DEA Михаила Фридмана оптимизирует активы в Норвегии

Петр Авен, Михаил Фридман и Лорд Браун
фото: LetterOne

Совладелец российской «Альфа-Групп» Фридман является основателем и председателем совета директоров группы LetterOne со штаб-квартирой в Люксембурге. Среди учредителей этой международной группы, образованной в июне 2013 г. после продажи ТНК-BP «Роснефти», помимо Михаила Фридмана можно отметить Германа Хана и Алексея Кузьмичева, втроем вложивших в нее 15,36 млрд долларов.

LetterOne занимается энергетическими, телекоммуникационными и технологическими проектами. Приобретенная ею в 2015 г. немецкая Deutsche Erdoel AG (DEA) стала крупнейшим «бриллиантом» в короне нефтегазовых активов группы. По итогам 2016 г. компания добыла 50 млн баррелей н. э., на ее балансе находилось 128 лицензий в восьми странах. Однако из-за противодействия властей Великобритании LetterOne была вынуждена продать активы DEA в британском секторе Северного моря швейцарской нефтехимической Ineos. Но затем Deutsche Erdoel AG приобрела норвежское подразделение E.On, владевшего 43 лицензионными участками в Северном, Норвежском и Баренцевом морях, таким образом удвоив добычу в Норвегии до 75 млн баррелей н. э.

Недавно DEA объявила о планах инвестировать 244 млн долларов в разработку нефтяного месторождения Снорре (Snorre), расположенного в южной части Норвежского моря. Этот зрелый актив находится в регионе с хорошо развитой инфраструктурой. Месторождение открыто в далеком 1979 г., добыча нефти и газа началась еще в 1992 г. Однако у игроков, участвующих в проекте, включая оператора — норвежской национальной Statoil, есть новый план по наращиванию добычи на этом стареющем активе.

Новый проект для Снорре, рассчитанный на ближайшие 25 лет, был представлен в норвежское министерство топлива и энергетики в декабре 2017 г. План предусматривает вложения в поддержку добычи и увеличение коэффициента извлечения нефти с 45% до 50%. Срок действия лицензии на месторождение истекает в 2018 г. Участники проекта рассчитывают на ее продление летом этого года, когда новый план будет одобрен норвежским правительством. DEA Михаила Фридмана принадлежит доля в 8,57% на Снорре. У Statoil — 33,28%, Petoro — 30%, ExxonMobil — 17,45%, Idemitsu — 9,6% и Point Resources — 1,1%.

Одновременно DEA решила продать норвежские газотранспортные активы. Это стратегический шаг для компании Фридмана. По информации DEA, доли в газоперерабатывающем заводе Nyhamna, газопроводе Polarled и норвежской газотранспортной сети Gassled продаются норвежской компании CapeOmega.

Известно также, что DEA в составе консорциума Groupement Reggane Nord (GRN) запустила в декабре промышленную добычу газа на четырех из шести газовых месторождениях, входящих в проект Reggane Nord, реализуемом на территории алжирской Сахары. Подконтрольной Фридману компании принадлежит 19,5% в консорциуме. Среди других его участников — оператор Repsol (29,25%), Sonatrach (40%) и Edison (11,25%).

Но главным событием 2017 г. для зарубежного нефтегазового бизнеса российского миллиардера, не так давно перебравшегося в Лондон, стало достижение договоренностей между немецким концерном BASF и LetterOne о слиянии дочерних Wintershall и DEA. Сделка по созданию совместного предприятия должна быть закрыта во второй половине 2018 г. СП под названием Wintershall DEA будет контролировать добычу примерно 600 тыс. баррелей н. э. в сутки по всему миру.

Главная цель объединения, по версии Фридмана, создание немецкого нефтегазового чемпиона. Но нельзя не отметить, что подобное слияние снижает санкционные риски для его энергетического бизнеса. Немецкому концерну BASF будет принадлежать доля в 67%, а LetterOne — 33% в новой объединенной компании.

Отметим, что через Wintershall DEA группа Фридмана вновь получит доступ к британскому сектору Северного моря. Кроме того, миллиардер станет партнером «Газпрома» в целом ряде проектов, в том числе «Северном потоке-2». Объединенная компания вновь удвоит добычу в Норвегии. За последние десять лет Wintershall стала крупнейшим игроком на норвежском континентальном шельфе с добычей более 80 тыс. баррелей н. э. в сутки. Один из крупнейших проектов — запущенное в декабре 2017 г. немецкой компанией в качестве оператора месторождение Мария. Согласно концепции руководства Wintershall, Норвегия, Россия и ЕС образуют энергетический треугольник, поддерживающий в балансе энергетические потоки и энергоснабжение для Европы. Примерно треть немецкого импорта газа приходится на Норвегию.

Немецкий Wintershall — один из крупнейших инвесторов в газовые проекты в России. Осенью 2015 г. компания обменялась активами с своим давним партнером — «Газпромом». В результате последний увеличил до 100% долю в компаниях по торговле и хранению газа в Европе Wingas, WIEH, WIEE, а также получил 50% в компании WINZ, которая ведет разведку и добычу в Северном море.

У «Газпрома» свои интересы в этом регионе. Согласно договоренностям 2016 г., компания обменялась активами с австрийской OMV. Последняя получила доступ к российским газовым месторождениям, а «Газпром» — 38,5% в OMV Norge. На балансе норвежского подразделения австрийской компании 32 лицензии. На пяти участках ведется добыча на уровне 67 тыс. баррелей н. э. в сутки. Согласно информации руководства «Газпрома», шельфовые активы в Норвегии могут быть переданы «Газпром нефти», у которой есть опыт промышленной добычи в российской Арктике — на Приразломном месторождении в Печорском море, и она может быть допущена к работе на норвежском континентальном шельфе.

Нина Маркова