Сжиженный «газ свободы». США планируют экспортировать 112 млрд куб. м газа в виде СПГ в 2020 г.

По информации Минэнерго Соединенных Штатов, инфраструктурные возможности для экспорта сжиженного природного газа из США в ближайшие полтора года вырастут с текущих 50 млрд куб. м до 112 млрд куб. м в год. Администрация американского президента Дональда Трампа делает особую ставку на развитие поставок в Европу. Экспортные возможности в этом направлении в министерстве оценили в 10 млрд куб. м в 2019 г. Согласно планам Минэнерго США, в ближайший год-полтора поставки в европейские страны должны вырасти еще на 8 млрд куб. м в год, то есть до 18 млрд куб. м в год к концу 2020 г. 

Еврокомиссия планировала достичь уровня поставок американского СПГ в 16 млрд куб. м в год лишь к 2023 г. (удвоение объемов импорта с 8 млрд куб. м по итогам 2018 г.). Однако жизнь вносит свои коррективы. За последние девять месяцев экспорт американского сжиженного природного газа в Европу увеличился на 272%, составив в марте этого года 1,4 млрд куб. м за один лишь месяц. 

Избыток СПГ на азиатских рынках привел к изменениям в направлении поставок. Из-за роста экспорта американского газа цены в Азии за год снизились с 12 долларов до 5 долларов за 1 млн БТЕ. В результате сжиженный природный газ из стран АТР был перенаправлен на европейские рынки. Показателен в этой связи пример Бельгии. Как рассказал в ходе своего недавнего турне в ЕС министр энергетики Соединенных Штатов Рик Перри, эта европейская страна стала тридцать пятым импортером американского СПГ. Впечатляющее достижение, как с точки диверсификации поставок, так и с точки охвата рынка: по итогам прошлого года в мире было всего 42 страны, импортирующих сжиженный природный газ. Однако американский СПГ, поставленный в марте этого года в Бельгию, был перепродан европейцам индийской Gail, с которой у компаний из США действует долгосрочное соглашение. Сжиженный природный газ из Соединенных Штатов был перенаправлен в Европу, потому что оказался невостребованным у потребителей в Индии. 

Евросоюз ориентируется на увеличение поставок СПГ, поскольку хочет достичь диверсификации газовых поставок. В настоящее время 40% потребностей ЕС в газе обеспечивается за счет импорта из одного источника — трубопроводного газа из России. Еврокомиссия ставит целью энергостратегии обеспечить все страны, входящие в Евросоюз, поставками, как минимум, из трех источников и создать для всех них доступ к СПГ. Среди ключевых экспортеров сжиженного природного газа ставка делается, прежде всего, на Катар, Австралию и США. Россия, последовательно наращивающая экспорт СПГ в последнее время, в документах Еврокомиссии среди приоритетов расширения поставок сжиженного газа сейчас не упоминается. Предполагается активно развивать три главных хаба для импорта СПГ в Европу: Польша, Турция и Германия, далее по трубопроводам обеспечить поставки этого газа по всем европейским государствам. Отметим, что две последние страны являются целевыми рынками и для России, именно на поставки в них ориентированы строящиеся газопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток-2». «Мы противостоим игроку с огромными субсидиями от государства. Мы рассчитываем, что будем производить все больше СПГ, в результате цены естественным образом будут снижаться», — заявил недавно посол США в ЕС Гордон Сондланд. Сейчас администрация Трампа выступает против реализации «Северного потока-2», в том числе угрожая европейским компаниям-участницам этого трубопроводного проекта санкциями.

В конце апреля ЕС принял решение о выделении 128 млн евро на расширение мощностей уже существующего регазификационного терминала в Польше. Кроме того, в январе 2019 г. было принято окончательное инвестиционное решение для проекта строительства регазификационного терминала в Хорватии. Евросоюз вложит в проект 124 млн евро. ЕС также оказывает поддержку аналогичным проектам в Греции, Испании, Ирландии, Швеции и Кипре. В результате у 23 из 28 стран, входящих в ЕС, в ближайшие годы будет доступ к мировому рынку СПГ.

С момента начала экспорта сжиженного природного газа из США в начале 2016 г. до конца апреля 2019 г. европейские страны получили 110 танкерных поставки СПГ, или примерно 10% от всего американского экспорта сжиженного газа за это время. Однако с момента заключения соглашения о наращивании поставок, заключенного между Штатами и ЕС в середине 2018 г., поток значительно вырос, достигнув за последние 9 месяцев 30% от всего объема экспорта СПГ из США. В ходе визита в Брюссель американский министр энергетики Рик Перри подписал разрешение на экспорт в любую страну мира для двух новых проектов по производству сжиженного природного газа в Соединенных Штатах — Driftwood и Port Arthur.

Свободный и быстро меняющийся рынок сжиженного природного газа — один из главных элементов структурных изменений в мировой энергетике в 2010–2030 гг. Торговля и поставки СПГ все больше напоминают нефтяной рынок. Как и танкерная поставка сырой нефти, газовоз с сжиженным природным газом может быть отправлен в любую точку мира, где есть регазификационный терминал. Компании и трейдеры ориентируются, прежде всего, на прибыль от продажи СПГ. Но две страны — крупнейшие производители газа в мире, выстраивают свои стратегии на газовом рынке, исходя из риторики и приемов 70–80-х годов прошлого столетия. События больше всего напоминают «гонку вооружений» между США и Советским Союзом того времени. 

Сейчас, на исходе второго десятилетия двадцать первого века, Соединенные Штаты рушат мировые цены на газ, выдавая разрешения на экспорт и запуская все новые терминалы для поставок американского сжиженного природного газа, стремясь завоевать новые рынки и убрать с них конкурентов. Одновременно администрация Трампа продолжает угрожать санкциями западным компаниям, сотрудничающим с Россией в газовых проектах. В случае с РФ стратегия противостояния со Штатами строится в двух направлениях. «Газпром» с огромным долгом на своем балансе строит новые многомиллиардные газопроводы: «Турецкий поток», «Северный поток-2», пытаясь нарастить поставки газа в Европу, активно переходящую на ВИЭ, и «Сила Сибири» в Китай, диверсифицируя экспортные потоки (хотя поставки в КНР трубопроводного газа из России и стартуют к концу этого года, но значительные объемы компания сможет поставлять ближе к середине-концу следующего десятилетия, тогда как Китай также активно переходит на возобновляемую энергетику из-за существенных экологических проблем). Вторым направлением стали дорогостоящие СПГ-проекты России в Арктике, под которые из государственного бюджета выделяются многомиллиардные ассигнования и предоставляются налоговые льготы.

Самым печальным и в том, и в другом случае этой «гонки газовых вооружений» является короткий временной горизонт планирования, что противоречит развитию нефтегазовой промышленности, в которой проекты, как правило, реализуются с расчетом, как минимум, в 15–20 лет. В США к власти в ближайшие годы неизбежно придет новое поколение политиков, в большинстве выступающих за переход от углеводородной экономики к возобновляемой энергетике, что если и не положит конец сланцевой революции, то в значительной степени ослабит ее лоббистов. В случае с РФ это противостояние, имеющее целью со стороны Штатов нанести максимальный ущерб российской экономике, используя слабость ее структурных элементов, может обернуться дальнейшими негативными последствиями для общества, а также ростом геополитической напряженности. Вся эта история с энергетическими войнами, родом из прошлого века, происходит на фоне технологической трансформации мира, в основе которой дешевая электроэнергия на основе ВИЭ и цифровые технологии; в условиях, когда самыми большими угрозами для экономики страны могут оказаться застревание в этой сырьевой парадигме развития и изоляция от лучших мировых технологических достижений.   

Мария Кутузова