Малоизвестный Ландау

Имя Нобелевского лауреата Льва Давидовича Ландау известно многим. Куда меньше людей знают о том, что он родился в Баку. Почему же именно в столице современного Азербайджана? А потому, что выдающийся физик-теоретик мог бы легко стать потомственным нефтяником.

Как известно, в начале ХХ века важнейшим центром нефтедобычи в России был Баку, вернее — расположенный к северу от города поселок Балаханы. А раз там добывалась нефть, то неудивительно, что на Апшеронский полуостров съезжались лучшие специалисты, которых нанимали нефтяные компании — российские и иностранные.

Среди многих других в Балаханы переехала и семья санкт-петербургского инженера Давида Львовича Ландау сам инженер и его жена Любовь Вениаминовна Гаркави-Ландау (1877-1941), в будущем — известный физиолог и фармаколог.

Глава семьи, родившийся в 1866 году, был очень опытным инженером-технологом, поэтому работодатели не скупились на его содержание. Баку (а тем более — Балаханы) с точки зрения условий проживания далеко не всегда соответствовали Санкт-Петербургу. Недостаток комфорта в те времена (как впрочем, и сейчас) было принято компенсировать материальными благами. Через некоторое время родилась дочь Софья, а в 1908 году — мальчик Лев, будущий лауреат Нобелевской премии. Continue reading

Маркус Сэмьюэль – рыцарь от танкеров

by London Stereoscopic & Photographic Company, bromide print, circa 1902Пятого ноября 1853 в лондонском районе Уайтчепел, известном как место многочисленных преступлений легендарного Джека-Потрошителя, в семье выходца из багдадских сефардов (по другим данным потомка жителей Нидерландов или Баварии) родился мальчик Маркус Сэмьюэль.

Его отцу — сыну купца и тоже Маркусу Сэмьюэлю — на момент рождения сына было уже за пятьдесят. Он вел успешную торговлю с Дальним Востоком. Начинал со скупки у моряков в лондонских доках иностранных безделушек, а в 1833 году открыл антикварный магазин неподалеку от Тауэра, где торговал, в частности, редкими морскими раковинами. Товар это был ходовой. Раковинами украшали коробочки и ларчики и использовали для вырезания камей. Именно ракушка и станет впоследствии эмблемой Shell, создателем которой станет его сын. Вначале это будет раковина вполне себе заурядной мидии, которую позже заменит морской гребешок. Continue reading

Человек с обычной фамилией

Если у современного нефтехимика или специалиста в области нефтепереработки спросить, знает ли он о Григории Семеновиче Петрове, то ответ, скорее всего, будет отрицательным. Между тем, история жизни этого человека вполне достойна того, чтобы описать ее на страницах хорошего исторического романа.

Родился он 14 октября 1886 года в Костроме в семье рабочего местного лесопильного завода. В 1899 году поступил в Костромское химико-техническое училище в приготовительный класс. Училище относилось к категории низших технических и готовило технический персонал для отечественных промышленных предприятий.

В 1904 году Петров получает диплом техника и поступает работать на знаменитый мыловаренный завод А. И. Жукова (современное ЗАО «Аист») в Санкт-Петербурге, в химическую лабораторию. На тот момент предприятие являлось поставщиком высочайшего двора. Впрочем, у всех производителей качество продукта было сходным, а конкуренция других предприятий – более чем ощутимой.

Лаборант Петров предложил превратить обычное мыло в мраморное. Имевшиеся нераспроданные запасы переварили с добавлением красителя, который не размешивали. Поскольку стоило новое «мраморное» мыло относительно недорого, первая же партия была быстро раскуплена. Кстати, та самая лаборатория, где Петров занимался своими опытами, сохранилась до наших дней.

С 1908 года Григорий Семенович – заведующий производством Кусковского нефтеперерабатывающего завода, располагавшегося на границе знаменитой усадьбы «Кусково» и более известного как Товарищество Русско-американского нефтяного производства. За годы работы на предприятии им было сделано несколько открытий, обогативших владельцев завода и принесших самому Петрову славу крупного изобретателя.

Так, нефтяные сульфокислоты позволили достичь так называемого «контакта Петрова». Речь шла о создании дешёвого средства расщепления жиров в мыловарении. Одновременно кислоты можно было использовать при белении и крашении суровых тканей – ранее с этой целью применялось все то же мыло.

Продолжая работу с продуктами перегонки нефти, Петров совместно с другими технологами завода смог синтезировать быстро твердеющую смолу – карболит, ставшую первой русской пластмассой. За рубежом этот материал известен как бакелит. Из этого прочного и недорого материала-диэлектрика делали корпуса настольных ламп, корпуса и детали электротехнических приборов, телефонные аппараты и так далее. Чаще всего изделия окрашивались в черный или коричневый цвет.

Открытие было запатентовано за рубежом – в Европе и в США, что создало инженеру и мировую известность. Кстати, после 1917 года изобретателю предлагали эмигрировать, но он ответил отказом. За карболитом последовала разработка метода сернокислой очистки нефти, что позволило увеличить выпуск бензинов.

Параллельно с работой в Кусково, Петров в 1915-1917 годах заведовал лабораторией бензольного и ректификационного заводов Артиллерийского ведомства в Кадиевке (Донбасс).

С началом Советской власти Григорий Семенович становится членом правления орехово-зуевского завода «Карболит», вошедшего в состав государственного объединения «Главхим». Параллельно с производством он занимается получением из нефтяного сырья карбоновых и оксикарбоновых кислот. А после того, как об изобретателе узнал председатель Совнаркома Владимир Ленин, Петров получил возможность ездить в деловые командировки за границу за государственный счет. В 1921-1928 году он побывал в Германии, Швеции, США, Чехословакии, Польше и Франции.

Главным делом жизни изобретателя стали пластмассы и искусственные смолы. А в конце 1940-х годов он создал известный всему СССР клей «БФ», название которого расшифровывается как «бакелито-фенольный». В отличие от других клеев он не был подвержен гниению и коррозионным воздействиям, а также был стоек к действию атмосферы, воды, масла и бензина. Одновременно велись исследования совмещения фенолоальдегидных полимеров с поливинилоцеталями.

В СССР существовала и научная школа Петрова, в 1932-1933 году участвовавшего в создании Кафедры пластических масс в Московском химико-технологическом институте, ныне – Российском химико-технологический университете им. Д.И. Менделеева. В 1934 году он стал профессором этой кафедры. Впрочем, на странице современной Кафедры химической технологии пластмасс РХТУ фамилия доктора технических наук Петрова в числе ее отцов-основателей не упоминается.

Увы, но на просторах интернета нет даже фотографии, на которой был бы гарантировано изображен именно он.

Григорий Семенович Петров умер в Москве 29 октября 1957 и был похоронен на 9-м участке Новодевичьего кладбища. Его «соседом» является легендарный певец Александр Вертинский…

В конце 2000 годов о Григории Семеновиче Петрове, крупном российском изобретателе и технологе, вспомнили в пиар-службе одной из российских нефтяных компаний, предложивших назвать бренд линейки моторных масел «Petroff» Но из этой затеи ничего не вышло – слишком мало было информации о человеке, без которого отечественная нефтехимическая промышленность была бы совсем другой.