Нефтегазовые скачки: США обогнали Саудовскую Аравию по объемам добычи нефти

Мировой нефтяной рынок пережил худшую неделю с марта прошлого года. Новости о положительной ценовой динамике уступили место сообщениям о росте добычи в США и сезонном спаде спроса со стороны нефтепереработки. Согласно оценкам американского Минэнерго, пробив отметку в 10 млн баррелей в сутки, производство нефти в Штатах на этом не остановится и уже до конца этого года превысит 11 млн баррелей в сутки. Добыча в США на прошлой неделе выросла на 332 тыс. баррелей в сутки до 10,25 млн баррелей в сутки, что, согласно оценкам датского Saxo Bank, вывело Соединенные Штаты на второе после России место среди крупнейших нефтедобывающих государств. Впервые с 1990 г. США обогнали Саудовскую Аравию по объемам добычи нефти. Уже во втором полугодии 2018 г. Штаты готовятся выйти на первое место по уровню производства нефти.

Рост добычи сопровождается увеличением объемов запасов и замедлением спроса со стороны НПЗ, проводящих традиционно начиная с февраля и до апреля техническое обслуживание и ремонт мощностей. Кроме того, как отмечает The Economist, США сейчас затеяли очень «необычную игру» со своей экономикой. Администрация Трампа предоставляет значительные льготы американским компаниям, что подвергает огромным рискам экономику страны. Предоставление огромного налогово-бюджетного стимулирования путем сокращения налогов может привести к росту процентных ставок и инфляции, а также увеличению бюджетного дефицита, отмечают эксперты Saxo Bank.

«ОПЕК и независимые производители, присоединившиеся к сделке по ограничению добычи нефти, сейчас начинают расплачиваться потерей доли на рынке в пользу свободных от обязательств игроков. В краткосрочной перспективе самым важным фактором является риск снижения цен в связи с ростом добычи в независимых странах-производителях нефти», — утверждают в Saxo Bank.

Датские банкиры прогнозируют падение на 10-15% цены на нефть марки Brent. По итогам первого квартала она может вернуться к отметке в 60 долларов за баррель, а затем стабилизируется в диапазоне 60-70 долларов за баррель. Тем не менее, такой уровень, по мнению экспертов, может рассматриваться как «здоровая коррекция» в рамках сильного восходящего тренда в средне- и долгосрочной перспективе. Ему могут лишь помешать пертурбации в мировой экономике и прекращение наблюдавшегося в 2017 г. роста спроса на углеводородное сырье.

Обратная сторона нефтяного рынка

Результат, который показали сланцевые нефтедобытчики в Соединенных Штатах, свидетельствует о том, что они приспособились к низким ценам на мировом рынке (до пакта ОПЕК и на первых порах после его заключения). «Цены на нефть ниже 40-50 долларов за баррель не стали убийственным фактором для сланцевой нефтедобычи в США. Стоимость барреля в районе 70 долларов позволяет разработчикам американских сланцевых формаций “снимать сливки” с рынка», — отмечает Александр Ершов, главный редактор новостей товарных рынков и энергетики Русской службы Thomson Reuters KORTES.

Внимание, которое сейчас проявляют к этому сегменту крупнейшие компании, подтверждает этот факт. ExxonMobil и Chevron запланировали многомиллиардные инвестиции на покупку компаний, участков и внедрение технологий на сланцевых формациях в США. Это, по мнению эксперта, говорит о подъеме сланцевой отрасли в Штатах. Однако у этой ситуации есть обратная сторона. Раньше, когда сланцевые нефтедобытчики были представлены в основном лишь небольшими компаниями, они обладали большей гибкостью: могли начать работать или наоборот остановиться в любой момент. Такие вопросы на уровне мелких производителей решались очень быстро. «Если же речь идет о стратегиях “мамонтов”, таких корпораций как Chevron или Exxon, как правило, они рассчитаны на несколько лет, миллиарды долларов, у них нет такой гибкости как у небольших компаний. Кроме того, сейчас в сланцевой революции занято большое количество трудовых резервов. В Западном Техасе и Дакоте образуются моногорода из нефтяников. Просто так их бросить, если сланцевая добыча накроется из-за низких цен, не получится. Если компании ввязываются в такие предприятия и закапывают там миллиарды, Америка начала игру со сланцами в долгую», — объясняет Ершов.

Пока ситуация на мировом нефтяном рынке остается позитивной для развития сланцевой индустрии в США. Но все эти процессы, которые развиваются в ней, несут потенциальные риски, поскольку при всей адаптации (снижении затрат и технологическом совершенствовании), сланцевая добыча остается одним из самых дорогих направлений разработки нефтегазовых месторождений. Любая компания должна, прежде всего, обеспечить рентабельное производство. Способ добычи, по мнению эксперта, вторичен. «Если говорить о конкуренции, крупные игроки осваивают новую рыночную среду, в которой США становятся значимым экспортером углеводородного сырья, Европа теряет свои позиции как производитель углеводородов и нефтепродуктов, а Азия остается растущим рынком. Такая среда является определяющим фактором будущего успеха крупных игроков: компаний и даже стран. Способ и регион, шельфовая, сланцевая или традиционная добыча сейчас определяющего значения не имеет. Кто первый поставил на тот или иной сыгравший вариант, тот и снимает барыши. Но это не означает, что это будет продолжаться всегда. Да, сейчас золотая медаль на шее у американских сланцевых нефтедобытчиков. Но нет никаких гарантий, что она останется с ними навсегда», — комментирует Александр Ершов

Однако добыча нефти — лишь один из элементов стратегии главных игроков на современном нефтяном рынке. Важна и логистика поставок, и работа компании на рынках, где реализуется углеводородное сырье. Thomson Reuters прогнозирует возможные изменения, как в главных направлениях производства энергетических ресурсов, так и в структуре их потребления. «С точки зрения трейдинга, структура уже существующих и формирующихся бенчмарков влияет на потоки нефти и выгоду торгующих сырьевыми товарами игроков. Трейдерам сейчас выгодно работать с WTI, поскольку такая нефть торгуется со значительной скидкой к Brent. На Востоке пытаются запускать собственные эталоны. В Дубае начинают биржевую торговлю фьючерсами, в Шанхае в этом году запускают китайский эталон», — поясняет Ершов.

Применительно к России меняющаяся структура поставок обусловлена давно продекларированной стратегии разворота на Восток. Сейчас на первый план выходят последствия этого курса. Прежде всего, это изменения качественных характеристик основного российского сорта нефти — Urals. Качество поставляемой в западном направлении нефти падает. Ощущается дефицит легкой нефти, которая стала в огромных объемах потребляться на внутреннем рынке, она особенно востребована со стороны модернизированных российских НПЗ. Кроме того, внутри страны растет спрос на конденсат, это сырье может быть использовано в планируемых нефтехимических проектах. Импортируемая иранская тяжелая нефть не может быть использована для компенсации выпадающих объемов российской легкой нефти, она значительно хуже Urals по качеству.

По мнению Александра Ершова, сказывается на ситуации и пакт с ОПЕК, ограничивший добычу. В результате российские компании лишились некоторого объема легкой нефти, которую они могли бы извлечь, если бы Россия не была связана обязательствами по сокращению производства нефти. Еще один фактор — приоритет межправительственного соглашения с Китаем, по которому значительные объемы российской нефти, добываемой в Восточной и Западной Сибири, идут в восточном направлении. Эта легкая нефть могла бы разбавить тяжелое сырье, поставляемое в западном. «В итоге показатели нефти Urals, в особенности, идущей по нефтепроводу Дружба, существенно снизились. Не настолько критично, чтобы потребители отказались от российских поставок, многие европейские заводы пока не могут этого сделать. Тем не менее, это непременно скажется на цене и объемах потребления Urals. Потому что часть поставок потяжелевшей нефти должна быть заменена каким-то другим, легким сырьем», — отмечает эксперт.

Здесь открываются особые перспективы для поставок в Европу легкой сланцевой нефти из США, пока действует соглашение с ОПЕК ситуация с дефицитом российской легкой нефти не изменится. В результате возможна негативная динамика: падение цен на Urals, снижение объемов поставок основного сорта российской нефти, рост конкуренции на западном направлении.

В правительстве обсуждается возможность выделения поставок тяжелой нефти через порт Усть-Луга. Этот сернистый поток предлагается сделать новым сортом российской нефти. Такое экономическое и техническое решение могло бы стать ответом нашей страны на «сланцевую революцию» в США. Доступ к деньгам и технологиям для разработки отечественных запасов неконвенциональной легкой нефти закрыт для России санкциями. Остается приспособить существующую инфраструктуру к реалиям мирового нефтяного рынка.

Однако особых подвижек по этому вопросу пока не наблюдается. Поскольку даже возможность такого решения уже вызвала недовольство со стороны производителей тяжелой нефти из Татарстана и Казахстана. Уже сейчас дифференциал нефти, которая идет в западном направлении через порты Усть-Луга и Приморск, согласно оценкам Thomson Reuters, может составлять порядка 5–10 центов. Через Усть-Лугу идет транзит нефти из Казахстана: попаданию этих поставок в новый тяжелый российский сорт казахи вряд ли будут рады, поскольку поставляемое ими сырье значительно легче того, что получится на выходе из Усть-Луги.

«Новый сорт может потерять многих покупателей в Европе. Вряд ли кто-то захочет существенно перестраивать под него структуру своей нефтепереработки. Сейчас в Европе наблюдается высокая конкуренция со стороны различных сортов, поставляемых с Ближнего Востока, и американский экспорт не заставит себя ждать. Да, такое решение улучшит наши отношения с традиционными покупателями поставок по трубопроводу Дружба, а также из других российских портов, за исключением Усть-Луги. Но, прежде чем его принимать, нужно тщательно проработать вопросы сбытовой политики. Если запускать новый сорт тяжелой нефти, нужно понимать, кто его будет покупать и перерабатывать. Да, технологически можно направить эту нефть на Восток, но у такого решения вряд ли есть какие-либо перспективы в плане экспорта. Для России сейчас очень важен вопрос наличия и правильного баланса ресурсов, чем наращивания транспортных возможностей. Уже сейчас мы наблюдаем профицит транспортных мощностей российского экспорта сырой нефти», — утверждает Ершов.

По мнению экспертов Thomson Reuters, современный уровень цен вряд ли удастся удержать. Особенно волатильной может стать вторая половина года. Мировой нефтяной рынок — территория настроения. Есть риск, что спокойствие, которое воцарилось на рынке благодаря усилиям ОПЕК, а также росту мировой экономики, может быть поколеблено. Динамика спроса и предложения — фундаментальные факторы, но краткосрочная, внезапно возникшая паника может оказать на рынок еще большее воздействие.

Мария Кутузова