Нам нужны и Гамбург, и Ямбург

Автор статьи в Каракасе

Международное обозрение с Павлом Богомоловым

«Россия — надежный поставщик энергоресурсов на мировые рынки, во многие страны и регионы мира, — заявил в Гамбурге Владимир Путин. — Намерены и впредь активно участвовать в гармонизации мировых энергорынков, снижении волатильности цен, сообща с другими государствами-поставщиками и потребителями топлива обеспечивать глобальную энергетическую безопасность». И, хотя это было сказано в довольно узком составе лидеров пятерки стран БРИКС, но смысл и конструктивная нацеленность кремлевской позиции органично перешли далее в канву обсуждения повестки пленарных сессий и двусторонних переговоров в рамках G20.

Открытость в духе Ганзы и стены изоляционизма

Обращенный и даже распахнутый к Европе и всему миру Гамбург известен как один из городов-основателей средневекового-купеческой Ганзы, этого прибрежно-интеграционного альянса свободных рыночных площадок на кромке Северного и Балтийского морей.

То был исходный прототип сегодняшней ВТО. Прототип подчеркнуто-деловой и, вместе с тем, многоцветно-колоритный, на маршрутах которого соседний Любек перевозил баварское пиво и рейнский рислинг, Росток встречал торговых людей из Великого Новгорода с искристой северной пушниной, а Бремен присылал на ярмарки своих легендарных музыкантов.

Гамбург, пожалуй, — лучшая в Западной Европе трибуна для озвучивания известного кремлевского тезиса о том, что свободного состязания между экспортерами, в том числе экспортерами сырья, мы никогда не опасались и не будем опасаться. Отвечая в этом русле на вопрос СМИ о том, не станет ли экспансия американского газа в регион еще одним, и притом тревожным, источником раздоров между Москвой и Вашингтоном, российский президент был убежден в своей правоте. Он подчеркнул, что оценивает затронутый прессой феномен «в высшей степени положительно, потому что здоровый рынок и здоровая конкуренция — это то, к чему мы стремимся».

…Тесные связи с Ганзой издавна поддерживал расположенный на Финском заливе Ямбург, именуемый ныне Кингисеппом. Экспедицию Х1Х века на далекий Ямал возглавлял, кстати, уроженец Ямбурга Ю.И.Кушелевский. И вот, полтора века спустя, тамошнее нефтегазоконденсатное месторождение, наряду с Уренгоем и другими центрами добычи, наполняет газом бывший сэвовский газопровод «Братство», протянувшийся из нашей Арктики в Центральную Европу. Так что, с точки зрения экспортных интересов России, оживленный Гамбург — Гамбургом, а Ямбург — Ямбургом.

Будучи уроженкой социалистической ГДР, фрау Меркель наверняка знала, причем с юных лет, и о клокочущем «антиимпериалистическом потенциале» Гамбурга. Представляла себе, что этот город — еще и средоточие анархистов, троцкистов и радикально настроенных экологов, осиное гнездо идейных наследников красных бригад эпохи 1970-х. Экстремистов разного толка там тысячи. И вот парадокс: их не смутило то, что прибывший на форум американский делегат номер один по имени Дональд Трамп — убежденный противник глобализации, которую гневно осуждают и они сами. Не отменять же уличные беспорядки из-за такого нетипичного для ЕС заокеанского гостя.

И, увы, на сей раз многоязыкая атмосфера города, его транснациональный «мультикультурный» статус отступили под натиском хулиганов и мародеров. В дыму поджогов растворился вольный имидж огромного немецкого порта как поборника здоровой взаимовыгодной глобализации. Ранения двух сотен полицейских, аресты распоясавшихся активистов омрачили большое событие. И ведь произошло это в тот момент, когда из-за океана надвигается эпидемия изоляционизма, замкнутости. Она-то и заражает своими бациллами дорожное полотно необходимого планете сотрудничества цивилизаций.

Берлинской стены не существует уже около трех десятилетий. Но Трамп, беседуя в том же Гамбурге с мексиканским коллегой Энрике Пенья Ньето, вновь заявил, что двухтысячекилометровая стена на границе между США и страной ацтеков высотой от 5,5 до 9 метров должна быть сооружена. Причем оплатить эту стройку века, нацеленную на решение проблем нелегальной миграции и наркоторговли, должен официальный Мехико! Поразительно и то, сколь часто связываются эти и многие другие затеи с топливно-энергетической темой. Как видно, она ныне настолько популярна, что без модных ссылок на ТЭК не выдвигается ни одна, даже самая экзотическая инициатива. Вот и на сей раз Трамп выдвинул идею смонтировать на всем протяжении стены… солнечные батареи. А президент Франции Эммануэль Макрон предпочитает рассуждать о преимуществах атомной энергии, спустившись на днях с вертолета на ядерную подлодку в открытом море. В общем, приятное с полезным!

Осуждает ли санкции американский ТЭК?

Со своей стороны, политические элиты ФРГ и почти всего Старого Света, хотя и осуждая попытки США отгородиться от соседей и, вместе с тем, от злободневных — стучащихся в двери проблем ХХ1 века, трактуют феномен изоляционизма все же узко и ограниченно. 

Так, недоверие Трампа к НАФТА, ЕС и другим интеграционным блокам — это, мол, плохо. А вот санкции против агрессивной России (за исключением разве что нападок Вашингтона на необходимый Западной Европе газопровод «Северный поток-2», прокладываемый из России в Германию) — хорошо. А ведь все это — одного поля ягоды. И крайне опасным является само привыкание к необоснованным рестрикциям как якобы нормальному и приемлемому инструменту глобального соперничества. «Мы выступаем против растущего в мире протекционизма, — отметил в своем выступлении Путин. — Нелигитимная торговля и финансовые ограничения с очевидным политическим подтекстом по сути направлены на устранение конкурентов, ведут к сворачиванию деловых связей, утрате доверия между участниками экономического сотрудничества, разрывая саму ткань мировой экономики».

Сами посудите: разве украшает гамбургский фон создание в компании Siemens (под прессом проводников санкционного синдрома) группы по расследованию, казалось бы, будничной истории. Выясняется: каким образом на электростанциях в Крыму оказался комплект газотурбинных установок с маркой Siemens, давно уже купленных «Технопромэкспортом» на вторичном рынке. Как и почему эти четыре комплекса, доставленных в РФ, были модернизированы и адаптированы к новым условиям силами российских специализированных заводов и инжиниринговых компаний? Право слово, и смех, и грех — что еще можно сказать о подобных расследованиях.

Ну а переводя прицел на углеводородный апстрим, — что можно сказать о разрывах ткани энергопартнерства между Востоком и Западом под влиянием крайне политизированного законопроекта сената США об очередном витке секторальных санкций против нефтегазового сектора РФ? Похоже на то, что между Путиным и Трампом достигнут некий компромисс. Кремль, судя по всему, спокойно отнесется к нежеланию Белого дома срывать проводку антироссийского закона о расширении санкций, поскольку в ином случае Трамп поставил бы себя под угрозу импичмента со стороны капитолийских «ястребов». А Вашингтон, взамен на московское понимание этой непростой для президента США ситуации, не станет наказывать западноевропейцев за их решимость довести «Северный поток-2» до победного конца. Причем осуществится этот молчаливый психологический размен неофициально.

Еще в канун прибытия Трампа в Гамбург выявились споры за океаном: как относятся к сенатскому биллю, особенно к его антитрубопроводному разделу, топливно-энергетические корпорации США? С одной стороны, свою осведомленность попыталась подтвердить авторитетная трибуна Манхэттена — The Wall Street Journal. Газета, мол, точно узнала о недовольстве санкциями в офисах ExxonMobil и Chevron. В статье утверждалось, что нефтегазовые игроки лоббируют в конгрессе отказ от антироссийского закона, ибо он отрежет их от природных кладовых Евразии, ухудшит международное положение американского бизнеса и предоставит все выгоды конкурентам.

В то же время по информационному полю гуляют и противоположные оценки. Согласно таковым, новостной вброс насчет острой критики санкций звеньями американского ТЭК сделан для отвода глаз. А на деле нефтяники, газовики и энергетики Соединенных Штатов, быть может, дрейфуют в ином направлении и укрепляют свою лояльность курсу правоконсервативной политической элиты. Чтобы коллективы нефтегазового сектора чувствовали себя органичной частью системы, столь же подверженной хакерским атакам Кремля, как и Белый дом, власти делают немало. Во всяком случае, они развернули, по данным Bloomberg и Reuters, огромную активность по части нагнетания киберугрозы Москвы американскому ТЭК, оказывая компаниям помощь в гарантиях безопасности национальной энергетики от российского шпионажа. И это несмотря на то, что пока «на системы, контролирующие энергетическую инфраструктуру США, никакого воздействия не оказано».

В этих близких к маккартизму условиях заверения в позитивном настрое транснационалов на преодоление сенатской блокады России сомнительны. Расчет, видимо, — на то, что легковерные россияне проглотят версию о сохранившейся трезвости среди своих единомышленников за океаном.  Москва, мол, еще со времен СССР была восприимчива к теории примата логики мирохозяйственных связей над убыточно-державным гегемонизмом без хозрасчетной базы. Тем временем на деле нефть и газ Дакоты, Техаса и Луизианы, вопреки сверхрасходам на транстлатнический фрахт, быть может, уже готовятся дать «последний и решительный бой» энергоэкспорту из РФ в Европу. Это явствует, например, из итогов восторженного приема Трампа в ждущей сланцевого топлива Варшаве перед перелетом президента в Гамбург.

В эфире канала «Россия 24» прозвучал небезынтересный комментарий о том, что за новым законопроектом стоят цели нефтегазовых кругов США. Они уже сориентированы Белым домом, да и настроены ныне не столько на инвестирование в Сибири, сколько на мощный энергодесант в Старом Свете. В этом убежден представитель РФ при Евросоюзе Владимир Чижов. «Можно сколько угодно делать вид непричастности, но когда за этим стоят интересы американских энергокомпаний, которые в перспективе заинтересованы продавать в Европу свой сжиженный природный газ, то тут белые нитки просматриваются», — заявил высокопоставленный российский дипломат.

Пахнет вмешательством

На днях московским «Ведомостям» стало известно о проекте некоего секторального мандата Европейской комиссии. Документ содержит положение о том, что «Северный поток-2» якобы подпадает под действие Третьего энергопакета ЕС.  А посему балтийский проект следует, дескать, переписать заново.

Иными словами, в канун гамбургского саммита G20 в международную повестку дня была инъецирована изрядная доза того снадобья, которое на поверку можно назвать топливно-правовой дестабилизацией континента. Это еще один шаг в продвижении и без того спорного февральского «Заключения генерального директората брюссельской штаб-квартиры ЕС по энергетике». Согласно тому вердикту морская часть трубы в нейтральных водах Балтики окажется якобы под эгидой Евросоюза!

При этом словно отметено мнение ведущего информационного источника трактовки этого проекта — официального представителя «Газпрома» Сергея Куприянова. А ведь он — по поручению лидера проекта — ясно дал понять: если российская сторона и приступила к стройке, то на том международно-правовом основании, что трасса, идущая по дну и к тому же лишенная наземной части, никак не подпадает под Третий пакет уже по определению.

Проигнорировано и заявление уже процитированного выше Владимира Чижова: запреты под интеграционным соусом неприменимы к «Северному потоку-2». Неприменимы, так сказать, априори. Речь идет о международной топливной артерии, начатой за пределами ЕС и завершенной в точке икс на рубеже ЕС. Своим окончанием межнациональная часть трассы упирается в территорию ФРГ, где «ничего строить не надо, инфраструктура уже есть», — пояснил дипломат. Но, похоже, совершенно ясные и даже, казалось бы, неопровержимые доводы Москвы повисли в брюссельском воздухе — капризная старушка Европа теряет логику.

Вопрос, однако, заключается даже не в этом старческом крючкотворстве, а в том, для чего именно оно допускается, изощренно сплетается и, так сказать, выкатывается запутанным клубком на суд как самих европейцев, так и их патрона за океаном. Оказывается, авторы брюссельского мандата радеют, прежде всего, не о товарищах по несчастью — обойденных балтийской трубой центральноевропейцах. Поясняя брюссельское требование дать доступ к магистрали третьим сторонам наряду с «Газпромом», знакомый с мандатом собеседник «Ведомостей» раскрыл суть дела. В роли экспортеров могут, мол, выступить и другие российские производители газа. Вот ведь сюрприз: ЕС, оказывается, хлопочет за самих же россиян, работающих не в «Газпроме»!

«Это может быть прямой доступ независимых поставщиков к трубе, — пояснил сотрудник Минэнерго одной из стран ЕС. — Или предоставленная им возможность продавать газ европейским потребителям на территории РФ. Кто обеспечит транспортировку, значения не имеет». Вывод из непрошеного опекунства следует сам собой. Узнав о желании наших соотечественников — российских коллег «Газпрома» — обрести право на самостоятельный экспорт природного или попутного газа (а не просто на сдачу излишков в трубы национальной монополии, как это делается сейчас), Запад повел себя бесцеремонно. Он вмешался во внутренние дела Москвы.

Смирились с неизбежностью, но не теряют иллюзий 

Автор этого обозрения, как и многие другие авторы «Нефтянки», симпатизирует идее конкуренции на газовых трассах или в приграничных газовых хабах. Да и корпоративных защитников соревнования между «Газпромом» и другими звеньями углеводородного ТЭК тоже немало. 

Это — не чуждые газовой тематике «Новатэк», «Роснефть», ЛУКОЙЛ… Но одно дело — их собственное лоббирование новых подходов и нужных отрасли реформ через Госдуму, московский Белый дом и Кремль. И совсем иное — ломка энергетического суверенитета РФ из-за рубежа и выдвижение Брюсселя на внутрироссийскую дискуссионно-отраслевую площадку. Без ложного стеснения мы теперь можем предположить нечто тревожное. Причина нового витка вмешательства в «Северный поток-2» (теперь уже под видоизмененным предлогом) нами разгадана. Эта причина — желание влиять еще и псевдоэнергетическими аргументами на избирательную кампанию в РФ, хотя, между прочим, эта кампания пока не началась.

Невидимый штаб воздействия на выборы в РФ стремится охватить своими целевыми акциями как можно больше сегментов нашей профессиональной и возрастной страты. Так, на атмосферу в столице влияние оказывается через «страсти по реновации»; на школьников и студентов — через лозунги Алексея Навального; на творческий цех — через эхо шумных сюжетов с Кириллом Серебренниковым и Алексеем Учителем, а на биржевиков и банкиров — через драматизацию текущего инвестиционного оттока. Но, видимо, этого мало — надо рассорить между собой еще и создателей основной части российского ВВП — газовиков, нефтяников, угольщиков, энергетиков и т.д., благо они трудятся под флагами разных компаний — и государственных, и частных.

Впрочем, лукавые составители брюссельского мандата не ограничились показной заботой о российском ТЭК. Не забыли, конечно, назвать и членов ЕС, якобы страдающих от гегемонистского формата «Северного потока-2». Это — не только соседи Украины, но и… Португалия! Представьте себе, она тоже должна войти в число акционеров балтийской энерготрассы(!). Что ж, мы уважаем родину великого Васко да Гамы и приветствуем ее возвращение на все морские трассы, но давайте же вспомним: еще недавно Еврокомиссия заклинала, что раздражающего ее газопровода вообще не должно быть.

Да и сегодня налицо — сплошные нестыковки нового мандата Евросоюза, причем не только с суверенной волей России и Германии, а также с коммерческими интересами их компаний. Много расхождений накоплено и с требованием заокеанского заказчика всей этой музыки. Сенат США в своем законопроекте прямо-таки взывает к отпору прокладке «Северного потока-2»: Карфаген должен быть разрушен! А вот европейские интеграторы уже торгуются о входе Лиссабона, Варшавы и, быть может, Киева(!).

Похоже на то, что даже такой обличитель топливных козней России на Балтике, как Эстония, занявшая пост председателя Евросоюза, махнула рукой на попытки уничтожить трассу в зародыше. Все равно рано или поздно на рынок ЕС обрушится, мол, долгожданный «Ниагарский газопад». Ведь идет же на Украину желанный уголек из далекой Пенсильвании! Как заявила в интервью для Euronews президент прибалтийского государства Крести Кальюлайд, будет ли построен «Северный поток-2» или нет —альтернативные источники энергоресурсов все равно, дескать, найдутся. Чтобы они хлынули в беспокойный, а еще лучше (для экспортеров из США) – сталкивающийся с энергодефицитом ЕС беспрепятственно, Капитолий призывает наказывать тех, кто отважится вложить в российские трубопроводы свыше 1 млн долл.  Быть может, обделенный газом Лиссабон желает инвестировать еще меньше, но, тем не менее, стать совладельцем?!

Энерготрассы приходится защищать    

В награждении председателя КНР Си Цзиньпина, посетившего РФ, орденом Святого апостола Андрея Первозванного просматривается не только практическая отдача диалога между двумя гигантами. Видится еще и нечто символичное. Такое, что побуждает вглядеться не только в бренную землю, но и в завораживающие просторы Мирового океана.

Россия, флотским знаменем которой является Андреевский флаг, наградила своего ведущего партнера орденом с этим же названием на фоне непростой ситуации на судоходных трассах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Так, в Японское море с грохотом падают теперь испытываемые Пхеньяном баллистические ракеты. Это, естественно, беспокоит Москву и Пекин, срочно выдвинувшие в Москве совместную инициативу по урегулированию регионального кризиса вокруг КНДР.   

Военно-морская история последней четверти века удивительна и для РФ, и для Китая. Подчас в именах одних и тех же кораблей сплетены и судороги упадка былой океанской мощи, и обнадеживающие знаки ее возрождения, пусть и под иным флагом. Вот, к примеру, нынешнее празднование 20-летия перехода Гонконга, этого ведущего финансово-биржевого центра на Тихом океане, из-под британского контроля под юрисдикцию КНР. В островном мегаполисе нашлись, однако, оппозиционные силы, срывающие годовщину. Силы, которым даже мирный лозунг Пекина «одна страна — две системы», оставивший Гонконг в условиях полноценного капитализма, политического плюрализма и свободы предпринимательства, — не по нраву. Си Цзиньпин не просто предупредил поджигателей хаоса о последствиях, но и без колебаний направил — впервые в истории! — 300-метровый авианосец «Ляонин» в сопровождении еще трех кораблей китайских ВМС в воды Гонконга.

Дружественная, но, как предположит читатель убедительная демонстрация силы? Честно говоря, да. Налицо — суровый вызов недругам российско-китайского оборонного альянса. Можно сколько угодно сетовать на закат державного влияния СССР, но тени прошлого, перевоплотившись, все равно оживают на рейдах Южно-Китайского моря. Вспомним: авианосец, названный «Ригой», сошел в 1980-х с советской верфи. Но Латвия вышла из состава СССР; и он стал «Варягом», напомнив об исторических — первопроходческих — интересах России на Дальнем Востоке. Авианосец, правда, перешел вскоре (по разделу советского военного имущества) в арсенал Украины. Но разве могли в Киеве бескорыстные тыловики не продать корабль кому-то за бесценок? Этот кто-то оказался Китаем, уплатившим за выгодное приобретение 25 млн долл.

Тем временем пентагоновская «дипломатия канонерок» не бездействует. Она бьет — силами китайского энергогиганта CNPC — по созданию насыпных атоллов для ГРР, да и по спорным островам вроде Парасельских (архипелаг Сиша). Туда пришел, причем не с пальмовой ветвью миротворца, эсминец под звездно-полосатым флагом. Южнее, в Индийском океане (с очагами вооруженных конфликтов и пиратства), Военно-морские силы США тоже играют мускулами на пути нефтеналивных и СПГ-танкеров, идущих из Персидского залива и Африки. В таких условиях, как своевременно заявил в Москве Си Цзиньпин, «мы с президентом Путиным едины в том, что «мир неспокоен, непрерывно появляются локальные конфликты и войны».

Севморпуть необходим и китайскому ТЭК

Ответственные лидеры не были бы таковыми, если бы не заботились о будущем. Точнее говоря, — о безопасной антитезе для столь уязвимого для соперников южноазиатского маршрута. Альтернативная трасса, в том числе для крупных энергопоставок, и впрямь существует. И она уже названа Путиным и Си Цзиньпином в качестве одной из важнейших.

Это — Северный морской путь, о котором вновь упомянул нынче в Кремле китайский гость, и который, в отличие от непредсказуемых вод в теплых морях, можно почти целиком пройти в каботажном режиме в тени надежных и дружественных берегов России. В столь выгодном географическом и отраслевом контекстах солидные инвестиции КНР в создание гигантского комплекса Ямал-СПГ с его арктическим портом Сабетта обретают особое — еще более понятное всем измерение. Действительно, китайским партнерам принадлежит в этом проекте существенная доля — 29,9%. На сегодня завод готов на 90%, а его запуск планируется уже в конце текущего года.

Итак, когда оба руководителя комментируют успешно продвигаемую инициативу «Один пояс — один путь» и говорят, что фактически это — целая схема веерных транспортных артерий, они не лукавят, не преувеличивают и не отрываются от реалий. Возродив великий торговый маршрут, открытый для Европы в средневековье итальянским негоциантом и путешественником Марко Поло, Москва и Пекин, а также их союзники и партнеры по ШОС и БРИКС, имеют в виду многое. Это и Севморпуть, и завершающееся в 2018-м создание российского участка в автотранспортном коридоре из ЕС на запад Китая, и Транссиб с Байкало-Амурской железнодорожной магистралью, и, конечно, строящийся ныне трансграничный газопровод «Сила Сибири».

Западные критики обратили свое неизменно пристальное внимание на то, что пока не завершены российско-китайские переговоры об Алтайской ветке «Силы Сибири», призванной вовлечь в двусторонний энергетический оборот газ еще и Западной Сибири. Но такое отставание — скорее частность, чем симптом. При первых признаках экономического оживления и как бы повторного подъема китайского ВВП с нынешней 6-процентной планки, узкий участок границы между «уголками» на картах Казахстана и Монголии наверняка оживет — наполнится гулом экскаваторов, самосвалов и трубоукладчиков. А сегодня гораздо важнее, что между обеими сторонами достигнуто глубинно-философское согласие в отношении Севморпути.

Да и другие звенья ТЭК не забыты. Подписано дополнение к Договору купли-продажи газа по восточному маршруту между CNPC и «Газпромом» от 21 мая 2014 года, имея в виду старт поставок уже в декабре 2019-го. Заключен документ об итогах сделки по купле-продаже 20% акций «Верхнечонскнефтегаза» между «Роснефтью» и Beiging Enterprises Group. Подписала «Роснефть» и Соглашение о сотрудничестве с компанией «Хуасинь», в котором Пекину дана опция по вхождению в розничный бизнес «Роснефти». (Наша госмонополия располагает крупнейшей сетью АЗС в 66 регионах РФ, а также в Абхазии, Белоруссии и Киргизии: по итогам 2016 года «Роснефти» принадлежало 2962 заправки). Впрочем, хотя нефтегазовая сфера в партнерстве между Россией и КНР и преобладает, но не доминирует жестко. Есть место и для альтернативной энергетики. Так, согласован ввод в строй двух энергоблоков на строительстве 1-ой очереди Тяньваньской АЭС.

Таким образом, отзыв Путина о визите Си Цзиньпина как о «центральном событии года» в двусторонних отношениях полностью оправдан. И, кстати, ряд концептуальных итогов пребывания китайского гостя как бы переброшен «смысловым мостом» в повестки дня не только Гамбургского саммита двадцатки, но и сентябрьской встречи лидеров БРИКС в Сямыне (КНР).

Павел Богомолов