«Роснефть» планирует создать Арктический кластер для добычи нефти в регионе

Фото: Алексей Дружинин/РИА Новости

«Роснефть» рассматривает возможность создания Арктического кластера для обеспечения загрузки Северного морского пути и планирует добывать там до 100 млн тонн нефти к 2030 году. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на заявление главы компании Игоря Сечина в ходе официальной встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. 

«В конце февраля под вашим руководством состоялось совещание по Севморпути, по обеспечению грузопотока. Вы определили задачи по развитию российской Арктики. В настоящее время мы рассматриваем возможность создания арктического кластера, который в полном объеме будет работать на обеспечение этой задачи — достижения до 2024 года 80 млн тонн грузопотока по Северному морскому пути. На основе собственных и перспективных проектов в Арктическом регионе, которые могут включать в себя Ванкорский кластер, в том числе Ванкор, Сузун, Тагул, Лодочное месторождение, ряд геологоразведочных проектов Южного Таймыра. Например, у нас там есть совместный проект с ВР, «Ермак». И перспективный Западно-Иркинский участок», — цитирует ТАСС Сечина. 

Как отметил руководитель «Роснефти», объединенные активы станут центром привлечения стратегических партнеров. Он также добавил, что компания уже «проводит работу в этом ключе».

Глава нефтяной корпорации пояснил, что интерес проявляют инвесторы с Запада и из Юго-Восточной Азии. «Для запуска проектов исключительную важность имеет создание привлекательных для инвестиций условий. Это прежде всего касается налоговых, регуляторных условий, обеспечения гарантированной стабильности этих проектов на весь период их жизнедеятельности. Принимая решение, мы должны быть уверены, что на весь период жизни (проектов – прим.) — до 30, а порой и до 50 лет — не будут меняться правила игры», — приводят «Известия» слова Сечина. 

О том, что нефтекомпания хочет соединить нефтепроводом месторождения Ванкорского кластера и группу Пайяхских месторождений «Нефтегазхолдинга» (принадлежит экс-главе «Роснефти» Эдуарду Худайнатову), «Ъ» сообщал еще 28 февраля. По информации издания, глава «Нефтегазхолдинга» сообщал в обращении к вице-премьеру Максиму Акимову, что Ванскорские и Пайяхские месторождения к 2024 году могут дать около 20 млн тонн нефти с возможность увеличения добычи к 2035 году до 50–55 млн тонн. 

По информации «Ъ», Игорь Сечин также просил премьера Дмитрия Медведева лицензировать соседний с Пайяхой Западно-Иркинский участок, в том числе на базе которых «Роснефть» и «Нефтегазхолдинг» могут создать совместное предприятие. По данным издания, «Роснефть» оценивает ресурсы Западно-Иркинского в 500 млн тонн нефтяного эквивалента. 

У «Роснефти» 28 лицензий на арктическом шельфе, но добычу там компания не ведет. Как напоминают «Ведомости», российская компания и американская ExxonMobil сообщили об успешно пробуренной скважине в Карском море на месторождении «Победа». Но из-за санкций против России американская компания была вынуждена прекратить работу с «Роснефтью». 

«В Карском море, в районе «Победы», очень дорогое и очень тяжелое бурение на сегодняшний день. Тем не менее все равно надо будет пробурить как минимум еще две скважины, чтобы понять дальнейшие перспективы. Мы пока не рассматриваем вопрос о его консервации. Но и особой активности, наверное, в ближайшее время по проекту не будет», — приводит издание декабрьское заявление министра природный ресурсов Дмитрия Кобылкина. 

По мнению заместителя гендиректора Института национальной энергетики Александра Фролова, в силу сложности работы в регионе нефтяники буду ожидать очередных налоговых льгот. «Арктика — довольно сложный регион для добычи и вывоза ресурсов, но и при нынешнем уровне технологий и цен здесь можно получать продукт с высокой маржинальностью», — отметил эксперт в беседе с «Известиями». 

«Что касается правил игры, речь идет о налоговых преференциях. Это сложный регион, и поэтому нефтяники рассчитывают на щадящий налоговый режим. Но государство должно понять, какой эффект будет от предоставленных льгот — пусть не напрямую в виде налогов, но в виде мультипликативного эффекта для других отраслей, для всей экономики России», — полагает Фролов. 

Кристина Кузнецова