Как понижение рейтинга S&P отразится на нефтяных компаниях?

Рейтинговое агентство Standard&Poor’s 26 января 2015 года понизило рейтинг России до «BB+». Скорее всего, за понижением рейтинга страны будут пересмотрены кредитные рейтинги нефтяных и газовых компаний России, в S&P уже предупредили о возможности пересмотра рейтинга «Роснефти». Как это отразится на российской экономике в целом и нефтегазовом секторе в частности? Оценки и прогнозы экспертов разнятся, но они сходятся в одном — нынешнее понижение большой роли не сыграло, поскольку рынок давно исходит из еще более пессимистических оценок.

Заметитель генерального директора УК «Паллада Эссет Менеджмент» Александр Баранов:

«Часть внешних долгов, которые есть у российских нефтегазовых компаний, находятся в виде еврооблигаций, а часть в виде синдицированных кредитов. Надо учитывать, что в цены еврооблигации уже заложено не только текущее понижение суверенного кредитного рейтинга РФ от агентства S&P, но и дальнейшее, если сейчас рейтинг понижен до » BB+» то цены на евробонды России и крупнейшие российские корпорации уже определены исходя из уровня «BB-» и «BB». Рейтинговые агентства запаздывают по отношению к рынку где-то на два месяца, и сейчас рынок настроен гораздо более пессимистично, чем S&P. Не рейтинговые агентства определяют стоимость активов, они, наоборот, идут вслед за рынком. При этом, несмотря на то, что российские чиновники обвиняют S&P в политической ангажированности, агентства очень лояльно относятся к России. В настоящее время макроэкономические прогнозы по России со стороны рейтинговых агентств «большой тройки» (S&P, Fitch, Moody’s) учитывают оценки стоимости нефти в конце 2015 года около 80 долларов за баррель, а средневзвешенную цену за год около 65 долларов. Это более чем оптимистичный прогноз. Другой момент: есть так называемые ковенанты (обязательства заемщика — НЕФТЯНКА) в соответствии с которыми рейтинг российских корпораций и банков должен быть выше инвестиционного уровня как минимум у двух из трех агентств из «большой тройки» (уровень BB+ уже не считается инвестиционным — НЕФТЯНКА), это касается, в первую очередь, синдицированных кредитов (для еврооблигаций такие требования тоже бывают, но подобная практика очень редка). В противном случае кредиторы имеют право досрочного требования погашения долга или части долга, это касается и синдицированных кредитов и еврооблигаций. Такая ситуация вероятна — 17 апреля S&P будет рассматривать следующее понижение российского рейтинга, и, можно предположить, что до этого момента как минимум еще одно агентство (скорее всего, Fitch) понизит рейтинг России ниже инвестиционного.

Если это все произойдет, то по моим оценкам, размер внешнего долга российских корпораций и банков в совокупности, который придется выплатить в 2105 году, увеличится на 50 млрд долларов, то есть примерно в полтора раза. Чтобы как-то выйти из ситуации российское правительство увеличит налоговую нагрузку на нефтегазовую отрасль. У нас есть компании, которые в состоянии обслуживать собственные долги («Газпром» и «Лукойл»), однако если у страны будет трудновыполнимые бюджетные обязательства, им тоже придется дополнительно расплачиваться — через возможное усиление налоговых платежей.

Отдельной строкой стоит «Роснефть» Это, по сути, квазигосударственная организация, которая пользуется особыми преференциями. Все прекрасно понимают, что на тех условиях, на которых «Роснефть» привлекала 625 миллиардов рублей в декабре прошлого года, ни одна рыночная компания в России деньги привлечь не смогла бы. По сути, стоит сейчас воспринимать долги «Роснефти» как забалансовые обязательства государства (де-юре это конечно не так, но де-факто выходит что так).»

Дмитрий Александров, директор по инвестициям ИК «УНИВЕР Капитал»:

«Сейчас понижение рейтинга не играет большой роли и является скорее условностью, к тому же ожидаемой, которая не окажет значительного влияния на российские нефтегазовые компании. Крупнейшая российская корпорация «Роснефть» находится под санкциями и кредитный западный рынок закрыт для нее несколько уже кварталов. Влияние может быть оказано на вторичный рынок — если рейтинг будет понижен еще одним из двух крупнейших агентств, то часть фондов будет вынуждена продавать облигации и еврооблигации.

Угроза того, что «Роснефть» придется досрочно выкупать долги в случае понижения рейтинга еще одним агентством мне не кажется драматичной — скорее всего, основной объем заимствований такими условиями не облагается. На практике, крупным нефтяным компаниям такие требования нечасто предъявляются, возможно, ковенанты касаются небольшого объёма займов. Что касается плановых платежей, то у «Роснефти» при необходимости остается возможность рефинансировать долг на внутреннем рынке и на востоке, в том числе на непубличных кредитах, это уже вопрос ставки и обеспечения будущими поставками нефти.

Дальнейшее понижение рейтинга возможно — этот вопрос будет рассматриваться S&P и Fitch 17 апреля, что может совпасть в новым витком напряженности на Украине и обострением внешнеполитической ситуации. В случае, если будет принято глобальное решение и дальше оказывать давление на Россию, «рвать экономику в клочки», как говорит Обама, понижение рейтинга будет одним из инструментом давления. S&P, кстати, к этому технически подготовилось, поскольку негативный прогноз оставляет «окно» для дальнейшего снижения.

Если рейтинг будет понижен еще одним агентством до уровня ниже инвестиционного, это приведет к падению котировок на вторичном рынке, особенно за счет вынужденных продаж. Сейчас падение было минимальным — ситуация такова, что нынешнее понижение давно было заложено в ценах, а надежность долга и так оценивается гораздо ниже, чем должно быть при «BB+». Потери неспоставимы с теми, которые бывают в случаях «ситуация ровная и страна лишается инвестиционного рейтинга исключительно по экономическим причинам».