Взять энергию Земли

Павел Богомолов
Павел Богомолов

Лима, что в переводе на русский означает «лайм», явно добавила цитрусовой остроты к дипломатическим коктейлям, поданным мировым лидерам на исходе 2016-го. Шанс внести терпкий, то есть гораздо более пряный, чем обычно, привкус в ароматно-политизированные смеси глобальных проблем умело использовала делегация России, побывавшая в столице Перу.

К региональным альянсам, но не замкнутым, а открытым

Почти все, что Владимир Путин говорил и на своей итоговой пресс-конференции, и в ходе двусторонних встреч, и в кулуарах саммита АТЭС, имело прямое либо хотя бы косвенное отношение к энергетике. Прежде всего, он авторитетно подтвердил готовность Москвы сдержать свое обещание и проявить солидарность с ОПЕК на ее венском форуме  в конце этого месяца.

Там, в австрийской столице, РФ по сути возглавит группу приглашенных на сессию добывающих стран, которые не входят в состав нефтеэкспортного картеля. Для нас сдержать обещание — значит не только присутствовать в качестве приглашенной стороны на официально заседании нефтеэкспортного картеля 30 ноября, но и поучаствовать в неформально-подготовительном, причем расширенном, мероприятии этого альянса двумя днями раньше.

Ограничить на месяцы объем добычи нефти в России — это, согласитесь, немало. А уж когда мы вдруг слышим, будто Москва рискует разочаровать ядро ОПЕК своим узким пониманием формулы «ограничение» и неготовностью пойти дальше, то есть сократить производство, то такая критика, извините, от лукавого. Разница между словом «лимитировать» и словом «уменьшить» хорошо известна и общепринята во всех мировых языках. Кстати, биржи все поняли правильно. Они мгновенно и, конечно, позитивно отреагировали на заявление нашего президента, заметно подняв цены жидких углеводородов сразу же, не дожидаясь дебатов на Дунае.

Путин и его окружение вовремя призвали сообщество государств Тихого океана к уважению фундаментальных принципов деятельности Всемирной торговой организации. Ведь ради вступления в ВТО многие страны, включая Россию, потратили немало сил и лет. А вот запущенная недавно кабинетом Барака Обамы серия акций по созданию неких закрытых партнерств, будь то на Тихом океане или на Атлантике, была подвергнута в Лиме критике; и покидающий Белый дом нобелевский лауреат выглядел на этом фоне бледно. (Уже после саммита новоизбранный президент США Дональд Трамп четко подтвердил, что он выведет США из Тихоокеанского торгового партнерства и вообще заменит эту договорно-блоковую гигантоманию заключением понятных всем двусторонних сделок по классическим канонам капитализма).

shutterstock_345406061Мало того, что цели антикитайских или антироссийских торговых блоков не нашли в последние дни какой-либо поддержки в ходе прощальных визитов Обамы в Грецию и ФРГ. Так теперь еще и в далеких Андах тоже, как все мы убедились, не слышно оваций. Зато поддержана идея КНР о создании новой — совершенно открытой модели партнерства, в которое каждый сможет вступить без угрозы давления и договорной цензуры. Такой  идее, способной увенчаться хорошей стыковкой между объявленной китайцами свежей тихоокеанской схемой и новым Великим шелковым путем, почти все рады.

Турки — и те идут в Шанхайскую организацию сотрудничества

Среди преимуществ ВТО, отстаивающей свободно-либеральные подходы к глобальной коммерции, особо ценится акцент на энергетической безопасности и рыночно-отраслевом балансе. В русле этих постулатов признано абсолютное равенство интересов как потребителей и транзитеров, так и производителей углеводородов. 

Лишаться этого не хочет никто за исключением разве что далеких от Тихого океана стран. Это Украина, доказывающая примат своей транзитной роли, или экспансивные круги Катара, готовые — ради будущих, то есть непременно без участия ненавистного радикалам Башара Асада, газопроводов к Средиземному морю — сотрудничать с террористами в Сирии.

А вот, казалось бы, тоже не относящийся к АТЭС штрих. Не относящийся? Это как посмотреть. Недруги президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и критики его курса на энергоальянс с РФ заклевали Анкару — как придирками, так и угрозой отменить прием страны в ЕС когда бы то ни было в будущем. Доконали турок так, что «перекресток на стыке Европы и Азии» решил вовсе развернуться в иную сторону. До залов лимского саммита вмиг долетели слова Эрдогана о том, что на Босфоре (куда дотянется в 2018 году из РФ газовая труба «Турецкого потока») размышляют над тем, как бы вступить не в ЕС, а в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС)!

Но, конечно, еще больше смысловых мостов между геополитикой и ТЭК просматривается в активизации российско-японских контактов на высшем уровне. Разве не приятно, что премьер-министр Страны восходящего солнца Синдзо Абэ пригласил Путина погостить – в ходе своего зимнего визита в Японию – в том сельском отеле, где есть свой минеральный источник горячей воды? Взять тепло планеты (будь то гейзеры или углеводородная «кровь Земли») и общими силами направить энергию на благо людей — что может быть символичнее! Освещенный из глубин пар целебного родника определенно лучше зябкого тумана нашего векового «недоверия к самураям» и встречной неприязни к таежным первопроходцам, не так ли?

Мы пока еще не знаем ключевых деталей в русле уточняемых подходов Кремля к территориальной проблеме, тормозящей заключение Мирного договора между Москвой и Токио. Но то, что лучшим средством достижения нового уровня взаимного доверия Путин назвал проекты сотрудничества, то есть инвестиционного партнерства с Японией в Сибири и на Дальнем Востоке, уже известно. И мы знаем адреса многих из этих потенциальных проектов: Сахалин, Приморье, Якутия, Ямал… То есть опять-таки ТЭК, его углеводородный и электроэнергетический, топливный экспорт, нефтехимия.

«Нефтянка» вновь была права

Пару недель назад, когда многие уважаемые издания, прежде чем отважиться на прогноз энергетического курса Трампа, предпочитали сначала «дождаться деталей», наш сайт все-таки рискнул предсказать его основные подходы к развитию национального ТЭК. Рискнул – и, так сказать, не прогадал, с чем я и поздравляю наших читателей и друзей.

Объявив свой План действий на первые сто дней президентства, Трамп заверил в том, что он снимет все адресные ограничения на буровые работы в Соединенных Штатах, включая шельф. Это, поверьте, — поистине прорывное намерение избранного главы государства. В новейшей истории оно сравнимо разве что с историческим решением британского премьера Маргарет Тэтчер поддержать в 1970-е годы консервативно-рыночную революцию на Альбионе и борьбу с «классовой враждой угольщиков» с помощью разбуженных к тому времени кладовых углеводородного сырья на Северном море.

Натиск Трампа на влиятельное лобби экологистов, неформалов, политических активистов и индейских племен, призванный раскрепостить ТЭК и дать заказы сервисным гигантам, — шаг смелый и впечатляющий. Он даст Америке, и без того уже ставшей третьей нефтедобывающей державой мира огромный, приток как нефти, так и газа.

И опять, как и на предыдущей неделе, когда Геологическая служба США объявила о гигантском открытии углеводородных запасов на западе Техаса, многие российские эксперты крайне вяло реагируют на топливно-сырьевой вызов амбициозного республиканца. Реагируют с пессимизмом, пытаясь принизить значение и, главное, выполнимость его наметок в нефтегазовом секторе. Заметим в скобках, что иные из этих маловеров еще месяц назад отрицали даже возможность победы Трампа на выборах. Но теперь, судя по всему, они все равно надеются на широкий резонанс своих новых доводов.

По каналам столичных СМИ звучат вроде бы объективные напоминания о том, что, по конституции США, послабления в недропользовании нуждаются на уровне штатов в одобрении губернаторов и местных конгрессов, что может затянуть ряд апстрим-проектов на годы. Слышны и другие — казалось бы, обоснованные, но все равно спорные по сути мысли, с которыми трудно согласиться. Так, Андрей Полищук из «Райффайзенбанка», судя по его интервью для «Коммерсанта», не верит в реализуемость и успех буровой революции Трампа. Не верит, главным образом, потому, что Соединенным Штатам нужна не дешевизна нефти на мировом рынке, а как раз наоборот. Необходимо-де тяготение к желанной 70-долларовой планке.

shutterstock_174209186Как «гегемон обеих Америк», США не потеряли от низких цен

Ну что тут скажешь? Подход, думается, «механистический». Ибо на старте своего правления победитель ноябрьских выборов в США будет думать не о хитросплетениях ценовых тенденций на нефтяном рынке, а о трудоустройстве голосовавших за него соотечественников. 

«Создать миллионы рабочих мест — вот чего мы хотели, и чего добьемся», — убежден Трамп, выступающий за «достаток в трудовых семьях». А уж как обеспечить этот достаток, если сборку буровых установок и выкачивание сырья понадобится оживить в условиях спада цен на топливо, — вопрос для него хотя и законный, но пока еще вторичный. Сегодня мы и представить себе не можем, на какие, казалось бы, немыслимые налоговые льготы для ТЭК сможет в случае необходимости пойти Вашингтон.

Но имеется и еще один момент, о котором подчас забывают московские аналитики. Хотя и справедливо повторяя, что при низких ценах на нефть и природный газ сланцевая революция в США буксует, они почему-то игнорируют тот факт, что по сей день дешевизна углеводородов – вот ведь парадокс! — геополитически дает Соединенным Штатам, как сверхдержаве и «гегемону Западного полушария», больше плюсов, чем минусов. С помощью затянувшейся рыночно-отраслевой депрессии удалось «развернуть вправо» почти всю Латинскую Америкку, о чем на Потомаке мечтали десятилетиями.

В Аргентине демонтируется левоцентристское наследие президентской четы Фернандес-Киршнер, а тем временем гигантские сланцевые залежи Vaca Muerta почти не осваивается в отсутствие реалистичных подходов со стороны любых инвесторов — и западных, и восточных. На пике скандала в бразильском нефтегазовом гиганте Petrobras отправлена в отставку президент Дилма Русеф – бывшая подпольщица с марксистскими взглядами. Неважно обстоят дела в нефтеносном Эквадоре. И, наконец, на грани социального краха оказалась после кончины Уго Чавеса боливарианская Венесуэла, где процедуру импичмента президента Николаса Мадуро удалось отодвинуть, но валютно-потребительский кризис прогрессирует ужасающими темпами.

Вот и докажите мне после всего этого, что полоса низких цен на нефть – это непременно плохо для Вашингтона, если измерять и негатив, и позитив спокойно, по-философски.

shutterstock_365993996Балтика отделила правых от неправых 

На этой неделе, когда претензии Украины на штрафные выплаты Киеву из сейфов «Газпрома» переместились в Стокгольмский арбитраж, на отраслевой карте Европы словно произошла некая метаморфоза. Рукой невидимого мастера очерчена новая геометрия спора между исправным российским поставщиком и капризным украинским транзитером.

В общем и целом эта трехслойная картина такова. На севере, в шведской столице, предстоит вынести вердикт: имеет ли владелец украинского участка континентальной трубы право, ссылаясь на некие переплаты на московские счета в прошлом, взимать в свою пользу чудом образовавшийся и еще не доказанный 4-миллиардный долг российского газового монополиста в форме резко поднятых транзитных тарифов? А из Центральной Европы напряженно вглядываются в контуры стокгольмского горизонта менее воинственные, чем Украина, страны, которым «голубое топливо» из Сибири необходимо. И, наконец, срединной полосой между ними и судебными баталиями является… Балтийское море. По его дну «антикремлевские элиты» Восточной Европы никак не дают спокойно, в формате совместного предприятия немецких, британских, голландских, французских, австрийских и российских инвесторов, проложить магистральный газопровод «Северный поток-2».

Для проектирования, строительства и эксплуатации энергомагистрали была создана швейцарская Nord Stream 2 AG, полностью принадлежавшая «Газпрому». Считалось, что выкуп долей компании партнерами «Газпрома» (Shell, OMV, Engie, Uniper и Wintershall) произойдет летом 2016-го. Звенья проекта направили германскому и польскому антимонопольным регуляторам заявку  на создание СП — структуры, как раз и призванной проложить трубу через Балтийское море. ФРГ откликнулась одобрением, а польский регулятор возразил, и компаниям-претендентам пришлось отозвать заявку из Варшавы. В ноябре совет директоров «Газпрома» расторг соглашения акционеров Nord Stream 2 AG. Это, однако, стало формальным шагом, ведущим не к закрытию проекта как такового, а к расчистке путей для поиска альтернативных способов реализовать эту амбициозную, но вполне реалистичную программу.

Что ж, пока стокгольмские юристы скрестили свои правовые мечи, надо посмотреть: что же все-таки советуют предпринять застрявшим на полпути инвесторам заангажированные аналитики и увлеченные антикремлевскими санкциями СМИ. Оказывается, в порядке утешения энергетическим гигантам Европы советуют больше рассчитывать на морские поставки сжиженного природного газа «откуда угодно, но только не из России».

Дескать, пусть та же Shell готовится принять на британских терминалах еще больше топлива из далекого Катара, а в Нидерландах — сланцевый СПГ из Америки. Или пускай Германия и ее соседи по Балтике заказывают СПГ в Норвегии с ее скудеющими запасами, а Италия и другие средиземноморские страны рассчитывают на объятую распрями Африку. Но вот незадача: в самом сердце старушки Европы существуют и такие государства, которые вообще лишены выхода к морям. И хотя в современных условиях можно доставить по заказу таких «континенталов» любой газ от соседей, но все равно запертым где-нибудь в Альпах центральноевропейцам обидно. В самом деле, почему их лишают самого надежного доступа к углеводородным поставкам именно из той страны, которая никогда их не подводила?

«Северный поток-2», ввод которого намечается на конец 2019 года, имеет стратегическое значение для австрийского нефтегазового концерна OMV. Это вновь подтвердил, находясь на днях в России, председатель правления OMV Райнер Зееле. Собственно, балтийская тема и стала основной частью его московских переговоров с Алексеем Миллером. Зееле убежден: на сегодняшний момент противники проекта смогли долиться лишь того, что «Газпром» осуществляет его полностью за свой счет. При этом австрийский гость, будучи осторожным бизнесменом, не стал вдаваться в детали: каким именно образом OMV сможет участвовать в инвестиционной программе. «Теоретически мы размышляем о многих планах, — ответил Зееле. — Мне не понадобится много времени, чтобы указать правильный путь».

Итак, «Северный поток-2» жив, и слухи о его безвременной кончине необоснованны.

shutterstock_353116925Ястреб над нефтегазовым партнерством

В США, как известно, давно уже принято укреплять в кадровом отношении внешнеполитический курс президента «чересчур мягкого», как демократ Джимми Картер, или «недостаточно враждующего с Москвой», как Дональд Трамп. Укреплять с помощью какого-нибудь сверхбдительного к России приверженца «холодной войны».

Проще говоря, к хозяину Белого дома «приставляют» такого госсекретаря, который обеспечит преемственность жесткой антироссийской линии. Будет ли так и на сей раз? Или, быть может, упрямый Трамп, хотя и встретившийся, по настоятельному совету штаба республиканской партии, с ультраястребом, бывшим губернатором штата Массачусетс Миттом Ромни для полуторачасовой беседы, все же не станет продвигать его?

Выберет ли в таком случае Трамп яркую деятельницу нового поколения, о которой говорят сегодня многие, — покажут ближайшие дни. 35-летняя, смело мыслящая Тулси Габбард, отказавшаяся поддержать свержение сирийского президента Асада, — не только одна из самых молодых депутатов конгресса США. Она теперь еще может стать и самым молодым членом кабинета Трампа, претендуя на кресло госсекретаря или министра обороны.

Но представим себе на мгновение, что партийная машина кадровых назначений все же сработает, придавив Трампа своим правоконсервативным молохом, — и экс-кандидат 2012 года на пост президента США по фамилии Ромни возглавит-таки внешнеполитический блок в формируемой команде. Что будет тогда? Не все россияне знают, что Ромни во многом строит свое враждебное отношение к нашей стране на так называемом «сдерживании энергоэкспортных аппетитов Кремля».

В 2010 году вышла в свет его программная книга «Никаких извинений» с характерным подзаголовком «Дело о величии Америки». Уже на 16-й странице этого фолианта становится очевидным, что по масштабу искажений нефтегазовой стратегии «путинской России» этот республиканец далеко перекрывает печально известную речь вице-президента США Ричарда Чейни на вильнюсском саммите восточноевропейских лидеров в мае 2006 года.

Тогда многим казалось, что заклинания из уст бывшего главы сервисной группы Halliburton, его тезис о кремлевском манипулировании и устрашении соседей с помощью «трубопроводных интриг и угроз» могли оказаться фатальными. То есть сорвать Санкт-Петербургский форум G8 в июле того же года и принятие его ключевого документа об энергетической безопасности. Но сегодня, перебирая «багаж» Ромни, мы убеждаемся, что даже самые конфронтационные посылы старика Чейни были цветочками по сравнению с ягодками в арсенале нынешнего претендента на пост госсекретаря США.

«Как и Китай, — пишет он, — Россия предпочитает авторитарное правление, но ее экономическая стратегия основана, главным образом, на энергетике. Контролируя народ и энергию, Россия нацеливается на то, чтобы вновь утвердить себя как глобальная сверхдержава. Многим из нас невозможно даже представить, что Россия смогла бы когда-либо вновь состязаться за мировое лидерство. Разве не развалился полностью Советский Союз?».

«И да, и нет, — продолжает противник повторного возвышения Москвы. — …Вновь выявившаяся амбиция России обрести сверхдержавный статус подогревается ее огромными энергоресурсами. У этой страны — крупнейшие в мире запасы природного газа и вторые по объему залежи каменного угля. Она заняла второе место в мире по нефтедобыче, уступая только Саудовской Аравии… По суммарному объему своего энергоэкспорта Россия уже стала ведущим поставщиком на планете, обогнав тем самым Эр-Рияд… Если бы у России были сравнимые доходы от энергетики в годы «холодной войны», мы бы, возможно, не смогли бы доминировать в гонке вооружений, заставившей русских капитулировать. Мы вовремя победили в «холодной войне».

Как видите, именитый республиканец искажает отраслевую историю. В течение почти всего периода «холодной войны» СССР зарабатывал на нефте- и газоэкспорте — в пропорциональном отношении к сегодняшнему валютному курсу — не меньше, чем сегодня. И добывал долгие годы по полумиллиарду тонн нефти, как и сейчас. Но вот незадача для Ромни: при этом Кремль и не думал атаковать США. Слышал ли вероятный политназначенец Трампа о таком принципе, как принцип мирного сосуществования двух систем? Или, быть может, этот принцип не подтвердился на практике?

Ромни уже мешает Трампу наладить энергодиалог с Россией    

«Нефтянка» уже писала о том, что невозможно представить себе худший подход Вашингтона к энергопартнерству с Москвой, чем нынешний санкционный курс Обамы. Но, конечно, то желанное потепление в сфере ТЭК, которого все мы ждем, придет не как уступка россиянам.

Будучи хотя и непредсказуемым, но истинным республиканцем, Трамп скорее всего смягчит со временем антироссийские секторальные санкции в том числе ради своих же корпораций — их продвижения в Сибирь и Арктику. Но и здесь Ромни чего-то опасается. Опасается в основном того, что вместо подтверждения «стопроцентного отставания» России от Запада в высоких технологиях, транснациональный апстрим-бизнес столкнется с неожиданно мощной наукой, впечатляющим размахом прикладных разработок и конструкторским ренессансом.

Да-да, завтрашний координатор дипломатии США сокрушается из-за того, что энергетический сектор РФ не заслонил собою ряда других отраслей российской экономики; и теперь она заняла седьмое место в мире. Опечален кандидат в госсекретари и потенциалом нашего научно-технологического сектора, а по ряду направлений — его эталонным качеством, в том числе по квалификации кадров. Действительно, растаскивали их целую четверть века по зарубежным институтам и лабораториям, а все равно «мозгов» в России никак не убавляется — вот беда! На этой волне автору книги приходится еще больше фантазировать на ниве энергетики как таковой:

«Энергостратегия РФ , — пишет Ромни, — объясняет собою значительную часть того, что делает Владимир Путин на международной арене. В Грузии проживает несколько тысяч этнических русских, что стало предлогом для российской агрессии летом 2008 года. Но в действительности Путин был мотивирован грузинской географией и топливными трубопроводами. Украинцы ничего не могут с собой поделать, кроме как смотреть на Россию так же, как маленький красный наездник (герой голливудских мультфильмов по прозвищу Little Red Riding Hood) смотрел на волка, — Россия испытывает голод в поиске прямого энергоэкспортного маршрута к Черному морю».

«Если Иран станет ядерным государством, — отмечает Ромни, — его ракеты окажутся гораздо ближе к России, нежели к Соединенным Штатам. Но владеющий атомным оружием Иран станет ближневосточной сверхдержавой и, если бы РФ могла на него повлиять, Тегеран обрел бы еще больше господства над мировыми энергопоставками. То же самое справедливо и применительно к все более тесным отношениям между РФ и Венесуэлой».

И ведь весь этот нонсенс, дорогие читатели, написан человеком, который вот-вот может сесть в кресло госсекретаря! Ему ли неведомо, что конфликт с Грузией вспыхнул не из-за «российского этноса» в этом государстве, а из-за нежелания народа Юго-Осетии оставаться частью непредсказуемой Грузии, будучи еще и жертвой артобстрелов жилых кварталов Цхинвала артиллерией тбилисского режима? Неужто Ромни не знает, что в дни боевых действий с трубопроводов Баку-Супса или Баку-Тбилиси-Джейхан не слетел ни один болт, да и вообще Москве нет дела до этих труб? Что же касается сравнения Кремля с киноэкранным волком по отношению к Украине, то ведь волк-то обычно набрасывается на свою жертву, а Россия, по признанию самого же Ромни, ищет: как бы ей подальше обойти владения скандальной соседки.

Ну а с иранским прогнозом — вообще полный казус. Иран ведь отказался от ядерных амбиций, и с него сняты внешние санкции. Кстати, сподвижники Ромни в Соединенных Штатах запугивали соотечественников размещением иранских ядерных ракет в Каракасе якобы по заказу злокозненного Чавеса с прицелом на США. И вот уже нет ни Уго Чавеса, ни атомных боеголовок у вероломных персов и венесуэльцев, а Ромни и «иже с ним» все процветают!

Уж лучше бы Трамп остановил свой выбор госсекретаря на кандидатуре экс-мэра Нью-Йорка — спокойного реалиста Рудольфа Джулиани.

Павел Богомолов