Беларусь готовится к самоизоляции. От России

С начала 2020 года Минск предпринял впечатляющие действия по налаживанию независимых от России источников снабжения нефтью, которые выглядят как подготовка к полному прекращению поставок сырья из России или даже блокаде республики. Тема нашла отражение в еженедельной авторской колонке Воробьева Сергея Юрьевича, директора Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК).

Выжить в чрезвычайных обстоятельствах

Беларусь уже получила и планирует получать дальше нефть через Балтийские республики и через украинские порты. Александр Лукашенко поставил задачу «40-30-30». То есть 40% нефти из России и по 30% через Украину и Прибалтику.

К концу года Польша обещает поставить первую партию нефти в 100 тыс. тонн через одну из двух ниток северной ветки нефтепровода «Дружба», запущенную в реверсном режиме. После этого у Беларуси будут четыре разные схемы снабжения нефтью. Эта чрезмерная в нормальных условиях перестраховка (по теории вероятностей достаточно трех независимых источников) выходит далеко за такие традиционные трактовки действий Минска как «проявить гонор», «навредить России» и т.п.

То, что делает Александр Лукашенко для надежного снабжения республики нефтью, — это стратегия, свидетельствующая о подготовке к чрезвычайным обстоятельствам, когда «экономическая эффективность» уступает место задаче «выжить».

В начале 2020 года Лукашенко, как это было представлено в СМИ, отказался платить за поставляемую в республику российскую нефть традиционную премию в $10 к тонне. Поводом для отказа стал российский налоговый маневр. Российские компании остановили поставки нефти в Беларусь, только группа «Сафмар» Михаила Гуцериева стала поставлять небольшие объемы, чем вызвала неудовольствие Кремля. Для снабжения НПЗ Беларуси пришлось распечатать стратегические запасы. 

СМИ тогда удивлялись — даже с премией $10 российская нефть обходилась Минску дешевле любой другой. Очевидно, дело было не в $10, а в том, что в декабре глава Беларуси отказался от предъявленного ему ультиматума − подписать «дорожные карты» объединения России и Белоруссии, чем сорвал основной вариант Кремля по продлению мандата президента РФ переизбраться на новый срок в качестве главы нового государственного образования. 

Минск также просил повысить тариф на прокачку по нефтепроводу «Дружба» на территории республики до уровня на 30% ниже, чем тариф для Украины. Однако в этом ему отказали.

Поворот на Запад

В действиях белорусского лидера все отчетливее проявляется переориентация в сторону, противоположную Москве. Примет этого поворота достаточно. 

Писать о «дружбе» между Россией и Белоруссией в белорусских СМИ становится почти неприлично. Вот, например, какие заголовки дали своим текстам белорусские СМИ, когда в конце марта были согласованы поставки российской нефти: «Нефть: Лукашенко поставил Москву на колени», «Россия проиграла эту нефтяную войну», «Дешевая нефть помогла Лукашенко «додавить» Путина», «Сила солому ломит. Лукашенко «нагнул» Путина». 

Очередная годовщина подписания первых интеграционных соглашений между странами «День единения народов России и Беларуси» 2 апреля впервые за последние 20 лет никак (даже формально) не отмечалась на государственном уровне.

Постоянный представитель Беларуси при Европейском союзе Александр Михневич, выступая 22 апреля в Белорусском государственном университете, заявил буквально следующее: «Важным обстоятельством является то, что на данном этапе Беларусь не ставит целью стать членом Евросоюза либо добиваться ассоциированного членства. Но это также не значит, что наша позиция здесь статична и не может измениться в будущем, с учетом внешних и внутренних причин, а также актуальных ожиданий белорусского общества». То есть разговоры о переориентации Минска в сторону Берлина и Парижа ведутся, и в любой момент могут начаться реальные шаги по принятию Беларуси в ЕС. А это означает закрытие свободной границы с Россией.

Даже если такой вывод слишком скоропалительный, направление действий Минска не вызывает сомнений и находит полную поддержку в США. Глава Госдепартамента США Майк Помпео 1 февраля посетил Минск и провел приватные переговоры с Александром Лукашенко. В ходе визита Помпео заявил, что американские компании способны полностью удовлетворить потребности белорусов в нефти с тем, чтобы «помочь Белоруссии создать собственное суверенное государство». Первый зампред комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков характеризовал визит как попытку США решить принципиально важную для них задачу блокирования возможных интеграционных процессов на постсоветской территории. 

Контакты белорусского МИД с американской стороной стали регулярными, например, 13 марта глава МИД Владимир Макей и Майк Помпео по телефону «обсудили вопросы двустороннего сотрудничества, региональной и международной повестки дня, включая тематику энергетической безопасности». Владимира Маккея называются лидером прозападной группировки в руководстве Беларуси и претендентом на смену Лукашенко. 

Минск ищет выход

Беларусью проводится последовательная подготовка к возможному нефтяному разрыву с Россией. Минск все время ищет новых партнеров. Он заключил контракт на закупку 80 тысяч тонн нефти у саудовской государственной нефтяной компании Saudi Aramcо. Прибытие танкера ожидается в порту Клайпеды (Литва) 11 мая. Почти четверть из 2 миллионов тонн нефти, купленных Белоруссией в апреле, поступила из Норвегии и Азербайджана. 

Вследствие падения спроса на нефть российские нефтяники сегодня и рады бы были поставить в Беларусь обещанные 2 млн тонн. Минск отвечает «не надо», и законтрактовал на май только 1,13 млн тонн против 1,65 млн в апреле. Ситуация меняется очень быстро, о поставках из России 2 млн тонн премьер-министр Беларуси Сергей Румас заявлял еще в конце марта. Но в связи с резким снижением в РФ в мае таможенной пошлины российская нефть предлагается Минску практически по мировой цене. Это делает бессмысленным экспорт нефтепродуктов, и белорусы решили вдвое сократить производство на Мозырском НПЗ, чтобы провести ремонт технологического оборудования.   

Александр Лукашенко 29 апреля утвердил начало стройки нефтепровода Гомель-Горки, который соединит северную и южную ветки белорусского участка нефтепровода «Дружба». По предварительным оценкам, «перемычка» обойдется в $120−130 млн. По этой трубе можно будет перекачивать сырье из Прибалтики через Полоцк на расположенный на южной ветке «Дружбы» Мозырский НПЗ, и, наоборот, через украинские Броды и белорусский Мозырь поставлять нефть на новополоцкий НПЗ «Нафтан».

Сейчас доставка нефти из портов стран Балтии идет по железной дороге, но Минск договорился с поляками о начале работ по восстановлению работоспособности нефтепровода, который соединяет Мажейкяйский НПЗ (принадлежит польской фирме ORLEN) с Полоцком. Трубопровод протяженностью 272 км не используется с 2006 года, когда «Транснефть» прекратила поставки Urals на литовский НПЗ. Еще раньше, в 2002 году, были остановлены поставки нефти из Полоцка в Вентспилс. Сейчас трубы заполнены инертным газом. Для возобновления поставок трубопроводы нужно будет заполнить технологической нефтью, а также построить насосные станции в Вентспилсе и Мажейкяе, чтобы была возможность качать нефть в реверсном направлении. По оценкам ЛатРосТранс, модернизация нефтепроводов может занять два года. 

Особо знаковым является проект поставок нефти в Беларусь через польский Гданьск. Еще недавно такая возможность отвергалась аналитиками, российские нефтяники называли эти планы «технологически невозможными». Поляки также не горели желанием взвалить на себя расходы по необходимым доработкам на трубопроводах, несколько лет назад они похоронили планы Украины по постройке нефтепровода от Брод к Гданьску. Но вмешались США, которые заставили Варшаву реализовать поставки нефти из Гданьска, а Вильнюс оживить трубу из Мажейкяя. Минском уже установлены тарифы на услуги ОАО «Гомельтранснефть Дружба» по транспортировке нефти от польской Адамовой Заставы до Мозырского НПЗ.

Налаживание поставок нефти из Гданьска до Мозыря и строительство перемычки Гомель-Горки имеет далеко идущие последствия. В Мозыре южная ветка «Дружбы» разделяется на два маршрута: северный — в сторону Польши (с ответвлением на Гданьск) и Германии (до Ростока), 2 нитки пропускной мощностью 49,8 млн т/год; и южный − в сторону украинских Брод (3 нитки пропускной мощностью 16,7 млн т/год) с дальнейшей транспортировкой в Венгрию, Словакию, Чехию, на украинские НПЗ и в порт Южный через трубу Одесса-Броды. Таким образом, из портов балтийских республик и Гданьска нефть может быть прокачана в перечисленные выше страны и на украинские НПЗ. С участием Литвы, Беларуси, Польши и Украины строится минующая Россию система нефтепроводов от Балтийского моря до Черного с захватом центральных стран Восточной Европы. 

К нефтяным проблемам между Москвой и Минском в этом году добавились газовые. В Европе газ сегодня стоит в районе $100-110 за тыс. куб. м, и аналитики предсказывают возможное падение до $70 за тыс. кубометров. Россия сейчас продает Белоруссии газ по долгосрочному контракту за $127 за 1 тыс. куб. м. Лукашенко просил снизить цену газа, учитывая европейские цены, но ему отказали. В «Газпроме», кстати, упорно верят в среднегодовую цену на газ в Европе $133 доллара за тыс. кубометров.

Para bellum

Вопрос, который неизбежно возникает при анализе действий Александра Лукашенко: а действительно ли Беларуси так уж нужны все эти расходы на новые нефтепроводы и новых поставщиков сырья по цене выше российской? В России полно нефти, и она, пусть с заковырками, но всегда может поставить Минску необходимое количество. Может быть, Минск просто идет по пути Киева, который с переплатой покупает российский газ у европейских стран в угоду своей русофобской доктрине? 

Целенаправленная антироссийская политика − основная гипотеза при объяснении действий Минска. Но возможно, также, что осторожный белорусский лидер чувствует назревающую в мире милитаристскую нервозность и стремится обеспечить безопасность своей страны в том числе и дистанцируясь от восточного соседа. Совокупные военные расходы всех стран мира в 2019 году превысили $1,9 трлн и выросли по сравнению с прошлым годом на 3,6% – это рекордный показатель с 2010-го. Когда весь мир готовится к войне, следует ждать её наступления.

Россия может поставить Беларуси сколько угодно нефти, но при одном условии — с Россией все будет в порядке. А в этом Александр Лукашенко, похоже, не уверен.

Воробьев Сергей Юрьевич,
директор Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)