Самолеты, корабли и бриллианты

Непрофильные виды бизнеса российских нефтяников

Помните известную фразу про кроликов — которые не только ценный мех, но и 3–4 килограмма диетического легкоусвояемого мяса? Так вот, если её слегка изменить, то вполне можно использовать и для описания структуры российской нефтянки. В качестве ценного меха — добыча и переработка нефти, а в виде мяса — непрофильные активы, которых у российских нефтяников более чем достаточно.

Не все эти бизнесы также эффективны и доходны, как добыча и продажа нефти. Некоторые активы стали весьма обременительным делом, но избавиться от них не всегда получается. Другие — еще только развиваются.

Среди непрофильных активов у нефтяных компаний есть и футбольные клубы, и авиакомпании, и собственные медиаимперии, и… залежи бриллиантов на многие миллионы карат. Но обо всем по порядку. Мы решили сделать небольшой обзор непрофильных видов бизнеса российских нефтяных компаний и сегодня представляем его нашим читателям.

Первым делом – самолеты 

Planes-afishaБез какой «игрушки» невозможно представить любого олигарха? Тем более — нефтяных баронов. Конечно, без личного самолета — если речь не идет об аскетах или тех, у кого аэрофобия. 

Но что же касается нефтяной компании в целом, то собственный авиапарк — это не столько блажь, сколько производственная необходимость. Летают нефтяники много и часто. Поэтому не удивительно, что одним из самых распространенных из непрофильных активов у них оказался авиабизнес.

Масштабнее всех к делу подошел «Сургутнефтегаз», который не стал покупать отдельные самолеты, а приобрел сразу целую авиакомпанию. Да не какую-нибудь, а Utair, входящую в пятерку крупнейших авиаперевозчиков России (в конце прошлого года она считалась третьей по объемам пассажиропотока) и до недавнего времени чуть ли не самую быстрорастущую. По данным РБК, с 2002 года пассажирские перевозки Utair выросли в 8 раз, активно обновлялся парк самолетов, были амбициозные планы на будущее.

Авиабизнесом «Сургутнефтегаз» владеет не напрямую, а через свой пенсионный фонд. Контроль (55,68% акций) НПФ «Сургутнефтегаз» получил еще в конце 2010 года, и сейчас контролирует уже более 60%.

Правда, масштабный подход не всегда сулит быстрый и легкий результат. Из-за кризиса в отрасли авиакомпания оказалась в сложной финансовой ситуации. В ноябре прошлого года Utair даже допустил технический дефолт по облигациям.

Еще один быстрорастущий авиабизнес замечен у «Роснефти». Правда, активно развиваться он начал совсем недавно и еще не столкнулся с проблемами рынка. На прошедшем в августе авиасалоне МАКС-2015 «дочка» «Роснефти» — «РН-аэрокрафт» — подписала с канадской Viking Air контракт на поставку 10 самолетов DHC-6  Series 400 Twin Otter. Самолеты будут поставляться с ноября 2015 по февраль 2017 года. Стороны также обсуждают возможность локализации производства этих машин в России, для чего планируется создать всю необходимую инфраструктуру, включая сервисные центры и станции техобслуживания.

Эти самолеты, конечно, намного меньше тех лайнеров Utair, которые можно увидеть во аэропорту Внуково. Первый DHC-6 был разработан еще в середине 60-х. У него укороченные взлет и посадка. Создавался он специально для эксплуатации на местных авиалиниях и мог садиться даже на грунтовые взлетки. В конце 1980-х производство этих самолетов было прекращено, но примерно через 15 лет канадская Viking Air выкупила права на них и запустила производство модернизированной модели серии 400, которая была оснащена новыми движками, современным бортовым оборудованием и изготавливалась с применением композитных материалов.

Также в ближайшие годы «Роснефть» планирует существенно расширить и вертолетный парк. Точнее — создать целый вертолетный флот (160 машин модели AW189). Это средний двухдвигательный вертолет, гражданская версия военной модели AW-149, разработанная специально для оффшорных полетов и поисково-спасательных операций. Стандартный салон рассчитан на перевозку 19 пассажиров. Её изготовит совместное предприятие AgustaWestland и «Росвертол» на базе завода HeliVert на новейших производственных мощностях в Подмосковье. Сейчас «Роснефть» вынуждена пользоваться услугами сторонних авиакомпаний – той же Utair, у которой насчитывается несколько сотен вертолетов, преимущественно отечественных серии «Ми».

Свой небольшой авиа- и вертолетный парк есть и у структур «Лукойла». Его «дочка» — «Лукойл-авиа», кстати говоря, в конце прошлого года вошла в пул запасных частей для вертолетов Ми-8МТВ и Ми-171, который создали «Авиасистемы».

Своей авиакомпанией недавно едва не обзавелась и «Татнефть». В начале года Татарстан остался без собственных авиаперевозчиков. Компания «Ак барс аэро» 14 января 2015 года сообщила о приостановке сертификата эксплуатанта. Ей на смену пришла новая компания — UVT aero. На коллегии регионального министерства транспорта глава этого ведомства Ленар Сафин сообщил, что её учредителем является ОАО «Татнефть». По данным РБК, в реестре юрлиц весной 2015 года появилась карточка «дочки» структур «Татнефти» ООО «ЮВТ-авиа». Однако через полгода стало известно, что сертификат эксплуатанта получило АО «ЮВТ-Аэро», учредителем и стопроцентным владельцем которого стало частное лицо — Олег Пантелеев — далеко не последний человек в татарском холдинге «Ак барс». Источники агентства не исключили, что такая рокировка была обусловлена решением не рисковать и не попадать под международные санкции, которые могли бы грозить «дочке» «Татнефти». Сейчас в парке этой авиакомпании три самолета CRJ-200 (региональные реактивные узкофюзеляжные самолеты канадской Bombardier на 50 мест). Были планы увеличить парк до 8 таких бортов.

Говорит и показывает нефть

fileБыло бы странно, если нефтяники обошлись без еще одного непрофильного актива — медиабизнеса. О такой диверсификации многие из них задумались в начале 2000-х, когда период низких цен на углеводороды закончился и стоимость барреля медленно, но верно поползла вверх.

В результате различных  сделок «Лукойл» получил контроль над «Русской медиа группой». Правда, этот «роман», похоже, постепенно подходит к концу. В начале июля этого года появилась информация, что достигнута принципиальная договоренность о продаже пакета акций «Госконцерту». Потом желание выкупить актив изъявили известные музыкальные продюсеры. На момент подготовки статьи информации о переходе актива из рук структур, близких к владельцам «Лукойла» не появилось. В РМГ входят «Русское радио», «Хит ФМ», радио Максимум, DFM, MonteCarlo и музыкальный канал Ru.TV. По данным «Ведомостей, у топ-менеджеров «Лукойла» было сконцентрировано почти 78% РМГ.

Еще одним медиактивом нефтяников — на этот раз «Сургутнефтегаза» — может оказаться Национальная медиа группа.

Она управляет Рен-ТВ и Пятым каналом, является собственником 25% «Первого канала» и миноритарием кипрской Telcrest, которой принадлежит 25,4% холдинга СТС Медиа. Также в холдинг входит газета «Известия» и Русская служба новостей. Группа создавалась в 2008 году в результате объединения активов банка «Россия», СОГАЗа, «Сургутнефтегаза» и металлургического магната Алексея Мордашова. Её председателем совета директоров является Алина Кабаева, а президентом — племянник основного владельца банка «Россия» Кирилл Ковальчук. Нынешняя структура собственности группы не известна, но как сообщает РБК, по состоянию на январь 2009 года крупнейшими акционерами группы являлись структуры Мордашева (26%) и «Сургутнефтегаза» (24%).

Есть медиа-активы и у других компаний. В 2011 году, как сообщало интернет-издание Маркер.ру, компания «Роснефть» приобрела одну из старейших газет нашей страны — «Труд». Правда, позже главный редактор издания Валерий Симонов опровергал эту информацию, но отказывался называть новых собственников. Однако в 2013 году сайт jourdom.ru опубликовал статью, в которой утверждал, что контроль над изданием все-таки есть, хотя и сделал оговорку, что прямых доказательств факта приобретения издания именно «Роснефтью» нет.

Мы сознательно в этом обзоре вывели за скобки все активы, которые имеют отношение к еще одной нефтяной компании — «Газпромнефти». Поскольку в данном случае пришлось бы говорить, скорее, о «Газпроме», а это отдельная и очень большая история. У него в активе есть, например, «Газпромавиа» — первая в истории российская корпоративная компания, вышедшая на рынок регулярных рейсовых маршрутов. И, конечно же — медийная компания «Газпром медиа». Она была создана в начале 1998 года, и сейчас, по данным сайта компании, это гигантский медийный холдинг. В него входят телекомпании НТВ и ТНТ, спутниковая телекомпания НТВ-ПЛЮС, Пятница, 2х2, ТВ-3, ТНТ-Comedy, Радиостанции СИТИ-FM, Relax-FM, Эхо Москвы и другие, издательство «Семь дней», газета Трибуна, кинотеатр «Октябрь», ряд компаний, производящих фильмы и сериалы и др.

Бриллианты и футбол Лукойла 

216914_originalВпрочем, если авиаперевозки и медиа — это вполне понятные «игрушки» нефтяников, то еще один непрофильный актив «Лукойла» вполне способен произвести «вау-эффект». Особенно на прекрасную половину человечества. Речь идет об алмазах — тех самых камешках, из которых делаются лучшие друзья девушек.

Многие богатые нефтяники предпочитают дарить своим женам бриллианты, но только «Лукойл» начал промышленную добычу алмазов. Это произошло в Архангельской области — на месторождении имени В. Гриба. Это единственное месторождение алмазов в России, которое не принадлежит российскому алмазному гиганту АЛРОСА. Его запасы, по предварительной оценке, составляют 100 млн карат, и после ввода в промышленную эксплуатацию Лукойл стал одним из крупнейших производителей алмазов в мире.

Практически вся выставленная на аукцион первая партия алмазов с этого месторождения была продана — за исключением нескольких лотов. Аукциону предшествовала неделя показов в офисе компании Grib Diamonds NV (100-процентная дочка Лукойла).

Планируется, что на пике добычи Лукойл сможет добывать 4,5 млн карат в год. В этом году компания планирует выйти пока на 1,5 млн карат. Как сообщал ранее глава «Лукойла» Вагит Алекперов, вместе с Гохраном была создана уникальная система подготовки, оценки и реализации этой продукции. Компания рассчитывает, что проект по производству алмазов окупится через 5-6 лет.

С другим непрофильным активом — футбольным клубом «Спартак» — у Лукойла дела обстоят не так уж и радужно. Когда в 1990-х нефтяники получили контроль над таким именитым спортивным клубом, сделка казалась супервыгодной. Чуть ли не каждая победа спортивной команды продвигала в медиа-пространстве бренд этой нефтяной компании. Однако удача отвернулась от «Спартака». За 10 лет, которые Леонид Федун возглавляет самый популярный и титулованный футбольный клуб страны (12-ти кратный чемпион СССР и 9-ти кратный — России), тот так и не смог завоевать ни одного нового титула.  Несколько раз «Спартак» становился серебряным призером чемпионатов России, регулярно выступал в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Но ни разу больше не поднялся на верхнюю ступень пьедестала.

Скоростные яхты «Лукойла» и «Звезда» «Роснефти» 

reWalls.com-49007Еще одно направление, которое заинтересовало нефтяников — кораблестроение. По данным журнала Forbes, президент и основной акционер «Лукойла» Вагит Алекперов является владельцем известного производителя скоростных океанских яхт — компании Heesen Yachts. Она была создана в конце 1970-х, располагается в одной из гаваней в Нидерландах.  По некоторым оценкам, этот производитель входит в пятерку лучших в мире. Компания не строит яхты менее 30 метров, а клиенты выбирают индивидуальный дизайн. Среди покупателей — султан Брунея, шейхи Кувейта и российские миллиардеры. По данным того же издания, с именем Алекперова также связана компания, которая владеет огромными судами-кранами грузоподъемностью до 5000 тонн. У нее два подобных корабля — «Станислав Юдин» и «Олег Страшнов».

Свой масштабный проект в сфере кораблестроения затеяла и «Роснефть». Вместе с «Газпромбанком» она создает на Дальнем Востоке промышленный и судостроительный кластер на базе ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта», ядром которого станет новый судостроительный комплекс «Звезда» в городе Большой Камень. Сначала завод создавался Объединенной судостроительной компанией и южнокорейской Daewoo Shiping & Marine Engineering CO. Однако в 2012 году корейцы вышли из проекта, а ОСК уступила пакет 75% минус две акции Дальневосточного центра судостроения и судоремонта.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин долго добивался софинансирования за счет средств Фонда национального благосостояния. Однако проблемы с доходами бюджета, которые сократились после санкций, заставили власти экономить. Президент России Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Восточного экономического форума, заявил, что 60 млрд рублей на строительство комплекса «Звезда» даст «Роснефтегаз». Позже глава «Роснефти» Игорь Сечин сообщил журналистам, что этих денег вполне достаточно и компания не нуждается в средствах ФНБ.

***

Это далеко не полный список непрофильных активов российских нефтяных компаний. О других проектах мы расскажем в следующих публикациях.

Олег Семенов