ряда отечественных и международных академий, автором около 200 научных трудов и публикаций, Героем Социалистического Труда, кавалером шести (!) орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, а также наград зарубежных стран. Байбаков оставил после себя богатое наследие — более 200 научных трудов и публикаций, имеющих большое научное значение, а также интереснейшие мемуары «Сорок лет в правительстве», «От Сталина до Ельцина»,«Записки нефтяника», «Нефтяной фронт», «Большая нефть Тюмени», «Моя родина — Азербайджан».

Григорий Волчек