Февральский ветер дует в наши паруса

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Месторождение на Северном море, давшее имя сорту нефти Brent, готовится к закрытию. Говоря попросту, оно почти исчерпано. Нечто ностальгически-грустное незримо кроется в посвященных этому слушаниях под сводами англо-голландской Shell. Грустное, в том числе, и для российских нефтяников, привыкших сравнивать цены на отечественный сорт Urals с ценами на Brent. Хорошо еще, что в реакции нашего отраслевого сообщества нет и доли того злорадства, которое, чего уж греха таить, проявляется за рубежом при первых же симптомах истощения кладовых Западной Сибири. Напротив, Brent и все то, что с ним связано, — это и глава наших биографий, эхо информационного взрыва студенческой молодости, как и часть надежд на конструктивное сотрудничество Востока и Запада в энергообеспечении планеты.

Промысла не будет, но сорт, конечно, останется

Начиная с 1976 года на месторождении, расположенном в 115 милях к северо-востоку от Шетландских островов, добыто, как напоминает ТАСС, около трех миллиардов баррелей углеводородов в нефтяном эквиваленте, что обеспечивало около 10% производства в Британии. 

Тем самым был внесен весомый вклад в рыночную революцию Маргарет Тэтчер. С помощью разбуженных буровиками залежей британского «черного золота» «железная леди» сломила классовое сопротивление шахтеров-угольщиков. С экономики были сорваны «ограничительные путы социализма лейбористского образца». Нефтегазовая промышленность стала на том этапе главной отраслью всего хозяйственного комплекса на Альбионе – более значимой и масштабной, чем банковско-финансовый сектор и туризм.

Покойная Тэтчер, удостоенная титула баронессы, была не единственной представительницей прекрасного пола, заинтересованной в прибыльном развороте Shell к тем глубоководным кладовым углеводородного сырья, которые в целом как раз и залегают на пространстве между Британией и Нидерландами. Своими акционерными пакетами в нефтегазовом гиганте издавна владели венценосные главы королевских династий, правящих и в Лондоне, и в Амстердаме. И вот, к сожалению, настали времена, когда топливные запасы Северного моря уменьшаются прямо на глазах.

Начиная с 2006 года, когда Shell начала готовить месторождение Brent к консервации, процесс старения этой некогда богатой ресурсами акватории нарастал неуклонно. Добыча на блоке Дельта иссякла в 2011-м, а на блоках Альфа и Браво — в 2014 году. Тем не менее эта геологическая структура все еще будет давать нефть несколько лет на последнем продуктивном блоке — Чарли. Но это одна сторона медали — чисто производственная. А другая, не менее важная смысловая плоскость — проведение более 300 исследований, оцененных независимыми экспертами и учеными, а также подробнее консультации с более чем 180 заинтересованными организациями.

Честь и слава столь терпеливым экспертам, потратившим десятилетие на разработку детального плана по закрытию знаменитого на весь мир актива! План вывода месторождения из эксплуатации предусматривает утилизацию стальной обшивки платформ. Предстоит и сбор всего сопутствовавшего многолетнему производству мусора и нефти с морского дна, как и остатков сырья с гравитационного основания буровых установок. Еще до начала публичных слушаний Shell подала всю эту документацию в департамент по делам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании, и теперь можно ожидать дополнительных рекомендаций, прежде всего экологических, и от функционеров, и от общественности.

…Что ж, одни нефтегазоносные провинции Земли беднеют и истощаются, другие достигают пика добычи, а третьи пребывают пока накануне своего открытия. Ресурсная диалектика отрасли неумолима, но в целом гораздо более оптимистична, чем убеждают нас мрачно настроенные оракулы; и об этом мы поговорим во втором разделе нашего обозрения.

shutterstock_558308041Месторождения-гиганты на подходе

Полпред президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло посетил на днях Институт нефтегазовой геологии и геофизики (ИНГГ СО РАН).

Казалось бы, речь идет о вполне будничном визите высокопоставленного чиновника, имеющем разве что внутрироссийское, скорее даже отраслевое, значение. Но в действительности не только Россия, но и весь мир, как выяснилось, находятся в преддверии открытия углеводородных провинций глобального значения! И не случайно новость об этом, став международной, мгновенно заполнила ленты не только отечественных новостных агентств.  

«Мы ожидаем, что будет открыта крупная нефтегазоносная область, в известной степени аналог центральных районов Западной Сибири, на севере Красноярского края, севернее Нижней Тунгуски, — сообщил под сводами института его научный руководитель — академик РАН Алексей Конторович. — Мы предложили здесь программу региональных работ, которая позволит найти наиболее интересные места. Считаю, что если это будет сделано в ближайшие 6-7 лет, то мы получим новую базу для добычи нефти».

Когда-то известный поэт, драматург и, вместе с тем, мятежный бард советских времен Александр Галич, сочинив популярную среди диссидентов песню о ссылке «товарища Сталина в Туруханский край» (то есть на берега все той же Нижней Тунгуски) по приговору царского суда, завершил свою шуточную балладу о безымянном зэке таким куплетом: «Вы здесь из искры раздували пламя. Спасибо вам, я греюсь у костра». Покойный Галич, по всей видимости, даже не представлял себе, что под ногами у обитателей тех не столь отдаленных мест скрыты огромные кладовые органического топлива. Кладовые, достаточные для триллионов костров, а еще лучше — для миллионов котельных и энергоблоков, способных согреть не то что усталых людей в ватниках, а население целых регионов в Росси и за рубежом.

Ну а если кто-нибудь из наших сегодняшних читателей почувствует себя слегка покоробленным подобными сравнениями, можно будет ответить ненавязчиво. Думали ли мы еще недавно, сказал бы автор этих строк, что в Москве появится улица Александра Солженицына? Так что и какой-нибудь переулок Галича, учитывая разницу масштабов их творчества и талантов, тоже сможет однажды появиться хотя бы гипотетически…

…Наряду с сырьевым потенциалом близ Нижней Тунгуски, Конторович отметил в беседе с Меняйло, что ученые ожидают и открытия гигантского газового месторождения на западе Якутии (так  называемая Вилюйская синеклиза). Ну а материалы о перспективах подготовки нефтеносного района близ реки Лены уже переданы нефтяным компаниям и в Минприроды РФ. Иными словами, как минимум в ближайшие 10-15 лет Восточная Сибирь, как и Баженовская свита в Западной Сибири, призваны стать энергетическими опорами России, и здесь нет никаких преувеличений. Цепочки неутомимых первопроходцев-геологов ХХ1 века, вытянувшиеся нынче по заснеженным тропам от Урала до Чукотки, встречены на каждом шагу обжигающим морозным ветром февраля; но этот ветер определенно дует в наши паруса.

В какой степени затронутый нами процесс может быть ускорен с помощью иностранных инвесторов, особенно на подступах к Арктике? Штрихи к ответу — в следующей главе.

Деловая экспансия в Заполярье

Все чаще обсуждая в последнее время Ямальский проект «Новатэка», мы уже привыкли ссылаться на впечатляющее инвестиционное участие китайских компаний в этой программы добычи газа и экспорта СПГ на Дальний Восток.

Теперь, однако, совладелец и член совета директоров того же российского холдинга Геннадий Тимченко не исключает, что партнеры из КНР могут войти и в более молодой проект — «Арктик СПГ-2». Таким образом, конструктивный «китайский фактор» способен стать столь же мощным ускорителем реализуемой на глазах СПГ-программы на берегах Северного Ледовитого океана, как и растущее участие индийских акционеров в больших планах «Роснефти» на месторождении Ванкор. Ее Величество Азия все увереннее продвигается с деловыми инициативами на российский Север!

Приглашая китайских коллег на предстоящее строительство нового завода СПГ на полуострове Гыдан, «Новатэк» считает, что сырье для сжижения будет поступать с Салмановского нефтегазоконденсатного месторождения. Капитальные затраты на создание предприятия, о котором идет речь, могут составить около 10 млрд долларов. Тем временем Volga Group, управляющая активами того же Тимченко, ведет с компаниями тихоокеанской державы переговоры по инвестированию в строительство регазификационных терминалов на побережье КНР.

Геннадий Тимченко владеет долей и в российской газоперерабатывающей и нефтехимической группе «Сибур», которая в конце января закрыла сделку по продаже 10% своих акций китайскому инвестиционному фонду «Шелкового пути». И хотя доля самого Тимченко не была затронута, и сам он продавать ничего не собирается, — все равно по этой и другим транзакциям рельефно ощущается целенаправленное продвижение Пекина в российский углеводородный ТЭК. Но с какой конкретной целью это делается?

shutterstock_231430126Прогнозный зонд, заброшенный в 2030-й  

Мы почему-то привыкли считать, что колоссальный объем энергии, необходимой КНР, нужен в основном для обрабатывающей индустрии, АПК и коммунально-бытовых, транспортных нужд населения. 

Россиянам как-то неловко и психологически дискомфортно признавать, что крупнейшая дальневосточная держава стала еще и мировым чемпионом по весьма энергоемкой добыче очень многих полезных ископаемых кроме углеводородного сырья, чье собственное производство в Китае, как известно, ограничено. Уже сейчас, на старте ХХ1 века, КНР держит на планете первенство по добыче угля, железных, марганцевых, свинцово-цинковых, сурьмяных и вольфрамовых руд, а также по заготовкам древесины.

Тепло и свет нужны китайцам во многом для тех основанных на недрах подотраслей, в которых среднестатистический россиянин по привычке считает себя давним глобальным лидером — пусть и отсталым в технологическом плане, но зато мускулистым. И ошибается — вот где собака зарыта! При столь явной сырьевой и добычной нагрузке большой части народнохозяйственного комплекса КНР всегда нужно больше надежных энергоносителей (по крайней мере, в пропорциональном отношении), чем японцам или немцам.

В прогнозном списке 10 крупнейших мировых экономик с прицелом на 2030 год явно преуспели аналитики из многоопытной в подобных докладах PriceWaterhouseCoopers. Думается, они правильно поставили Китай на первое место в глобальной табели о рангах, предрекая этой великой стране валовой национальный продукт на сумму 38,008 трлн. долларов в год.

Нет сомнений в том, что китайцы, предвидя практически то же самое, давно уже знали о приоритетности устойчивого энергоснабжения своего огромного государства на длительную перспективу. Как знали они и то, что наилучшим поставщиком станет их северный сосед — Россия. В таком случае, почему же до недавнего времени топливные мосты между двумя странами строились хотя и прочно, но как-то замедленно; и почему в самые последние недели это взаимодействие резко пошло вверх по целому ряду направлений?

49123805.cachedКитайцев тревожат изоляционизм и жесткость Трампа

Хотя новый президент США и сумел на этой неделе отчасти снивелировать довольно напряженные отношения с КНР, запоздало ответив своим письмом на «инаугурационное поздравление» китайского коллеги Си Цзиньпина, но в целом увеличившаяся геополитическая дистанция между Вашингтоном и Пекином не преодолена. 

В Поднебесной ждут от правления Трампа мало хорошего для себя. А заодно и ведут, что любопытно, активный диалог с ФРГ. Речь идет о созвучии тех непростых ситуаций, в которых китайская и германская элиты одновременно почувствовали себя главными жертвами недоверия Трампа к Китаю и Евросоюзу. Что касается китайцев, то среди них бесспорное негодование вызвал, прежде всего, дружеский телефонный разговор между новым хозяином Белого дома и Цай Инвэнь — главой Тайваня.

Как известно, эта территория считается в КНР и во многих других странах не суверенным государством, а всего лишь «отколовшейся» от родины-матери провинцией. Впрочем, возобновившийся впервые за несколько десятилетий (!) контакт между Вашингтоном и столицей острова Тайбэем — еще полбеды. Куда хуже, на взгляд Пекина, две стратегических установки республиканской администрации США во внешнеэкономической области.

Первая из них нацелена на возврат многих американских предприятий и производственных мощностей домой из Китая. А вторая обусловлена возобновившимися (в условиях присутствия пентагоновских ВМС) спорами между КНР и ее соседями. Вспыхнули они вокруг вопроса о принадлежности ряда островных территорий и, следовательно, шельфовых месторождений и океанских трасс в Южно-Китайском море и других акваториях. Перемещение в конфликтную плоскость всего того, что казалось Пекину раз и навсегда решенным, именуется там грубейшим нарушением духа и буквы Потсдама.

Ясно, что никакие письма Трампа (а телефонного разговора между ним и Си Цзиньпином даже не было!) не могут развеять всех опасений, бытующих в КНР. Шанхайский миллиардер Джек Ма, выступая в австралийском Мельбурне в день открытия региональной штаб-квартиры своей знаменитой Alibaba Group, прямо заявил, что если Соединенные Штаты перекроют торговлю с Китаем, то сразу же начнется война. Ну а пока суть да дело, азиатский гигант совершенно оправданно ускоряет свое инвестиционное продвижение на апстрим-рынок России. Так оно надежнее будет!

Невозможно ставить точку

Еще одной приметой недели стало то, что к любому тезису или факту из хроники нефтегазового сектора, особенно итоговых данных за прошлый год, можно приставить жирную запятую и приписать: «но…». Такое вот парадоксальное состояние дел складывается на отраслевом небосклоне, что ни на чем нельзя поставить точку.

Возьмем к примеру объем российского нефтеэкспорта в 2016-м. В дальнее зарубежье было поставлено 236,196 млн тонн сырья, что означает прирост на 6,6% в годовом выражении. Если же принять во внимание еще и поставки жидких углеводородов в страны СНГ и другие экс-советские республики, то в целом из РФ было вывезено 254,767 млн тонн на сумму 74 млрд долларов. В целом увеличение экспортного потока — налицо. Но… по сравнению с 2015 годом доходы РФ от нефтеэкспорта сократились на 17,7%.

Или еще один пример – экспорт природного газа. В дальнее зарубежье его было «перекачано» 164,7 млрд кубометров, а с учетом поставок ближайшим соседям по «постсоветскому» ареалу эта цифра составила уже 198,7 млрд кубометров стоимостью 31,3 млрд долларов. Но… похоже на то, что в денежном выражении сравнительные результаты опять же гораздо скромнее по отношению к предыдущему году.

Ясно, что негативно сказывается затянувшаяся в последние годы полоса низких цен на энергоносители, кризис мирового энергетического рынка… Все то, иными словами, что можно именовать объективными факторами. Однако, представьте себе, и при изложении субъективных факторов применительно к России и ее ТЭК то и дело приходится, не ограничиваясь констатацией чьих-то конструктивных шагов и добрых намерений, вновь и вновь приписывать все то же словечко: «но…».

Так, вице-президент США Майк Пенс заверяет Москву в стремлении «начать новые отношения с народом России и ее руководством», но… ряд сенаторов готовит законопроект, ограничивающий прерогативы Трампа по смягчению или снятию антироссийских, в том числе нефтегазовых, санкций в одностороннем порядке. Интересно получается: предыдущий кабинет демократа Обамы чуть ли не штамповал такие санкции без оглядки на известную американскую политическую систему сдержек и противовесов.

А вот Трампу, даже при желании снять санкции, придется преодолевать сенаторский бойкот годами. И прав глава международного комитета Совета Федерации в Федеральном Собрании РФ Константин Косачев, заявивший, что Белому дому корыстно мешают «невзирая на то, в чем сейчас могут состоять интересы США и, естественно, невзирая на то, в чем может быть отдача от нормализации российско-американских отношений».

Тем временем Еврокомиссия давно уже проверяет «Газпром» на предмет возможных злоупотреблений доминирующим положением на рынках «голубого топлива» в восточноевропейских государствах ЕС. Чтобы не заводить дело в тупик, с чем в итоге не согласятся ни РФ, ни сам Евросоюз, обе стороны работают над достижением взаимоприемлемого досудебного решения, которое не предполагает наложения штрафа. Собственно, с этой инициативой как раз и ездил в конце прошлого года в Брюссель замглавы «Газпрома» Александр Медведев, и с этой же целью российский энергоэкспортер передал теперь в Еврокомиссию свои предложения. Но…

«…Мы считаем, что еще потребуются дополнительные консультации, — говорит еврокомиссар по конкуренции Маргрете Вестагер. — …Я пока не могу сказать, когда мы сможем прийти к финальному заключению». Не правда ли, звучит это в унисон с изданным опять-таки на днях прогнозом Bloomberg о том, что в середине марта ЕС может продлить антироссийские, в том числе секторально-нефтегазовые, санкции еще не полгода. Среди мотивов звучат ссылки на мнимую агрессию Москвы и ее противодействие свободному вхождению Украины в единую Европу. Но вот незадача: лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский заявил, что это Варшава не пустит Киев «в Европу с Бандерой», то есть с героизацией запрещенной и в РФ группировки ОУН на Днепре.

Вот и понимай этих европейцев как хочешь!

Павел Богомолов