Маркус Сэмьюэль – рыцарь от танкеров

by London Stereoscopic & Photographic Company, bromide print, circa 1902Пятого ноября 1853 в лондонском районе Уайтчепел, известном как место многочисленных преступлений легендарного Джека-Потрошителя, в семье выходца из багдадских сефардов (по другим данным потомка жителей Нидерландов или Баварии) родился мальчик Маркус Сэмьюэль.

Его отцу — сыну купца и тоже Маркусу Сэмьюэлю — на момент рождения сына было уже за пятьдесят. Он вел успешную торговлю с Дальним Востоком. Начинал со скупки у моряков в лондонских доках иностранных безделушек, а в 1833 году открыл антикварный магазин неподалеку от Тауэра, где торговал, в частности, редкими морскими раковинами. Товар это был ходовой. Раковинами украшали коробочки и ларчики и использовали для вырезания камей. Именно ракушка и станет впоследствии эмблемой Shell, создателем которой станет его сын. Вначале это будет раковина вполне себе заурядной мидии, которую позже заменит морской гребешок.

Говорят, что именно Маркус Сэмьюэль-старший первым заинтересовался русской нефтью, посетив в 1870 году Бакинские промыслы. Правда, к концу жизни он был более известен как торговец-импортер, на складах которого хранилось все, что угодно — от пряностей до страусовых перьев. Торговля с Востоком позволила Сэмьюэлю-старшему установить доверительные отношения со многими купеческими фирмами на Китая и Японии, что, впоследствии, помогло его сыновьям в создании их международного бизнеса.

После смерти отца его дети — братья Маркус (старший) и Сэмьюэль (младший) Сэмьюэли продолжили управлять бизнесом — старший из Лондона (он начинал в фирме отца вначале как бухгалтер), а младший — из японской Иокогамы. Маркус был человеком в высшей степени деловым, в полной мере обладавший, как принято говорить, «хваткой». Его брат был человеком скорее общительным, чем деловым, но вдвоем братья образовывали превосходный тандем, способный работать с совершенно различными людьми.

В 1892 году в рейс ушло первое нефтеналивное судно братьев Сэмьюэлей — Murex. А спустя шесть лет Маркус стал пэром. Правда, благодаря другому своему судну.

В феврале 1898 года он отказался принять компенсацию расходов по спасению танкером Pecten линейного корабля британского королевского флота — речь шла о сэкономленных казной десятках, если не сотнях тысяч фунтов стерлингов.

Впрочем, уже к началу 1890 годов Маркус на тот момент был уже достаточно известной фигурой в деловой и политической жизни Великобритании. В 1891 году его избирают олдерменом (членом муниципального света) Лондонского района Портсоукен-Уорд. Это уже не маргинальный Уайтчепел, а один из районов нынешнего лондонского Сити. Правда, злые языки утверждают, что именно здесь и родился Маркус, причём в те годы это была местность далеко не самая аристократическая.

В 1894 году он становится шерифом Лондона. Иначе говоря, Сэмьюэль на год стал представителем правительства в местном самоуправлении. Ему предстояло ведать полицией и уголовным розыском, надзирать за организацией выборов в парламент и исполнением судебных решений.

С десятого ноября 1902 года бывший торговец экзотическими раковинами занимал пост лорда-мэра Лондона, а по окончании пребывания на этом посту, 26 августа 1903 года, Сэмьюэлю был дарован титул баронета. Отныне он именовался баронетом Бэарстед, а с 15 июня 1921 года — Первым бароном Бэарстед Мэйдстоунским, получив право передавать титул по наследству. 16 июня 1925 года Сэмьюэль получил титул виконта, став Первым виконтом Бэарстед Мэйдстоунским. Стоит заметить, что титул виконта имел национальный герой Великобритании адмирал Горацио Нельсон. Среди других почетных регалий Маркус Сэмьюэль имел мантию почетного доктора права Шеффилдского университета, который он некогда окончил.

Маркус Сэмьюэль женился в 1881 году и имел четырех детей, старший из которых, Уолтер Горацио (1882-1948), стал наследником его титула. Он сменил отца в должности председателя правления Shell Transport and Trading Company.

Умер Маркус Сэмьюэль 17 января 1927 года. Стоит сказать, что еще в 1893 году врачи диагностировали у Маркуса рак, пообещав ему максимум полгода жизни. Как это, к счастью, случается, врачи ошиблись в прогнозах.