Здравый смысл против абсурда

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Минувшая неделя соединила в себе ряд актуальных подходов не только к геополитическим, но и к энергетическим дилеммам, накопившимся в изрядно замороженных отношениях между Востоком и Западом. Эхо выступления Владимира Путина на заседании Валдайского клуба в Сочи справедливо сравнивается во многих СМИ с былым резонансом отрезвившей многих своей откровенностью мюнхенской речи российского президента в 2007 году. В какой-то степени решительный настрой Путина нашел свое секторальное продолжение в его участии в запуске лукойловского месторождения имени Филановского на Каспии. Комментируя это событие в «Коммерсанте», Юрий Барсуков не случайно дал понять, что и в эпоху санкций против нашего ТЭК ведущий частный нефтяной холдинг РФ играет роль «по сути единственной российской компании, разрабатывающей шельфовую провинцию без прямого участия иностранцев».

shutterstock_450083302И защита национальных интересов, и приватизация

Вещи, иными словами, вновь названы своими именами без каких-либо экивоков. Нефтяникам и газовикам по обе стороны забытого «железного занавеса» стало еще яснее, что дуэль вокруг судеб углеводородного сырья и «инъецирование» в нее все более патриотичной компоненты – не отдельно взятый феномен. Это и есть отражение найденного Москвой ответа на брошенный ей вызов. Зеркало борьбы за достижение топливного баланса в мире путем самостоятельного разблокирования острейших проблем ТЭК – ценовых и инвестиционных.

Вместе с тем, и в этом как раз заключена суть переживаемого отраслью момента, Кремль ни на секунду не порождает ожидаемых коммунистами и другой левой оппозицией надежд на отход от рыночно-приватизационного вектора развития нефтянки. Другое дело, что на московском олимпе не любят признавать, что приватизировать значительные сегменты топливно-сырьевых монополий следовало гораздо раньше, когда цены были втрое выше, да и сам бизнес – куда более динамичным. Увы! Россия, как видно, была и остается такой страной, где, если дела идут более или менее успешно, то и менять ничего не надо! Но ведь лучше поздно, чем никогда.

Я искренне надеюсь, что в новой – актуализированной Стратегии энергобезопасности РФ, теперь уже до 2035 года, не окажется ни намека на сверхцентрализацию ТЭК в правительственных руках, ни на хозяйственную замкнутость и – вообще – на автаркию. Вот и автор этих строк хотя и помнит немало хорошего о советских временах, но скажет честно: читая в молодости об очередном полумиллиарде тонн годового производства нефти в СССР, я все равно укладывал в багажник своей автомашины запасную канистру бензина — на ближайших заправках его запросто могло не оказаться.

Темой этой недели стало всеобщее оживление в связи с идеей Кремля: активизировать и побыстрее реализовать приватизацию 19,5% «Роснефти». Директивы как таковой пока еще нет, но она, видимо, появится на днях. По данным «Ведомостей», государство могло бы единовременно продать пакет индийским, китайским и казахским претендентам, но это произошло бы уже не в текущем, а в 2017 году. Следовательно, кассовый разрыв бюджета РФ пришлось бы покрыть из Резервного фонда – Минфин уже просил об этом Госдуму. Но, как видно, решили не рисковать. И, ради ускорения, выдали вариант, который может стать промежуточным: сначала эту долю, вероятно по частям, выкупят российские соискатели (не «Сургутнефтегаз»?), а уж потом акции плавно перейдут к названным зарубежным инвесторам.

Мыслится ли в этой поэтапной схеме участие еще и ЛУКОЙЛа? Вплоть до упомянутых торжеств на платформе имени Филановского Вагит Алекперов уверял, что не будет участвовать в приватизации «Роснефти», рассказывает собеседник «Ведомостей». Но потом Путин пригласил Алекперова к себе в машину. Около 20 минут они ехали от завода «Астраханские верфи» до областной думы. О реакции Алекперова собеседник сказать, увы, не смог.

shutterstock_243410305Ни себе, ни людям

Тем временем на Темзе штаб-квартира Европейского банка реконструкции и развития известила акционеров ЕБРР, а заодно и широкую общественность, о том, что возобновлять инвестирование в российские проекты в 2017-м не намечено. 

Не слился ли в воспаленном сознании слишком впечатлительных аналитиков 2017 год с 1917 годом? Тогда прекращение любых вложений в Россию, ставшую в одночасье советской, было по крайней мере логичным, объяснимым и уж, во всяком случае, более обоснованным, чем ныне, когда свыше 9/10 бывшего народного хозяйства СССР давно приватизировано.

Или, быть может, предано забвению то, что новая, пореформенная Россия стала четверть века назад одним из государств-основателей ЕБРР, как раз и призванного содействовать подъему и выравниванию экономик Восточной и Центральной Европы на руинах СЭВ? Подтвердив отказ банка поддержать даже самые мирные, в том числе инфраструктурно-энергетические проекты в РФ, замминистра финансов Сергей Сторчак вовремя отметил: имеющиеся в нашей стране активы та же международная кредитная структура не продает.

Странное, казалось бы, дело. Если Москва, как твердят в том же Лондоне и Вашингтоне, и впрямь заменила демократию диктатурой, межпартийный плюрализм – тиранией, хозяйственную многоукладность – самодовлеющим госмонополизмом, а рынок – планом, то к чему сохранять в этой обреченной стране прежние капиталовложения и кое-какую собственность ЕБРР? Ан нет! Вынужденно приостановив инвестирование в российские проекты еще в июле 20914 года на гребне «крымских» санкций США, ЕС и их союзников, банк и не думает распроститься на востоке континента со своим деловым присутствием как таковым, поскольку это было бы… совсем уж невыгодно.

Особенно же невыгодно присоединяться к пресловутым секторальным ограничениям против российской нефтянки. Возьмите хотя бы памятный 200-миллионный кредит ЕБРР для ЛУКОЙЛа в 1998 году, когда за не столь уж крупную сумму частный российский энергогигант спас от полного упадка и банкротства нефтепереработку в Болгарии (Бургас), Румынии (Плоешти) и на юге Украины (Одесса). Кто же ныне заявит, что эти прибыльные для всех инвестиции помешали-де Болгарии и Румынии вступить в НАТО и начать политический курс, совершенно независимый от России? Глупее не скажешь! Но и отрицать это на Темзе побаиваются. Опасаются известной дубинки.

Впрочем, этот абсурд уже надоедает даже самым осторожным банкирам. Так, НОВАТЭК, похоже, все-таки нашел возможность привлечь на свой мегапроект «Ямал СПГ» средства французских банков. А ведь до сих пор они не инвестировали в тундре из-за санкций США и ЕС. Обходили  баснословно богатый полуостров стороной, хотя в деловой инициативе НОВАТЭКа участвует, между прочим, Total. Ну а теперь ожидается, что посредником для французов станет итальянский банк Intesa. В случае успеха переговоров на столь деликатную тему, а он возможен, «Ямал СПГ» сможет получить 200 млн долл дополнительного финансирования. Много это или мало? На фоне общей стоимости проекта названная сумма в принципе невелика. Скажем прямо: без этих денег НОВАТЭК мог бы обойтись. Но российской компании важно доказать, что для нее не закрыт путь к европейским кредитам.

Проблески отрезвления

Вообще пора признать, что составители Третьего энергопакета ЕС, обозначившего собою резкий поворот континентальной Энергетической хартии к жандармскому уставу, все-таки сильно переборщили, особенно в отношении того же газа. Сланцевый газ из США вряд ли обрадует их в ближайшее время своим сладким ароматом, а прирост поставок из стран Магриба, прежде всего из Ливии, они сами же заблокировали плодами своей размашистой «арабской весны».

А тут еще совсем не вовремя, как сетуют пророки мнимой «ненужности» того же «голубого топлива» из глубин Сибири, семимильными шагами идет рост спроса на природный газ в старушке Европе. Уже в нынешнем году – назло гордецам, пытающимся подставить нам ножку, — потребление газа в Старом Свете вырастет по сравнению с 2015 годом на 6% — до колоссальной  цифры 447,1 млрд кубометров. Как поясняет ассоциация Eurogas, происходит это благодаря росту применения весьма экологичного вида углеводородного топлива в электроэнергетике, возобновлению промышленного спроса и росту использования на транспорте. Брюссель гневается: насколько же некорректен этот самый газ на фоне необходимости проучить Россию!

Иное дело – маршрут на юг Европы из Закавказья, против чего Москва, кстати, ничего не имеет. Вот это хороший газ. Посему прокладка Ионическо-Адриатического трубопровода (IAP), призванного вскоре наполниться газом Азербайджана из «Южного газового коридора», будет, по словам президента Хорватии  Колинды Грабар Китарович, отличным проектом. Напомнив в интервью журналу Caspian Energy об участии в этой программе таких стран, как Албания, Черногория, Босния и Герцеговина, она пояснила, что артерия протяженностью около 520 км соединит газопроводную систему хорватских регионов Лика и Далмация с Трансадриатическим трубопроводом ТАР.

В целом «Южный газовый коридор» считается одним из приоритетных для ЕС проектов. Он предусматривает ежегодную транспортировку 10 млрд кубометров азербайджанского газа из Каспийского региона через Грузию и Турцию в Европу. Итак, всего 10 млрд кубометров – не мало ли для полудюжины стран? Едва подумаешь об этом — и становятся понятными последние сигналы вероятного улучшения диалога с «Газпромом» со стороны Евросоюза. Без российского газа ведь никак не обойтись!

Еще в октябре появились симптомы возможных встреч между зампредом правления «Газпрома» Александром Медведевым и еврокомиссаром по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер. Целью бесед было бы согласовать, что российский партнер перестроит форматы своего бизнеса в Старом Свете, а Еврокомиссия не станет штрафовать его за так и не доказанные нарушения антимонопольного законодательства ЕС в 2012 году. Хотя постпред РФ при ЕС Владимир Чижов не смог подтвердить на прошлой неделе, действительно ли намеченные встречи состоятся прямо на днях, но суть происходящего доходит и до непосвященных. Тактика твердолобого напора на российских энергоэкспортеров мало что дает самим же закоперщикам этого курса.

shutterstock_331692533«Нефтянка» не ошиблась

Свидетельств правоты оценок и прогнозов в наших обзорах становится все больше. И, согласитесь, это очень приятно подмечать. Вот и сегодня хотелось бы представить вниманию читателей ряд перекликающихся с нашими публикациями примеров из отраслевой хроники нынешней осени.

Прежде всего, подтверждено то, что отрицалось зарубежными недругами «Газпрома» в период вынужденного простоя проектной работы по прокладке новой топливной артерии по дну Черного моря. Оказывается, что ощутимых потерь для российского инвестора на этом «скифском» направлении просто нет. Почти ничего из вложенных «Газпромом» сил и средств в намечавшееся до 2014 года строительство трубопровода «Южный поток» на Болгарию не потеряно и не зарыто в землю «без всякой пользы».

И где теперь сочувствие «бедным налогоплательщикам, страдающим от имперского энергоавантюризма в ходе никому не нужной подкормки газовой монополии с помощью коммуналки»? А ведь еще недавно злорадства по поводу якобы списанных миллионов и на сухопутных подступах к Анапе, и на море, лилось через край! Скорбные отклики на мнимое разорение российской госмонополии «голубого топлива» множились с такой частотой, что проникали из-за рубежа и сквозь стены московских «мозговых трестов»!

Недавно студенты одного из столичных университетов, где я веду курс лекций, привели в своих работах мнимые потери «Газпрома» на Черном море в качестве примера одного из провальных транспортно-энергетических проектов мирового ТЭК плана за последние полтора десятилетия. Не поторопились ли ребята, и что мы имеем в действительности? Оказывается, ни оплаченные заказчиком трубы, ни «железо» терминала, ни многое другое не пропало зря. А главное, не закопано многотомье исследований, стоивших тысяч рабочих часов в графике специалистов «Газпрома». «Мы уже сейчас, до конца 2016-го, создали на территории РФ необходимую газотранспортную инфраструктуру для подачи газа в морской газопровод», — не без гордости отметил Алексей Миллер на своей недавней встрече с президентом России.

Как следует из доклада главы отечественного энергогиганта, турецкие коллеги не нарушают взятых на себя обязательств. Они подтвердили все  документы, разработанные для блоков прилегающей к Босфору экономзоны еще под прежний – так и не реализованный из-за обструкции ЕС «Южный поток». Анкара, иными словами, со всей ответственностью повторила, что все прежние согласования так же действительны теперь и для «Турецкого потока». Тем временем идут активные геодезические работы. Правовая база под ними безупречна: «Мы уже получили, — отметил Миллер, — разрешение на участок в турецкой экономической зоне Черного моря от границы экономзон Турции  Болгарии в направлении Турции — на расстоянии 250 километров — на проведение изысканий. Все это позволяет с уверенностью говорить, что обе трубы будут построены в срок — до конца 2019 года».

Ох уж эти заголовки!

Словно состязаясь в изобретательности с другими критиками ведущего российского производителя и экспортера «голубого топлива», газета «Ведомости» своеобразно использует великий русский язык. Она как-то не по-доброму озаглавила статью о феноменальном экспортном успехе «Газпрома», достигнутом еще до наступления зимы.

Комментарий назван пессимистично: «Холодная осень «Газпрома»(!). Что вам слышится, читатель, в этой формуле? Как минимум, симптом увядания. А ведь речь идет не о чем-то сумрачном и зябком, а наоборот, об ударных и радующих страну показателях. На этой неделе ведущий газовый концерн в мире установил новый абсолютный суточный рекорд поставки своей продукции в дальнее зарубежье за всю историю — 578,9 млн кубометров!

Наш сайт обоснованно предсказывал, что ценовая маневренность Москвы еще сыграет шутку над авторами антигазпромовских акций. Действительно, в глобальной рыночной экономике попросту нет таких сил, которые не дали бы предприимчивым западноевропейским потребителям заказать, перегнать к себе и спокойно оплатить недорогое сырье Сибири, каких бы проклятий ни удостаивались поставщики. Минимальные цены на российский газ были летом следующими: 150-155 долл за тысячу кубометров, а сейчас — около 165 долл за тот же объем. Но даже прибавив в цене, российское топливо «из трубы» остается дешевле газа на спотовых площадках.

В общем, «зима еще не началась, а спрос на российский газ в дальнем зарубежье такой, как будто настали сильные морозы в Европе, — отозвался Алексей Миллер. — Это еще одно доказательство того, что наш газ высоко конкурентоспособен и крайне востребован на европейском рынке. Что новые газотранспортные маршруты для его надежной поставки – «Северный поток-2» и «Турецкий поток» нужны зарубежным потребителям».

А теперь – о сопутствовавшем материалу «Ведомостей» журналистском курьезе. Газета ошиблась, написав, что за первые две недели октября «Газпром» увеличит поставки газа в дальнее зарубежье на 9,6%. А на деле этот процентный прирост намного выше, в чем «Ведомости» были вынуждены с извинением расписаться на следующий день. Извинились, таким образом, за неверную цифру. А не лучше ли было бы извиниться за вводящий в заблуждение заголовок «Холодная осень «Газпрома»?

shutterstock_398217193«Редкая птица долетит до середины Днепра»

…Писали мы в пятничных обзорах и о том, что происходит на Днепре, где напуганы последовательными усилиями Кремля по выходу из нагроможденных Киевом транзитно-блокадно-ценовых тупиков. 

Прав Константин Симонов, отметивший в «Российской газете», что подписанное соглашение о «Турецком потоке» и впрямь «вызвало настоящую панику в Киеве». Ведь обнажается не только газотранспортное бессилие Незалежной на отдаленную перспективу, но и нарастание неумолимой опасности прямо сегодня.

Российский министр энергетики Александр Новак предупредил подразделение Европейской Комиссии по Энергетическому Евросоюзу, что Украина может столкнуться с проблемами уже этой зимой. Почему? Да хотя бы потому, что запасов газа в ее подземных хранилищах недостаточно. Ситуация таит в себе риски и для общеконтинентального транзита.

На таком фоне удручает уже сама повестка дня украинского руководства по смягчению накопленных им же самим трудностей в энергоснабжении городов и поселков. Эта тематика, увы, становится порой не просто ущербной, а комической. Действительно, чем неотвратимее вырисовываются контуры «Турецкого потока», призванного во многом заменить к 2020 году привычный с советских времен газотранспортный маршрут через Украину, тем больше анекдотичных документов регистрируется на сайте Петра Порошенко. Одна из адресованных ему инициатив – перенести летние школьные каникулы на зиму как раз из-за нехватки газа и света в стране(!).

Дескать, пусть хотя бы детвора пересидит морозы дома, а не в обледенелых школьных зданиях. В общем, ребята не доберутся до классов, замерзнут плиты в столовых, старушки не выйдут во двор разбрасывать голубям крошки, да и вообще, как пророчески писал Николай Васильевич Гоголь, «редкая птица долетит до середины Днепра». Грустно!

Мы были правы и в том, что…    

…Китай, все больше зависящий от танкерных поставок африканской нефти в дальневосточном направлении, не случайно создает свою первую военную базу за рубежом в Джибути. Да-да, стройка идет поблизости от облюбованного пиратами и террористами Африканского Рога.

Тем самым вновь подтверждается, что значение Черного континента как крупнейшего поставщика стратегического сырья, прежде всего нефти, для Поднебесной и впрямь нарастает. В сентябре КНР увеличила импорт «черного золота» из Анголы на 46% в годовом выражении – до 4,19 млн тонн. В итоге африканская страна, обогнав Россию и Саудовскую Аравию, вышла на первое место по экспорту жидких углеводородов в Китай.

Кстати, второе место на пекинском «плече» занял Ирак, поставивший в сентябре рекордные 4,07 млн тонн нефти. России, таким образом, досталась в этом сегменте лишь бронзовая медаль. Так что задержимся на Анголе, этой истинной сенсации среди региональных поставщиков нефти по заказам КНР, в том числе нефтегазоносной Нигерии. Ангольцы-то ведь и впрямь атакуют! При этом опираются они на свое надсолевое открытие нефти в глубоководном бассейне Кванза. Правда, ряд геологических и финансово-технологических факторов работает не в пользу Луанды. И эти трудности могут помешать ей выйти в ближайшем пятилетии на обещанную суточную добычу 2 млн баррелей. Но уже сам «замах», согласитесь, говорит о многом.

Быть может, читатели помнят и те статьи «Нефтянки», где раскрывались как планы, так и опасения Пекина на полпути от Африки – в Юго-Восточной Азии. Так, газеты пишут о запасном варианте Пентагона по блокированию Южнокитайского моря, Малаккского и других проливов под предлогом противодействия китайской энергетической экспансии. Нарастает же она якобы и на судоходных путях, и на глубоководных месторождениях нефти, что якобы угрожает более слабым соседям КНР, в том числе Филиппинам.

Но вот, как мы и предполагали в предыдущих обозрениях, появились признаки сопротивления Манилы не Пекину, а Вашингтону! В общем, и тут мы оказались правы. «Соединенные Штаты и другие страны ошеломлены последними заявлениями филиппинского президента Родриго Дутерте о «расставании» с США и дружбе «против всего мира» с Китаем и Россией», — заявил заместитель госсекретаря США Дэниэл Рассел в ходе визита в островное государство, столь резко меняющее свой курс.

Что же касается китайского ТЭК как такового, то он действует за рубежом обоснованно, сочетая в своих внешних планах два слагаемых. Это стратегия крупных закупок иностранного сырья и, с другой стороны, инвестиции, в том числе в Казахстане. Но там, к сожалению, критерий успеха не повсеместен. Он лишь отчасти относится к 8,333-процентной доле пекинской CNPC в пока неудачном, но все-таки уже начавшем приносить отдачу каспийском проекте «Кашаган». Проект не во всем характерен. Как писала «Нефтянка в недавнем обозрении, хотя первая нефть с промысла — факт позитивный, но превратить его в тенденцию нелегко. Не помогут даже огромные извлекаемые запасы – 11 млрд баррелей. По мнению Fitch, из-за острых проблем технологического, погодного и геологического характера «непросто вернуть капиталовложения в размере более 50 млрд долл, исходя из долгосрочного прогноза цены на нефть марки Brent на уровне 65 долл и даже несмотря на слабый тенге».

Иные шотландцы хотели бы стать нефтяным эмиратом

Одним из первых электронных СМИ наш сайт давно уже отмечал вероятность отрицательной реакции нефтегазоносной Шотландии на итоги общебританского референдума по вопросу о «брексите».

Все еще обладая остатками полуисчерпанных кладовых нефтегазового бума 1980-х на своем шельфе Северного моря, жители Верескового края и впрямь, как видно, недовольны исходом голосования. Играть колодой своих углеводородных карт им хотелось бы на ломберном столике не Британии, а всей Европы, как это не без успеха делает, например, соседняя Норвегия. Стоит ли удивляться, что потомки Роберта Бернса нацелились на повторное проведение местного плебисцита о национальном самоопределении.

Темой бюллетеней не обязательно стала бы в этом случае суверенизация  региона. Возможно, борьба развернется за что-то автономно-ограниченное. Например, за признание того, что Шотландия, оставаясь под британской юрисдикцией, желает получить в королевстве статус особой территории, продолжающей, вопреки всему, оставаться в ЕС. Насколько это возможно с правовых позиций, — решать Лондону, Эдинбургу и Брюсселю. Но, повторяю, экономической опорой автономии или даже независимости призваны стать кладовые углеводородного сырья. И не секрет, что часть националистов из местной партии SNP действительно хотела бы увидеть отечество в ореоле одной из монархий Персидского залива, где коренной житель, едва появившись на свет, уже начинает «стричь купоны» с нефти и газа.

Глава правительства Шотландии и лидер Шотландской национальной партии г-жа Никола Стерджен заявила на днях, что ее намерение провести повторный референдум о независимости региона – не блеф.

«Стерджен» означает в переводе «осетр». Вспоминаю одного из гостей наших буровиков в дельте Волги. Побывавший и на каспийской платформе, и в рыбоводческом хозяйстве, спонсируемом одной из ведущих нефтяных компаний России, тот, помнится, закусывал поздним вечером глоток доброго шотландского виски кусочком лоснящейся осетрины. В тот момент мне и в голову не пришло, что, по лингвистической прихоти случая слова Sturgeon и Whisky когда-нибудь станут наиболее часто используемыми в репортажах об общественно-политических настроениях и в целом об атмосфере Глазго и Абердина. Но вернемся к высказыванию главы эдинбургского кабинета:

«Если все, что мы получим на переговорах с Лондоном, — это захлопнутая перед носом дверь, — сердито парировала она, — то у Шотландии должна быть возможность выбрать опцию получше. Я не собираюсь смотреть сложа руки, как наш регион толкают в пропасть «жесткого брексита». Воля Шотландии, проголосовавшей за то, чтобы остаться в Евросоюзе, должна быть учтена».

Впрочем, точно ли дело идет к еще большему удалению Верескового края от Лондона и о постепенном дрейфе шельфовых залежей углеводородного сырья из-под британской юрисдикции в шотландскую? Как говорят россияне, бабушка надвое сказала. Би-Би-Си верно напоминает: на пике подготовки к предыдущему региональному референдуму, то есть в 2014 году, цены на сырье были высоки. «Шотландцы питали надежды на процветание за счет своей нефти из Северного моря — и все равно 55% проголосовали против отделения. А теперь.. цены на нефть упали, и Шотландия ежегодно получает 15 млрд фунтов стерлингов дотаций из британского бюджета».

Вообще говоря, не только идея, но и многоплановый опыт союзных и федеративных государств, будь то на Западе или на Востоке, при всех своих минусах и подчас роковых потерях, еще долго будет востребован. И, между прочим, энергетике суждено сохранять в этих периодических «обращениях к недавнему прошлому» свою незаменимую роль.

Павел Богомолов