Наследие «африканского Че»

1017414_585523491470759_513936274_n

С высоты птичьего полета Демократическая Республика Конго напоминает бесконечное зеленое море. Густые тропические джунгли простираются вдаль, сливаясь на горизонте с глубиной неба. Если сложить вместе площадь Франции, Германии, Италии, Голландии, Дании, Швейцарии, Бельгии, Австрии и Словакии, получится Конго ДРК. При огромной площади страна располагает крупнейшими запасами полезных ископаемых в Африке. На территории ДРК находится 30% мировых запасов алмазов, 51% мировых запасов кобальта и 70% мировых запасов колтана, сырья для производства электролитических конденсаторов, применяемых в оргтехнике. К этому списку можно добавить медь, золото, олово, железные и вольфрамовые руды. С нефтью Конго повезло гораздо меньше, чем с металлами и драгоценными камнями.


1011370_585523658137409_1806788069_n
Границы Конго и Анголы.

Cо времени размежевания государственных границ в 1885 году Конго досталось двадцать два километра атлантического побережья между ангольским анклавом Кабинда и северной границей Анголы. Долгое время к демаркации морских границ между странами никто долго не проявлял особого интереса. Последний раз границы были достаточно размыто обозначены в 1974 году, благодаря чему все крупные месторождения нефти оказались в ангольских территориальных водах. Когда неравное распределение ресурсов стало проявляться слишком явно в объемах добытой нефти (25000 баррелей в день против 1,78 миллиона баррелей в день), ДРК открытое заявила о своих притязаниях на шельфовые месторождения. До этого устраивать выяснение отношений с Анголой было не очень удобно, так как ангольские вооруженные силы поддерживали правительство президента Лорана Дезире Кабилы (революционера, контрабандиста, парижского марксиста и личного друга Че Гевары), а потом и нового президента Жозефа Кабилу, в гражданской войне и разборках Конго с Руандой в период с 1998 по 2003 годы. По масштабам и интенсивности событий это было точно не самый подходящий момент для разговоров о нефти, особенно в условиях Африки.

Начав в середине 2003 года обсуждать возможность раздела прибыли от разработки шельфа, к 2004 году Конго и Ангола договорились о создании Зоны общих интересов. В Зону общих интересов вошли два крупных блока 14 и 15, с суммарным объемом добычи порядка 768000 баррелей в день.

375582_585523634804078_118803148_n

Несмотря на создание Зоны общих интересов, разговор как-то не клеился. В апреле 2009 года, во время создания Двусторонней Комиссии по шельфу ангольцы еще раз подтвердили, что текущее положение вещей, при котором территориальными водами Конго является скромный синий треугольник у побережья, а все остальное принадлежит Анголе, их устраивает. Даже наняли для этого юристов из Португалии. Конго заявило о том, что на основании Конвенции Монтиго Бэй территориальные воды ДРК простираются на 350 футов от континента, а значит, именно Конго принадлежит половина от каждого из оспариваемых нефтяных блоков. После этого конголезцы обратились с официальной жалобой в Комиссию ООН по континентальному шельфу, заявив, что «континентальный шельф… находится де факто под ангольской оккупацией».

Анголе, естественно, такое заявление не понравилось. Более того, у ангольской стороны нашлись встречные претензии. По различным оценкам, конголезскими старателями в Северной Анголе нелегально было добыто алмазов на общую сумму от 350 до 750 миллионов долларов. С 2003 по 2009 год ангольская сторона отправила домой 140000 конголезцев. Многие из них не задержались на родине. «Были случаи, когда кого-то депортировали два или три раза. Социально-экономическая ситуация в Конго нестабильная. Они (конголезцы) говорят, что не могут найти работу и возвращаются в Анголу» – прокомментировал ситуацию сотрудник Международного Комитета Социального Развития Кловис Буала, — «Здесь в ДРК, месторождения полезных ископаемых проданы иностранцам, поэтому старателям трудно найти работу. Когда устраиваешься здесь к кому-то, он покрывает твои расходы на питание и медицинское обслуживание, но через месяц оказывается, что придется вернуть ему всё, что он потратил. В Анголе работодатели не требуют возвращать потраченные ими же средства – это значит, что условия жизни там лучше, чем здесь».

За 30 лет гражданской войны в Анголе ДРК стала убежищем для 110000 ангольцев. Поэтому, когда в 2009 году переговоры по нефти между двумя странами перешли на повышенные тона, действия не заставили себя ждать: 18000 граждан ДРК были выдворены домой из Анголы, в Анголу со стороны Конго депортировали 39000 человек.

В октябре 2009 года, во время очередной встречи представителей Анголы и Конго, посвященной демаркации границ и прекращению депортаций, ангольские военные подразделения заняли две деревни в прибрежном регионе Тшела. Позднее они объяснили это тем, что покойный Лоран Кабила в свое пообещал ангольцам, что те могут вводить свои войска на территорию Конго для борьбы с повстанцами Фронта Освобождения Кабинды.

Кабинда — это 60% нефтяных ресурсов Анголы. При ежедневном объеме добычи нефти в размере 900000 баррелей в день из Анголы в Кабинду возвращается сумма в размере 10% налогов от доходов с добытой нефти. При небольшой территории и богатейших запасах минеральных ресурсов, при которых объем экспорта нефти из провинции по размеру может составлять 100000 долларов на каждого жителя провинции в год, любому нормальному государству/территориальному образованию захочется отделиться. Этим и занимается Фронт Освобождения Кабинды, пытаясь отстаивать политическую независимость анклава и права на минеральные ресурсы.

1017360_585523594804082_1019648629_n
Нефть и границы Кабинда Конго.

Поэтому ангольская оккупация Конго – вопрос неоднозначный. С одной стороны – прижать Конго, с другой — на территории соседа поймать бежавших из Кабинды в Конго ангольцев.

«В октябре 2011 нам пришлось прятаться две недели, когда стало известно, что Ангольские силовые подразделения собираются войти в Западное Конго, чтобы похитить выходцев из Кабинды» – пожаловался 48-летний учитель Альфред Гомез, сбежавший из Кабинды в Киншасу. — «Мы прятались у наших конголезских друзей, пока не узнали, что ангольские силовики покинули страну. Я постоянно боюсь за свою безопасность, так как мое имя выдает кабиндское происхождение, что ангольские власти воспринимают как принадлежность к повстанцам. Недавно моего друга похитили, когда они поехал торговать на границу Конго с Анголой».

Несмотря на выпущенное в 2009 году совместное коммюнике двух стран с четким намерением «немедленно остановить депортации граждан обеих стран», выдворение конголезцев и ангольцев на родину продолжилось. Сохранилось и присутствие вооруженных сил Анголы на территории Конго. В истории длинных и запутанных отношений между двумя странами это не первый случай. Ангольские вооруженные силы, как уже говорилось ранее, оказывали поддержку Лорану, а затем и Жозефу Кабиле в период с 1998 по 2003 годы. После убийства Лорана Кабилы в 2001 году в столицу Конго, город Киншасу, для сохранения порядка и спокойствия были введены ангольские войска. Они же поддержали правительство Конго в 2006/2007 годах во время противостояния повстанческим войскам Жан Поля Бемба. За долгое время военного сотрудничества между ангольской Луандой и политическими кругами Киншасы сформировались очень тесные отношения. Наличие средств от нефтедобычи и опытных военных подразделений делает ангольское влияние в Конго еще более неоспоримым. Возможно, именно поэтому вопрос с нефтью очень тихо и незаметно замяли перед президентскими выборами в 2011 году, которые Жозеф Кабила в очередной раз выиграл, правда, не без скандалов и недовольства со стороны международных наблюдателей.

1003257_585525561470552_1878086998_nПервый президент Демократической Республики Конго Лоран Дезире Кабила и его преемник Жозеф Кабила.

В 2012 году в рамках создания двусторонней комиссии по вопросам отношений между двумя странами Министр иностранных дел Анголы Джордж Чикоти подтвердил намерение Конго и Анголы в очередной раз создать совместный комитет по разработке шельфовых месторождений. В апреле 2013 Министр Минеральных Ресурсов ДРК Криспин Атама заявил о возможном начале добыче нефти на шельфе совместными усилиями ангольской Sonangol и конголезской CoHydro в 2016 году. «Блок 14 известен подтвержденными запасами нефти. Разработка на блоке может начаться через 36 месяцев» – прокомментировал ситуацию Атама, — «мы подписали соглашение с Анголой, по которому блок 14 будет разрабатываться при участии двух стран. Через совместную работу Cohydro и Sonangol мы будем решать, как управлять месторождением и ресурсами». В условиях нестабильного политической ситуации в Конго, с учетом сложной ситуации с нефтью и другими минеральными ресурсами в Восточном Конго, вопрос по нефти в территориальных водах Конго и Анголы продолжает оставаться открытым.

946419_585523578137417_1856750993_n

Соотношение границ Демократической Республики Конго с Европой.