Вена приносит плоды

Еще полгода назад российско-американский диалог по энергетической тематике, да не где-нибудь, а в дошедшем до надменности в своей узаконенной русофобии Вашингтоне, показался бы экспертам досужим вымыслом. Какой уж там диалог, если даже самый маневренный сегмент делового сообщества Соединенных Штатов выглядел — в международном плане — парализованным? Он буквально дрожал от страха из-за «охоты на ведьм», затеянной спецпрокурором Робертом Мюллером и стоящими за ним силами против «сырьевых магнатов путинской России» и их якобы предательски настроенных собеседников в заокеанской элите.

Симптомы потепления

Впрочем, сегодняшняя, начавшая трезветь Америка заметно устала от антикремлевской истерии. Ведь раскручена она была довольно давно — еще предыдущим президентом США Бараком Обамой. Это он поклялся разорвать с помощью санкций российский углеводородный ТЭК «в мелкие куски и клочья». Однако нынешний июнь в немалой степени оказался на той же конфронтационной площадке поворотным этапом. На главном из всех существующих рынков планеты — топливном — зазвучали многообещающие ноты хотя бы некоторого согласия между Востоком и Западом.

При всей своей неблагодарности, этом родимом пятне англосаксонских политических нравов, Белый дом все-таки в чем-то подобрел. Как и обычно, он ненадолго, но смягчился. И оценил конструктивизм Москвы и Эр-Рияда, показанный на встрече ОПЕК+ в Вене. На Потомаке поневоле осознали: даже ненавистные русские готовы пойти навстречу иным пожеланиям мирового нефтепотребительского рынка с центром в США. Тем пожеланиям, которые, можно сказать, пахнут на редкость здравым смыслом, а не авантюрной гегемонией в русле «глобального энергетического доминирования».

Надвигающиеся промежуточные выборы в конгресс, да и нежелание 46% американских автовладельцев провести отпуска за рулем из-за непомерной дороговизны горючего на АЗС, заставили-таки администрацию Дональда Трампа проявить уважение к пресловутому «картелю и его союзникам во главе с Россией».  В итоге два с половиной десятка экспортеров нефти пошли навстречу не только своим же запросам. Они без ложных комплексов оказали косвенно-квотное содействие и Вашингтону. Хотя делается это не сразу и не в тех конечных объемах прироста добычи «черного золота», которые хотел бы увидеть нынешний обитатель Овального кабинета из своего окна.

И вот все тот же мажорный венский аккорд уже начинает давать плоды, причем на самой проблематичной ниве российско-американских отношений. В дни проведения вашингтонской сессии АТЭС там проходила выставка газовой отрасли. Одновременно состоялся ряд двусторонних встреч по топливно-энергетической тематике на высоком министерском уровне Самые интересные из них отразили прискорбное состояние рухнувшего партнерства между Москвой и Вашингтоном в сфере ТЭК, как и взаимную потребность в его восстановлении. Показательно уже то, что эти откровенные беседы как бы предваряли собой челночный визит в Москву помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. Он, как известно, прилетел с тем, чтобы договориться о давно назревшем саммите Владимира Путина с Дональдом Трампом уже нынешним летом — в середине июля.

Промелькнувшие в день московских переговоров Болтона телесюжеты о состоявшихся накануне вашингтонских встречах министра энергетики РФ Александра Новака стали совсем не плохой увертюрой к возможному (пусть пока и частично-робкому) потеплению в непростом диалоге между Кремлем и Белым домом. Пожалуй, важнее всего то, что нашему министру удалось переговорить не с одним, а с двумя главами ключевых ведомств США.

Один из этих джентльменов координирует дела того блока американской экономики, который больше всего теряет от пагубного удара секторальных санкций против российского ТЭК. Теряет, точнее говоря, от сворачивания почти всех проектов с участием нефтегазовых гигантов обеих стран. Другой американский министр олицетворяет собой ту, извините, жандармскую линию кредитно-финансовых рестрикций, которая как раз и проводится в отношении Москвы. Речь идет, как уже знает информированный читатель «Нефтянки», о бывшем губернаторе Техаса, а ныне главе энергетического ведомства Рике Перри и о министре финансов США Стивене Мнучине.

«Всадники без головы» оказываются на поверку мудрецами

Автору этих строк довелось поработать в Техасе, и я готов откровенно подтвердить нечто важное. Этот обширный «штат одинокой звезды» в немалой мере обращен в своих делах и помыслах к Восточному полушарию. Как в годы правления Перри, так и после него, упорный Техас дает пример той здоровой аполитичности в подходе к сотрудничеству с РФ, которая нужна заплутавшему в новой «холодной войне» американскому бизнесу.

И сегодня, в борьбе за улучшение торгово-инвестиционных отношений с не нравящимися Белому дому государствами, этот равнинный и богатый углеводородами край отличается завидным прагматизмом. Его даже образно не назовешь «всадником без головы». Будучи лишь одним из 50 субъектов федерации (если не считать превращающегося ныне в 51-й полноправный штат остров Пуэрто-Рико), Техас взвалил на свои натруженные плечи очень многое. И, прежде всего, целую половину (!) товарообмена и всех остальных направлений инвестиционного, технологического, научного и культурно-образовательного взаимодействия с РФ от земли до космоса.

Не нью-йоркские пирсы и не причалы Сан-Франциско, а техасская гавань Корпус-Кристи и порт Галвестон под Хьюстоном — вот истинные морские ворота оскудевшего, но дышащего надеждой на лучшее 24-миллиардного (что не так уж много) коммерческого оборота между Россией и США. На университетских кафедрах Далласа и других городов «ковбойского региона» вы не увидите и доли тех скопищ воинственно настроенных кремлинологов со старой подкладкой яростной советологии, которые по-прежнему бушуют на политизированном северо-востоке страны или где-нибудь в Калифорнии.

Немало высокообразованных, квалифицированных и, кстати, не больных русофобией техасцев можно встретить и в министерстве энергетики, штаб-квартирах нефтегазовых и сервисных корпораций США. Словом, Александр Новак вполне справедливо обратил внимание собеседников на постоянно растущий счет убытков, которые все мы несем по обе стороны Атлантики из-за секторальных, да и других санкций, введенных против углеводородного ТЭК России. Ибо самое вредоносное в этих обоюдных потерях — дикое сочетание реального ущерба и столь же реальной бессмыслицы.

Сами посудите: для чего стартует каждый новый виток энергетической конфронтации и вытеснения российского «голубого топлива» из Европы? Назовем вещи своими именами: чтобы лишить Москву многомиллиардного притока валюты и тем самым ослабить, а то и подорвать планы обновления в оборонно-промышленном комплексе РФ. Но в том-то и дело, что подрывные расчеты не срабатывают. Более того, как подтвердило майское послание Владимира Путина с наглядной демонстрацией новейших типов и образцов вооружений ХХI века, — антироссийские происки, в том числе на сырьевой арене, приводят к прямо противоположным результатам.

Целых 16 лет (!) Москва терпеливо внушала натовским столицам: остановитесь со сломом Договора по ПРО и прочих взаимно сдерживающих соглашений, или мало вам не покажется. Не прислушались — и вот теперь доигрались, да так, что на создание аналогичных моделей целого ряда средств сдерживания у них уйдут годы. В таком случае, зачем вообще вести кредитно-финансовые, нефтегазовые или трубопроводные войны?

«Северный поток-2» жмет на газ

На Потомаке, сообщили новостные ленты, прошли не только встречи Александра Новака с должностными лицами в кабинете США. Состоялась и беседа с еврокомиссаром по вопросам энергетического союза ЕС Марошем Шефчовичем. При этом многострадальная тематика «Северного потока-2», судя по комментариям итогов этого разговора, впервые за долгое время обсуждалась эмиссаром Брюсселя с преимущественно-конструктивных, а не тупиковых, позиций. Обсуждалась, иными словами, так, словно в принципе прокладка балтийской топливной трассы — дело почти уже предрешенное.

Что ж, эта здравая тональность, если только в ней нет подвохов, не может не радовать. Парадокс же, по всей видимости, заключен в том, что именно в Вашингтоне, где давно копают «Северному потоку-2» политическую могилу, полномочные представители России и Единой Европы встретились для того, чтобы по мере возможностей оживить этот проект, хотя и, быть может, с частичным учетом встречных требований некоторых восточноевропейских государств. Чем же объяснить наметившуюся покладистость Старого Света в вопросе о прокладке сырьевой артерии? Только ли торговой войной с США, побуждающей крупнейшие страны ЕС прибавить жесткости в своем подходе к вашингтонскому стремлению оттолкнуть «Газпром» куда подальше?

Не только… В Брюсселе справедливо и благожелательно оценили итоги венского форума ОПЕК+, одобрили зримо проявившуюся там готовность России и ее ближайших энергосоюзников облегчить бюджетно-топливное бремя постиндустриальных западных экономик. Как отозвался на днях один мой старый зарубежный коллега по журналистскому цеху, в Еврокомиссии послышались трезвые голоса: о каких угрозах якобы страшной нефтегазовой зависимости от Москвы твердят антипутинские «ястребы», если Россия во все времена только и делает, что удовлетворяет запросы европейских партнеров, и готова поступать так же и завтра в возрастающей степени?!

Как сказал, выступая 19 июня на 14-м Российском нефтегазовом конгрессе финансовый директор проекта Nord Stream 2 AG Пол Коркоран, за 50 минувших лет «Газпром» безукоризненно реализовывал поставки в ЕС на протяжении 2500 недель; а не зависящие от нас обрывы в трубопроводной транспортировке «голубого топлива» если и бывали, то длились они в общей сложности менее двух недель! Это — лишь 10-я часть процента в сплошном графике надежнейших поставок. Налицо — уникальный показатель, который никогда и ни за что не смогут воспроизвести в Старом Свете на протяжении полувека Соединенные Штаты со своим сланцевым СПГ. Выступление главы российской госмонополии Алексея Миллера на эту же тему, показанное рядом телеканалов, довершило процесс объективно-поэтапной презентации перспектив «Северного потока-2» в преддверии саммита в Хельсинки.

И, представьте себе, на политической кухне Вашингтона появились-таки терпкие ароматы вероятной приправы к пресному и наскучившему вкусу отнюдь не кулинарных подножек на Балтике. Идут прогнозы того, что после рукопожатия с Путиным в Финляндии г-н Трамп уже не будет настаивать на тотальном отказе ЕС от прокладки газопровода. Госдеп США тоже заявляет с осторожностью, что срывать план не обязательно. Для ЕС достаточно, мол, «переформатировать» предложенную Россией программу. Премьер Украины Владимир Гройсман может сколько угодно заклинать в том духе, что речь-де идет о «новом гибридном оружии Москвы», а глава датского кабинета Ларс Люкке Расмуссен — сколько угодно затенять боязнь Копенгагена согласовать прокладку трассы в своих территориальных водах под предлогом якобы логичной передачи проекта в сферу компетенции Евросоюза в целом.

Но, во-первых, Германия, будучи главным бенефициаром этой деловой инициативы, уже заявила устами своего канцлера Ангелы Меркель, что, если понадобится, решить вопрос можно силами ФРГ и других непосредственно заинтересованных стран вне тяжеловесного формата ЕС. Во-вторых, «Газпром» готов спокойно изменить маршрут трассы и провести ее южнее датского острова, которому так уж мешают углеводороды из Сибири. Ну а в-третьих, почему бы Гройсману не высказать (вместо гибридных страшилок) что-то обнадеживающее на четкую тему той международной конференции, куда он был приглашен: «Содействие ускорению реформ на Украине»? Тех самых обещанных Киевом антикоррупционных преобразований, которые зашли на Днепре в тупик вне какой-либо связи с «Северным потоком-2»?

Парадоксы наших дней

14-й Российский нефтегазовый конгресс, о котором упоминалось выше, был богат не только на крупные, постановочные заявления и резонансные отзвуки международно-отраслевых инициатив. Обнаружилось и немало парадоксов, разгадку и устранение которых некоторые ораторы почему-то пытаются взвалить исключительно на Москву. Один из таких вопросов — модернизация обветшавшей за четверть века от недофинансирования и разбазаривания газотранспортной системы (ГТС) Украины.

Что сказать по этому поводу? То, что эту сеть и впрямь надо капитально отремонтировать, признают руководители профильных ведомств по всей Европе. Вот и министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер, по сообщению РИА Новости, заявил 28 июня на конференции Восточного комитета германской экономики (OAOEV), что «принадлежащую Киеву газотранспортную систему необходимо модернизировать, а продолжение транзита «голубого топлива» после 2019 года еще предстоит согласовать».

Балтийский же проект, добавил министр, «не может полностью заместить транзит газа через Украину и не должен этого делать; он способствует диверсификации энергопоставок». Что ж, в России тоже это понимают, и президент РФ уже не раз высказывался на данную тему недвусмысленно. Но и некий вопрос, причем кардинально важный, здесь, безусловно, имеется: кто должен платить за такую модернизацию, если сейфы киевской казны полупусты, а займы и кредиты, как правило, с Днепра не возвращаются?

Если исходить из того, что по Незалежной вечно будет прокачиваться с востока на запад именно российский, и только российский, газ, — то никакого недоумения возникнуть не должно. Действительно, Москва могла бы встать в число тех столиц, которые по частям профинансировали бы коренное обновление тамошней ГТС вплоть до Закарпатья. К чему нас, собственно, и пытаются склонить с самым невинным видом. Но что, если в будущем неблагодарный Киев прибегнет на своей уже модернизированной ГТС к реверсу; и вместо «голубого топлива» из Сибири в отдельные украинские регионы хлынет еще и совсем другое сырье с запада или с юга: норвежское, американское, каспийское, ближневосточное или, скажем, магрибское?

В нынешних регионально-рыночных условиях это трудно вообразить. Времена, однако, меняются. Уже сегодня катарский или тринидадский газ — дешевле российского, и вся «закавыка» сводится к тому, что углеводороды из тропиков невозможно доставить в нужных объемах в ареал бывшего СССР. Но, быть может, в Вашингтоне или в Оттаве, очарованной курсом Петра Порошенко, уже предвидят маршрутные перемены где-то за горизонтом? В таком случае, зачем нам вкладываться в ремонт украинской ГТС?!

На московском нефтегазовом конгрессе сказано об этом немало, причем с объяснимой обеспокоенностью. Но были и другие, мягко говоря, смысловые «пазлы». Так, представитель Минэнерго Румынии Юлиан-Роберт Тудораче хорошо говорил об актуальности поиска точек партнерского диалога по топливно-энергетической тематике между Москвой и Бухарестом, который, кстати, скоро будет председательствовать в Совете ЕС. Но вот беда: в тот же день стало известно о состоявшемся в российской столице аресте румынской гражданки Карины Цуркан. Судя по официальным сообщениям, эта госпожа, работая топ-менеджером в «Интер РАО», занималась шпионажем в пользу НАТО и передавала конфиденциальную (или даже секретную?) информацию о подготовке крупных энергетических проектов в России и за рубежом.

Следствие располагает «изобличающими ее сведениями». Так кого же прикажете слушать и воспринимать на неровном направлении российско-румынского сотрудничества, оставляющего желать много лучшего? То есть верить ли г-ну Тудораче и его ораторскому конструктивизму, либо задаться законным вопросом: зачем Карина Цуркан передает Североатлантическому альянсу данные об энергоснабжении Донбасса и иных регионов?.. Недобрые парадоксы, темные загадки, резкие несоответствия, дефицит доверия, порочная недосказанность. Видимо, не скоро мы освободимся от всего этого.

Павел Богомолов